Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

Гукальский устав (вторая половина XVIIв.)
С именем Аллаха – лучшим из имен!
Это — разъяснение сути уставных статей, которые были запущены в процесс взаимоотношений между жителями квартала Гукал.
Гукальцы пришли, первым делом, к согласию и, как результат, стали они тут как бы едиными – в отношении бедствий и несчастий, поражающих их:
Если с какой-либо из четырех сторон света, или со всех их сразу, будет произведено нападение – либо на всех гукальцев, либо на кого-либо одного из числа их, то гукальцы, все вместе, будут отныне оказывать помощь. Имеется в виду то, что будут они тут поддерживать друг друга.
Если кто-либо один из числа «гостей» (вар. «сельчан»-?) воспротивиться этому уставу, то будет на него наложено три овцы.
Гукальцы пришли тут также к соглашению в отношении еще и эмиров:
Если эти эмиры «съедят» наше имущество (мал) или будет оно украдено [ими], то мы – гукальцы – прекратим тут дела [наши] связанные с «займами» , что будет продолжаться до тех пор пока «съеденное» ими имущество не будет возвращено назад.
Акт из Табасарана о разделах имущества междунаследниками Шакрака
(полукуфический почерк, 748/1348г.)
Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Хвала — Аллаху, Господу миров! Да благословит Аллах Мухаммеда и весь его род!
Шакрак — сын Ахмада — умер во вторник двадцать пятого числа месяца раджаб. После себя он оставил при этом следующих «наследников по закону» (варис): двух своих дочерей, свою жену и свою сестру. Имя одной из этих дочерей Сафра, имя другой – Аза, имя его жены – Кесрен, имя его сестры – Куджума. Эта Куджума, однако, затем умерла, оставив после себя дочь, которая была женой Габли.
Они заспорили тут по поводу наследства (тарика), полученного от Шакрака, и затем разделили это его наследство между двумя дочерьми покойного, его женой и дочерью его сестры. Долю дочери его сестры составили при этом следующие пашни и луга: пашня Йакаридиа размером в один сундус, луг Йакаридиа размером в один вурдуф и пашня, [охватывающая] весь Гаринак.
Этот раздел наследства засвидетельствовали следующие лица: Дагал-бек, Аммар, Занги, Амур и Кимким. Этим разделом остались они довольны и поэтому расселились по своим домам.
Они, однако, заспорили потом по поводу домашнего имущества (кумаш). Так вот, из этого домашнего имущества перешло к дочери сестры Шакрака следующее: шесть ратлов чистой конопли, один бархал ; один калак , в котором восемь сундуков муки. Габли же и названная женщина, его жена, перенесли тогда это домашнее имущество, выделенное им, в свое селение.
Они заспорили затем по поводу еще и доли причитающейся им от крепости (кала), усадьбы (дур), загона и приближенных [мест-?] (хашийа). Примирились они тут на [условии] предоставления: — взамен этих владений (малака) — им следующего: одного батил на пять ратлов; одного бархал, одного курмяс , сорока локтей конопляной ткани, одной бычьей шкуры и одного муку .
Это примирение устроил для них Мухаммад-факих, сын Бакру-Юсуфа.
Свидетели этого примирения: Дагал-бек, Асмад, Аммар из селения Кухрак (вар. Кахра), Абдал, Усман, Куда и Амур.
Воскресение, семнадцатое число месяца шавваль семьсот сорок восьмого (1348) года от хиджры богоизбранного пророка. «А кто изменит это после того, как слышал, то грех будет только на тех, которые изменяют это. Поистине Он — слышащий, знающий!»
Габли, вместе с которым был тогда Амур, перенес тут назначенное ему имущество с свой дом, что сделал он согласно этому примирению и при этих свидетелях.
Конец.

Рубрика: Дагестан
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.