Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

ДОКУМЕНТЫ НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА. 1830 Г.
На предписание Вашего Высокопревосходительства от 20 октября 1831 года относительно жалобы кабардинского князя Алхаса Мисостова, имеет ли он право на упоминаемую в жалобе землю и заслуживает ли он сам внимания как недавно возвратившийся из-за Кубани, честь имею объяснить следующее.
В 1822 году Мисостов бежал за Кубань со своим семейством, а когда умер князь Кучук Джанхотов, сразу поспешил возвратиться в Кабарду, чтобы воспользоваться имением, оставшимся после князя Кучука Джанхотова.
В 1822 году Ермолов издал прокламацию, что князья и уздени Большой Кабарды за явную измену против правительства лишаются дворянского достоинства, а движимое и недвижимое имущество, им принадлежавшее, поступает в казенное ведомство.
На основании сей прокламации Алхас Мисостов не имеет права не только на наследство покойного князя Кучука Джанхотова, но и не должен воспользоваться имуществом, принадлежавшим ему до побега из Кабарды.
По древним обычаям князей кабардинских женский пол не может наследовать ни родовое, ни благоприобретенное имущество после своих родителей или братьев. Обычай сей, несмотря на протест шариата, до сих пор сохраняется.
После умершего Кучука Джанхотова остался женский пол, который по вышеизложенным обычаям не может наследовать имущество, а ближайшим наследником является генерал-майор князь Бекович-Черкесский. Хотя он и согласился уступить право сие ближайшему наследнику Алхасу Мисостову, бывшему в бегах, но по мнению моему сие не должно быть допущено нашим правительством. Князь Алхас Мисостов не из чистосердечного раскаяния в измене своей государю императору возвратился в Кабарду, а из видимого интереса воспользоваться имением Кучука Джанхотова.
ЦГИА ГР. ССР, ф. 2, он. I, д. 2856, л. 4 об.

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.