Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

ИВАН ФЕДОРОВИЧ БЛАРАМБЕРГ. ИСТОРИЧЕСКОЕ, ТОПОГРАФИЧЕСКОЕ, СТАТИСТИЧЕСКОЕ, ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ И ВОЕННОЕ ОПИСАНИЕ КАВКАЗА. XVIII В. ЗАКОНЫ
У черкесов нет писаных законов, за исключением Корана, который, для какого бы народа он ни был составлен, все же применим здесь во многих случаях. Но приговор кади не является для черкеса окончательным в той же мере, что и для турка. Чтобы решить дело по справедливости, здесь собирают воинов и устраивают битву, иначе этот приговор останется недействительным для двух могущественных противников. Законы, пользующиеся большим уважением у черкесов, это их древние обычные законы, которые мы постараемся перечислить ниже.
1. Князь имеет право подвергнуть одного из своих узденей смертной казни за очень серьезное преступление или лишить его права собственности на его крестьян, стада и все его имущество.
2. Князь имеет право приказывать убить одного из своих крестьян за предательство, неподчинение или наглое поведение, или вместо этого разрушить его дом и продать всю его семью.
Эта последняя мера наказания, будучи более выгодной, могла бы привести к злоупотреблению со стороны князей, если бы месть со стороны крестьянина не рассматривалась как позор для князя.
3. Князь не имеет права вмешиваться в дела своего узденя при условии, что этот последний выполняет обязанности вассала, платит налоги, а его крестьяне не жалуются на него князю за притеснения.
4. Уздень может покинуть своего князя вместе со всей семьей, но в этом случае он теряет свое имущество и состояние. Крестьяне не имеют права покидать своих хозяев, но они иногда делают это, доведенные до отчаяния притеснениями. Чтобы разрешить эти домашние неурядицы, мир восстанавливается по решению арбитражного суда, создавшегося из числа князей, узденей и старейшин из народа. Если обе стороны приходят в той или иной форме к согласию, они дают торжественную клятву забыть прошлое. По этому случаю существуют и другие местные обычаи, например, приносят в жертву барана, после чего каждый должен дотронуться языком до окровавленного лезвия кинжала, с помощью которого была принесена жертва.
5. Князь имеет право даровать свободу своему крестьянину и сделать его узденем в награду за его услуги.
6. Если уздень убивает не принадлежащего ему крестьянина, он платит штраф в размере девяти рабов.
7. Если кто-либо решится напасать на чьего-либо кунака, он должен дать хозяину дома, в котором нашел приют гость, одного раба. Тот, кто убьет чьего-либо кунака, должен дать девять рабов. Этот штраф является компенсацией за оскорбление, нанесенное дому, где совершено нападение на гостя. Что касается убийцы, то свои счеты с родственниками убитого он должен урегулировать сам.
8. Между людьми низкого происхождения убийство в зависимости от обстоятельств улаживается посредством денег, имущества, скота и так далее. Между князьями и узденями убийство редко улаживается с помощью денег; обычно требуют кровь за кровь. В этом случае кровная месть передастся от отца к сыну, от брата к брату и тянется до бесконечности, пока не будет найден способ примирить враждующих семейства. Лучший способ прийти к этому – это чтобы обидчик выкрал ребенка в семье пострадавшего, взял его к себе в дом и воспитал его до возмужания. После того, как ребенок возвращен в родительский дом, все старые обиды обрекаются на забвение с помощью двухсторонней клятвы.
9. Право гостеприимства распространяется и на преступников, но из этого числа исключаются те, кто украл помолвленную невесту или замужнюю женщину, а также те, кто нарушил супружескую верность, убил родителя или совершил противоестественный грех. Эти преступления, надо сказать, совершаются редко и караются смертной казнью. Тот, кому удалось избежать наказания, не может более оставаться среди черкесов и должен бежать в Россию или Грузию. Убийца всегда остается под охраной гостеприимства до тех пор, пока его родственники не уладят дело с семьей убитого. В ожидании этого убийца должен прятаться подальше от мест, где проживает семья убитого. К себе он возвращается после того, как дело улажено, и платит «баш» или сразу, или по частям. Цена за убийство князя, узденя и крестьянина установлена много веков назад и остается в силе до наших дней.
За убийство князя полагается 100 башей, в том числе:
а) семь рабов, каждый из которых считается за один баш;
б) лучший конь;
в) один шлем;
г) одна кольчуга;
д) одна шашка.
Эти баши выплачиваются неукоснительно; остальные – частью движимого и недвижимого имущества убийцы и его родственников. За убийство дворянина первого ранга платят пятьдесят башей; дворян второго и третьего рангов – тридцать башей, за крестьянина – двадцать пять башей. Помимо этого, чтобы окончательно примирить два семейства, нужно чтобы в семье убийцы воспитали ребенка из семьи убиенного. У шапсугов, абадзехов, натухайцев, убыхов и других за убийство дворянина платят двадцать два баша, а за убийство простолюдина – двадцать башей.
10. Во всех классах общества, за исключением рабов, отцы и мужья являются абсолютными хозяевами жизни своих детей и жен.
11. Если отец умирает, не успев высказать своей последней воли, сыновья делят между собой имущество поровну и дают каждой дочери по одному рабу. Если рабов нет или не хватает, каждая дочь получает лошадь и скот пропорционально состоянию покойного. Незаконные дети не имеют никаких прав на наследование имущества, но семья обычно кормит их. Что касается матери, если она переживает своего супруга, она получает определенную долю наследства.
12. Кража, совершенная у князя, наказывается возмещением стоимости украденного в девятикратном размере, кроме того, еще дают одного раба. Таким образом, за одну украденную лошадь дают девять лошадей и одного раба. За кражу у узденя возмещают стоимость украденного и сверх того дают тридцать быков.
За кражу, совершенную в своем племени, наказывают строже, чем за кражу в другом племени. Так, если шапсуг крадет коня у натухайцев и его уличают в воровстве, он должен возвратить этого коня и дать еще одного в придачу в качестве меры наказания; но если шапсуг крадет коня у шапсуга, он обязан возвратить этого коня и еще семь лошадей в придачу. В отношении любого украденного предмета соблюдается те же самые пропорции.
АБИВЕА, с. 392-394.

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.