Суббота, Февраль 18th, 2017 | Автор:

Кубатиевы, как и другие представители знати Северного Кавказа, входили в различные феодальные группировки. Иногда несколько группировок объединялись в один феодальный блок. Так, в декабре 1766 г. майор Татаров доносил полковнику Копыловскому «о собрании как Большой Кабарды, так и Малой владельцами и узденями и прочими горскими народами, яко то Карачай, Чегем, Балкар, Дугор, Каражау, Кубатием, находится на общем собрании (курсив мой – Ф.Г.) и согласии» (ЦГА РД, ф. 379, д. 638, л. 70).
Состав феодальных блоков не отличался постоянством. Даже при жизни одного поколения он мог радикально перемениться, как могла измениться его внешнеполитическая ориентация. Например, по свидетельству Татищева, тагаурцы «бывали за Айтек-мурзою Черкесским, да от него отложились» (Белокуров, 1889, с. 508). В XVIII в. осетинские владельцы в большинстве своем входили в группировки малокабардинских феодалов, другие ориентировались на князей Большой Кабарды. Во второй половине XVIII в. часть баделятов изменила прежнему сюзерену Таусултанову. Причину этого со слов «старшин Кантемирских» в 1802 г. выяснил А.Е. Соколов: «владельцы Большой Кабарды, приметя ослабление потомков Тав-Султана, от разделения между ними происшедшего, употребили случай тот в свою пользу, начав господствовать не только над самими Тав-Султанами, но и над всеми прочими селениями, на их земле находящимися: Кубатиевым, Тугановым, Каражаевым, Шегемовым и Кабановым,… преклонив к себе старшин сих селений, так и всех Дигорских, избыточными подарками [курсив мой – Ф.Г.]; и таким образом владельцы Большой Кабарды распростерли власть свою до самых подошв Снеговых гор» (Библиографическая…1875, сс. 21-22). Переориентация баделятов связана с ослаблением позиций князей Малой Кабарды. В 1752 г. умер наиболее могущественный из них – Адильгирей Гиляксанов. Его наследники Батай и Али-Арсланбек Таусултановы не пользовались тем политическим весом, каковой имел дядя; чем незамедлительно воспользовались их противники: «некоторые Большой Кабарды владельцы призывают их осетин под свою власть, обнадеживая при этом их защищением» (ЦГА РД, ф. 379, д. 500, лл. 47 об. – 48 об.). В конце концов, часть осетинских феодалов заключила союз с князьями Большой Кабарды. Отношения с новыми сюзеренами закреплялись «избыточными подарками» – практика, характерная для средневекового Кавказа. Каждый владелец, вступая в связь с князем, получал от него т.н. «уорк-тын», в русских источниках известный под названием «узденьской дани». По обычному праву получение уорк-тына было единственным, что связывало феодала с сюзереном, которому служили по своему выбору и добровольному соглашению. Отношения между партнерами по феодальному блоку тогда считались закрепленными, когда «узденьская дань» выплачивалась сполна (Гарданов 1967, сс. 182-183).
13 Память об Абисаловых сохранилась в топонимической номенклатуре Западной Осетии. Так, развалины строений в местности Ахсиаг к югу от с. Думта до сих пор именуются Абисалти царан «Место жилища Абисаловых». Под названием Абисалти масуг «Башня Абисаловых» известен комплекс из башни и средневековых строений, расположенный у юго-западной стороны сел. Махческ. Правда, этот же комплекс известен и под другими названиями: Далдзагати къубус «Холм ниже солнечной стороны» и Астанти федартта «Укрепления Астановых» (Цагаева 1975, ч. II, с. 378).
Совсем недавно В.А. Кузнецов выступил с оригинальной попыткой рассмотреть происхождение баделят через археологические данные. С этой целью ученый обратился к археологическим материалам, полученным П.С. Уваровой в ходе раскопок в высокогорном ауле Махческ. Всего было исследовано 15 каменных ящиков, из коих 6 оказались нетронутыми, остальные ограбленными. Среди первых своим обрядом и сопровождающим инвентарем выделялось погребение № 6. Существенным представляется наличие деревянного гроба, вставленного в каменный ящик длиной 1,78 м. При этом гроб был облицован тонкими бронзовыми пластинами, а костяк покрывала шелковая белая материя. Аналогичная материя неоднократно отмечена в катакомбах Змейского могильника XI-XII вв. хорошо сохранился уникальный цветной головной убор. Археологи проследили «генетическую связь между головными уборами Змейской и Махческа. Могила № 3, писала П.С. Уварова, была самой богатой. Из сопровождающего инвентаря выделяются стеклянный сосуд [вероятно, итальянского производства], три слоя ткани и одежда. Последняя, как и в могиле № 6, поражает «высоким качеством как материалов [шелк, войлок, кожа], так и отделки из золоченых и посеребренных аппликаций и шнуров, вышивок и аксессуаров» (Кузнецов 2012, сс. 101-102).
Некрополь Махческа находится на северной стороне «холма, ближайшего к замку» Абисаловых. Более того, некрополь может быть «связан с обитателями замка». Каменные ящики тянутся от склепа Абисаловых до группы склепов Царциата на протяжении 200 м. В ходе раскопок 1978 г. археологи вскрыли 11 каменных ящиков. По деталям обряда, наличию деревянных гробов, каштанов и орехов данные погребения «весьма близки могилам, раскопанными Уваровой…» и датируются XIV-XVII вв. Могильник «очень крупный и продолжительный по времени» (там же, с. 102).
Подводя итоги, Кузнецов отметил: «Бросается в глаза богатство могил, раскопанных Уваровой. Роскошные импортные одежды, украшения, сосуды итальянского, китайского производства стоили дорого и это ярко свидетельствует об очень высоком статусе (курсив мой – Ф.Г.) погребенных… Полагаем допустимой версию о том, что исследованные Уваровой могилы Махческа близ «замка» Абисаловых – родового гнезда Баделят – принадлежали первому поколению этих властителей Тапан-Дигории» (там же, с. 106).
Чрезвычайно интересен «Список членов бадилатских, царгасатских и гагуатских фамилий Дигорского общества. 28 июня 1860 года». Из Абисаловых в нем значатся: «майор Джамбулат, 38 лет от роду»; штабс-капитан Кургоко Хаджи; поручик Абисал 55 лет; Кургоко и Абисал с семействами отправились в Турцию. Подпоручик Алимурза 40 лет со своим семейством отправился в Турцию, а сын Егор Магомет-мурза остался у воспитателей. Пшемахо 35 лет, Хатахшуко 32 лет, штабс-капитан Элькан 30 лет, ротмистр Генардук 29 лет, Тасултан 20 лет; все по происхождению и поведению со стороны народа признаны достойными. Асланко 52 лет с сыновьями: капитаном Бадом 22 лет, Сафарби 15 лет и др. (ЦГА РСО-А, ф. 291, оп. 1, д. 30, лл. 18-27 об.).
14 Фамилия Тугановы восходит к тюркскому туган «сокол». Основное владение данной ветви баделятов – Дур-Дур – одно из самых крупных селений в предгорной зоне Северной Осетии. Точно установить дату его основания не удается. Примерное время – середина – вторая половина XVIII в. Штедер в 1781 г. отмечал аул Дур-Дур, «считавшийся за баделятской семьей Таговер» (Тугановы), которая в то время состояла из семи братьев (ОГРИП, сс. 50-51). По данным Ю. Клапрота, в начале XIX в. Тугановы жили в Хинашкау, Гуларкау (70 дворов) и нескольких аулах на реке Дигор и Черекдон. Во всех селениях Тугановых было 400 дворов крестьян (Klaprot 1814. Bd. II. SS. 392-395).
Штедер охарактеризовал Дур-Дур как «значительное селение». Его название «камень-камень», – по мнению Штедера, – произошло от большого количества камней. В то время «селение Дур-Дур, (расположенное) в полуверсте от предгорий, считалось за бадилатской семьей Таговер (Тугановых), которая состоит сейчас (в 1781 г.) из 7 братьев, старший из которых Эйдек для сохранения своих прав заново крестился». Земельные угодья предгорного аула Дур-Дур были, несомненно, гораздо плодороднее участков в горах. По свидетельству Штедера, «в садах… разводят бобы, турецкий маис, редьку, огурцы и большое количество обыкновенного зеленого табака; всем этим они торгуют с Моздоком. Они хорошо обрабатывают поля и обменивают излишки на скот у кабардинцев… У них имеются большие стада, по сравнению с другими горцами они зажиточны, в чем им помогли плодородная почва и хорошее местоположение». Такую же характеристику угодьям Дур-Дура дал Клапрот, кавказская экспедиция которого проходила в 1807-1808 гг.: «Их урожай обычно так обилен, что они могут продавать большую часть своего урожая дигорцам, живущим в высоких горах».
Общая площадь земель Дур-Дура составляла 20 000 десятин. Даже когда часть участка выкупила казна, он составлял 12954 дес. 1495 сажен, в 1837 г. «дарованном по особой монаршей милости генерал- майору Туганову».
В средневековой Западной Осетии Тугановы относились к числу самых богатых и влиятельных фамилий. Им принадлежали большие стада овец и крупного рогатого скота; в предгорных владениях успешно развивалось сельское хозяйство. Помимо указанного выше большого участка (12954 дес. 1495 сажен), в 1837 г. «по особой монаршей милости дарованного генерал-майору Туганову», этой фамилии принадлежали и другие угодья. В делах Кавказского комитета сохранились документы, по которым «в потомственной собственности» Тугановых находились следующие участки: «Савар-ардос» 2 дес. 2112 сажен – за мужской частью фамилии «из рода Афая». Обширные угодья «Сурх» 1496 дес. 2076 сажен поделены на 4 участка, один из которых – 978 дес. 2161 сажен – также принадлежал Тугановым из рода Афая. Надел «Ханазон» в 84 дес. 180 сажен – «Бекмурзе и его племяннику Татаркану Мурзабековичу» и т.д.
Во второй половине XIX в. Дур-Дур превратился в один из крупнейших на Кавказе конезаводов. В 1874 г. в газетной версии работы «Заметки об Осетии и осетинах» Д. Лавров отмечал: «Самые многочисленные конские табуны во всей Осетии принадлежат крупному местному землевладельцу Туганову; в этих табунах можно увидеть лучшие экземпляры осетинского коневодства».
15 Каражаовы // Каражаевы. Одноименный аул, по данным Штедера, – «колония дигорцев, лежит на северо-запад от Урсдона под лесистыми предгорьями на Уруге». Ему вторил Клапрот: на р. Урух располагался аул «Караджау (или Маскуава)» (современный Хазнидон, принадлежавший баделятам Каражаевым (Klaprot 1814. Bd. II. SS. 392-395). Основан на земле (800 десятин), купленной «у кабардинских князей Анзоровых, с дозволения Тасултановых, за 20 душ мужского пола». На карте С. Чичагова 1744 г. отмечено лишь одно осетинское село – Каражаево (Масыгкау, Хазнидон). Об этом же населенном пункте упоминается и в документе 1753 г.: «Деревня Каражау, жители из христианского закону, на реке Урюфе, в протекции у Кайтокина рода». Селение это основано дигорскими феодалами Каражаевыми из горного аула Камат. Позже к ним переселились Гегкиевы, Байсангуровы, Абиевы, Аркаевы, Гадаевы и др.
По Клапроту, Каражау «называется также Маскуава и получило свое первое название только от своих владельцев – фамилии Каража из племени бадилатов. Оно и находится на очень крутой горе… К югу от селения тянутся леса вплоть до крутых черных гор. Жители имеют свои хлебные поля на правом берегу Уруха, и только незначительное их количество находится на Харисдоне, так как земля там менее плодородна. Их (крестьян аула Каражау – Ф.Г.) урожай обычно так обилен, что они могут продавать большую часть своего урожая дигорцам, живущим в высоких горах. В связи с тем, что леса на правом берегу Уруха дают прекраснейшее дерево, жители Маскуава, в противоположность осетинскому обычаю, построили свои дома из дерева» (Klaprot 1814. Bd. II. SS. 394-395).
В «Докладной записке» от 24 мая 1857 г. майора Исмаила Каражаева командиру 20-й пехотной дивизии и войсками Левого крыла генерал-лейтенанту Евдокимову говорится: «С давнего времени предки мои (И. Каражаева) пользовались землею в 3760 десятин, находящихся в Дигории» (ЦГА РСО-А, ф. 254, оп. 1, д. 6, лл. 6 об – 7).
Повинности крестьян, живших в равнинном селении Каражаевых, существенно отличались от «платежей личных и поземельных податей простым Дигорским народом, живущем в горах… своим Бадилатам» (там же, ф. 291, оп. 1, д. 10, лл. 4-6). В «Списке о числе подвластных бадилатам крестьян» по далеко не полным данным, у Каражаевых только в Хазнидоне проживало 47 человек. Для сравнения приведем данные из того же списка: у Тугановых – было 149 дворов, Кубатиевых – 295, Абисаловых – 158, Чегемовых – 26, Бутуевых – 43 (там же, лл. 6 об. – 7).
С Караджаево (Хазнидон) связано одно из самых заметных событий в истории позднесредневековой Осетии – уход почти всех крестьян от владельцев аула – бадилатов Караджаевых.
Со времен основания Моздока этот район стал основным регионом, где горские крестьяне становились казаками, находили свободу и землю. В начале XIX в. только в Черноярской и Новоосетинской проживало 473 казака из осетин. Между этими поселениями осели 266 адамихатов, образовав село Осетинское. Все 266 жителей с. Осетинского первоначально обитали в предгорном ауле Масыгкау (у Штедера и Клапрота – Каратша, Маскуава), принадлежавшего баделяту Каражаеву. По преданию, убийство кабардинского князя, пытавшегося увезти крестьянскую девушку, нарушило порядок жизни с. Масыгкау. Адамихаты обратились за помощью к командующему войсками Кавказской линии. После этого присланные казаки помогли крестьянам перебраться на Кавказскую линию. В ауле Масыгкау с баделятами Каражаевыми остались Цориевы, Гоценаевы, Кертановы и Марзоевы.
Летом 1764 г. около четырех тысяч адамихатов предприняли попытку ухода от баделятов. Кабардинские князья уговаривали их «ласкою и со угрожениями, чтоб они с своими владельцами помирились и жили на прежних своих местах. Но они, дигорцы, в том их не послушали для много оказанных им от своих владельцев обид и притеснений, от примирения отказались с истинным намерением перейти к поселению в Моздок». Вскоре «Большой Кабарды владельцы от них отъехали и остались только два Малой Кабарды владельца Тасолтановы» (Гальцев 1942, сс. 155 – 156). Уговоры и угрозы кабардинских князей, видимо, возымели действие, ибо в Моздок в 1764 г. по одним данным переселилось 6 семей осетин (Бентковский 1876, № 33), по другим данным – 5, состоявших из 14 душ м.п. и 10 д.ж.п. (Гальцев 1942, с. 207), по третьим – всего две семьи: 4 д.м.п. и 6 д.ж.п. (ЦГА РД, д. 55, л. 27).
Дореволюционные исследователи уход крестьян от Каражаевых связывали с совместной деятельностью дигорских феодалов и их давних союзников – князей Кайтукиных. Баделята, якобы, попросили Кайтукина «наказать масукауцев». Однако крестьяне «наказали» самого князя: он погиб в стычке.
Переселение подвластных Каражаевых подтверждается и официальными документами. Сравнивая их данные с содержанием исторического предания, поражаешься, насколько точно отражена реальность в фольклорном памятнике.
Весной 1810 г. в рапорте наместнику Кавказа Тормасову командир 19-й дивизии Булгаков сообщал о притеснениях дигорских крестьян, об их желании «переселиться к кордонной линии Кавказской». Под прикрытием присланных Булгаковым казаков адамихаты в числе 269 (в предании – 266) душ «со всем имуществом и скотом» переправились к Прохладненскому карантину. Через несколько дней они прибыли в Черноярское, где прожили более трех лет. Затем ниже по течению Терека, в 3-х км от Черноярского, для крестьян выделили участок в 12 000 десятин, выкупленный казной за 10 тысяч рублей у помещика Реброва. Адамихатам оказали финансовую помощь для устройства на новом месте, приобретения леса, скота, лошадей и т. д. не менее чем от 150 до 200 рублей ассигнациями. Всего на эти цели выделили 20 676 рублей. В обязанности крестьян входило несение караульной (казачьей) службы.
Некоторые особенности социальной структуры отметили еще путешественники: «все осетинские старейшины имеют собственных крестьян, пленных или купленных рабов, прислуживающих им в доме, – писал Клапрот, – а также свободных подданных», с которых взимали «весьма умеренный налог». «Свободные подданные» могли «переменить хозяина или место обитания» (Klaprot 1814. Bd. II, S. 615). В этом случае крестьянин выходил из сферы эксплуатации одного феодала и попадал в зависимость к другому.
В «Докладной записке» от 24 мая 1857 года майор Исмаил Каражаев писал начальнику бывшего Центра Кавказской линии: «С давнего времени предки мои и я (И. Каражаев) пользовались землею в 3760 десятин, находящихся в Дигории». Свидетелями выступили «Бадилат Бекмурза Кубатиев, штаб-ротмистр Бахта Кубатиев и бадилат Камбулат Кабанов, которые с разрешения моего (И.К.) помещались с подвластными своими на вышеозначенной земле, с уплатой мне каждогодно подати» (ЦГА РСО-А, ф. 254, оп. 1, д. 6., лл. 6 об. – 7).
16 Самым ранним письменным источником, упоминающем баделят Кабановых, возможно, является известие «Никоновской» летописи о пребывании на Северном Кавказе отряда (500 стрельцов и 500 казаков) Григория Плещеева. В сентябре 1562 г. эти «государевы люди» по приказу Ивана Грозного отправились в Кабарду к Темрюку Идаровичу, принявшему в 1557 г. подданство России. Отряду вменялось в обязанность способствовать укреплению власти Темрюку в борьбе с противниками. К моменту прихода воеводы Темрюк с сыном Домануком спасался от своих врагов в Астрахани. С помощью русских войск Темрюк «воевал Шепшуковы улусы да воевал Татцкие земли близ Скиньских городков и взяли три городки: Мохань, город Енгирь, Каван и мирзу телишку убили и людей многих побили… И воевали землю их одиннадцать дней и взяли кабаков Мшанских и Сонских сто шестьдесят четыре, и людей многих побили и в полон имали, да взяли четырех мурз: Бурната, Ездноура, Бурнака, Дудыля» (КРО, т. 1, сс. 10-11). «Приведенное известие, – отмечала Е.Н. Кушева, – заслуживает специального комментария кавказоведов для определения упомянутых в нем топографических и племенных названий» (Кушева 1950, с. 276).
Термин Каван исследователи связывают с осетинским «Кав-ан», в значении стоящий в воротах, т.е. в горном проходе. Но скорее всего это аул Кабановых – Кабантикау на р. Лескен недалеко от входа в дигорское ущелье. Не вызывают сомнений тесные отношений между Сафарали Каражаевым и известным политическим деятелем начала XVIII в. Арсланбеком Кайтукиным.
Из «Показаний», отобранных комиссией полковника Шостака, следует, что в середине XIX в. подвластные Кабановых платили им как в горах, так и на равнине. «Когда Кабановы жили на реке Белой, то получали то же самое, как и остальные фамилии, когда же поселились на Линии, то и там подвластные отбывали ту же повинность, пока кабардинцы Анзоровы не присвоили себе земли, с тех пор все дигорцы, живущие в ауле Кабанова платят уже Анзоровым со двора по одному барану, а своим Бадилатам ничего не платят» (ЦГА РСО-А, ф. 291, оп. 1, д. 10, лл. 5 об. – 6).
В «Списке депутатов, избранных в комитет при Военно-Осетинском округе» значился Хамурза Кабанов, «из гагуат» (там же, л. 16).
17 Шекемовы // Чегемовы. В «Извлечениях из показаний, отобранных полк. Шостаком в 1852 г. о плате личных и поземельных податей простым Дигорским народом своим Баделятам». Как не имеющим участков земли, то и подвластные их отбывали подать тем бадилатам, в участках коих они пользовались поземельностию» (ЦГА РСО-А, ф. 291, оп. 1, д. 10, лл. 5 об. – 6).
Напомним, что в материалах сословно-поземельных комитетов и комиссий Чегемовы с завидным постоянством относились к наименее обеспеченным бадилатам (там же, л. 6).
Среди документов сословных комитетов выделим «Подписку» от 22 августа 1859 г. Подготовили данный документ «избранные от Дигорских Бадилат Депутаты». В нем, в частности, говорилось: «по доверенности нам всего нашего Бадилатского сословия, мы единодушно соглашаемся, что все народы, бывшие до пред сего нам подвластными и платившие нам разного рода повинности, могут быть от нас совершенно освобождены, с тем, ежели внесут нам выкуп определительно за каждую душу мужского пола серебром по 50 руб. или по 300 руб. со двора. После чего мы обязуемся не присваивать уже себе никаких более прав своих и на их к нам подчиненность» (там же, лл. 24 – 24 об.).
18 В тех же документах говорится «о признании в алдарском достоинстве некоторых бадилат и царгасат». Среди них названы Битуевы «2 семейства, 3 человека» (там же, лл. 24 об. – 25, 32).
19 Кантемировы. Фамилия Кантемировых восходит к тюркскому кантемир = хан + темир «правитель» + «прочный», «стойкий», буквально «железо», в итоге – «железный правитель». Ценные сведения сохранились в документах сословно-поземельных комитетов и комиссий. К таковым, например, относится «Прошение в Комитет при Военно-Осетинском округе от жителей аула Стыр-Дигория Хадяш Карабугаева, Мурзака Таймазова и Магомета Кантемирова» (25 июня 1860 года). В «Ведомости жителей Кизляра, имеющих свои дома и земли» указан царгасат Тотраз Кантемиров.
«Георгий XII назначили жалованье тебе, Вахта Кантемирошвили, в год 20 марчили парчи. Если ты будешь служить верно и добросовестно, тогда то определенное тебе жалованье будешь получать из нашей казны должностных лиц нашего двора, и не прекратят, знай ты, и ты должен остаться служить усердно. Сентябрь. 4. 1800 года».
Соответствие подписи нижеподписавшемуся, удостоверяю, что предыдущая подпись сделана собственноручно и соответствует оригиналу подтверждено тифлисским нотариусом М. Картвеловым: «Я, в присутствии моем, Михаила Лазаровича Картвелова, тифлисского нотариуса, в конторе моей, находящейся в 3 уч. гор. Тифлиса на Гедованской улице в доме № 4, лично мне известным князем Соломоном Давидовичем Гедовановымъ, живущим в Тифлисе, 9 апреля 1914 года».
20 Фамилия Карабугаевы разбивается на составные кара и буга. Первая часть дословно означает «черный». Однако очень рано в тюркских именах и титулах кара использовалось в значении «великий», «могучий». Вторая часть – буга – «герой». Таким образом, карабуга означает «великий герой». Впервые в письменных источниках царгасата упоминаются в материалах статейных списков российских посольств середины XVII в. В частности, послы стольник Толочанов и дьяк Иевлев на пути в Имеретию (1650-1652 гг.) останавливались в Анзоровой Кабарде. Сюда «приходили из гор… два человека дигорцев смотреть государевых послов, а имена их Смаил да Чибирка». Им задали вопрос: «отколе пришли, и какова владения люди, и для чево пришли. И они сказались дигорцы. Жилище их в горах, вверх по реке по Урухе, а владелец у них Алкас мурза Карабгаев; а владенья его четыре кабака. А до первого, де, их владения, до дигор, от Зазаруки Кабака половина дня ходу, а от их владения до стир/ди/горцев день ходу… Да они же, дигорцы, говорили: только де государь изволит близко гор поставить свой государев город и воинских людей устроит, и они де дигорцы и все горские люди будут его государевы холопы».
Следующее известие об этом ауле приходится на 1743 г. Коллегия иностранных дел России через кабардинских владельцев Магомета Атажукина и Адильгирея Гиляксанова, а также костиковского владельца Алиша Хамзина получила «известия о горских народах». В этом описании народов Северного Кавказа отмечен «седьмой народ – сюрдигор, живут в горах, по вершине реки Урюха и других ближних рек, против Малой Кабарды, разстоянием от деревни владельца Адильгирея Гиляксанова день езды, и с тою Малою Кабардою постоянный имеют мир… и взаимно между собою женятца, дюгоры и сюрдигоры на кабардинках, а кабардинцы на их дочерях, язык имеют особливый, а закону никакого не имеют, а прежде все были христианского закона, и для того и ныне, как и выше упомянуто, содержат посты по христианскому обыкновению, есть у них церкви каменные…Оные народы весьма военные, имеют ружье огненное, также сабли и кинжалы и сами делают серу горючую, порох и свинец, и железо из руд, находящихся там же в горах».
О воинственности царгасатов в 1781 г. писал в своем дневнике Штедер: «В горах нас окружили чаркеззетты, направившие на нас свои ружья». «Их оружие состоит из длинного крымского или черкесского ружья с двумя дулами, привязанными ремнями к стволу; из легкой хорошей сабли, которая более прямая, чем изогнутая; из кинжала и ножа на ремне. Они имеют на груди кафтана от 5 до 8 патронов… Они держат оружие очень чистым и всегда готовым к употреблению» (Steder 1781. SS. 64-65).
21 Томезовы // Таймазовы. Одно из ранних упоминаний этой фамилии содержится в «Ведомости осетинской школы ученикам» (23 июля 1768 г.). В числе «Осетинских старшинских детей Дигорского уезда» значится «Иван Черкезицев» (ЦГА РД, ф. 379, оп. 1, д. 194, лл, 79 об. – 80).
22 Документы об этой фамилии встречаются редко. В «Списке депутатов в сословном комитете при Военно-Осетинском округе» значится: «прапорщик Соза Кобегкаев (в тексте: Кубакеев) из гагуат». К гагуатам тот же Кобегкаев отнесен и в другом списке депутатов. В 1859 г. они же причислены к высшим слоям горской знати (ЦГА РСО-А, ф. 291, оп. 1, д. 10, лл. 9-9 об., 16-16 об.).
23 Привилегированные слои средневековой Осетии не имели общего названия. Возможно, это связано с особенностями социального развития у равнинных и горных алан. Иногда в литературе все привилегированные сословия обозначаются термином уаздан. В историко-этимологическом словаре Абаева слову wazdan дано несколько значений: «1. Человек благородного состояния, дворянин, уздень, Edelmann; 2. Благородный, воспитанный, учтивый, вежливый, изысканный, изящный». Согласно Абаеву, «в феодальной Осетии wazdan’ы занимали среднее положение между алдарами-князьями, с одной стороны, и простыми крестьянами – с другой. В феодальной иерархии их положение соответствовало примерно армянским aznvak’an, грузинским aznauri, кабардинским work. После монгольских нашествий с их катастрофическими последствиями для Осетии (Алании) сословные различия утратили былое значение. Но вплоть до революции в каждом из ущелий Осетии было несколько фамилий, претендовавших на звание wazdan и пользовавшихся известными признанными царской властью привилегиями» (Абаев 1989, т. IV, с. 103).
Внесем небольшую поправку в данную трактовку социального термина: к позднему средневековью он приобрел иные оттенки, нежели в аланский период. Во всяком случае, он не применялся в отношении феодалов т.н. «аристократических обществ», а с другой стороны – уазданлагами в отдельных случаях именовали представителей крестьянской верхушки.
24 Фарсалек (фарсаглаг) / адамихат. Среди задач, стоящих перед исследователями феодальной эпохи, особое место занимает история крестьянства. Выявление его роли в историческом процессе имеет большое значение в разработке проблем, связанных с общественно-экономическим устройством средневековых обществ. Не потеряли актуальности слова А.Н. Сахарова, в свое время предложившего отказаться от взгляда на крестьянство только как на объект эксплуатации и определить его место в социально- экономической и политической жизни средневековья (Сахаров 1966, с. 5). Применительно к прошлому Осетии эта задача особенно актуальна, ибо специальных работ по этой теме нет, а история крестьянства Осетии освещалась лишь попутно.
В XVIII – середине XIX вв. осетинское крестьянство делилось на несколько категорий, различавшихся по имущественному и правовому положению, степени эксплуатации господствующими сословиями: в Западной Осетии – адамихатов и кумаягов. В Дигории отмечена также категория хехезов, но в рассматриваемый период хехезы по своему положению слились с безземельными адамихатами Поэтому мы не выделяем их в особую категорию. Правда, необходимо иметь ввиду одну особенность в их положении: оторванные от родных мест, изолированные и полностью зависимые от хозяев аула, хехезы были более удобным объектом эксплуатации, чем адамихаты.
25 У Леонтовича «черкесский тумак соответствует монгольскому «табангоуту» – «владельцу (нойону, князю), рожденному от матери простого состояния». Табангоуты составляли особый класс, средний между князьями и зайсангами (черк. узденями)» (Леонтович 1882, с. 336, примеч. 1). Однако, сословие тума, как категория «побочных» детей горских владельцев, наиболее характерно для социальной структуры кабардинских обществ. Причем, они же среди всех «побочных» детей горских социумов обладали наибольшими привилегиями. Отметим также, что до сих пор однозначной оценки статуса тумов все еще нет. Как нет единого решения вопроса о соотношении прав князей (пши) и их детей от неравных браков. Еще М.М. Ковалевский писал по этому поводу: тумы составляли «особый класс… члены которого рыцарскими подвигами обязаны были завоевать себе если не равное с князем, то ближайшее к нему положение в обществе» (Ковалевский 1890, т. 1, с. 241).
В дигорских обществах данное сословие гораздо чаще именовалось кумаяками. Кокиев в начале своей научной деятельности кумаягов (и кавдасардов) рассматривал как зависимых крестьян (Кокиев, 1926. Ч. II). Позже он изменил свои взгляды по данному вопросу. В понимании Кокиева кумаяг – «человек из Кумы», т.е. прикумского района, иными словами пленный (Кокиев, 1940, с. 23). По нашему мнению кумаяг – зависимый крестьянин, а сам термин возник в период появления маджарских алан в Дигории. Прибывших вместе со знатью дворовых людей население назвало «кумаягами», буквально «люди с Кумы». Это неудивительно, если вспомнить, что Маджары располагались на р. Куме.
Происхождение кумаягов довольно отчетливо показано в генеалогических преданиях дигорских феодалов. Согласно устной традиции, Бадел женился дважды. Потомство от первой жены составило сословие баделятов; от второй родился сын «по имени Кумиак»; он считался младшим, и «от него пошло сословие кумиаков» (Дубровин 1871. Т. 1. Кн. 1. с. 355; Красницкий 1865, № 31-33). Кавдасарды в прошениях в сословные комитеты неоднократно указывали на источник своего происхождения. В прошении от 25 апреля 1845 г. на имя наместника Кавказа Воронцова поверенные «от кавдасардского общества 500 дворов» писали: «имели у себя в замужестве вторых жен из фарсаган дочерей и рожденные от них дети называются тоже по обычаям, существующим у горцев, кавдасардами» (ЦГВИА, ф. 482, д.3, л. 11). Такая же информацию содержится в прошении «поверенных кавдасардов», полученном 8 октября 1850 г. наследником российского престола Александром (там же, д. 5, лл. 58-58 об.).

Pages: 1 2 3 4
Рубрика: Осетины
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.