Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Этот храм, описанный Палласом и Клапротом, был посещен мною (т. е. Бларамбергом) 15 июля 1830 года во время пребывания в Таргимской долине русских войск под командованием генерала князя Абхазова. Храм Тхаба-Ерда расположен на возвышенности: справа от Ассы и три версты вверх по течению Таргима, немного выше того места, где сливаются два рукава Ассы. Длина этого здания, которое наполовину разрушено, – 7 саженей, ширина – 3 сажени, его высота – 16 футов. Храм построен из камня, крыша его разрушена, лишь с восточной и западной сторон сохранились паперти. Некогда «встарь» с западной стороны была входная дверь, в настоящее время этот вход заложен камнем, а войти в храм можно через очень маленькую и низкую дверь – с южной стороны. Над главным входом можно увидеть бесформенные фигуры, выполненные в технике барельефа, в рамке – в виде стрельчатого свода. Посередине этого свода можно различить изображение сидящего человека, над головой которого различим фасад греческой церкви; с левой стороны из облаков выезжает всадник. В обоих углах есть еще по изображению, они наполовину стертые. Над сводом изображен человек, держащий крест в левой и саблю в правой руке. По обе стороны свода различимы головки ангелов с крылышками. Все фигуры изображены только до пояса, надписи выполнены в древнегрузинском стиле. Они настолько стерты, что прочесть их невозможно. С западной стороны фасада есть два узких окна, а на стене с южной стороны – небольшие треугольные отверстия. Карниз и дверные рамы паперти украшены резьбой, имитирующей листву и вьющиеся растения, которая выполнена не без вкуса.
Внутренняя часть храма – трехсводчатая; там темно, грязно, пол не вымощен. У каждой стены лежат рядами головы животных с рогами, на полу находится множество рогов, ими также наполнены несколько ящиков. Но, несмотря на долгие поиски, не нашлось ни книг, ни церковной посуды. Ингуши, сопровождавшие автора этих строк, утверждали, что их и не было там с давних времен. Этот храм был построен в XII веке, во времена правления грузинской царицы Тамары.
Захоронения
Ингушские склепы сложены из камня, по форме – сводчатые, возвышающиеся над землей. Эти склепы имеют с западной стороны небольшие отверстия – лазы, через которые втаскивают покойника, их затем закладывают камнями, к которым женщины прикрепляют свои косы. Над захоронениями тех, кто был убит молнией, они ставят столбы, на которых развешаны козьи шкуры с головами. По примеру других горских народов каждая ингушская семья имеет свой отдельный склеп.
Народонаселение
Население ингушского племени достигает 17800 жителей, распределенных следующим образом:
Назрановцы 11000
Галгаевцы 4800
Галашевцы 2000
Итого: 17800 жителей (которые могут выставить 2500 бойцов)
Карабулахи
Это племя занимает оба берега в низовьях Ассы, Дауд-Мартана, и пастбища их простираются до Валерика. На западе они граничат с территорией Ингушетии, на востоке – с Чечней, на юге – с галашевцами, на севере граница земель этого племени проходит по правому берегу Сунжи. В татарском языке «кара-булак», или «кара-булах», означает «черный источник». Чеченцы называют их «ариштой», ингуши – «арште», таково же и их самоназвание.
Их территория орошается шестью горными потоками и речушками, которые впадают в Сунжу или являются притоками Ассы и Мартана – такими, как Бальсу (т. е. «медовая вода»), Шелмигор, Шелкан, Ашган и т. д. У них имеются пастбища около Шалаши.
По преданиям, которые существуют среди горских народов, карабулахи образовали в древние времена воинственное и очень сильное племя, которое соседние народы уважали за его храбрость и мудрое самоуправление. У них было много скота и различной полеводческой продукции, и они могли бы жить мирно и счастливо. Но карабулахи, невзирая на эти преимущества, начинают притеснять и угнетать своих соседей, чем вызывают всеобщую ненависть: все окружающие их племена вооружились и почти уничтожили всех карабулахов, которые с этого времени стали в подчинении у чеченцев.
Ныне они образуют народонаселение в 15000 душ, которое разбросано по 22 поселениям, лишь некоторые из них независимы, а именно:
1. Фаргив
2. Мужихой
3. Хажир – расположенное в верховьях Ассы
4. Джуруджу-Арштхой – расположенное близ левого берега Давуд-Мартана.
Другие поселения находятся в подчинении коменданта крепости Грозная, но они не очень покорные. Вот их перечень. На обоих берегах Ассы расположены:
5. Ази-Тахмаров
6. Мими-юрт
7. Худеби-юрт
8. Кьюрегов
9.Ази
10. Хапиев
11. Ахбарзой
12. Большая Шильчиха (разрушена во время экспедиции 1832 года)
13. Малая Шильчиха (на притоках Ассы и в горах)
14. Тачи-али
15. Маэле-юрт
16. Большой Шиналик
17. Верхний Шиналик (разрушен в 1832 году)
18. Нижний Шиналик (разрушен в 1832 году)
19. Чумуйкли
20. Орцили
21. Инороко-Мирзоев
22. Давуд-Мартан (на реке Мартан)
Карабулахи занимаются полеводством, скотоводством и пчеловодством, последним – особенно пристрастно и в больших количествах. Они обменивают мед и воск на то, что им необходимо. Они также выращивают коноплю и табак, но в небольшом количестве. У них есть плантации кукурузы, репы, фасоли, лука и т. д.
Их жилища представляют собой плетеные и обмазанные глиной хижины, лишь у некоторых – дома из камня. Посреди жилища – очаг; свет проникает через дверь. Каждое поселение прикрывают башни, подобные тем, что мы встречаем на Кавказе повсеместно.
У них нет князей, но есть старейшины, которым они, впрочем, не очень-то и подчиняются.
Карабулахи – среднего роста, худощавые, но сильные и воинственные, склонны к разбою. Они плохо одеты, нечистоплотны, небрежны. Они питаются хлебом и лепешками из проса и ржи, молоком, сыром и, реже, бараньим мясом или говядиной.
Привыкшие к кочевой жизни, они умеют терпеливо переносить трудности. Они исповедуют ислам, хотя прежде были христианами.
Ахи, или акинцы
Ахи занимают долины, которые орошаются двумя притоками Верхней Гехи. Горы, их окружающие, покрыты частично кустарником. Их поселения разбросаны в ущельях и на возвышенностях с крутыми склонами, что защищает их от внезапных нападений. Тем не менее, их территория не так гориста, как та, что занимают окружающие их племена; у них масса хороших пастбищ. Летом у них довольно жарко, хотя они занимают высокогорные долины Кавказа, так что их соседи отсылают им скот для выпаса на протяжении этого сезона.
Главное их богатство – овцы, которых у них огромные стада, а также в большом количестве имеется рогатый скот и лошади. Их земля дает немного пшеницы, ржи, проса, в размерах, достаточных, чтобы прокормить жителей. Они торгуют с галашевцами – их восточными соседями, от которых они получают соль в обмен на зерно.
Они совершенно независимы, ими управляют выборные старейшины. Они враждуют с чеченцами и хевсурами. Говорят они на мычкизском диалекте, таком же, каким пользуются галгаевцы. Они воинственны и склонны к разбою по отношению к своим соседям, т. к. земли наши находятся далеко от них, чтобы нападать.
Народонаселение их восходит до 6000 душ. Они живут в 23 поселениях, самое большое из которых не превышает 40 очагов. Главное из поселений – Вауге на реке Гехе.
Они граничат с галгаевцами, цоринцами и хевсурами. Хребет Булой-Лама отделяет их от Хевсуретии.
Цоринцы
Цоринцы занимают долину реки Цорихи – притока Ассы, расположенную к востоку от акинцев и к северо-востоку от галгаевцев. Их народонаселение составляет 1200 душ, все они независимы. На их территории нет леса, они занимают довольно широкие ущелья. Их дома сложены из камня и имеют башни.
Основные их поселения следующие: Цори – на притоке того же названия, Верхн. Махуль, Средн. Махуль, Нижн. Махуль.
Цоринцы очень бедны, их главное богатство составляет скот, шерсть которого и сыр они обменивают на предметы первой необходимости. Остальных продуктов сельского хозяйства хватает лишь на прокорм.
Нравы, обычаи, характер, религия и язык такие же, как у галгаевцев. Летом их пастбища находятся недалеко от жилищ, зимой же они отправляют скот в лощины. Они получают из Хевсуретии соль, которую выменивают на мед, так как пчеловодство у них очень развито.
Дорога, которая ведет к ним, через Цорихи, очень трудна, особенно для передвижения с кладью. Они враждуют со своими соседями и часто нападают на них.
Чеченцы
Чеченцы, или как их называют соседи – мычкизы, отграничены от русских владений на севере Тереком и Сунжей, на востоке их соседи – ингуши и карабулахи, на юге – галгаевцы, цоринцы, акинцы, кистины – с высокогорья, а также несколько племен лезгинских и андийских. Хребет Гумик-Лама отделяет их от этих последних народов, и, наконец, на востоке их соседями являются гумбетовцы, ауховцы, кумыки и аксайцы. Их территория зажата между Сунжей, Тереком, изгибом Аксая. Таким образом, верховья Аксая являются границей на востоке, а верховья Мартана – на западе. Не вся река Аксай принадлежит чеченцам, нижняя часть ее пересекает территорию кумыков и аксайцев. Реки, орошающие земли чеченцев, и поселения, которые располагаются вдоль них, следующие: Мартан или Фартам, который является границей с карабулахами, Шалаша, Валерик, Гехи; Урус-Мартан, или Русский Мартан; Гойта, Аргун, Джалка и Гудермес.
Равнины и низины близ Сунжи и Аргуна покрыты густым лесом, там в большом количестве встречается бук. В основном, вся эта территория гористая, изрезанная глубокими оврагами и узкими ущельями, которые служат чеченцам укрытием в случае нападения. Их там очень трудно достать. Одно из самых известных ущелий находится близ поселка Большой Чечен в междуречье Аргуна и Сунжи. Оно расположено между двумя изолированными горными массивами, крутые склоны которых покрыты лесом на протяжении нескольких верст. Это ущелье называется Ханкала, это место очень часто было роковым для наших войск. Большое ответвление Кавказских гор, носящее название Гумик-Лама, простирается вдоль южной части чеченской территории, другие горные отроги тянутся к северу, северо-западу и северо-востоку. Главные вершины этих отрогов: Нахчи-Лама и Сулой-Лама, расположенные между Аргуном и Аксаем, а хребет Качкалик – продолжение этих отрогов.
Все пространство между правым берегом Сунжи и Черными горами принадлежало раньше князьям Турловым, по происхождению – аварцам, которые живут ныне среди покорных чеченцев, напротив Наура.
Два века назад чеченцы спустились с гор вследствие внутренних распрей и многочисленности населения. Спустившись, они обосновались в перечисленных ранее долинах, платя дань князьям Турловым, но постепенно они освободились от уплаты дани и стали совершенно независимыми. В то время они были язычниками, а Оттоманская Порта употребила все средства, чтобы обратить их в мусульманство, в чем она со временем и преуспела.
Чеченцы – самые жестокие и дикие племена на Кавказе. Они воинственны еще более, чем лезгины; наши войска никогда не могли покорить эти свирепые племена, несмотря на многочисленные экспедиции, предпринятые против них, и опустошения, которым неоднократно подвергались их земли. Чтобы удержать их в узде, генерал Ермолов учредил новую военную Линию, укрепленную крепостями, главная из которых – Грозная, на левом берегу Сунжи. Но, несмотря на эти меры, чеченцы не прекратили нарушения наших границ и набеги.
Чеченцев можно разделить на три категории:
1. Чеченцы покорные, или мирные.
2. Чеченцы независимые.
3. Чеченцы с высокогорья (ичары-мычкизы).
Мирные чеченцы
Чеченцы, покоренные силой оружия, чьи заложники находятся в наших руках, занимают правый берег Сунжи, а также территорию между этой рекой и Тереком. Они имеют в изобилии пахотные земли, тучные пастбища, леса, воду. Они успешно занимаются полеводством и скотоводством, у них есть даже виноградники, они выращивают пшеницу, рожь, кукурузу, просо, а также всевозможные фрукты. Что касается разведения скота, они отдают предпочтение многочисленным стадам овец. Излишки овец они продают в Кизляре или своим соотечественникам – независимым чеченцам, у которых есть пастбища и зерновые амбары на территории покорных чеченцев и которые без этой уловки были бы обречены на голод. Чеченцы с высокогорья поддерживают с ними дружеские отношения, так как это им необходимо во время набегов на русские территории.
Независимые чеченцы
Независимые чеченцы занимают долины, орошаемые уже названными реками и потоками, вплоть до высоких сланцевых гор. Вот главные их поселения (с запада на восток):
1. На Шалаше расположены в следующем порядке поселения: Шалаш – Пхангечоу – Катар-юрт.
2. На Валерике: Аман-юрт, Гучта, Давуд-юрт, Умахан-юрт, Дзулган-юрт, Галга.
3. На Гехи: Нуарик, Малага, Гехи – большое поселение, разрушенное неоднократными атаками. В окрестностях есть масса мелких поселков того же названия, в которых живут выходцы из Гехи: Дихинкач-юрт, Мирзахан-юрт, Сайтан-юрт, Курчала.
4. На Урус-Мартане: Урус-Мартан – поселок в 250 очагов, направо от этой реки и Джарги-юрт.
На его притоке Рочня: Муллачи, Витерги-юрт, Чуйпан-юрт, Хаджи-юрт, Пешхой, Верхн. Рочня, Нижн. и Средн. Рочня.
5. На реке Гойта: Хазбаман-юрт, Устрахан, Нихалой, Верхн. Гойта, Куссур^юрт, Мамукин-юрт, Алда.
6. На реке Аргун: Нехехей на Чанти-Аргуне, вблизи от этого поселения находится каменный мост через этот поток; Дачуборзой, где сливаются два рукава Аргуна. Слева от Дачуборзой между Аргуном и Гойтой находится довольно высокий пик – Шато-Вардануи, а также поселки Тембула и Чахкери. Большие Атаги – крупный поселок в 300 очагов, разрушенный многочисленными набегами, слева от Аргуна; Малые Атаги, Ставнокуль Верхн. и Нижн.; Болып. Чечен (250 очагов), слева от Аргуна; Бердикель, Джан-юрт, Тепли, Курдали.
7. На Джалке (и ее притоках): Озденьги-юрт, Салай-юрт, Назара-юрт, Урусбей-юрт. Шали (поселение на 200 очагов), налево от Джалги. Еремчук – большой поселок в 600 очагов, местоположение его труднопреодолимое, направо от Джалги. Отабай-юрт, Чертей, налево от поселка, между Джалгой и Аргуном находится Чертова гора с древней крепостью Хутерхомма; Мескир-юрт.
8. На Гудермесе и его притоках: на Халхалу – Хорочой, Веда, Кайдак, Санто-юрт, Автур, Гельдиген; на Искерике – Майюртун; на Гумсе – Джанти, Айна-кале, Гуни, Амар-юрт, Кала-юрт, Зандак-юрт, Элисхан-юрт, Кзама-ерзу, Халбойн-юрт.
Народонаселение чеченцев составляет приблизительно 86000 душ, которые могут выставить от 9 до 10 тысяч вооруженных пехотинцев.
Качкаликцы
Это племя, так же как и ауховцы, предположительно принадлежит к мирным чеченцам. Они занимают лесистые склоны хребта Качкалик, который тянется вдоль левого берега Аксая, а также долины и плодородные низины южнее правого берега Терека, на Ямансу и Яраксу.
Алти-Качкалик означает «шесть поселений». Их обитателями ранее были кумыки, которые были вытеснены аксайскими князьями на их нынешней территории. Постепенно они смешались (ассимилировали) с чеченцами и, воспользовавшись слабостью кумыкских князей, стали независимыми. Но они некоторым образом подчинены России.
Вот перечень их поселений: Мискит, налево от Аксая; Хош-гелди, Алер-аул, Нойберди, Уссунгур, Истиссу и Шавдан.
Ауховцы
Ауховцы живут западнее качкаликцев, на речушке Яраксу, которая берет начало с хребта Гумик-Лама. Их территория гориста, покрыта лесом.
Вот их главные поселения: Зандак, Хасса-Мекант, Учели, Даттах, Алик, Кейшен-аух, Яраксу-аух, Алти-Мурза и Хаш-Гирей. Все эти поселения расположены на Яраксу. Народонаселение этих племен достигает 14000 душ, из которых 2000 человек – воины.
Ичары-мычкизы
Чеченцы высокогорья занимают северные склоны сланцевых гор Кавказа, они делятся на несколько племен, главные из которых: ичкеринцы, чабуртлийцы, ша-тойцы, пшехойцы и нашхойцы.
Ичкеринцы
Ичкеринцы занимают высокогорные долины Верхнего Аксая и юго-западную часть Чечни. Их территория – это отвесные скалы, покрытые густым лесом; частично заболочена из-за многочисленности источников, ручьев и потоков, которые берут здесь начало. Именно здесь впервые были атакованы наши войска в 1832 году, которые столкнулись с почти непреодолимыми трудностями. Поселения ичкеринцев в большинстве своем расположены на восточном склоне хребта Качкалик. Главные поселения следующие: Дарага, или Дерахай; Беной – большое поселение с неприступным местоположением; Белгатой, Цонтери, Тезакали, Гурчали-юрт, Айтан-кале и Аразане, расположенные к западу от Беной.
Народонаселение – 15000 душ, из которых 2000 человек – воины.
Чабуртлийцы, или чарбилийцы
Чабуртлийцы населяют высокогорные долины Кавказа на северном склоне Сулой-Ламы и Нахчи-Ламы, юго-западнее ичкеринцев. Они нам малоизвестны, форма их правления – республиканская, как вообще у всех чеченских племен. На их территории нет леса, но почва здесь более плодородна, чем у других горных чеченцев. В окрестностях поселения Ведан выращивают очень крепкий табак, который они сами и курят. Главными их поселениями являются: Чермой и Ведан на Верхней Халхалу; Алистанжа на Верхней Джалге.
Их народонаселение достигает 7000 душ, из которых 1000 человек – воины.
Шубузцы, или шатойцы
Шатойцы занимают высокогорные долины Кавказа и оба рукава Верхнего Аргуна. Их основные поселения следующие:
1. На Шарой-Аргуне – Хамкудой, Химой, Буй, Куры, Босчи, Нуй, Салбери, Нешели и Рыхой.
2. На Чанти-Аргуне – Халди, Хачерой, Хоерихой, Итом-кале, Чанти-атага, Уша-кале, Гучхин-кале, Башхен-кале, Нешехой, Варандой.
Народонаселение достигает 5 тысяч душ, из которых 800 человек – воины. Все они пехотинцы.
Пшехойцы
Пшехойцы занимают истоки большого Мартана (Урус-Мартан) и долины, покрытые лесом у подножия хребта Пшехой-Лама. Их главное поселение – Пшехой на Большом Мартане.
Нашхойцы
Нашхойцы занимают истоки Верхней Гехи, т. е. ее восточный рукав (западный рукав этой реки заселен акинцами) и долины, покрытые лесом, у подножия Нашгой-Ламы. Численность населения этих двух племен достигает 4000 душ, из них 600 человек – воины.
Нравы и обычаи чеченцев
Таковы племена горных чеченцев, которых мы очень плохо знаем. Мы знаем только то, что они населяют дикие места, частью покрытые лесом и почти недоступные. Климат здесь суровый, полеводство почти совсем не развито, скотоводство ограничивается несколькими стадами овец и коз, которые находят скудную пищу на отвесных скалах и в расщелинах. Они очень бедны и живут большей частью набегами на соседей.
Обычно чеченцы организуют маленькие группы по 5–20 человек, чтобы нападать на русских. Ночью они приходят на берег Сунжи или Терека, раздеваются, складывают свою одежду и оружие в бурдюки, с помощью которых они переправляются вплавь через реку. Они прячутся в рощах и камышах, растущих на берегу. Если они замечают путешественника без сопровождения или крестьянина, возделывающего землю и плохо вооруженного, то обычно они убивают проводника путешественника, заталкивают кляп в рот узника и тащат его к берегу. Там они привязывают ему под руки бурдюки, наполненные воздухом, накидывают веревку с подвижным узлом ему на шею и бросают в воду. Чтобы петля не затянулась, несчастный узник должен держаться за веревку, за концы которой два пловца по обе стороны от узника тянут его к противоположному берегу. Здесь они завязывают глаза узнику, сажают на коня и начинают петлять по горам и лесам. Они никогда не едут прямо к месту назначения. Это делается для того, чтобы узник не запомнил дорогу и не смог бежать. Они редко убивают тех, за которых они смогут получить хороший выкуп, но обращаются с узниками исключительно жестоко, по-варварски, особенно, если последний предпринимал попытки сбежать. Если это торговец, служащий или офицер, то ему обычно надевают железный обруч на шею и железные кольца (обода) на руку и на ногу, а затем сажают на цепь, прикрепленную к стене или к дереву. Кормят их очень плохо и не разрешают спать. После нескольких дней мучений они дают узникам бумагу, перо и чернила, приказывая писать родителям или в административные органы, указывая цену выкупа. Письмо попадает через третьи руки к адресату, и если посредник обещает выкуп за узника, то его хорошо кормят, дают некоторую свободу и стараются, чтобы он не заболел. Если узник низшего чина или положения или солдат, то его не мучают, а сразу продают или делают домашним рабом. Многие из таких рабов привыкают к подобной жизни, женятся на чеченских девушках, перенимают ислам и, привыкнув, остаются навсегда в горах.
Занимаясь разбоем, чеченцы выработали определенное правило: они стараются разузнать о благосостоянии каждой семьи казаков, живущих на Линии. Поэтому захватив пленника, они назначают сумму выкупа в соответствии с достатком семьи, к которой он принадлежит. Кроме выкупа, они заставляют заплатить и за пищу в тот промежуток времени, который узник был в горах, и за крышу над головой, и даже за цепи, которые он носил. Если один из этих несчастных был выкран несколькими чеченцами, то они делят сумму выкупа на равные части. Кормят они его по очереди все это время, что он находится в горах, или же поручают одному из них заботиться об узнике, а потом выдают ему вознаграждение за это.
Одна казачка из станицы Калиновской была похищена разбойниками и при этом ранена выстрелом. Похитители ее требовали 2 тысячи рублей выкупа, и ее семья заплатила эту сумму. Прежде чем выпустить пленницу, они требовали плату за ее лечение, за крышу над головой и за цепи.
Надо заметить, что чеченцы брали раньше выкуп за пленника только медными деньгами. Они предпочитают эти деньги всем другим, однако в настоящее время они берут любые деньги.
Похищение – это излюбленное ремесло чеченцев, которое определяет и их образ жизни, и их характер. Чеченцы, именуемые «мирные», не отваживаются принимать участие в разбойных действиях их соседей, они лишь прячут добычу последних, содействуя этому тайно, так как они, пожалуй, не могут сразу отвыкнуть от такого образа жизни, который передавался от отца к сыну, и это, кажется, у них – врожденное. Тем не менее не все их нападения удаются, как раньше, благодаря бдительности казаков с Линии, особенно гребенских, которые бывают в курсе всех чеченских уловок во время их разбойничьих нападений.
У чеченцев нет более князей, потому что в различное время они их постепенно искоренили. Управляются они по старинке, в соответствии с обычаями и некоторыми религиозными предписаниями. Они все равноправны, предпочтение оказывают лишь тем, кто преуспел в набегах на соседей.
Со времени появления лжепророка шейха Мансура все чеченцы приняли ислам. В каждом большом поселении есть кадий, а в небольших поселениях – мулла, все представители культа имеют большое влияние на население. Законы куначества и гостеприимства у этого народа соблюдаются строже, чем у других горцев. Кунак не позволит оскорбить своего друга на протяжении всего того времени, что он находится под его покровительством, и если он живет у него, то защищает его от грозящей опасности даже ценой собственной жизни. Чеченцы – хорошие стрелки и имеют хорошее оружие. Они сражаются пешими. Их храбрость доходит до исступления. Они никогда не сдаются в плен, даже если один из них остается против двадцати, и тот, кого захватили врасплох по случайности или по недосмотру, покрывается позором, так же как и его семья. Никакая чеченская девушка не выйдет замуж за юношу, который не принимал участия в набегах или который показал себя трусом в каком-либо бою.
Одежда и вооружение этого народа похожи на черкесские, исключая шапку, которая имеет тулью гораздо ниже, чем у черкесских шапок, а шерсть на борте (отвороте) гораздо более длинная. Можно отличить чеченца от черкеса с первого взгляда как по чертам лица, так и по покрою одежды.
Они сами изготовляют порох в большом количестве, имея сырье у себя в горах.
Они выпаривают соль на территории Шамхальства и Карабулахии, соляные источники которых содержат большое количество соли.
Воспитание, образ жизни и внутреннее управление у чеченцев такие, каковыми они и должны быть у отчаянных людей. Рассматривая эти воинственные республики в политическом отношении, во взаимоотношениях с их соседями, можно заключить, что, наподобие других республик Кавказа, этот народ сохраняет дружеские связи и добрососедские отношения лишь с некоторыми пограничными племенами, чтобы иметь поддержку в случае необходимости. Но чеченцы отличаются от других полным отсутствием прозорливости, что и погубит их рано или поздно. Все их соседи: кабардинцы, ингуши, кумыки и лезгины – считают их наиболее непримиримыми и лютыми врагами, так как этот народ до такой степени озлоблен, что не щадит никого и не думает о будущем.
Некоторые из их старейшин зачастую давали им хорошие советы. Но это всегда было напрасно. Они, как и атаманы их разбойных групп, были ветрены и никогда им не следовали.
Муллы внушали им как незыблемое правило: 1) питать непримиримую ненависть ко всем представителям иной религии, особенно к христианам; долг мусульманина – убивать их или же превращать в рабов; 2) тот, кто убил христианина или был убит христианином, попадает прямо в рай, в то время как тот, кто сдался живым неверному, был навеки проклят и покрывал позором всю свою семью.
Простолюдины насквозь пропитаны этими моральными устоями и предаются им со слепым фанатизмом. Вот тому пример из тысячи случаев. В 1811 году один чеченец переправлялся вплавь через Терек средь бела дня близ станицы Червленной. На виду у всех он вошел в первый попавшийся двор, где казак занимался домашней работой, чеченец бросился на него и ударом кинжала свалил насмерть, так же он хотел поступить и с сыном казака, но его мать выхватила нож у убийцы и повалила его наземь. Всем было интересно узнать причину столь коварного и неожиданного нападения. Его спросили, и он ответил, что убил свою собственную мать, был изгнан из своей республики и проклят муллой до тех пор, пока он не смоет свое преступление христианской кровью.
Прежде чем закончить описание нравов этого народа, мы коснемся одного обычая, который бытует среди всех горцев, но главным образом у чеченцев, мы хотим поговорить об абреках.
Абреки
Много горцев, наиболее отчаянных приверженцев ислама, дают клятву на один-два года или несколько лет не участвовать ни в каких увеселительных играх и посвятить свою жизнь участию во всех набегах, никогда в бою не жалеть врага, никогда не прощать ни малейшей обиды ни другу, ни брату, не признавать никаких привязанностей, не бояться ни преследования, ни мести, одним словом, быть врагом каждого, кто не принадлежит к его семье, рисковать быть убитым первым встречным, если он сильнее. Те, кто дали такую клятву, называются абреками. В аулах они самые опасные соседи, с ними всегда надо быть настороже, «иметь руку на кинжале», т. е. быть готовым тут же отразить нападение. Зато успех в бою всегда зависит от них. Это настоящие «берсеркеры» древних норманнов, которые, будучи в ярости, убивали своих товарищей. Подобные примеры безумного молодечества нередки среди горцев. Что же заставляет их приносить подобную клятву, какие жизненные обстоятельства?
Одни это делают, чтобы выделиться, другие – из-за бедности, третьи – вследствие какого-либо несчастья. Например, если у кого-либо погибла от оспы возлюбленная, он дает клятву абрека на пять лет, и, что самое невероятное, по прошествии срока клятвы, абрек становится тихим, как ягненок, возвращается к мирной жизни, и, кажется, даже не вспоминает о прежней жизни.
Памятники на территории мычкизов
На территории ингушей, на восточном берегу Кумбалея в 40 верстах от устья, находится камень в форме параллелепипеда, высотою в 7 футов, который называют памятником трем всадникам. На одной из граней можно увидеть фигуры трех всадников, высеченные в камне, на противоположной стороне находится грубо высеченное (в общих чертах) изображение фигуры Георгия Победоносца, убивающего дракона. Ученый Гюльденштедт делает из этого вывод, что изображенные всадники – грузины, так как Георгий Победоносец – покровитель этого народа.
В 130 верстах от устья Сунжи и несколько верст севернее речки Назиран, или Назрань, которая впадает в Сунжу, на значительной высоте находится склеп – это шестиугольное сооружение, каждая сторона которого шириною в сажень и высотою в полторы сажени, со сводчатой кровлей. С южной стороны находится вход, ширина которого приблизительно три фута, а высота достигает 5 футов, (т. е. 1,5 метра), что едва в рост человека. По обе стороны от входа – стены шириною в фут, которые выдвигаются вперед, мешая попаданию дождя на монумент. Диаметр внутреннего помещения равен приблизительно двум саженям; ниже уровня каменного пола есть подземный каменный свод такой же ширины, что и верхняя часть, а глубина его – приблизительно 7 футов. С восточной стороны есть еще одна, кубическая, пещера, шириною в три фута. Через круглое отверстие в полу, шириной в 3 фута, можно спуститься в святилище; край отверстия сделан с внутренними выступами, чтобы удерживать камень, который должен закрывать отверстие, но которого теперь уже нет.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.