Суббота, Декабрь 20th, 2014 | Автор:

Прокопий (553 г. по P. X.) упоминает аланов в соседстве с иберами и абазгами и называет их старинными друзьями христиан и римлян. Близ аланов живут зихи, а за ними гунны, называемые сабирами. В другом месте однако он говорит, что аланы занимают пространство от гор Кавказа (т. е. на севере кавказ¬ского хребта) до Каспийских врат, никому не подчиняются, сою-:зят часто с персами и воюют с римлянами. Из того же писателя мы узнаем, что между абазгами и аланами сидят врухи и что аланы соседят с сунитами (сванетами).
Хотя Прокопий, как и другие писатели, распространяет имя аланов вообще на северокавказские народы; однако в тех аланах, которые соседят с сунитами, и живут близко от абасгов и зихов, можно с достаточной вероятностью видеть оссов. И теперь еще часть осетин (дигорцев) смежны с сванетами; но из топографиче¬ской номенклатуры, рассмотренной нами в главе I, мы знаем, что предки осетин сидели далеко на западе до Эльбруса и источников Кубани, где они должны были некогда сталкиваться с адигскими племенами – джигетами (зихами), абадзехами, натухайцами, шапсугами и друг.
Если от VI в. мы перейдем к X, то встретим несколько извес¬тий о территории аланов, в главных чертах согласных между собою. Одно принадлежит византийскому императору, другие – арабским путешественникам. Константин Багрянородный имел следующее представление о кавказских и черноморских народах: четыре рода пацинакитов (печенегов) сидят за Днепром (на востоке от него), гранича на востоке и севере с Узией, Хазарией и Аланией. Страна Печенегов отстоит от Алании на шесть дней пути. За Касахией (касогами) гора Кавказ, за Кавказом страна аланов. Несколько далее Багрянородный упоминает о каком-то острове, на котором скрываются Зикхй при вторжении аланов в их пределы.
Конечно, и эти указания на территорию, занимаемую аланами, очень неопределенны; но все-таки из них можно видеть, какие народы были соседями кавказских аланов. Это были: на западе – печенеги, на севере – хазары, на юго-западе – зихи, жившие близ Черного моря и спасавшиеся от аланов, по-видимому, на Таманском полуострове. Те же соседи были и у оссов, как упоминается в грузинских анналах, при описании похода Вахтанга Горгаслана в Осетию. Припомним, что, победив оссов, Вахтанг идет на пече¬негов (паджаник), коих страна отделена от оссов рекою, и на джижов (зихов), соседящих с печенегами. Припомним далее, что грузинская летопись, рассказывая об этом походе, прибавляет, что гораздо позднее времен Вахтанга, печенеги были оттеснены турасами на запад, а джики в соседство Абхазии. Это последнее пере¬мещение, по-видимому, соответствует относительному положению этих народов при Константине Багрянородном, т. е. в X в. пече¬неги занимают территорию от левого берега Днепра до Кубани, зихи – у Черного моря, аланы – за Кубанью, на северном Кав¬казе.
Подобно тому, как у Прокопия название аланов прилагается ко всем северо-кавказским народам, так что аланы занимают на востоке территорию до Каспийских врат, так и у арабов аланами называются не только народности на западном Кавказе, но и воинственные племена Дагестана и вообще северо-восточного Кавказа, может быть, предки некоторых нынешних народцев Дагеста¬на и Чечни. Так, по одним свидетельствам, в соседстве алан жи¬вет народ Кашак, в котором не трудно видеть наших летописных касогов, соседей ясов. Кашаки сидят между Кавказом и морем Рум, т. е. Черным. Между областью аланов и Кавказом Масуди упоминает замечательный замок, построенный на реке и называе¬мый замком аланов. В этом замке, в котором не трудно узнать развалины так называемого замка Тамары в Дариальском ущелье, персы содержали гарнизон с целью препятствовать набегам ала¬нов на Закавказье (см. выше в главе I); затем он был занят ара¬бами, которых потомки во времена Масуди (943) еще занимали эту твердыню. Далее мы узнаем, что с аланами соседят печенеги, что царь абхазский был вассалом аланов, что страна аланов грани¬чит с территорией кумыков и что вместе с тем Аланы соседи Руси. Все эти арабские свидетельства позволяют видеть в этой части аланов предков нынешних осетин, которые в X в. были соседями касогов, печенегов, абхазцев и Руси (тмутараканской). Но с дру¬гой стороны, едва ли с оссами можно отождествлять тех аланов, о которых Масуди сообщает, что их царство граничит с Сериром (Дагестаном), что их цари носят титул Керкандадж, что столица их страны называется Маас и что царь аланский породнился (во. времена Масуди) с царем Серира. Из того же источника мы узнаем, что аланы сначала были язычники, затем приняли хри¬стианство, а после 320 года геджры, т. е. в половине X века, ко¬нечно, под влиянием мусульман Дагестана, отказались от хри¬стианства и прогнали священников и епископов, которых посылал, к ним царь Рума, т. е. Византии. Это свидетельство также не мо¬жет относиться к предкам нынешних осетин, к которым мусуль¬манство проникло не с востока, а с запада (из Крыма) и при¬том гораздо позже X века.
Таким образом, арабские, как и западные, свидетельства об аланах только отчасти касаются оссов, а частью могут относиться к другим племенам северного Кавказа.
Ввиду всех вышеприведенных доказательств тому, что назва¬ние аланы в свидетельствах средневековых историков и географов; обнимало и предков нынешних осетин, считаем нужным просмот¬реть вообще известия об аланах в хронологическом порядке, под¬вергая каждое отдельному обсужденью. Известно, что этнографи¬ческой отчетливости нельзя искать у средневековых писателей. Древние имена народов вроде скифов, сарматов, аланов, часто повторяются по традиции, прикрепляясь к известной географиче¬ской территории, и еще долго продолжают являться в географи¬ческих и исторических сочинениях, после того как уже истинные носители этих названий исчезли из прежних мест и сменились но¬вым народом. С другой стороны, не редки и случаи смешения на¬родных названий, вследствие некоторого звукового сходства.
Так, некоторые средневековые писатели смешивают аланов с албанами кавказскими, известными у армянских писателей под названием Агованк, и с аламанами, народом германской ветви.
Из известий об аланах нам следует при том остановиться толь¬ко на таких, которые говорят о кавказских аланах. Отметим толь¬ко вскользь, что аланы упоминаются и в западной Европе, рядом с немецкими племенами, причем мы не можем быть уверены в этнической тождественности их с аланами кавказскими. Так, Про¬копий, говоря о движении вандалов к франкам и реке Рейну (438 г.), упоминает, что они увлекли за собою и аланов, племя готское. Вандалы и аланы являются вместе в войске Гизериха в 468 г., причем Прокопий замечает, что в общее имя вандалов слили свои имена аланы и прочие варвары, кроме мавров. Еще до нашествия гуннов Иордан упоминает аланов вместе с вандала¬ми в Паннонии, откуда, опасаясь готов, они переходят в Галлию. Часть аланов вместе со свевами и вандалами переходит Пиренеи к поселяется в Лузитании и provincia Carthaginensis, где впослед¬ствии они были разбиты готским королем Валиа. Затем часть их, подчиненная вандалам, вместе с последними переходит в Африку… Эти странствующие аланы, если они только родичи кавказских аланов, вероятно представляют колено, отторгнутое от главного племени нашествием гуннов и увлеченное ими, в числе других народов, в их странствовании по западной Европе.
Переходим теперь к обзору известий о кавказских аланах в хронологическом порядке.
1) Дионисий географ (около P. X.) соединяет аланов с даками : и таврами и помещает их между таврами и агафирсами.
2) Плиний (29–79 по P. X.) помещает аланов подле роксола¬нов, среди народов, простирающихся от устья Дуная к северу.
3) Иосиф Флавий (37–100 по P. X.) говорит, что народ аланы есть скифское племя, живущее у Танаиса и Меотийского озера. Намереваясь вторгнуться в Мидию и более отдаленные страны с целью грабежа, ски вели переговоры с царем гирканов, так как в руках последнего был проход, который царь Александр (Македон¬ский) закрепил железными вратами. Когда царь гирканов позво¬лил им пройти, они вторгнулись в Мидию и Армению.
Хотя неизвестно, о каком именно вторжении аланов в Азербай¬джан и Армению здесь идет речь, однако факт, сообщаемый Иоси¬фом Флавием и почерпнутый им из восточных преданий, согла¬суется с известиями грузинских анналов о вторжении народов се¬верного Кавказа и преимущественно оссов в Закавказье дербент¬ским проходом.
4) Светоний (75–100 по P. X.) говорит, что когда царь парфян Вологез просил выслать ему на помощь против аланов римские войска под предводительством одного из сыновей Веспасиана, то Домициан употребил все усилия, чтобы его туда послали.
5) Такое же обозначение северо-кавказских народов, и в том числе оссов, именем аланов следует видеть в известии, сообщаемом о походе аланов Дионом Кассием (род. в 155 г. по P. X.). По словам этого писателя, Фарасман, царь Иберский, подучил аланов или массагетов напасть на владения парфян и пропустил их чрез свои земли. Набеги этих варваров главным образом были направлены на Мидию, и только боязнь римского могущества, по-видимому, спасла Армению и Каппадокию от их вторжения. Они возвратились в свою землю, испугавшись угроз Флавия Адриана, правителя Каппадокии, и удовольствовались дарами, которыми осыпала их Вологез, царь Парфянский (в 136 г.).
Странно, что это известие о Фарасмане иберийском не нахо¬дит себе подтверждения в грузинских анналах, между тем как в достоверности его нет достаточно оснований сомневаться. Дион Кассий упоминает даже о поездке этого грузинского царя вместе с женою в Рим, где он так энергично защищал пред императо¬ром Адрианом и сенатом свои поступки, что был совершенно оправдан и ему самому оказаны были в Риме необычные почести, именно: ему вместе с женою дозволено было принести жертву в Капитолии, и конная статуя его была поставлена в храме Беллоны. Вторжение аланов относят к 136 или 138 году; но в это время, согласно с грузинской хронологией, на престоле Грузии сидел не Фарасман II (в 129 г.), а жена его, как регентша при малолетнем внуке его Фарасмане III, которому в 136 или 138 году могло быть 5 или 7 лет, между тем как по Диону Кассию иберийский царь, прибыл с женою в Рим. Очевидно, грузинская хронология в дан¬ном случае, как и во многих других, спутана. Но помимо хроноло¬гической несообразности, в грузинских анналах, в рассказе о цар¬ствовании Фарасмана II, нет никаких намеков на вышеизложен¬ное событие, а о царствовании Фарасмана III нет вообще ника¬ких сведений, кроме лаконического указания, что он правил 33-года. Конечно, в пределы нашей задачи не может входить уста¬новление грузинской хронологии: для нас достаточно того факта, что в I веке по P. X. аланы делали вторжения по наущению Гру¬зии в Мидию и были настолько сильны, что парфянские цари были принуждены откупаться от них дарами.
6) К IV в. относятся сведения, сообщаемые о кавказских ала¬нах Аммианом Марцеллином по поводу нашествия Гуннов. «Эта быстро движущаяся и необузданная человеческая раса (т. е. Гун¬ны), пылающая страстью грабить чужую собственность, разбив и уничтожив разные народы, пришла в страну аланов, прежде на¬зывавшихся массагетами… Земли савроматов простираются от р. Истра до Танаиса… За Танаисом тянутся бесконечные пустыни Скифии. Аланы (Halani), получившие свое имя от гор, частыми победами мало-помалу покорили под свою власть соседние на¬роды и дали им свое имя… Аланы размещены по обеим частям света,… живут на далеком расстоянии друг от друга и кочуют на огромном пространстве; некогда они приняли все одно имя и на¬зываются теперь аланами, потому что у всех их одинаковые нра¬вы, дикий образ жизни и одинаковое вооружение. У них нет (по¬стоянных) жилищ, они не занимаются земледелием, питаются мясом и больше молоком, живут в своих повозках, которые покрывают кусками древесной коры и таскают по неизмеримым сте¬пям. Когда они доходят до мест, поросших травой, то распола¬гают свои повозки в круг и питаются, как звери. Как только корм весь в известном месте уничтожится, они отправляют дальше на повозках, так сказать, свое государство. На этих повозках муж¬чины сходятся с женщинами; там рождаются и воспитываются дети; это – их постоянные жилища, и где бы они ни кочевали, всегда они свою повозку считают своей родиной. Они гонят перед собою стада крупного и мелкого скота и таким образом пасут его; но преимущественно они заботятся о лошадях… Мужчины всякого возраста и женщины находятся при повозках с раннего детства. Молодые люди с раннего детства привыкают к верховой езде, а ходить пешком считают позором. Вследствие разнообразных уп¬ражнений они все хорошие воины. Аланы почти все стройны и красивы; волоса их темно-русые; они страшны своими грозными очами и очень подвижны, вследствие легкости своего вооружения. Они во всем походят на гуянов, но их образ жизни несколько мягче. На охоте и за грабежом они доходят до Мэотийского бо¬лота и Киммерийского Боспора, также до Армении и Мидии… Счастливым считается у них тот, кто испускает дух в сражении; над стариками или же умирающими от случайных болезней они жестоко издеваются, как над уродами и трусами. У них больше всего хвастаются убийством какого-нибудь человека, а вместо того, чтобы у убитых врагов снимать только оружие, они срыва¬ют с них и головы, сдирают с этих голов кожу и вешают ее в виде украшения на груди своих боевых ко«ей. У них нет ни храмов, ни святынь (также нигде не заметно хижин, покрытых соломой); они вонзают в землю голый меч и поклоняются ему, как Марсу… Бу¬дущее они предсказывают каким-то странным способом. Они сре¬зывают с кустов прямые прутья и кладут их в известное время с тайными магическими изречениями на разные места и по ним узнают о предстоящем. Что такое рабство, – им не известно, так как они все благородного происхождения; судьями они выбирают тех, которые отличались долгое время на войне.
Гунны прошли через земли аланов,… убили и ограбили мно¬гих, а с остальными заключили союз и, при их содействии, с большой уверенностью вторглись в просторные и плодородные вла¬дения Эрманариха… ».
Из этого рассказа Аммиана Марцеллина об аланах видно, что для него название аланов – понятие географическое и что оно обнимает целую группу народов, живущих за Танаисом на грани¬це Азии и Европы в кочевом быту. Для изображения этого быта Аммиан припомнил описание скифов у Геродота, а кстати привел без проверки имена народов, живших в тех же местах по свидетельству отца истории. Таким образом у Аммиана снова являются на сцену (§ 14) не только Геродотовы будины в форме видины (Vidini) и гелоны, но и агафирсы, меланхлены и антропофаги.
Это смешение древнего с новым лишает в значительной степени интереса и те сведения, которые он сообщает о нравах аланов. Так, например, читая, что аланы снимают скальпы с убитых вра¬гов и украшают ими грудь своих коней, мы не можем быть уве¬рены, что эта черта взята из действительности, так как и Геро¬дот сообщает о подобном же обычае скифов. То же сомнение воз¬никает и по поводу гадания у аланов, так как подобное же гада¬ние упоминается у скифов. Конечно, не было бы нисколько не¬вероятно, если б обычай, существовавший за тысячелетие до Ам¬миака, и в его время действительно сохранялся у народов, жив¬ших в том же быту и на той же территории, на которой кочевали скифы, и мы даже старались в другой статье показать, что в сказаниях северо-кавказского эпоса сохранились следы, например, обычая скальпирования, а в быту осетин – гадание палочками и культ меча; но, повторяем, все же сведения, сообщаемые Аммианом Мерцеллином о быте аланов, внушают мало доверия, так как представляют продукт не личного наблюдения, а книжной начитанности. Лишь одно сведение об аланах не может быть за¬подозрено в плагиате и потому представляет несомненный инте¬рес: это то, что Аммиан сообщает о внешнем виде аланов. Здесь уже нет ни одной черты, напоминающей наружность Скифов в изображении, например, Гиппократа . Аланы, говорит Аммиан Марцеллин, почти все стройны и красивы; волоса их темнору¬сые… Эти черты – стройность стана и красота – отличительные признаки кавказского племени, а темнорусые волосы между кав¬казскими народами встречаются, по-видимому, всего чаще у осе¬тин. Другое известие Аммиака, подтверждаемое другими источ¬никами, то, что Аланы на охоте или за грабежом доходят с одной стороны до Мэотийского болота и Киммерийского Боспора, с дру¬гой до Армении и Мидии. Мы видели, что грузинская летопись нередко говорит о вторжении осетин с леками (лезгинами) и народами севера в Закавказье, Армению и Азербайджан. Нельзя сомневаться в том, что все эти северокавказские народы, которые грузинская летопись называет иногда по именам, известны были римлянам под общим именем аланов; но из числа этих народов западным летописцам, конечно, были ближе известны именно те, которые чаще являлись у Мэотийского болота и Боспора, т. е. предки осетин и черкесов (адиге). Поэтому не мудрено, что приз¬нак осетин – темнорусые волосы – был приписан Аммианом Марцеллином всем аланам, хотя тот же писатель ясно указывает на то, что название аланы – понятие не этнографическое, а географическое. Аланы, по его словам, кочуют на огромном пространст¬ве; некогда они приняли все одно имя, потому что у всех их оди¬наковые нравы, дикий образ жизни и одинаковое вооружение.
7. О кавказских аланах мы имеем далее некоторые сведения от VI столетия, от царствования императора Юстиниана. В его время византийскому владычеству в юго-западной части Заказказья, в долине Риона, угрожала опасность со стороны персов, которые владели уже всей восточной стороной Закавказья и Дагестаном. Персы постоянно побуждали к набегам на римские владения разные кавказские племена, особенно аланов и абхазцев. Лазия отпала от византийцев и им для упрочения своего влияния пришлось построить в ней приморскую крепость Петру.
В 549 году, чтоб отразить персов, Юстиниан отправил в За¬кавказье войска под начальством Дагистея. Тогда царь лазов, Губазес, снова перешел от персов на сторону римлян и, узнав о приближении персидских войск, по свидетельству Прокопия, дви¬нулся со всеми силами колхов к крайней восточной границе Лазии, чтоб оберегать горные проходы, в свою страну. Предвари¬тельно он призвал на помощь аланов и сабиров. Эти племена, выговорив себе в награду 300 фунтов золота, обещали не только сохранить вместе с лазами Колхиду от неприятеля (персов), но и опустошить всю Иберию, чтобы лишить персов возможности и на будущее время вторгаться с этой стороны.
Не останавливаясь на описании перипетий войны Юстиниана с персами, отметим только, что аланы, действуя в 549 году в сою¬зе с Губазесом и римлянами, в следующем году являются в боль¬шом количестве в войске персов, вторгнувшихся в Колхиду под начальством полководца Хориана. По окончании войны Юстиниа¬на с персами, в мирный договор было включено условие, чтобы персы не пропускали ни гуннов, ни аланов, ни других варваров, в римские владения через проход Хруцон и Каспийские врата; в свою очередь римляне обязывались не посылать своих войск в те места против персов.
Из этого указания видно, что аланы занимали в это время се¬верный Кавказ, а горные проходы, соединяющие его с Закавказь¬ем, и Каспийскиетфата – были в руках персов, так же как восточ¬ная часть Закавказья. Это подтверждается и приведенными нами (в главе I) грузинскими свидетельствами.
Незадолго до года заключения мирного договора между пер¬сами и римлянами, в царствование в Иберии Фарасмана V (528– 542 г.) оссы делают набеги на Грузию и царь грузинский подчи¬няется персам. Распоряжаясь в этой стране, как в вассальной, персы должны были, конечно, оберегать и все горные проходы, дававшие в нее доступ со стороны севера.
8. При преемнике Юстиниана Юстине II продолжалась война римлян с персами на Кавказе. Кавказские племена принимали в ней деятельное участие, одни – в качестве союзников римлян, дру¬гие – персов. На стороне, первых упоминаются колхи, абасги и Сароес царь аланов. От того же времени сохранилось любопыт¬ное известие о посольстве, отправленном Юстином в 569 г. к вос¬точным туркам. На возвратном пути из их страны византийские послы решили пройти чрез страну аланов, чтобы соединиться со своими войсками, стоявшими, вероятно, где-нибудь, в римских об¬ластях на Кавказе, т. е. в долине Риона. Послы шли с великим страхом, говорится у Менандра, ибо боялись народа горомосхов. Когда они явились вместе с турками, их сопровождавшими, к предводителю аланов Сародикх (по-видимому, тому же лицу, которое названо выше Сароесом, а’ в другом месте Саросием и Сарагосием), то последний принял римлян милостиво, а послов от турок допустил к себе лишь под условием, чтобы они сложил» оружие. Препирательства по этому поводу продолжались три дня. Вместе с тем Сародий отсоветовал Земарху идти чрез область миндимианов, так как около Суании (Сванетии) сидели персы в засаде, а посоветовал возвратиться к себе (т. е. к римским вой¬скам) чрез Дарину.
Трудно сказать, кто были эти миндимианы, жившие где-то око¬ло Сванетии, т. е. на юго-западе от нынешних осетин, дигорцев. По-видимому, они тот же народ, который в других византийских известиях называется мисимианами, что, впрочем, нисколько не¬ уясняет дела. Но для нас любопытно вышеприведенное известие потому, что оно отчасти уясняет местность, занимаемую аланами: они сидят на юге от турок и на севере Кавказского хребта. Про¬ход Дариал, упоминаемый Менандром, как доказывает Дюбуа де-Монперё, не Дариал, а более западный проход, образуемый ущельем Маруха и долиной Цебельдинской, орошаемой Кодором. и его притоками.
9. От царствования Тиберия II Константина (578–582) сохранилось важное известие о покорении аланов (вернее части их) турками. Когда император отправил послов к Турксанфу, то последний величался перед ними тем, что ему подчиняется земля от крайнего востока до крайних пределов запада. «Посмотрите, несчастные (таковы были его слова), на народ аланский и даже на самое племя унигуров (одна орда гуннов). Хотя они одарены отличной храбростью, отвагой и силой, однако, вступив в бой с непобедимым народом турок, не получили ничего, на что надеялись, и теперь повинуются нам и считаются в числе наших рабов».
10. От начала VIII века, когда на Кавказе оказывают сильное влияние арабы, которым подчинилась Грузия, Абасгия, Лазия, когда византийскому влиянию угрожает серьезная опасность, дошло до нас известие о посещении Алании византийским чиновником. В 703 г. император Юстиниан II Ринотмет посылает в Ала¬нию спатария Льва (впоследствии ставшего императором, под именем Льва Исаврийского), с целью подкупить аланов ко втор¬жению в Абасгию, Лазику и Иберию, которые находились под властью сарацин. В это рискованное предприятие император от¬правил Льва с целью от него избавиться, так как подозревал его в честолюбивых замыслах. Спатарий, прибыв в Лазику, спрятал деньги в Фазисе (Рионе) для большей безопасности и, сопровож¬даемый несколькими туземцами, отправился в Апсилию, откуда, перейдя Кавказский хребет, прибыл в Аланию. Тогда император, чтоб погубить Льва, послал людей взять деньги, спрятанные в Фазисе. Аланы, встретив спатария с почетом, повиновались его словам, вторгнулись в Абасгию и опустошили эту область. Тогда властитель абасгов велел сказать аланам: «император, по моему мнению, не мог отправить более искусного во лжи человека, чем спатарий, чтобы возбудить раздор между близкими соседями. Спатарий обманул и нас, обещав нам денег, а затем Юстиниан послал за ними и взял их обратно. Выдайте нам спатария, за три тысячи монет, и прежний мир между нами не будет нарушаться». Аланы отвечали на это: «мы не отказались повиноваться спатарию не ради денег, а из уважения к императору». Абасги снова послали им сказать: «выдайте нам спатария и мы заплатим шесть тысяч монет». Тогда аланы, с целью разведать область абасгов, обещались за 6 тысяч монет передать спатария в их руки. Свой план они сообщили спатарию в следующих словах: «путь в об¬ласть римлян, как сам видишь, заперт для тебя со всех сторон; отсюда тебе нелегко выйти; поэтому нужно прибегнуть к хитро¬сти относительно неприятеля: мы сделаем вид, что готовы тебя выдать им, пошлем тебя к ним с несколькими из наших людей, наследуем их ущелья и потом, сделав на них нападение, пройдем их страну и опустошим ее; таким образом, мы достигнем своей цели». Затем поверенные от аланов отправились в Абасгию, дали обещание выдать спатария и получили богатые дары. Вместе с ними пришли к аланам поверенные от абасгов, чтоб уплатить деньги и получить спатария. Тогда аланы сказали Льву: «эти люди пришли за тобою, так как ты им выдан, и вся Абасгия ждет тебя связанного».
Из дальнейшего мы узнаем, что хитрость аланов заключалась в следующем: когда поверенные абасгов со скованным спатарием возвращались домой, на них напала горсть аланов под предводи¬тельством Итаза, перебила сопровождавших спатария абасгов, ос¬вободила его самого и скрыла его на время в потаенном месте. Вслед затем аланы вторгнулись чрез ущелье в Абасгию, опусто¬шили ее и взяли множество пленных. Однако все же спатарию нельзя было пробраться домой. Тогда император велел сказать абасгам, что простит им все их вины против римлян, если они дадут свободный проезд спатарию через свою страну. Абасги сно¬ва обратились к аланам и просили их передать им спатария, ру¬чаясь заложниками в том, что доставят его в сохранности римля¬нам. Но спатарий, не доверяя обещаниям абасгов, не решился на это и предпочел на время остаться у аланов. Лишь через несколь¬ко лет Льву удалось выбраться, при содействии аланов и с раз¬ными приключениями, из Алании и достигнуть моря в области апсилов.
Из этого любопытного рассказа Феофана о пребывании буду¬щего императора Льва в Алании, видно, в каких отношениях на¬ходились аланы к византийцам. Ведя войну с арабами, византий¬цы, следуя обычной своей политике, подкупали горские племена, жадные до денег, для набегов на непокорные или отпавшие от Византии области. Воинственное племя аланов, гнездившееся в неприступных горных трущобах, было удобным оружием в руках Византии.
Немудрено, поэтому, что византийский двор не скупился на деньги, чтоб подкупить аланов для набегов на их ближайших со¬седей по ту сторону хребта – абасгов (абхазцев) и лазов. Гра¬нича, по этому свидетельству, с абасгами, аланы должны были занимать область верхнего течения Кубани и ее притоков, т. е. сидеть далее на запад, чем в настоящее время сидят их потомки осетины. Мы уже знаем из других указаний, что осетины оттесне¬ны были в долины притоков Терека лишь впоследствии, когда тюрко-татарские и черкесские (Кабарда) племена заняли их ста¬ринные места на западе в горах и равнине.
Упомянем, что свидетелями сношений осетин с Византией мож¬но считать многочисленные монеты византийского периода, до сих пор находимые в осетинских могилах.
Упоминания об аланах в дальнейшие века в византийских ис¬точниках не прибавляют ничего к нашим сведениям об этом на¬роде. От VIII до XI века совсем не дошло известий. В XI веке упоминается о браках византийских императоров с аланками и об отрядах аланов на службе у византийцев. От начала XIV века сохранилось известие, довольно пространное, у Пахимера, о судь¬бе отряда в 16 000 аланов, состоявшего на византийской службе при императоре Андронике Старшем и Михаиле. Но эти свиде¬тельства представляют лишь незначительный интерес и притом Пахимер, быть может, употребляет название аланов не в этно¬графическом, а в географическом смысле.

Вышеприведенные византийские известия об аланах свидетель¬ствуют большей частью о том, что некоторая часть этого народа принимала участие в событиях, совершавшихся в Закавказье, доставляя дружины на помощь византийцам в их войнах с персами и арабами. О судьбе главной части аланов, живших по сию сторо¬ну Кавказского хребта, мы не находим точных сведений и должны довольствоваться лишь неопределенными намеками. В настоящее время, как мы выше видели, горные долины на запад от дигорцев по рекам Череку, Чегему, Баксану и далее по верхнему течению Кубани, места, раньше занятые предками нынешних осетин, засе¬лены обществами тюркского происхождения – балкарцами, хуламцами, чегемцами, урусбиевцами и карачаевцами. Является воп¬рос, с каких пор предки осетин приходят в столкновение с наро¬дами тюркского племени и как происходило вытеснение осетин из древних мест их поселения. Если на последний вопрос и нель¬зя дать вполне точного ответа, то все же из исторических источ¬ников можно собрать некоторые указания на отношение аланов к тюркским племенам.
Самое ранее свидетельство об этом относится к последней четверти IV века и содержится в известии Аммиана Марцеллина, что гунны, вторгнувшись в земли аланов, многих убили и ограбили, а с остальными заключили союз.

Pages: 1 2 3 4
Рубрика: Осетины
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.