Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

РЕШЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ДАРГО ПО ПРАВОВЫМ ВОПРОСАМ
(1245/1829 г.)
Данный документ, дошедший до нас в подлиннике, текст названных решений, будучи официально принятым в сел. Акуша в 1829 г., рассылался по главным населенным пунктам Акушинского «общества» — Дарго, причем в каждое крупное селение поступал список-«подлинник». Последний бывал при этом полностью идентичным другим таким же спискам — «подлинникам», заверенным печатью кадия Мухаммада Акушинского.
Перевод текста
Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Я восхваляю всевышнего Аллаха за то, что привел он нас к истинной вере, к исламу. Да будет божественное благословение и мир над нашим пророком Мухаммедом, господином людей!
А далее.
Население Дарго собралось, посовещалось и, в конце концов, пришло к согласию в речах своих и во взглядах:
Даргинцы будут отныне крепко держаться прочного каната Аллаха, Корана — ясной книги Аллаха, а также сунны своего Пророка, известного под прозвищем «Надежный», и это при всех тех делах, которые вызывают споры между ними.
Даргинцы пришли также к единодушному решению (иджма), что в случае возникновения между ними ссор или каких-либо [неприятных] событий они будут действовать так, словно бы являются, все вместе, жителями одного какого-либо селения.
Жители селений мехтулинцев (магьдал), жители селений «кумыков» (гъумукъ) и все жители Аракан (Гьаракан.) пришли к соглашению по следующим вопросам:
Не практиковать ишкил в своей среде, имеется в виду по отношению к тому из числа их, кто пришел, как говорят, «со стороны» — [кумык] к мехтулинцам, [мехтулинец] «кумыкам» или караканцам.
Завершать свои дела и возникающие тяжбы «внутри» себя, так, словно бы все они являются жителями одного селения.
Уплачивать [долг, представляющий собой] недвижимое (сабит) имущество, — согласно благородного шариата или привычных для людей норм местного права, — за счет взятия его с противной [заимодавцу] стороны (хаем), если она найдет у себя это имущество.
Если же названная здесь сторона, противная [заимодавцу], не найдет у себя этого имущества, то пусть она возьмет «голову» того, на чьей ответственности лежало ранее это имущество и затем отдаст [эту «голову»] в руки тому, кому причитается долг.
Доводить все до конца должны кадий и старейшины той или иной [общины].
Если же этот кадий и эти старейшины не доведут дело до конца, не закроют тяжбу «изнутри», за счет взятия р-б-л [с] мужчины из числа своих, то на старейшин и на кадия будет наложен штраф в один сом? [с каждого- ?], который пойдет затем в пользу жителей селения.
Если истец возьмет ишкил с человека проживающего — относительно его родины, — «снаружи», в то время как кадий и старейшины уже доводили его дело до конца, то на него — на истца, — будет наложен штраф в один сах.
Может быть так: истец дает знать жителям [своего] селения, что старейшины и кадий не довели его дела до конца и затем подтвердит это устами своего «гостя, с которым он ел кашу», то, если «гость» его не проявил, в меру всех своих сил, стараний к доведению дела его — истца, — до конца, если не преподнес тяжбу, которую тот ведет, старейшинам, кадию и жителям селения, то на него — «гостя» истца, — будет наложен штраф в один-сах.
Что же касается дел, связанных с воровством, то «кумыки» и мех-тулинцы поручили разбираться с ними своему благородному эмиру Махди-хан-шамхаду.
Если, к примеру, кто-либо происходящий из одного какого-либо [даргинского] селения, убьет мужчину из другого селения, то убийца должен быть в таком случае передан ближайшим родственникам (валий) убитого, с тем, чтобы они применили кровную месть-кисас по отношению к этому убийце. Правда, ближайший родственник убитого может простить убийцу за дият, который должен в этом случае соответствовать стоимости ста верблюдов, при том, что стоимость верблюда — один туман.
Если убийца убежит с места преступления и обратится с просьбой об убежище к жителям какого-либо другого селения, то пусть те передадут его ближайшим родственникам убитого.
Если жители селения, куда обратился убийца, бежавший с места преступления, помогут ему, если они станут удерживать его в своей среде, то на того, кто конкретно оказал помощь этому убийце, будет наложен выкуп в виде семи котлов.
Если жители селения, из которого происходит убийца, станут воздерживаться от выдачи последнего в руки ближайших родственников убитого, если они, таким образом, откажутся от восприятия мысли о необходимости помочь исполнению закона кровной мести, то пусть в таком случае выходят вперед исполнители [выбранные] Дарго, пусть возьмут они этого убийцу, а затем — передадут его ближайшему родственнику убитого.
В названной ситуации пусть эти исполнители [выбранные] Дарго, возьмут еще также и штраф с того, кто конкретно помогал убийце, который нашел было убежище в своем родном селении.
Если убийца, избавившись от преследования, убежит и скроется с глаз, в результате чего станет невозможным исполнить по отношению к нему закон кровной мести, — помощники делу истинной религии, ислама, окажутся тут не в силах взять в руки этого убийцу и добиться, таким образом, своего, — то ближайший родственник убитого, если пожелает, мог бы, думается, простить этого убийцу за упомянутый выше дият, даже если сам убийца не будет соглашаться на это. Подобным же образом будут соизмеряться и иные «решения», касающиеся ситуации в Дарго. Любой мужчина, который откажется выполнять сказанное, в тексте этого устава, созданного для усиления в Дарго роли исламской религии, будет жертвою гнева со стороны Аллаха и мусульман!
Да упокоит Аллах нас — даргинцев — в тех кущах, что подготовлены для богобоязненных людей. Да поможет Он нам установить справедливость и настоящий ислам. Да устроит Он мир и согласие между нами. Да лишит Он наш характер дурных черт, да избавит от лицемерия по отношению к религии, а также от противоречий и раскола в наших рядах.
Да защитит нас Аллах от скольжения стоп наших по дороге, ведущей к истинному исламу, после того, как они уже утвердились на ней, от уклонения стоп наших с правильного пути, и это после того, как стал последний прямым и верным, а также — от нарушения обетов (ахд), и это после того, как были они подтверждены и упрочены.
Мы, даргинцы, просим всевышнего Аллаха заменить все плохое, что есть в нас, на хорошее. Аллах принимает раскаяния от своих рабов и прощает плохие поступки!
Положения этого устава введены в действие с первого числа месяца сафар 1245/1829 года.
Свидетели этому: следующий своим страстям и пути скверны — кадий Акуша по имени Мухаммад, те муллы (кади) Дарго, которые стоят вместе с ним, а также другие даргинцы — ученые и люди, являющиеся вершителями дел.

Рубрика: Дагестан
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.