Суббота, Ноябрь 27th, 2010 | Автор:

ВЫПУСК КАВКАЗСКИЙ ВЕСТНИК № 4 ЗА 1900 ГОД
Очерки из истории Грузии и присоединение ее к России.

«Да ведают потомки православных
Земли родной минувшую судьбу,
Своих царей великих поминают
За их труды, за славу, за добро».
А. Пушкин.
ПРЕДИСЛОВИЕ.
«Quod potui, feci
Faciant meliora potentes».
Гораций.
Скоро исполнится сто лет со времени того крупного политического акта, который радикально изменит историческую жизнь Кавказа и который для Грузии и Закавказья в частности надолго предопределил их исторические судьбы, тесно связав их с судьбами Росси; с того времени, когда грузинский народ получил возможность сохранить то, что он свято оберегал тысячелетиями, что с трудом и ценою крови приобретал, накоплял и умножал многими столькими; сохранил то, что делало его народом: язык, как выразитель всей его творческой производительности, территории, как давнишнюю его кормилицу и воспитательницу, право свободно жить у себя дома, как условие всякого преуспевания, — сохранить вообще все здоровое в его миросозерцании, как исторически приобретенное наследие и всем предоставленное право. Я разумею акт присоединения Грузии к России.
Между тем история этой страны мало известна в массе образованной публики. Объясняется это тем, что сведения о Грузии можно найти главным образом в источниках на иностранных языках; на русском же языке сведения эти хотя и встречаются, но они находятся в многотомных сочинениях, не всегда доступных для обыкновенного читателя.
Поэтому я задался целью представить в общедоступном изложении ряд очерков, которые могли бы ознакомить массу публики с историей этой страны. Без сомнения, в моей работе найдутся недостатки и промахи; за все указания на них я буду искренно благодарен.
Чтобы не делать в тексте постоянных ссылок на те источники и пособия, которыми мне приходилось пользоваться, перечислю важнейшие из них здесь же:
«Акты Кавказской Археографической Комиссии»;
Бакрадзе — «История Грузии»;
Баратаева — «Нумизматические факты Грузинского царства»;
Баратова — «История Грузии»;
Буткова — «Материалы для новой истории Грузии»;
Бороздина — «Уничтожение двух автономий»;
Brosset — «Historie de la Georgie»;
Белокуров — «Сношения России с Кавказом», вып. I;
Вахушта, царевича грузинского — «История Грузии»;
Его же — «Географическое описание Грузии»;
Вахтанга, царя грузинского — «Жизнь Грузии»;
Давида, царевича грузинского — «Краткая история Грузии»;
Dubois de-Montpеreux — «Voyage autour du Caucase»;
Дубровина — «Закавказье от 1803-1806 г.»;
Его же — «Георгий XII, последний царь Грузии, и присоединение ее к России»;
Иосселиани — «История грузинской церкви»;
Его же — «Исторически взгляд на состояние Грузии под властью царей-магометан»;
Карамзина — «История Государства Российского»;
Муравьева — «Грузия и Армения»;
Маркова — «Очерки Кавказа»;
Надеждина — «Природа и люди на Кавказе и за Кавказом»;
Потто — «Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах и биографиях»;
Попко — «Терские казаки»;
Чкония — «Хрестоматия для истории Грузии»;
Соловьева — «История России с древнейших времен»;
Шопена — «Новые заметки на древние истории Кавказа и его обитателей»;
Эйрие — «Путешествие по Азии».
Кутаис.
Много есть поэзии в кровавой истории Кавказа; грузин читает ее со слезами. Она описывает веками исчисляемые бедствия, дробление царства на царства, междоусобицу между царями и князьями, восстание племен на племена и родов на роды, замки феодалов, как прибежище грабежей, дворцы вельмож, как вертепы самовластного тиранства, перед которым униженно преклоняли колена и народ, и духовенство, и самое дворянство. Но среди этих мрачных событий, история Грузии представляет и несколько светлых страниц…
Иосселиани.
I.
У подножия южных склонов Кавказского хребта издавна жили христианские народы картвельского племени, составившие несколько самостоятельных царств: Грузию, в состав которой входили Карталиния и Кахетия, Имеретию, Мингрелию и Гурию. Царства эти, то соединялись, то распадались. Самую значительную и сильную часть картвельского племени всегда составляли грузины, занимавшие бассейн рек Куры и Алазани. Поэтому история Грузии есть вместе с тем и история других картвельских народов, которые в тяжелые исторические моменты всегда соединяли свою судьбу с ее судьбами и своим отделением от нее в годины мира вносили только династические и междуплеменные смуты.
Предания глубокой старины, записанные грузинским царем Вахтангом VI, возводят начало населения на Кавказском перешейке, к югу от главного Кавказского хребта, к временам отдаленнейшей древности, близкой к эпохе всемирного потопа. Предания эти повествуют, что Таргамос, правнук Ноя, от Иафетова поколения, после смешения языков и расселения, распространившегося по всей земле, с многочисленным родством своим поселился около горы Арарата. Еще при жизни Таргамос разделил свои владения между восемью сыновьями следующим образом:
Гайос, старший сын Таргамоса и родоначальник гайканского или армянского народа, получил лучшую половину земель, по правую сторону р. Аракса. Картлосу, родоначальнику карталинцев, достались земли, орошаемые бассейном р. Куры до слияния ее с р. Арагвою. Бардос получил земли на юг от устья р. Бердуджи до соединения pp. Куры и Аракса; он построил город Бардави, в котором и основал свое пребывание. Мовакан владел землями от устьев р. Иоры до Каспийского моря и построил город Мовакан (Нуху). Эросу, родоначальнику кахетинцев, достались земли от низовья Куры до Кавказских гор. Эгрос, родоначальник обитателей рижской долины до берегов Черного моря, занял земли, граничащие на восток с кряжем Лихских гор, на запад с Черным морем и р. Кубанью. Лекос имел удел между Каспийским морем и pp. Волгой и Тереком. Кавказос занимал пространство от р. Терека до западной оконечности Кавказских гор.
В своих владениях Картлос выстроил город Орбиси, называвшийся потом Самшвильде, на левом берегу р. Кция или Храми; развалины его видны и в наше время. Ему же принадлежит постройка крепости Мткврис-цихе или Хунани, около впадения р. Дебеда въ р. Куру. Эти два укрепления по всей вероятности составляли оборону южной границы населенных владений Картлоса. Для жительства и главного поселения своего Картлос избрал гору, господствующую над широким ущельем, где р. Арагва сливается с Курою. Выстроенная на этой горе крепость получила от соорудителя своего название Картлосис-цихе, т. е. крепость Картлоса, а город, около нее населенный, Картли. По смерти Картлоса эта же гора приняла и земные останки родоначальника картлосиан и долго оставалась священною для потомков его. В чрезвычайных случаях они призывали в свидетельство имя могилы Картлоса, как поручителя, подтверждающего справедливость слов. Имя города Картли сделалось именем всей страны, населенной Картлосом, которая и до этого времени продолжает называться Картлией, Сакартло, Сакартвело, а обитатели ее называются картвелами.
Замечательно, что название «Грузия» и до сих пор несколько чуждо ее народу, оставляющему за собой преимущественное имя картвели. Грузинами же, как полагают, его назвали в средние века арабы и турки, быть может произведя это слово от имени св. Георгия, благодаря необыкновенному уважению, которым окружал его картвельский народ, а быть может и от арабского названия р. Куры — Джур, от которой и самая страна названа ими Джурджистан, иначе Гурджнстан, что значит страна Куры.
Здесь кстати скажем несколько слов и о происхождении грузин, так будем называть их и мы. О происхождении грузин существуют различные мнения древних иноземных писателей. Так, по мнению Тацита, иберы и албанцы считали себя потомками фессалийцев, сопутствовавших Язону в Колхиду, по этой причине имя Язон в большом употреблении у туземцев. Но это также вероятно, как мнение Дионисия, который уверяет, что иберы суть выходцы из Иберии Пиренейского полуострова. Такого же вероятия заслуживают предположения о происхождении грузин, встречаемые у Диодора, Страбона, Кедрена и других. В этом вопросе ближе всех к истине знаменитый этнограф Вивиень де-Сен-Мартен, который в своих изысканиях о первых народах и древнейших преданиях Кавказа, разбирая эти самые предания, приходит к следующему заключению: во-первых, что грузины и армяне суть две, издревле разъединенные отрасли одного и того же племени, принадлежащего к индо-кельтическому семейству, и, во-вторых, что все народы Кавказа к северу от р. Аракса, между Черным и Каспийским морями, были, по происхождению своему, ветви грузинского племени. При этом научно доказывает, что если некоторые из нынешних обитателей Кавказа и различаются от грузин языком и физическим типом, то к тому были причины, отчасти исторические, отчасти физиологические. Из этих же преданий видно, что эта нация возникла в самой глубокой древности и жила отдельным оседлым народом под управлением потомков Картлоса. В это время в Грузии мы застаем патриархальное управление: властью пользовался старший в роде — мамасахлис, что значит отец дома и вполне соответствует латинскому pater familias. В каждом роде был свой мамасахлис. Так как город Мцхет, о котором будем говорить ниже, считался матерью грузинских городов, то и мцхетский мамасахлис считался старшим среди других мамасахлисов, к нему от времени до времени собирались все мамасахлисы и обсуждали дела, касавшиеся или отдельного рода, или всего племени; в этом случае в совещаниях мамасахлисов мог принимать участие каждый житель.
После смерти Картлоса его жена построила два города Деда-цихе (недалеко от г. Картли) и Бостан-калаки, и разделила владения Картлоса между пятью сыновьями. При этом власть мамасахлиса досталась старшему сыну Мцхетосу. Он остался владетелем города Картли и близ него, на левом берегу Куры, у впадения в нее Арагвы, построил город Мцхет, назвав его матерью городов — Деда-калаки. Этот город со времени основания своего до V века служил столицею Грузии. Теперь Мцхет представляет собою только небольшое селение, содержащее в себе остатки памятников зодчества, как отпечаток минувшего своего величия.
По смерти Мцхетоса явились новые уделы и города. Старший сын его Уплос, с властью мамасахлиса, получил внутреннюю Картлию с городом Мцхетом. Он построил два новых города: Урбниси и Каспи. Ему же приписывается знаменитый пещерный город на левом берегу Куры — Уплис-цихе, красиво высеченный в скале, с улицами, базарами, залами и царскими палатами. Остатки этого города сохранились до сих пор и удивляют посетителей. Остальные два сына Мцхетоса — Одзрахос и Джавахос, получившие также свои уделы, являются основателями городов: Одцхре, Тухариси, Цунды и Артаниси.
При таких переделах Картлосовой земли, мцхетский мамасахлис теряет всякое материальное преимущество над другими удельными владельцами; он пользуется преимуществом и влиянием над ними только как глава первенствующего семейства в государстве, семейства, происходящего от Картлоса по старшей линии. Но особенно ослабела власть мцхетского мамасахлиса с Уплоса; этому способствуют мелочные распри удельных владельцев, распри, подвергшие общую им отчизну власти иноплеменников. Армяне, хазары, персы и греки как бы поочередно покушались властвовать над раздробленными поколениями Картлоса.
Далее грузинские предания передают нам, что грузины, забыв Бога, стали поклоняться солнцу, луне и пяти звездам. Это поклонение было распространено, очевидно, египтянами, которые между 1565 и 1499 годами до P. X. под начальством Рамзеса II или Сезостриса Великого напали на Колхиду и завоевали ее. Оставшиеся в Колхиде египтяне старались смягчать нравы туземцев, посевали между ними первые семена образованности и научали их деланию льняной ткани. Рамзес оставил в Колхиде следы своего владычества: имя его, измененное в Хварамзе и Рамаз, усвоено грузинскою номенклатурою и «mse» сделалось названием солнца. Египетские обычаи — отращение бороды во время траура и охранение некоторых домашних животных от убийства — оставили глубокие следы в повериях грузин.
В XII ст. до P. X. греки, движимые духом торговли и знакомые с искусством мореплавания, явились на берегах Понта Эвксинского, восторжествовали над туземцами, проникли в Колхиду и основали здесь колонии. Первый прибыл в Колхиду Фрикс, как передает легенда, на златорунном баране. Фрикс хорошо был принят царем Аэтом и женился на его дочери. За ним приехали аргонавты: Язон со спутниками. На корабле Арго пристал он к устью Фазиса (нынешнего Риона), орошающего страну Цирцеи, и оттуда пришел в город Китаию или Котатис (нынешний Кутаис), в котором принят был детьми Фрикса и представлен Аэту, пережившему своего зятя. По разрушении Трои, у берегов Фазиса является Улисс с товарищами и достигает острова Эи, Язон и Улисс приезжали при одном и том же колхидском царе. Они нашли Колхиду страною уже благоустроенною. У Аэта были три столицы: Эа, Китаия и Фазис. Промышленность и торговля обогатили его дворцы бесчисленными сокровищами. Гостей он принял с особенным радушием. Но их внимание занимала более всего сестра его, богиня Цирцея; дворец ее был из белого мрамора, покои во дворце устланы были льняными паласами и разноцветными мягкими коврами; в руках ее всегда какая-нибудь чудная работа, а из уст ее раздавались мелодические звуки; серебряный стол гнулся под тяжестью золотых корзин, ценных кубков и затейливых ваз; ароматное пурпурового цвета вино не переставало пениться в изобилии.
В эту эпоху туземцы уже знали выделку льняной ткани, добывание золота и виноделие. Греки, также хорошо понимая цену и употребление этих произведений, для поддержания торговых сношений своих с жителями этой богатой страны, основали колонии и города по всему северо-восточному берегу Черного моря. Таковы были: Диоскурия на месте нынешнего Сухума, Питиус (Бичвинта), знаменитая впоследствии Пицунда, Фазис, милетская колония, на месте нынешнего Поти, Гераклея (впоследствии Анаклия) и много других. Вероятно, к этому же времени относится начало знаменитой торговли Европы с Индией по рекам Грузии: Риону и Куре. Вышеупомянутые города вели обширную торговлю местными произведениями, которые они выменивали у окрестных дикарей, как, например: мех, кожи, шерсть, металлы, соленую рыбу и т. п. Окрестности их были красиво застроены и обработаны, так что походили на большие сады. Наконец и в горных обитателях развили они промышленный дух. Главным рынком служила Диоскурия, где соль являлась главною статьею меновой торговли. Известный армянский историк V века нашей эры, Моисей Хоренский, Геродот Армении, рассказывает, что на одном Фазисе (Pиoне) жило несколько десятков племен, что среди них были и людоеды, и конееды, и вшееды, а устье р. Куры долго запиралось диким народом касиов. Немудрено после этого поверить рассказам древних писателей, что на рынки Диоскурии собирались продавцы и покупатели от 300 племен, и что римляне вынуждены были держать здесь чрез это, для своих торговых сношений с местными народцами Кавказа, переводчиков 130 разных наречий. Кавказцы обыкновенно приводили на продажу невольников, добычу вечных войн своих, мед, а сами получали соль, в которой крайне нуждались. Торговля невольниками была одною из основных и любимейших промышленностей грузинского племени. Князья брали в плен соседей и приезжих и продавали их. Бесчисленные междоусобные войны обращались чрез это в выгодные торговые предприятия. Пристани древней Колхиды и всего кавказского побережья приобрели славу главных невольничьих рынков Европы. Особенно Мингрелия зарабатывала много на этом деле, пользуясь своим приморским положением. Эта старая привычка работорговли держалась в Грузии, вернее в Мингрелии, Гурии и Абхазии, до самого присоединения к России и в XVIII веке процветала так же, как и в средние века кроме этих сношений грузины, под именами Месех и Тубаль, как это мы видим из книги пророка Иезекииля, жившего за 600 лет до P. X., вели торговлю с финикианами, отпуская им рабов и медную посуду.
Таким образом, в течение многих веков, еще на заре европейской истории, наше Закавказье уже служило транзитом между Азией и Европой.
Таково было состояние грузинского племени до нашествия хазар, о котором мы и будем продолжать рассказ свой, как повествуют о нем народные предания.
М. Глушков.
(Продолжение будет)

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.