Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Представляется, что политические события, происшедшие с тех пор в Крыму, на Таманском полуострове и у кубанских черкесов, привели к упадку этой значительной торговли; возможно, причиной этого в какой-то мере стало изменение характера торговых отношений, которые существовали между полностью мусульманскими народами, бывшими, вероятно, лучше приспособленными к нравам и интеллектуальным способностям этих разнородных наций. Как бы там ни было, однако нет никакого сомнения в том, что только развитие торговли позволит цивилизовать и умиротворить народы Закубанья.
Народонаселение
Мы уже говорили, что определить численность населения кавказских народов весьма трудно, имея в виду, что эти народы сами не знгиот его точно и к тому же стараются убедить нас и ввести в заблуждение, преувеличивая действительное число жителей. Тем не менее информация, которая составлена по сведениям, данным старыми черкесами капитану Новицкому во время его пребывания в Анапе в 1830 году, а также по более свежим данным, полученным Генеральным штабом в Тифлисе в 1833 году, позволяет составить о нем приблизительно верное представление.
Примечание. Именно капитану Новицкому (ныне подполковнику Генерального штаба) мы обязаны топографическими и статистическими сведениями о черкесских народах; этот блестящий офицер объехал все эти края под видом слуги, рискуя ежеминутно быть разоблаченным и расстаться с жизнью. Он и господин Тауш – весьма достойный человек, атташе Коллегии иностранных дел, который прожил десять лет среди черкесов (о нем весьма уважительно отзывается Тэбу де Мариньи в своих «Путешествиях в Черкесию») и прекрасно знал их язык и обычаи, – оказали большую услугу в изучении этих краев.
Если принять во внимание, что каждая черкесская семья занимает обычно большой двор с несколькими строениями, можно общее число черкесов принять за 600 тысяч душ.
Воины
Судя по числу семейств, общее число воинов, которое эти народы могут выставить в случае необходимости, можно оценить более чем в 60 тысяч человек. Мы здесь исходим из расчета: один воин от одной семьи; однако, учитывая образ жизни и нравы этих народов, которые покрывают глубочайшим позором того, кто остается дома в то время, как его соотечественники сражаются с врагом, можно с уверенностью сказать, что это число должно быть значительно больше. К счастью, они никогда не могут собрать эти силы воедино по причинам внутренней вражды и полнейшего отсутствия дисциплины и средств для содержания в течение определенного времени такой массы людей. Не будь этих препятствий, они представляли бы большую угрозу для своих соседей, имея в виду также и их воинственный характер; они были бы просто непобедимы в своих краях.
Артиллерия
До появления русских войск в 1828 году, организовавших осаду Анапы, черкесы получили от турок 8 пушек, которые еще находятся у них; но, по уверениям некоторых из наших соотечественников, они не умеют ими пользоваться, и эта артиллерия не представляет для них никакой пользы – ни во время их набегов, ни для защиты их территорий.
Способ ведения войны
Хотя в начале этой работы мы уже говорили об образе ведения войны горцами в целом, мы сочли полезным добавить здесь некоторые детали, говорящие об особенностях военного искусства черкесских племен.
Если они готовятся к вторжению в отдаленные земли или же к защите своей территории от нападающего врага, они избирают одного из князей на роль главного вождя. Этот выбор определяется не знатностью происхождения, но исключительно признанием личной храбрости и всеобщего доверия. Подобный выбор порождает огромное уважение к этому вождю, которое сохраняется до конца его дней и придает ему самый большой авторитет на народных собраниях. В течение всей экспедиции он имеет право осудить за тяжкий проступок на смертную казнь любого – без предварительного разбирательства и без различия рангов; тем не менее они стараются не прибегать к такой мере в отношении членов княжеских семей во избежание вражды и кровной мести. Стремление действовать всем вместе одновременно порождается скорее обстоятельствами и степенью опасности момента, нежели твердой волей и дисциплиной, о которой горцы не имеют ни малейшего представления. Их военная организация и система набора рекрутов весьма просты. Каждый уздень обязан поставить определенное число воинов в зависимости от числа семейств крепостных, принадлежащих ему, а также от потребностей момента. Как только все эти мелкие отряды соединятся, самый старший из глав дворянских семей ведет их за собой на врага, сохраняя вместе с тем командование над своим собственным отрядом. Каждый отряд состоит из воинов, облаченных в тяжелые кольчуги, из легкой кавалерии и пехотинцев. Князья и уздени в кольчугах и шлемах вместе со своими оруженосцами образуют ядро, элиту кавалерии; остальные – легкая кавалерия и пехота, в которой служат только крестьяне; пехота занимает позиции и ведет ружейный огонь. Когда они отправляются в набег, их не смущают никакие реки, так как их лошади обучены их переплывать. Для этого черкесы раздеваются, складывают оружие в непромокаемый бурдюк, одежду укрепляют узлом на дуле ружья, берут под руки по бурдюку, надутому воздухом, и бросаются вместе со своими лошадьми в реку, переплывая ее, будь она даже широка и с быстрым течением. На противоположном берегу они одеваются, таким образом, и их одежда, и оружие никогда не промокают. Атаки совершаются плотным или рассредоточенным строем. Надо сказать, что они боятся артиллерии; с шашками в руках они бросаются на пехоту или кавалерию, обращают ее в бегство, преследуют. Иногда, наподобие древних парфян, стремятся заманить противника в засаду, проводя ложное отступление; опыт показал, что черкес, обращенный в бегство – это далеко еще не побежденный воин; кавалерия этих народов превосходит любую кавалерию в мире. Князья показывают образцы храбрости, они всегда в самых опасных местах боя, и для них было бы большим бесчестьем, если какой-нибудь уздень, а тем более простой крестьянин, превзошел бы их в храбрости или ловкости и доблести. Все же при всей своей храбрости они ничего не могут поделать с русской пехотой. Они решаются атаковать русских на равнине только при условии внезапности, чаще же стараются заманить их в леса и ущелья, где русские могут наделать массу ошибок, если не будут знать все их хитрости и действовать неосмотрительно.
Мы уже отмечали, что на время своих экспедиций черкесы не берут с собой много провизии; они запасаются большим количеством провизии только в том случае, если приходят на помощь бедному племени; во всех прочих случаях они питаются за счет жителей племен, которые принимают их как своих гостей и родственников. Так, во время осады Анапы в 1828 году 8 тысяч черкесов, которые принимали участие в сражении, находились полностью на обеспечении у племени натухайцев, на территории которых происходили бои. Поскольку они не признают ни дисциплины, ни субординации (за единственным исключением, если они нанимаются служить за деньги или если они обязуются быть под чьим-то началом в течение определенного времени), каждый волен отправиться к себе домой, когда ему заблагорассудится, что они частенько и проделывают, особенно если их отряды находятся неподалеку от их жилищ. Из этого следует, что черкесы никогда не могут сконцентрировать в одном месте все свои силы, но, с другой стороны, их никогда нельзя победить окончательно и полностью, так как они постоянно появляются и исчезают. Разрушение их аулов не приносит много пользы, так как у них всегда есть под рукой материал, чтобы построить новые, на что уходит не более двух дней. На это время их жены, дети, имущество, скот укрываются в лесах и горах, где остаются до тех пор, пока противник не покинет их территорию.
Они более не совершают массовых вторжений на чужие территории, поскольку русские не дают им такой возможности. Зажатые в районе Кубани и ее левобережья, черкесы совершают набеги на территории русских только малыми группами, которые обнаруживаются обычно в момент переправы через Кубань. Все их набеги преследуют одну цель – захватить внезапно стадо коров, овец или табун лошадей, сжечь хутор или увести в плен людей, которые им повстречаются. Можно рассчитывать, что этот разбой вскоре вообще будет прекращен, имея в виду энергичные меры русского правительства с целью усмирить и приобщить к цивилизации эти народы, на протяжении веков жившие разбоем.
Пиратство
Убыхи, шапсуги и гусие, занимавшие устья речек Пейсва, Шиаке и Зуазе, впадающих в Черное море, научились у своих соседей абхазов заниматься пиратством. Они нападают иногда на торговые суда, которые задерж:аны на этих широтах безветрием в море. Они уходят на 20–30 верст от берега на барках, которые берут на борт 40–100 человек и даже более. Если начинается шторм или если их преследуют, они укрываются в маленьких бухтах или в устьях речек, которыми изобилует восточное побережье Черного моря и где практически их невозможно захватить. Надо заметить, что они стараются нападать на неподвижные суда только ночью и внезапно, и берут их на абордаж при том условии, когда их силы значительно превосходят экипаж судна. Если их удастся удержать на расстоянии с помощью нескольких выстрелов из пушки, то судно спасено, но если они идут на абордаж, то чаще всего берут верх.
Превосходство шапсугов над другими черкесскими племенами
Племя шапсугов – самое могущественное среди всех черкесских племен; оно постоянно укрепляется за счет притока новых беженцев, которые здесь получают права гражданства и ассимилируются, как мы об этом уже говорили выше. Шапсуги гордятся тем, что они свергли иго своих князей и узденей; они известны своей непримиримой ненавистью к русским и упорным нежеланием подчиниться или жить в мире с Россией. Благодаря этим качествам они пользуются у своих соотечественников славой непобедимых. Их политическое влияние на другие черкесские племена очень велико.
Многие черкесы утверждают, что если России удастся подчинить себе шапсугов либо силой оружия, либо иным путем, все прочие черкесские племена последуют примеру шапсугов. Если шапсугов удастся подчинить мирным путем, то они, благодаря своему влиянию, могут склонить к подчинению России и другие племена; если их подчинить силой оружия, то все прочие адыги, увидев падение столь могущественного племени, не окажут никакого сопротивления и перейдут в подчинение к победителям шапсугов.
Могущественные семейства
Мы уже говорили о том, что княжеские семейства у горцев пользуются уважением и почитанием; здесь мы хотим дать перечень правящих князей – владельцев у адыгов.
1. У бжедугов – князь Алкас Хаджемокор Хамыш и его брат Магмет; князь Ахегиаконор Пшихуе.
2. У натухайцев – князья Тлестан и Джангерий.
3. У жанеевцев – князь Пшихуе Цюхук.
4. У адемов – дворянин Дегузиок (адемы принадлежат к племени темиргоев-цев, но у них есть свои привилегии и они, так сказать, независимы).
5. У темиргоевцев – князья Айтекокор, Болеток Шумаф, Джангерий и Татлостан.
6. У мохошевцев – князья Богарсоко, Байзерок, Хатурузук.
7. У бесленеевцев – князья Ханоко Мурзебек Песвие, Ханоко Хадже Тархин и Пшишаф (они братья).
Что касается остальных черкесских племен, то в силу демократического устройства власти у них имеются лишь старейшины. Хотя у нас есть полный список наиболее уважаемых у них семейств, мы не будем приводить его здесь полностью во избежание излишних длиннот и ограничимся лишь первыми семействами каждого племени.
У натухайцев – семейство Супако.
У шапсугов – семейства Абат, Шерстлуг, Нешире, Цух, Гаркоз.
У абедзехов – семейства Инсшок, Едиге, Анцох, Бешон, Чанкет.
К абедзехам принадлежит также небольшое племя тубинцев.
Поселение, как это принято у черкесов, обычно получает название по имени семейства, которому оно принадлежит. Поскольку жилища черкесов разбросаны на большом расстоянии друг от друга вдоль течения речек и ручьев, зачастую получается так, что одна деревня занимает целую долину и тянется на 15–20 верст, что весьма затрудняет их точное описание и перечисление.
КАБАРДИНЦЫ
Краткий исторический очерк о кабардинцах
Ранее уже приводились исторические сведения о черкесах в целом; несмотря на это, мы сочли целесообразным добавить некоторые сведения только о кабардинцах, имея в виду, что здесь имеются весьма любопытные детали и что история этого черкесского племени, можно сказать, отличается от истории остальных черкесских племен.
Из всех горских племен кабардинцы завоевали наиболее громкую известность, благодаря своему рыцарскому и воинственному духу, храбрости, проявленной ими в борьбе против крымских татар и в других исторических ситуациях, а также в силу того главенствующего положения, которое они занимали по отношению к своим соседям. В русской истории они известны под именем «пятигорские черкесы», которое происходит от названия горы Бештау (по-русски – Пятигорье), в окрестностях которой они проживают. Существует множество преданий о происхождении кабардинцев, и мы приведем здесь некоторые из них, воздерживаясь, однако, от каких бы то ни было заключений.
По черкесским преданиям, одно из их племен покинуло Кабарду в VI веке по мусульманскому летоисчислению, оставило свои родные поселения на берегах Кубани и продвинулось на север до Дона; однако вскоре оно покинуло и эти места, отправилось далее и обосновалось на южном побережье Крыма и на равнине между реками Кач и Белбик; верхняя часть этой долины сохранила название «Кабарда», а от татар получила название «Черкес-тус», то есть Черкесская долина. В этих краях сохранились развалины замка, называемые Черкес-Кермен.
В 883 году, по упоминанию Константина Багрянородного, во время внутренних волнений среди хазар, три их племени под именем «кавары», или «кабары», побежденных своими соплеменниками, укрылись у маджар, или угров, и создали под именем «кавары» восьмое угрское племя, принеся с собой хазарский язык, сами они восприняли угрский язык. Эти кавары, благодаря своей необычайной храбрости, получили привилегию первыми напасть на врага в любом сражении. Территория, на которой в то время обитали угры, находилась в междуречье Буга и Дуная и называлась «Альтекуза»; что касается территории хазар, то она простиралась не только по Северному Кавказу, но и захватывала часть горных районов и достигала западного побережья Каспийского моря.
Это упоминание о кабарах наряду с черкесскими преданиями, утверждающими, что они якобы некогда проживали на Крымском полуострове, дало основание для предположения о том, что эти предания говорят о кабардинцах, которые в этом случае должны быть племенем хазарского происхождения, тем более что слово «козак», присущее черкесскому словарю, очень часто употреблялось вместо «хазар» или «хозар». Указание на их пребывание в свое время в Крыму имеется как в народных преданиях, так и в географических названиях, которые сохраняются до настоящего времени в Крыму, о чем мы уже говорили выше.
На карте Средиземного и Черного морей, подготовленной в 1497 году Фредутио д’Анконе и хранящейся в библиотеке Вольфенбуттеля, можно прочесть название «Кабарди», написанное красными буквами несколько к востоку от Таганрога, что указывает на местоположение страны каваров, о которой говорит Константин Багрянородный, и в то же время племени кабардинцев, которые в VII веке по мусульманскому летоисчислению снова покинули Крым и обосновались на острове, образованном двумя рукавами Кубани при ее впадении в море. Татары называют это место «Кызыл-таш». Но кабардинцы надолго там не задержались, а, став могущественным племенем, направились под предводительством своего князя Иналя далее на восток – в земли за Кубанью вплоть до нынешней Кабарды, где они подчинили себе все прочие черкесские племена. Это тот самый Иналь, которого считают первооснователем рода всех кабардинских князей.
Осетины говорят, что до появления кабардинских князей в Крыму черкесы сами себя называли «казахами», и это название закрепилось за ними в осетинском языке; действительно, осетины называют до сих пор кабардинских князей «кашак-мепхе», что означает «царь кашаков». Сведения Константина Багрянородного совпадают также и с этими преданиями, так как он называет страну черкесов на берегу Черного моря Зихией, а страну, выше расположенную, по берегам Кубани, и граничащую с землями аланов (осетин), Казахией. Это очень точно, так как, по сведениям грузинских географов, осетины оставались на территории нынешних Большой и Малой Кабарды вплоть до вторжения Бату-хана, когда они вынуждены были уйти в горы.
В архивах Коллегии по иностранным делам хранятся документы, которые показывают, что:
1) в древние времена кабардинцы занимали часть Украины и Малороссии, а затем обосновались в верховьях реки Кумы, в окрестностях Бештау, откуда они получили название «пятигорских черкесов»;
2) этот край принадлежал России и что пятигорские черкесы исповедовали христианскую религию (по греческому обряду).
В 1282 году татарский хан Баскак привел черкесов из района Бештау, или Пятигорска, к Курску и, построив пригород, поселил их там, назвав «казаками». Грабежи и притеснения, творимые черкесами, послужили поводом для многочисленных жалоб населения, что вынудило в конце концов курского князя Олега разрушить их поселение с разрешения хана. По этому поводу было много убитых, а оставшиеся в живых черкесы разбежались. Эти последние вместе с русскими беглыми крестьянами творили повсюду беспорядки, скрываясь в лесах от преследователей. Только с большим трудом удалось их прогнать, а частично умиротворить. Значительная часть их обосновалась в нижнем течении Днепра, ниже порогов, где они построили городок Черкасск, получивший такое название, вероятнее всего, потому, что большую часть этих людей составляли выходцы из черкесских племен; они обосновали там разбойничью республику, ставшую знаменитой под названием «Запорожские казаки».
По народным преданиям самих кабардинцев, в древние времена Кабарда зависела от князя по имени Иналь, который выдавал себя за потомка Кеса – выходца из Аравии, правившего черкесами. Как известно, в середине VIII века по мусульманскому летоисчислению Мослем – брат халифа Этциде III – изгнал хазар из Мидии и Армении, победив их в собственной стране, и утвердил господство арабов в горах Кавказа; таким образом, эти предания не лишены основания.
Иналь разделил Кабарду между пятью сыновьями. С тех пор стали возникать междоусобицы, вследствие которых большая часть наиболее известных князей вынуждена была искать убежища в России. Князья из семейств Сунчалеевых и Келеметевых были в их числе; они покинули Кабарду в конце XVI века и стали известны в России под именем князей Черкасских. Те, кто остался в Кабарде, разделились на три группы: земли тех, кто остался, как и в старину, на Баксане, стали называться Большой Кабардой; переселившиеся в район Татартупа стали называть свой край Малой Кабардой, и, наконец, та часть, что перешла Кубань, стала называться «бесленеевцами» – по имени одного из сыновей Иналя. Большая и Малая Кабарда отошли к России, а бесленеевцы – крымским татарам.
Деление на Большую и Малую Кабарду объясняется еще и так, что эти названия идут от двух братьев Кабарти-Бек, которые поделили между собой эту землю…
Примечание. Вот сведения, которые Клапрот получил из уст старейшин этого народа об их происхождении, или, лучше сказать, о генеалогии их князей. Их прародителя звали Араб-хан, это был арабский князь, который в давние времена пришел с небольшим числом своих приверженцев в Шанджир (Шаншир) – город, который теперь разрушен. Он был расположен недалеко от Анапы, в землях натухайцев, и все черкесы, и князья темиргоевцев считают, что они родом именно оттуда. Действительно, там до сих пор можно увидеть стены и рвы, диаметром примерно три версты – это остатки этого древнего города; они простираются на восток до Псифа, а на запад – до Нефила. На севере, со стороны кубанских топей, можно видеть массу укреплений, которые можно принять за военные сооружения. Наследником Араб-хана был его сын Курпатайя, который имел сына Иналя, прозванного «Неф», т. е. косоглазый, которого князья Большой и Малой Кабарды считают своим родоначальником. Он оставил пятерых сыновей: Тау-Султана, Ахлава, Мудара, Беслена и Комукхву, которые после его смерти разошлись и поделили народ между собой. Старший сын, Тау-Султан («господин горы»), получил самую большую долю, именно от него происходит род князей этого имени, этот род до сих пор владеет западной частью Малой Кабарды. Ахлав и Мудар всегда жили в полном согласии, они являются основателями двух семейств, владеющих восточной частью Кабарды. Беслен и Комукхва отделились от братьев, но остались в союзе друг с другом – именно от них происходит род князей собственно Кабарды, которые называются также бесланехи. Вот все, что точно известно о генеалогии этих князей, которая не углубляется дальше XVI века (См. : Клапрот Г.-Ю. Путешествие в горы Кавказа. Т. 1. С. 343).
Граф Ян Потоцкий дает генеалогию князей Кабарды, начиная с Ноя (См.: Древняя история народов, населявших Кавказ. Т. 1. С. 156–161).
Паллас также дает генеалогическую таблицу князей Кабарды, в которой, к сожалению, нет датировки (См.: Паллас П.-С. Путешествие в южные губернии России. Т. 1. С. 428).
Что касается современной истории кабардинцев, мы об этом уже говорили выше.
Границы
Кабарда расположена к югу от Георгиевска и Моздока, параллельно, так сказать, этим городам. Ее ширина – от 30 до 80 верст вплоть до Черных гор Кавказа, а протяженность – 200 верст от правого берега Подкумка до левого берега Сунжи, напротив Наура. Ее границами на севере являются Георгиевский и Моздокский уезды, на востоке она граничит с кистинами, от которых ее отделяют реки Сунжа и Кумбалеевка; на юге она граничит с землями осетин, балкарцев и чегемов, а на западе – с Малой Абазой.
Территория, которую кабардинцы занимали ранее, простиралась до устья реки Сунжи, вдоль обоих берегов Терека и Малки, включая сюда значительную часть нынешних Александровского и Георгиевского уездов, до реки Уруп; в XVII веке они уступили абазинцам, которые ушли тогда из Большой Абхазии, чтобы обосноваться на северных склонах Кавказа, часть своей территории между правым берегом Урупа и левым берегом Подкумка. Впоследствии, в результате территориальных захватов чеченцев на востоке и русских на севере, их территория сократилась до нынешних размеров.
Плоды земли
В Кабарде очень развита всякого рода производительная деятельность. Там выращивают пшеницу, ячмень, овес, просо (их главное зерно) и самые разнообразные огородные культуры; леса изобилуют фруктовыми деревьями и строевым лесом; в лесах имеется в большом количестве птица, по долинам бродят стада антилоп (джейранов), там также очень много фазанов. На берегах Терека процветает виноградарство, также выращивают арбузы, произрастающие там в огромном количестве, равно как и тыквы, огурцы и дыни.
Примечание. Татары называют дыни «кавун», их несколько сортов – один лучше другого: самыми лучшими считаются большие длинные дыни с зеленоватой мякотью; самые лучшие арбузы, называемые по-татарски «карбуз», имеют темно-красную мякоть и маленькие семечки, как у груши. Уже давно из арбузов стали делать водку, которая весьма неплоха. Несмотря на красоту фруктов, которые видишь на Кавказской линии, иностранцам не надо их пробовать, так как можно заболеть лихорадкой. Считается, что на севере Кавказа очень вредны для здоровья арбузы, а на юге – дыни. Одно из лучших огородных растений – это баклажан, называемый у азиатов «бадлежан», его выращивают в огородах и жарят с мясом или готовят отдельно на масле с небольшим количеством перца. Арбузы растут на Кавказской линии в таком большом количестве, что казаки кормят ими свиней.
В Кабарде самые лучшие пастбища на Кавказе. В реках и речушках водятся карпы, щуки, форель, но рыба Каспийского моря поднимается по Тереку лишь до Наура или Моздока. Этому району не хватает лишь многочисленного населения, чтобы он превратился в одну из прекраснейших провинций России.
Реки
Реки и ручьи, которые орошают равнины Кабарды, весьма многочисленны; мы собираемся дать им описание, начиная с запада на восток. Вот их перечень: Подкумок, Стока, Залука, Малка, Кура, Киш-Малка, Баксан, Чегем, Черек, Нальчик, Урух, Псыдаха, Шуголья, Дурдур, Псыхуж, или Белая, Ардон, Фиакдон, Гезельдон, Архон, Мостчайя и Курп.
Большая Кабарда
Границами Большой Кабарды с трех сторон являются верхнее течение реки Подкумок, реки Малка и Терек; на юге она граничит с землями осетин, балкарцев и чегемцев. Реки, которые орошают Большую Кабарду, следующие: Малка, Баксан, Чегем, Нальчик, Терек, Урух, Ардон и др. Северная часть Большой Кабарды гористая, с многочисленными ущельями и долинами, которые понижаются к северу, куда текут реки; узкие и труднодоступные ущелья, размытые в горах Баксаном, Чегемом, Тереком и другими реками, служат для жителей местом убежища в случае опасности. Земля в долинах и на равнине – плодородный чернозем, вполне пригодный для земледелия, и с хорошими пастбищами.
Кабардинцы привыкли переносить свои поселения – аулы – с места на место, по мере того как территория аула загрязняется навозом и другими отбросами. Примитивность их хижин, сделанных только из плетеных сучьев, облегчает переезды. Эта привычка, столь полезная для здоровья жителей, в то же время затрудняет точное описание их поселений.
1. Вдоль Малки расположены следующие посты и аулы: пост Каменный, аул Темир-Бугат, аул Аликона, Буба-буква, аул Траму, или Трамкт.
2. Вдоль Баксана: аулы Алицах-Мисостова, Ислана Абажукина, Кубатова, Хутатова и пост Баксан.
3. Пост Чегем на потоке того же названия.
4. Редут Нальчик на реке того же названия.
5. Пост Урванский на речке Урвань.
6. Пост Черек на речке того же названия.
7. Помимо упомянутых здесь аулов имеется еще аул Атажукин в верховьях Баксана.
Аулы Мисостовых находятся в среднем течении реки Баксан; главная резиденция этого семейства – в окрестностях местечка Кип-бурун.
Аулы Джембулатов расположены в низовьях Баксана, особенно на речке Баксаниш. Главное поселение этого семейства расположено на потоке Чегем, близ горы Кашкатау.
Аулы Татархановых разбросаны вдоль потоков Мишгик, Черек и Нальчик.
Аулы Куденетов находятся на потоке Шалуко.
По всей Кабарде до сих пор сохраняются многочисленные посты и редуты. Их главное назначение – обеспечение коммуникаций и наблюдение за горцами. Основными из них являются: Урухский, Ардонский, Архонский на речках с тем же названием, посты Пришип, Минарет, Кисловодск и Константиногорск.
Малая Кабарда
Границей Малой Кабарды на западе служит Терек (некоторые называют его еще Ардуган); на севере она граничит с Моздокским уездом, граница там также проходит по Тереку. Северный берег Сунжи отделяет ее от чеченцев и левый западный берег той же речки – от земель ингушей; эта река образует восточную границу Малой Кабарды; на юге она граничит с территориями осетин и ингушей. Ее ширина и протяженность почти одинаковы: от Моздока до предместий Владикавказа около 80 верст; от правого берега Терека до горячих источников Святой Екатерины («Екатерининские теплицы») также около 80 верст.
Реки Терек и Сунжа образуют почти всю границу Малой Кабарды; по ее территории протекают только речка Курп, или Курпи, а также в нижнем течении река Комбулеевка. Эта речка течет в северо-западном направлении и впадает в Терек семью верстами выше Татартупа. Вместо рек в Малой Кабарде имеется большое число ручьев и источников, так что можно сказать, что этот край изобилует лесом и водой. Малую Кабарду пересекает хребет Арак-Алагарек, который тянется с запада на восток от Терека до устья Сунжи. Этот хребет большей частью покрыт лесами; его северные склоны покаты, там есть залежи песка, глины и мергеля. Земля в Малой Кабарде очень плодородная и пригодна для развития земледелия и животноводства. Однако этот край, по сравнению с его размерами, очень слабо заселен, так как горцы используют все эти плодородные земли только под пастбища, тогда как они могли бы прокормить куда большее население, если бы оно занималось земледелием. Европеец, путешествующий в этих краях и судящий по своим меркам, нашел бы эти степи пустынными, в то время как горцам зачастую не хватает здесь земель под пастбища для их скота.
Вражда, которая сохранилась с древнейших пор до настоящего времени между князьями Большой и Малой Кабарды, привела к опустошению Малой Кабарды, и она уже давно подчинилась России. Князь Малой Кабарды Коргока Канчокин перешел с 1759 года на русскую территорию по левому берегу Терека, спасаясь от репрессий князей Большой Кабарды. Он принял христианскую религию и стал основателем города Моздока, расположившись там со своей семьей и подданными.
В Малой Кабарде господствуют два княжеских семейства, ведущих свой род от Иналя – основателя родословной кабардинских князей. Это семейство Тау-Султана и Галеслана, или Гелеслана. Все жители края, от крестьянина до узденя, подчиняются либо тому, либо другому семейству.
Аулы Тау-Султана расположены вдоль правого берега Терека, вниз по его течению, начиная от Татартупа, и насчитывают в общей сложности до 1000 дворов. Главная деревня семейства Гелеслана называется Малая Кабарда, или Ахловы Кабаки, и расположена в 25 верстах к югу от Моздока. Двумя верстами дальше на ручье Псидахе есть еще три аула, принадлежащих семье Кайтукина – тоже из рода Гелеслана. Раньше Малая Кабарда могла выставить 3000 вооруженных всадников, но теперь ее силы значительно меньше, да и численность населения сократилась. Жители Малой Кабарды живут в дружбе с ингушами, но враждуют с чеченцами; у них частенько бывают столкновения с осетинами по поводу пастбищ. Нужно также сказать, что они более преданы русским, чем другие их соотечественники в Большой Кабарде.
Хотя мы уже говорили об образе жизни и нравах черкесов вообще, которые вполне одинаковы и у кабардинцев, мы все же вынуждены дополнить изложение некоторыми деталями, особенно по поводу образа правления у кабардинцев.
Сельское хозяйство

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.