Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

ДЖОРДЖИО ИНТЕРИАНО. БЫТ И СТРАНА ЗИХОВ, ИМЕНУЕМЫХ ЧЕРКЕСАМИ. ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ. XIV в.
Они исповедуют христианскую религию и имеют священников по греческому обряду. Крещение же принимают лишь по достижении восьмилетнего возраста, и крестят у них по нескольку человек сразу простым окроплением святой водой, причем священник произносит краткое благословение. Знатные не входят в храм до шестидесятилетнего возраста, ибо, как и все они, живя грабежом, считают это недопустимым, дабы не осквернять церкви. По прошествии же этого срока или около того времени, они оставляют грабеж, и тогда начинают посещать богослужение, которое в молодости слушают не иначе, как у дверей церкви и не слезая с коня.
Женщины у них разрешаются от бремени на соломе, желая, чтобы она служила первым ложем новорожденному, а затем несут его к реке и там купают, не обращая внимания на мороз и холод, весьма обычные в тех краях. Новорожденному дают имя того, кто первым из посторонних войдет в дом после родов, и если это грек, латинянин или человек, который носит иностранное имя, то всегда прибавляют к этому имени окончание «ук». Например: Петра – Петрук, Пауло – Паулук и т.д. Есть среди них знатные и вассалы, и сервы, или рабы. Знатные пользуются среди прочих большим почетом и значительную часть времени проводят на коне. Они не терпят, чтобы их подданные держали лошадей, и если случится вассалу вырастить как-нибудь жеребенка, то, как только он станет большим, его отнимает дворянин и дает ему взамен быков, присовокупляя такие слова: «Вот это, а не конь, больше подходит для тебя».
Между знатными есть много таких, которые имеют вассалов, и все живут без какой-либо зависимости друг от друга и не желают признавать над собой никакого владыки, кроме господа бога, и нет у них ни судей, ни каких-либо писаных законов. Сила, смекалка либо третейский суд разрешает споры между ними.
У знатных нередко бывает, что родичи убивают один другого вместе с большею частью братьев. И лишь только один из братьев умрет, другой на следующую же ночь берет жену покойного, свою сноху, ибо позволяется у них иметь даже несколько жен, которые все считаются законными.
Лишь только сыну знатного исполнится два или три года, его отдают на попечение одному из слуг. Тот ежедневно возит его с собою на коне с маленьким луком в руках, и как завидит курицу или другую птицу, свинью или другое животное, то учит его стрелять, а затем, когда он станет побольше, он и сам охотится за этою живностью в своих же собственных владениях, а подданный не смеет чинить ему никаких препятствий. Сделавшись же взрослыми мужчинами, они проводят свою жизнь в постоянной охоте на диких зверей, но более всего охотятся за домашними животными и даже за людьми… Носят с собою бритву и оселок для того, чтобы ее оттачивать, так как они бреют голову, оставляя на макушке длинный и спутанный пучок волос, чтобы было за что ухватить голову в случае, если ее отрубят, не марая лица окровавленными руками, оскверненными и загрязненными человекоубийством. Они бреют также волосы на лобке всякий раз, когда они идут сражаться, говоря, что стыдно и грешно, если мертвого увидят с волосами на этом месте…
Они придерживаются того мнения, что никто не должен считаться благородным, если о нем имеются слухи, что он когда-либо занимался недостойным делом, даже если это человек из самого древнего, даже царского рода. Они хотят, чтобы дворяне не занимались никакими торговыми делами, исключая продажу своей добычи, говоря, что благородному подобает лишь править своим народом и защищать его, заниматься охотой и военным делом. И весьма восхваляют щедрость и дарят охотно все свое имущество, за исключением коня и оружия.
Знатные женщины у них не занимаются никакой работой, за исключением вышивания и украшения кожаных изделий; они расшивают узорами кожаные кисеты для огнива (о которых говорилось выше) и очень красивые кожаные кушаки.
Похороны у них совершаются очень странно. Когда умирают знатные люди, они устраивают в поле высокое деревянное ложе, на которое кладут мертвеца в сидячем положении, предварительно вынув у трупа внутренности. Здесь в продолжение восьми дней его посещают родные, друзья и подданные, которые приносят различные дары в виде серебряных чаш, луков, стрел и других предметов. Ему делают так называемую могилу, т.е. земляную насыпь. Чем важнее был умерший и чем более имелось у него подданных и друзей, тем выше и больше насыпается этот холм. Самый близкий из родичей собирает принесенные дары, раздавая их присутствующим, и чем более он любил и чествовал покойного, тем менее этих даров хоронилось с ним.
Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. Составление, редакция переводов, введение и вступительные статьи к тестам В.К. Гарданова. Книжное издательство «Эльбрус», Нальчик, 1974 г. С. 47, 49-52. В дальнейшем: АБИВЕА.

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.