Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Поля почти всегда расположены на очень отвесных склонах, что делает пахоту очень трудной. Плуг, которым пользуются осетины и другие горцы Кавказа, меньше, чем плуг у русских, форма его такова:
а) изогнутый кусок дерева, обе лопасти которого имеют полтора фута длины и удалены друг от друга лишь на 8 дюймов;
б) железный плоский лемех, образующий равносторонний треугольник, прилаженный к изогнутому куску дерева и разрыхляющий землю;
в) к концу изогнутого куска дерева приделан шест длиной в 6 футов, к концу которого припрягают двух быков с ярмом;
г) ручка, при помощи которой человек управляет плугом левой рукой, в то время как правой рукой он стегает быков.
Так как расстояние между «б» и «в» – 8 дюймов, то борозда имеет лишь 6 дюймов глубины. С помощью нескольких связанных вместе и влекомых быками деревьев боронят засеянное поле; человек, стоя на этих деревьях, прижимает их к земле.
Осенью они сеют озимую пшеницу, весной – яровую и шестирядный ячмень.
Жители поселений, расположенных у подножий гор, поля которых находятся на равнине, сеют пшеницу и много проса, а также сеют зерно, очень похожее на просо, но которое в два раза мельче, они называют его «гальма», а русские – «бор» (panicum miliaceum).
Осетины сеют также зеленый горох, фасоль, кукурузу, огурцы, коноплю и левантийский табак (nicotiana rustica), но в очень небольшом количестве.
Они молотят зерно при помощи быков на току, который они не покрывают досками, как это делают степные татары, потому что тогда солома обмолачивается полностью, чего хотят избежать осетины, которые тщательно берегут солому для зимних кормов. Они хранят зерно в больших корзинах, обмазанных изнутри глиной, с маленькими ручками.
Мельницы расположены около небольших речушек с быстрым течением; мельницы имеют маленькое горизонтальное колесо, лопасти которого приводятся в движение струей воды, направляемой подвижным желобом, сделанным из долбленого дерева; зубчатка, которая находится в верхней части вертикальной оси колеса, приводит в движение маленький мельничный жернов.
Мука получается грубая, но помол производится быстро. В Кабарде мельницы очень хорошие, и качество помола там превосходное.
Владельцы мельниц разрешают своим родственникам молоть пшеницу бесплатно.
Осетины, живущие в высокогорье, не имеют достаточно земли, пригодной для земледелия, чтобы самостоятельно обеспечить прокорм своих семей, поэтому они вынуждены покупать или выменивать пшеницу, необходимую для их существования, у своих соседей на скот, меха, овчину и т. д.
Скотоводство
После земледелия скотоводство является основным занятием осетин. Стада овец составляют главное богатство этого народа. Они также разводят много коз. Крупный рогатый скот встречается реже, его едва хватает для пахоты; осетины не покупают его у других народов, так как цена на него довольно значительная.
Поскольку в горах не произрастает достаточное количество кормов, они не могут выращивать много крупного рогатого скота. Большая часть их стад, после того как съедены зимние запасы корма, отправляется пастись на равнины Кабарды, поскольку в конце марта равнины уже покрыты травой, в то время как в горах растительности еще нет. В течение лета черкесы и кабардинцы, в свою очередь, вынуждены уводить свои стада с равнин, где все высыхает и где их мучают слепни и комары, и посылают стада овец и крупного рогатого скота в горы, где живут племена осетин.
Сыр делают из овечьего молока, масло – из коровьего, но его очень мало. Их сыр хорош, хотя и слишком соленый.
Когда они высоко в горах косят сено, то, делая из него вязанки, спускают их вниз и на повозках перевозят в другое место. Те, у кого много быков, на зиму оставляют их в чужих стадах (haras) или отдают их кормить жителям равнин.
Их лошади не очень крупные, но у них настолько сильные ноги, что, хотя они и всегда ходят по камням, их не надо подковывать: они прекрасно могут взбираться на горы, они выносливы и никогда не соскальзывают. В этом отношении еще лучше ослы; мулы встречаются у них очень редко, в то время как у их соседей – татар, живущих в высокогорье – мулы ценятся и встречаются чаще.
Пчеловодство
Осетины занимаются также и этой отраслью сельского хозяйства, но поскольку климат в их районе очень суровый, они занимаются этим лишь в низинах, где есть луга и хорошие пастбища.
Охота и рыболовство
Охота на туров (диких кавказских козлов), которые обитают на наиболее отвесных скалах Кавказа и у которых превосходное мясо, – одно из основных занятий осетин.
В менее высоких горах, покрытых густыми лесами, водятся олени, косули, медведи, барсуки, куницы и т. д., шкуры и меха которых осетины обменивают на предметы, которые им необходимы.
Что касается рыбной ловли, то ее совсем нет, поскольку эти земли пересекаются лишь бурными потоками. Рыба считается у этого народа большим деликатесом, и они покупают ее у русских на Линии.
Домашние промыслы
Мужчины пашут, занимаются кузнечным делом, строят дома, изготовляют орудия сельского хозяйства и седла, делают порох для стрельбы и выделывают кожи для обуви и ремней. Женщины делают грубое сукно, но в небольшом количестве; все заботы по хозяйству лежат на них, так же как и земледельческие работы, которые, впрочем, довольно незначительны у этого народа.
По примеру черкесов они красят свои шерстяные ткани в темно-коричневый цвет при помощи майорана с добавлением небольшого количества кислого молока, в темно-желтый цвет – нагаром квасцов. Они обменивают своих овец на дорогие шелковые ткани, на холст, хлопковые ткани, на золотые и серебряные нитки, сосуды и изделия из железа у грузин и имеретин, а у черкесов и русских – на соль (которой у них совсем нет, как и вообще у всех горских народов) и, часто, на пшеницу и ячмень и т. д.
Нравы и обычаи
Осетины, так же как и большинство их соседей, склонны к грабежу. Молодые люди доказывают свою ловкость мелкой кражей, грабеж укрепляет их репутацию, а когда они совершают убийства – становятся знаменитыми героями. Осетин хвалится мошенничеством, он гордится, совершив убийство или кровную месть. Однако после экспедиции 1830 года они успокоились, и надо надеяться, что этот народ постепенно воспримет цивилизацию.
Они, так же как и все другие кавказские народы, очень уважают законы гостеприимства, почти не было случая, чтобы они их нарушили или чтобы того, кто встретил у них гостеприимство, оскорбили или ограбили. Если кто-либо совершает это преступление, то вся деревня собирается на его суд и нарушившего этот древний обычай почти всегда приговаривают к следующему: быть сброшенным с вершины скалы в реку со связанными руками и ногами. Чужой человек, который находится в осетинской деревне, может быть уверен, что с ним будут хорошо обращаться во время его пребывания там: ему дадут поесть и попить, и будут относиться к нему, как к родственнику; но, если он покидает деревню без сопровождения кунака или кого-либо еще, он рискует быть ограбленным теми же людьми, которые накануне оказали ему гостеприимный прием. У осетин есть поговорка, которая гласит: «То, что мы встречаем на дороге, посылает нам сам Бог».
Если у пленника есть имущество, то он может откупиться определенной суммой серебра или его эквивалентом – оружием или скотом. Сделка, будучи заключена, считается охраняемой законом, и деревня, где его взяли в плен, теперь его защищает. Осетины плохо обращаются со своими пленными лишь тогда, когда они пытаются сбежать, а в остальных случаях их рассматривают как членов семьи.
Когда чужой человек приезжает в дом осетина, тот торопится заколоть овцу, готовит ее и подает целиком: из мясной части делают шашлык, угощают гостя пивом собственного изготовления; обычно сами хозяева и подают его. Осетинское пиво – лучшее на всем Кавказе, и, так как оно очень хорошо подготовлено, оно похоже на английский портер, по-осетински его называют «багани». В то время как гость ест, хозяин дома сидит у двери, держа в руках палку, не принимая участия в трапезе: очень редко пренебрегают этим древним обычаем.
Осетин пожертвовал бы всем, чтобы защитить своего гостя и чтобы отомстить за нанесенное ему оскорбление; он бы не успокоился до тех пор, пока не убил бы его убийцу.
Кровная месть, которая обычно существует повсеместно на Кавказе, осуществляется также и у осетин, кстати, с особой суровостью; очень редки случаи, когда от мести можно откупиться, поэтому убийца, как правило, покидает свою деревню и находит прибежище в другом племени; когда ему уже нечего бояться, он возвращается к своему очагу. Когда осетин отомстил за смерть гостя, он идет на могилу убитого и объявляет во весь голос, что он покарал убийцу и отомстил за кровь умершего.
Кровная месть передается по наследству и переходит от отца к сыну, вплоть до внука, часто она является причиной военных действий, которые начинаются между двумя деревнями.
Хотя кровная месть не может быть никогда полностью отменена, существует обычай откладывать ее на некоторое время, делая дары потерпевшей стороне. Убийца скрывается в укрепленной башне, где он защищается кем-либо из своих родственников от нападений родственников убитого; оттуда он посылает одного из своих друзей к старейшинам деревни, которые собирают родственников убитого и предлагают им заключить на один год договор с их противником, по которому убийца обязывается дать определенное количество овец или быков потерпевшей стороне, а они обязуются клятвой, что оставят его в покое на срок, который обговорен в договоре: соглашение может быть продлено с согласия обеих сторон по истечении указанного срока (После экспедиции 1830 года в Осетии кровная месть была строго запрещена, и пристав (инспектор) следит за тем, чтобы этот приказ выполнялся. Князь Абхазов, возглавляющий экспедицию в северные территории этой области, заставил приехать во Владикавказ все враждующие из-за кровной мести группировки, он заставил их поклясться дружески устроить все свои дела, посредством предоставления откупа скотом или деньгами. Более ста конфликтов, из которых некоторые длились уже более 60 лет, были прекращены.).
У осетин – наш календарь, они называют воскресенье «хузавибон», т. е. «день Господа»; они воздерживаются от всякого рода работ в этот день, а так же они поступают в понедельник и в пятницу, если только речь не идет о какой-либо срочной работе.
У них есть свои названия месяцев, они называют январь «анзур», февраль – «камахзун», т. е. «время игр», так как этот месяц посвящен играм, танцам, верховой езде и трапезе, как и у русских во время масленицы. Март и апрель называются «маркуа-дуа-май», т. е. «два месяца поста», а май у них называется «Николай-май», так как на это время приходится день святого Николая (праздник греческой церкви); июнь – «амистулта», июль – «зозан», т. е. «трясти головой», так как в это время кони трясут головами, чтобы отогнать слепней; август и сентябрь называются «рахана-дуа-май», т. е. «два месяца, когда кричат олени», потому что это время их течки; октябрь называют «кефти-май», т. е. «рыбный месяц», ноябрь – «гор-губа», в честь святого Георгия, и, наконец, декабрь – «атсолядозарт», время, когда нельзя есть хлеб и мясо.
Вместо письменного соглашения они обмениваются палочками, на которых есть зарубки, и каждая обозначает один пункт соглашения. Хотя они не умеют ни читать, ни писать, у них есть нечто типа «Хроник», которые представлены головами и рогами, которые они собирают в священных местах, и они напоминают им о событиях, которые имели значение тогда, когда были сделаны эти пожертвования. Они считают годы по жатвам, но их хронология обычно настолько ограничена, что они никогда не могут сказать точно, сколько им лет.
У осетин – необычные клятвы: когда они кого-либо обвиняют в воровстве, то обычно клянутся собаками, кошками и мертвыми. Обвиняющий обходит деревню с собакой и восклицает громким голосом: «Я сейчас убью эту собаку». После чего настоящий вор обычно признается в содеянном, так как считается, что, если убьют собаку, это навлечет несчастье. Тот, кто дает клятву, обычно отрезает кошке голову или вешает собаку, говоря при этом, что животное отомстит за нарушение клятвы, царапая, кусая и терзая виновного. Если кто-либо подозревает одного из своих соседей в воровстве, он отводит его к месту, где похоронены его близкие родственники, и тот, кого обвиняют, становится рядом с могилой своего отца, матери или брата и говорит: «Если я совершил воровство, то пусть в другом мире я буду служить моему отцу, матери или брату лошадью, но если я невиновен, пусть наказание падет на виновного». Обвиняемый также ударяет палкой по человеческим экскрементам и говорит: «Если я своровал, то пусть также побьют моих покойных родителей».
Осетины проявляют большое уважение к старшим, молодые люди никогда не садятся в их присутствии, сыновья не садятся в присутствии отца, младший брат в присутствии старшего и т. д.
Все старейшины и знать у осетин имеют своих крестьян: рабов, которых они взяли или купили, которые служат им на земле или в их доме, и свободных слуг, которые могут менять хозяина и дом.
Они не могут силой заставить служить себе своих крестьян, ни отдать их или продать, разве что – всей деревней, но они продают своих рабов по своему усмотрению; от своих крестьян и рабов они требуют исполнения весьма умеренных повинностей.
Часто случается, что свободные люди поселяются у кого-либо, чтобы служить им за вознаграждение, которое они получают за работу, или даже хозяин отдает им в жены своих дочерей, или же, когда они женятся, им выплачивается приданое; и на этих условиях дается обязательство хозяину служить ему определенное время.
Все мужчины курят табак; трубки делают из глины, очень маленькие. Женщины моют голову молочной сывороткой, что делает их волосы мягкими и блестящими. Они не избегают мужчины; люди обоего пола общаются свободно. Когда кто-либо входит к женщинам, они встают, а когда входят к мужчинам, они встают, кланяются и снимают головной убор, который сразу же и надевают обратно; кланяясь, они ударяют по лбу рукой, а когда они хотят проявить особое уважение, они берут руку человека, которого хотят почтить, и подносят ее сначала к губам, а потом ко лбу.
Благовоспитанные осетины, так же как и черкесы, считают неприличным ходить в гости к женам в течение дня.
Браки
Когда осетин хочет жениться, он посылает одного из своих родственников или друзей к отцу девушки, чтобы сделать предложение; если обе стороны договариваются о приданом, то жених просит женщин пойти за невестой; ночью он убивает быков и овец, варит пиво, и они пируют три дня.
Приданое состоит из огнестрельного оружия, сабель, кинжалов, скота и других предметов. Осетины из рода знатнейших вступают в брак также и с дочерьми черкесских узденей, в таком случае размеры приданого часто достигают тысячи рублей серебром. Черкесская знать также женится на девушках из семей осетинских старейшин.
Осетины строго соблюдают девственность, но после свадьбы для женщины считается почетным иметь много любовников. В начале любовной связи такого рода любовник делает своей даме небольшие подарки стоимостью от пяти до десяти рублей, но потом он получает и от нее подобные подарки, приблизительно на ту же сумму.
Если муж устал от своей жены или бросает ее без причины, он лишается приданого, но если жена уходит от него, то тесть обязан оставить ему приданое и дать что-либо еще сверх того. Если же женщину бросают по причине ее неверности, муж может претендовать лишь на часть приданого, поскольку раз он получил жену девушкой, то должен был бы следить за ней получше. У осетин редки примеры многоженства, только у богатых мусульман может быть две и изредка три жены.
Погребения
Когда осетин умирает, все его родственники собираются: мужчины обнажают головы и бедра и бичуют себя до крови; женщины царапают себе лицо, кусают себе руки и издают ужасные душераздирающие крики; жена умершего должна выглядеть более отчаявшейся, чем другие, и должна в течение года воздерживаться от употребления мяса и другой пищи, которая запрещена во время поста. Обычно на ней женится брат ее мужа, даже если у него есть другая жена, главным образом для того, чтобы сохранить имущество в семье. Такой брак считается похвальным и благородным.
Каждая семья имеет свой склеп, который представляет собой квадратное сооружение, перекрытое сверху каменной кладкой или покрытое плитами шифера, с очень узким входом. Туда входят два человека, втаскивая за собой тело умершего, которое положено на доски. Когда труп окончательно сгниет, его кости смешивают с костями остальных таким образом, что останки членов семьи лежат вместе. Некоторые племена, такие, как дугуры, или дигорцы, так же как и другие народы, погребают своих умерших в земле: на них надевают лучшую одежду и кладут в яму, которая не очень глубока, но по всей длине тела облицована камнем. Сверху тоже закладывают камнями, а затем сажают деревья. На могилах знатных людей в головах помещают четырехугольные камни выше человеческого роста, неправильно ограненные. Иногда осетины сооружают на могилах небольшие надгробия в виде сводов.
Умершего кладут головой на запад. Если кого-либо убило молнией, то его считают очень счастливым, потому что думают, что его унес святой Илья. Они издают радостные крики, поют и танцуют вокруг этого тела, и все сбегаются, чтобы присоединиться к тем, кто танцует и поет: «О, Илья, Илья, живущий на вершинах скал!» Они повторяют в такт эти слова, танцуя в кругу, то выходя вперед, то отступая; запевала поет припев, а другие его повторяют. Как только гроза миновала, умершего переодевают в другую одежду, кладут на подушку на том же месте и в той же позе, в которой его нашли; и продолжают танцевать до ночи.
Родственники покойного поют, танцуют и проявляют радость как будто на празднике; поскольку грустное лицо считается оскорбительным для святого Ильи и, следовательно, непременно заслуживающим строгого наказания.
Этот праздник продолжается восемь дней, после чего совершается погребение с большой торжественностью, затем следует трапеза, наконец, над могилой наваливают большую груду камней, возле которой на высоком шесте вешают шкуру черного козла, а на другом шесте – одежду покойного.
Чтобы души умерших покоились в мире, у осетин есть своеобразный обычай, который называется «дог». Два или три всадника с расстояния в несколько верст въезжают на очень отвесную гору, и того, кто первым прибывает на вершину, чествуют и угощают другие. Все присутствующие выражают свою радость танцами и пиршеством.
Образ правления
Образ правления у осетин может быть назван демократическим. Каждое поселение обычно подчиняется одному или двум старейшинам, которые именуются «эль-дар». Эти вожди (главы) стараются разбирать разногласия жителей и поддерживать, насколько это возможно, порядок; они, как правило, пользуются очень большим уважением, но им никто не дает за это никакого денежного вознаграждения.
Почти всегда они стоят во главе разбойных набегов и пользуются очень большим влиянием, тем более, что эти эльдары обычно происходят из самой богатой и влиятельной семьи в поселении. Деревню часто беспокоят междоусобицы, которые причиняют большие разорения. Многие деревни имеют также своих узденей, другие поселения и общества управляются судьями-посредниками; наконец, племена, которые непосредственно зависят от России, управляются инспекторами (приставами), или, как называют их в Осетии, маурави. Так, после экспедиции барона Ранненкампфа в Южную Осетию в 1830 году подчиненные племена были подразделены на четыре мауравства (уезда).
Первое составляют ущелья Кешельта, Джава, Вхцы и Дзави.
Второе – ущелья Кошкин, Чипран, Тли и Берс (Берц).
Третье – ущелья Магладоулети, Кагианти, Брутауло, Кного и все ущелья Малой Лиахви, вплоть до Белоти, и, наконец, четвертое мауравство (уезд, округ) – Джамур.
Северная часть Осетии находится под управлением коменданта Владикавказа или Нальчика; некоторые племена, кроме этого, имеют также своих приставов, как, например, тагаурцы и куртатинцы.
Эти приставы получают от каждой семьи в качестве небольшого оброка продукты из их хозяйств.
Народонаселение
Население Осетии составляет в четырех вышеупомянутых уездах 33450 душ. Этот учет был сделан на основании данных, полученных в 1833 году на этой территории штабом Отдельного Кавказского корпуса; но нам представляется, что, согласно сведениям, полученным в 1830 и 1832 годах, население Осетии можно оценивать в более чем 40 тыс. душ.
Военные силы
Если считать, что на восемь человек населения приходится один воин, то можно подсчитать размер военных сил, которые может выставить Осетия: он составляет пять тысяч человек, большая часть которых – пехотинцы.
Влиятельные семейства
1. Племя тагаурцев. Главнейшие семейства этого племени следующие: Дударовы, часть которых живет выше форта Ларе, слева от Терека на большой Военно-Грузинской дороге; большая часть занимает равнину около разрушенного Елизаветинского редута, что на речке Камбулеевке, остальные живут в ущельях Генальдона вплоть до его слияния с Гезельдоном.
Семейство Чуровых проживает также в ущельях Терека. Там, где Гезельдон выходит на равнину, живут семейства Мансуровых, Кундуковых, Алдатовых, а ниже по течению, близ Ардонского поста, – семейство Кануковых. В каждой из этих семей есть свои старейшины, свои крестьяне и крепостные; многие члены этих семейств служат в армии и занимают такие посты, как пристав.
Семейство Шенаевых – одно из наиболее влиятельных среди тагаурцев, но также наиболее склонное к грабежу и бунтам – было переселено (переведено на жительство) в Казань во времена экспедиции князя Абхазова в этот район в 1830-м.
2. Племена куртати и чимети имеют демократическое правление, они управляются старейшинами; вследствие этого у них нет семей, которые имели бы большее влияние, чем другие.
3. Валлагирцы имеют такое же правление, как куртатинцы.
4. Главные семейства дигорцев, или дугуров, следующие: семейства Черкесовых, Гагаевых, Карабугаевых, Абисамевых, Кубатовых, Битуевых, Тугановых.
К тому же у них есть свои эльдары, которые управляют ими по примеру (наподобие) других осетинских племен.
Часть семейства Кубатовых занимает пространство при выходе из ущелий на равнину Урусдона, или Урсдона.
Семейства Карабугаевых и Тугановых живут на равнине, первое – на потоке Курту, притоке Урсдона, второе – между этой рекой и Урухом на Дурдуре.
Русское правительство получило заложников (аманатов) из всех этих семейств, которые находятся либо во Владикавказе, либо в Нальчике и Георгиевске. Эти заложники учатся читать и писать, а сыновья наиболее влиятельных из вышеупомянутых семейств отправлены в Санкт-Петербург, где они обучаются за казенный счет.
Именно таким образом пытаются постепенно приобщить эти полудикие народы к цивилизации, и нет сомнения, что будущее поколение уже достаточно приобщится к цивилизации, чтобы, отказавшись от праздной и беспокойной жизни, заниматься земледелием, скотоводством и торговлей.
Джерахи
Джерахи, которые по происхождению являются осетинами, отделились в отдаленную эпоху от своих соотечественников в результате внутренних междоусобиц, которые имели место в этих землях, и поселились за Тереком, в ущелье одного из его правых притоков, именуемого Макальдон, для того, чтобы иметь возможность прятаться у племени кистов – их соседей – в случае, если их будут преследовать осетины.
Ныне джерахи занимают выход из ущелья Макальдона, или, как сами жители называют его, ущелья Эрмахи (Эрмахское ущелье), которое обычно называют Джераховским ущельем.
Их жилища – из камня, часть из них имеет башни, наподобие осетинских жилищ; они построены на возвышенностях. У них всего пять небольших поселений, а именно: Калмы-кау, Возби, Пиаймат, Дала-кау и Вала-кау.
Они очень бедны; их сельское хозяйство сводится к возделыванию в небольшом объеме проса, ячменя и к выпасу нескольких стад овец; они изготовляют грубое сукно для своих собственных нужд. Хлеб они вынуждены покупать у своих соседей с равнины, поскольку большая часть джерахов не имеет его в достаточном количестве.
Летом они питаются молоком, сыром и травами, зимой – ячменной или овсяной кашей, копченой или вяленой бараниной и чуреками.
Пастбища для их скота расположены недалеко от их жилищ, а зимой они кормят скот сеном.
У них совершенно нет соли.
Частью они – христиане, частью – исповедуют ислам.
Они говорят на осетинском диалекте с добавлением кистинских слов, но они понимают также и ингушей, поскольку поддерживают связи с кистинцами и ингушами, в окружении которых живут.
Число джерахов не превышает 300 душ, которые могут выставить около сорока пеших воинов. Их оружие – это ружье, кинжал и шашка; порох они делают сами.
Их нравы и обычаи такие же, как и у осетин, однако они более дикие, ленивые, склонные к пьянству и грабежам.
Чтобы попасть к ним, нужно пересечь Терек напротив Кайтукина поста, расположенного восемнадцатью верстами выше Владикавказа, дорога ведет далее по довольно крутому спуску с гор, вплоть до Джераховского ущелья (2,5 версты); деревня Калмы-кау остается слева на горе, дальше узкая тропа ведет вдоль левого берега Макальдона, вплоть до Обина (6,5 верст). Эта деревня находится уже на территории кистин. Дорога большей частью проходима лишь пешком.
Гудомакары или гудошауры
Территорию этого племени пересекает Кавказский горный массив, который разделяет ее на две части, одну из которых населяют гудомакары, а другую – гудошауры.
Границы территории следующие: на севере – племена кистов (кистин), на востоке – Хевсуретия, на западе – большая Военно-Грузинская дорога, на юге – пшавы.
Речка Сно сбегает с северного склона Кавказа, выходит из Гудошаурского ущелья и сливается с Тереком между постами Казбек и Коби.
Речка Черная вытекает из Гудомакарского ущелья и впадает в Арагви. Гудомакары живут в высокогорных долинах Кавказа; почва там каменистая, бесплодная, а климат – очень суровый, поэтому земледелия там почти нет и главное богатство жителей составляют овцы, стада которых там довольно значительны.
Их жилища – из камня и дерева, наподобие грузинской сакли. Питаются они травами, молоком, сыром, бараньим мясом, ячменными, пшенными или овсяными чуреками; большую часть зерна они покупают у грузин и других своих соседей, поскольку их земля бесплодна и не родит зерна, достаточного для их нужд.
Пастбища для их скота находятся в окрестностях деревень. Зимой же они кормят скот сеном и соломой, запасенными летом.
Народонаселение достигает двух тысяч душ, из которых – 300 воинов. Они исповедуют христианскую религию, говорят на грузинском диалекте, смешанном с множеством осетинских слов.
Их главные поселения следующие: Ачкот, Сно, Джата, Карауча, Ахалцых и Аршкма – все расположены в ущелье Сно, там до сих пор можно видеть несколько разрушенных церквей, которые очень почитаются населением.
Гудомакары раньше были склонны к грабежам, но ныне они живут спокойно и подчиняются инспектору горских народов, управляющему племенами, которые обитают по обеим сторонам большой Военно-Грузинской дороги.
Их нравы, обычаи и одежда скорее грузинские, чем осетинские, однако они в основном общаются с окружающими их горскими племенами.
Чтобы попасть к ним из Грузии, нужно, выйдя с поста Пассанаур, переправиться через Арагви, подняться по Гудомакарскому ущелью и пересечь Кавказский горный массив на высоте такой же, как Гуд-гора (между Коби и Кайшауром), и спуститься затем по Гудошаурскому ущелью. Здесь, на этих высотах, дорога разделяется на две: первая ведет в Хевсуретию, а левая выводит на большую Военно-Грузинскую дорогу, проходя через деревню Ачкот, расположенную близ этой дороги пятью верстами выше поста Казбек.
Дорога в этих ущельях проходима даже с грузом, но пересечь Кавказ можно лишь в течение нескольких летних месяцев, а в течение же остального года этому мешают глубокий снег и часто встречающиеся лавины.
Общая сводка о племенах Осетии
Сводка племен, приводимая здесь, дает представление относительно их преданности русскому правительству
Дигорцы, валлагирцы – находятся под командованием коменданта кабардинского Кордона, но считают себя почти независимыми.
Куртатинцы, тагаурцы – подчиняются России и управляются инспекторами (приставами), которые подчиняются коменданту Владикавказа.
Осетины округа Рана – управляются рачинским приставом, который подчиняется губернатору Имеретии; они покорные и спокойные.
Осетины округов Зрамага, Нора и Турсо – входят в уезд (округ) Гори и довольно покорны. Осетины общества Турсо вместе с гудовцами, джамурцами и гудомакарами образуют совокупность (единое целое) племен, которая находится под командованием управляющего горскими народами. Все они совершенно покорны.
Кударцы – находятся под командованием рачинского пристава и совершенно покорны.
Осетины обществ Кешельта, Медждуд и Лиахви, Магладолети – входят в состав уезда (округа) Гори, управляются приставом и ныне довольно покорны.
Осетины обществ Гудов и Джамур – находятся под командованием управляющего горскими народами и совершенно покорны.
Гудомакары – находятся под командованием управляющего горскими народами и совершенно покорны.
Джерахи – имеют высшее командование в лице коменданта Владикавказа, но управляются приставом, который стоит во главе куртатинцев и тагаурцев.
СВАНЫ
Исторические сведения
Сваны теперь, как и прежде, занимают высокогорье Кавказа поблизости от Эльбруса, к юго-западу от него. Они иберы по происхождению и говорят на грузинском языке. Страбон размещал их по соседству с Диоскурией, а Плиний писал: «Река Коби с Кавказских гор течет через земли сванов». Еще и сегодня сваны живут в верхнем течение реки Хоби, название которой более точно написано Аррианом, чем Плинием. Птолемей называет этот народ свано-колхами. Вот сведения, оставленные об этом народе Плинием и Страбоном.
Текст Плиния: »Некогда в Колхиде царствовал Субоп, который, первым покорив сванов, добыл там много золота и серебра, также как в царстве, знаменитом золотым руном. Говорят, что балки, колонны и рельефы в его дворце были сделаны из золота и серебра. Его победил Сесострис – царь Египта…»

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.