Суббота, Февраль 18th, 2017 | Автор:

Коренные обыкновения [древние обычаи], существующие между осетинами
«Большая часть осетин, с отдаленных времен по настоящий 1830 год, не признававших над собою почти никакой власти, удерживаемы были в своем кругу от взаимных друг против друга своевольных поступков древними коренными обыкновениями, которые горцы всегда почитали священными и в виде законов передавали из рода в род. Сии обыкновения, вместе с радушным гостеприимством составляют единственную связь, поддерживаемую существование кавказских народов. Если бы время ослабило или уничтожило уважение к сим древним обычаям, тогда ничем не обузданные члены сих диких обществ, обратились бы к взаимному истреблению и собственными костями покрыли бы вершины грозного Кавказа.
Коренные обыкновения, существующие между осетинами и основанные частью на уложении грузинского даря Георгия VII, суть следующая:
1. Убийство, нанесенная рана и даже побои требуют непременного и кровавого отмщения, а потому взаимное преследование, переходя от одного поколения к другому, продолжается беспредельно; если только враждующие семейства не будут примирены уплатою за кровь или родственным соединением, посредством брака.
2. Примирение враждебных семейств искуплением крови производится третейским судом: кровь сильного родом ценится в несколько раз дороже бессильного и бедного человека.
3. Каждый хозяин обязан охранять гостя своего не только от убиения, но даже и от малейшего оскорбления; но если бы случилось, что кто-нибудь пролил кровь его, то в таком случае он обязан отмстить убийце как за члена своего семейства или взыскать [долю], равную тому, чего бы стоила, по медиаторскому положению, собственная его кровь. Сверх сего убийца еще обязан разделаться с родственниками убитого им человека.
4. Кровь женщины ценится вполовину против крови мужчины ее рода.
5. Муж, хотя властен за неверность лишить жизни жену свою, но после такого ее преступления обязан доказать ясно ее родственникам, в противном же случае должен заплатить им цену ее крови.
6. Уличенный в воровстве обязан сделать обокраденному удовлетворение в два раза более против учиненной им покражи, да еще в пять раз более оной заплатить штраф своему помещику.
7. Многие древние церкви на Кавказе, особенно чтимые горцами, почитаются неприкосновенными убежищами даже для преступников, избегающих мстительного преследования, а потому всякий убийца, вор и грабитель находится в безопасности во все время своего укрывательства во внутренности или в ограде такой церкви.
8. Если осетин, находящийся в какой-нибудь крайней опасности, прибежит в дом сильного родом человека и, достав принадлежащую ему шапку, наденет ее на голову, то это знак, что он прикрыл себя его могуществом, а потому с той самой минуты он принимается под защиту всей его фамилии и после сего убить или обидеть его значит убить или обидеть одного из членов сего рода. Таковое заступление приобретается еще двумя следующими способами:
Всякий угнетенный и гонимый, если войдет в дом сильного человека и возьмет в руки железную цепь, висящею над всяким домашним очагом и обовьет оную вокруг шеи своей, то это знак, что он подвергает судьбу свою соизволению хозяина дома, а потому надеется получить от него верное покровительство и заступление от гонений.
Кто станет на колена перед сильным человеком и, накрыв полою его платья свою голову, произнесет следующие слова: «Я свою голову привязал к твоей поле, ты вместе со своим богом должен меня защищать и не давать ни в какую обиду, а потому смело участь мою вверяю твоему великодушию».
9. Кто в гневе для причинения зла или с намерением учинить воровство, сломает двери в каком-нибудь доме, то повинен хозяину оного заплатить штраф по назначению третейского суда.
10. Кто с злым умыслом для нанесения ущерба испортит или выворотит из своего места деревянный желоб, посредством коего обыкновенно по всякой осетинской мельнице пропускается вода в виде водопада, тот хозяину той мельницы обязан заплатить три коровы или пятнадцать рублей серебром.
11. Похитивший насильственно целомудрие у девицы, обязан отдать за нее подлежащий урат или выкуп и взять ее в замужество, в противном же случае, заплатить отцу за ее бесчестие, каковое назначено будет избранными медиаторами, смотря но уважению, основанному на силе ее рода.
12. Соблазнитель чужой жены весьма редко подвергается за сие убиению от ее мужа, если только он, подобно дитяти, возьмет в рот обнаженную грудь жены обиженного и тем ознаменует, что с сей минуты становится ее сыном и следственно чуждым всякого худого против ее помышления. Таким еще образом в Осетии гонимые изыскивают себе иногда покровительство и защиту у людей сильных и причисляются ими в число членов своего семейства.
13. Если кто неповинно обличал кого-нибудь в воровстве и, дабы вынудить от него признание, убил в пищу его предкам на их могилах какое-нибудь нечистое животное, а после сего откроется, что такое воровство учинил другой, тогда он обязан напрасно оклеветанному им человеку заплатить цену его крови и на могилах его предков сделать ему и всем его родственникам богатое угощение.
14. Никто не имеет права в Осетии произвольно, один, сам собою приступить к сенокошению, а должен выйти на определенное место в один день со всеми обитателями целого округа или ущелья. Для назначения такого дня, установлен совещательный праздник в июле месяце, называемый осетинами атенек, на который собираются все жители к одной какой-нибудь древней и уважаемой ими церкви.
15. Когда тоскливый голос кукушки огласит собой нагорные леса и тем возвестит наступление отрадной весны, тогда каждый осетин, нуждающийся в сене, имеет полное право взять оного сколько ему нужно у другого осетина, имеющего в нем избыток. Но если кто-нибудь учинит сие ранее, то повинен заплатить хозяину за взятое им у него сено.
16. Древнее обыкновение, свято чтимое осетинами, дозволяет им в неделю заниматься различными работами и рукоделиями только три с половиною дня или ровно половину недели: у них воскресенье, понедельник, пятница и первая половина субботы, суть праздничные и назначены для отдохновения. Одна только крайняя необходимость может допустить осетина приняться за работу в пятницу и субботу, и разрешение на сие он обязан купить кровью тучного барана, принесенного в жертву и мясом оного угостить ближайших своих соседей.
Права наследства
Права наследства в той части Осетии, которая состоит в поместном владении, искажены собственным произволом помещиков и основаны на следующих постановлениях:
17. Помещик по смерти своего крестьянина, если сей последний не оставит по себе взрослых детей мужского пола, делается прямым его наследником; малолетних же сирот берет в собственный свой дом, а потом продает оных кому-нибудь, имеющему право приобретать крепостных людей.
18. Если в нераздельной фамилии умрет один бездетный член ее, то изо всего имения отделяется та часть, которая должна была бы принадлежать покойному в случае раздела и оная отдается помещику.
19. По смерти отца, когда оставшиеся после него сыновья пожелают жить порознь, то младшие делят имение между собою по равным частям, а старший, как и в Грузии, за первенство рождения получает излишек по взаимному согласию или по медиаторскому определению. Дочери же не наследуют ничего, а довольствуются только платьем и различными уборами, каковыми наделил их отец при жизни своей. Сие последнее наследственное право существует во всей силе, как в вольных, так и в подлежащих поместной власти осетинских ущельях».
Письма из Осетии. 1830 г. // ПП КОО. Кн. 1. Цхинвали, 1981, сс. 40-44.

Рубрика: Осетины
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.