Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

УСТРОЙСТВО САЛАТАВСКОГО «ОБЩЕСТВА», САЛАТАВСКИЕ ОБЫЧАИ И ПОРЯДКИ (КОНЕЦ XVIII – НАЧАЛО XIX ВВ.)
В Салатавское (Нахъ-бак) «войско» входит, как рассказывают, тринадцать селений, главой которых являются чиркеевцы: 1) чиркеевцы; 2) зубутлинцы; 3) иххинцы; 4) хубарцы; 5) миатлинцы; 6) зура-мойцы; 7) ичхаевцы: 8) гозталинцы; 9) дылымцы; 10) алмахцы; 11) буртунайцы; 12) гертминцы; 13) гунийцы.
Теперь я намерен назвать вам справедливые порядки-адлг/ (г1адлу)» и обычаи, которые были у этих селений.
В старину, когда еще не было имамов, до того как попасть в руки Государства-яйчалш: с его справедливыми порядками и методами (пух) управления, собирались ежегодно, как то рассказывают, из этих салатовских тринадцати селений историки, дибиры и мудрецы – всего двести человек – близ родника (къулг1а) Миккилава. Собирались же они туда, по рассказам, с тем расчетом, чтобы рассматривать справедливые порядки и суд салатавских селений: «это кому там сотворили насилие, чтобы посмотреть: это к кому там применили силу?
Людям, попавшим под «насилие» и под применение к ним силы, они, как рассказывают, делали «облегчение», присматривали за ними.
Далее, эти двести человек «ставили», как рассказывают, пятьдесят человек войсковыми исполнителями, чтобы проводить в салатовских селениях справедливый порядок. Они тут, как рассказывают, выбирали: из маленького селения по два-три человека, из среднего селения по четыре-пять человек, из большого селения по семь-восемь человек. Выбирали они людей справедливых, проворных, основательных, туда-сюда не тянущих и немилостивых.
Справедливый порядок, который «делали» они:
У того, кто убил человека, они сжигали дома, отнимали скот.
У того, кто поранил человека, они резали быка.
Человека, который не прислушивался к муллам, они, как рассказывают, заставляли прислушиваться. Они взимали с такого человека корову и съедали ее.
Если какой-либо гордый, сильный человек упирался: «Ни в коем случае не дам штраф, который пришелся на меня», – то они изымали его. Никто, как рассказывают, не мог говорить против них.
Если в одном из салатавских селений возникало какое-либо затруднение, то ему, как рассказывают; оказывало помощь все «войско» словно это дети одного отца и одной матери.
В селениях салатавцев князен и чанок, как рассказывают, совершенно нет (они делились на узденей и вольноотпущенников (лагъ – тархъап).
Шамхалы (щванхал), Уммахан и Кубинский хан (Гъуба-хан), когда им становилось трудно, когда они надрывались, то бросали клич в Салатавяю. Салатавцы же, как рассказывают, кто бы их к себе не позвал, сразу приходили к ним – кавалеристы являлись верхом, пехотинцы пешком. Исполнив их пожелания, салатавцы, в большом уважении, возвращались назад.
Когда «ставили» на трон шамхалов, их нукеры, приезжали как рассказывают, в Чиркей, приглашать салатавцев. Тут же, написав письма, отправляли из Чиркея юношей в Салатавию. Смотря на селение, собирали тут, как рассказывают, откуда по два, откуда по три человека в Чиркей. Одного из чиркейцев делали главой и затем шли они туда, куда их пригласили. Когда они приходили туда, они приводили себе, чтобы резать, крупнорогатый скот и овец, каждую вещь клали, как рассказывают, по отдельности. У того народа, как рассказывают, они пользовались очень большим уважением, их храбрость была известной. Проведя там в кейфе одну неделю, получив многие подарки от шамхала, поставленного на трон, они, как рассказывают, возвращались назад.

Рубрика: Дагестан
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.