Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Анапа – крепость и гавань, расположенная в 30 верстах к югу от устья Кубани и в 70 верстах от Фанагории, или Тмутаракани, близ речушки Бугур, впадающей в Черное море. Турки основали этот город в 1784 году, когда русские захватили Тамань, которая до того была основным торговым пунктом черкесов. Город расположен на склоне возвышенности, преобразующейся в равнину по мере приближения к морю. Стены города упираются прямо в море и имеют протяженность около трех верст. Порт, или скорее контрольный пункт, Анапа представляет собой полностью открытый рейд; дно – песчаное и не твердое, войти в порт могут лишь суда малого водоизмещения, но и они даже подвергаются опасности быть вынесенными в море, когда с суши дует сильный ветер. К югу или юго-западу от города берег представляет собой известковые скалы, высокие и крутые, возле которых море очень глубокое. На севере и северо-западе берег менее крут, море не такое глубокое, видны мели. Анапа была некогда резиденцией паши, там были большие склады со всевозможным военным снаряжением. Этот паша называл себя владыкой черкесов и абазов, живших на побережье от Кубани до Сухум-Кале, хотя и не всегда эти народы его признавали.
Первый раз Анапа была взята в 1791 году русскими войсками под командованием генерала графа Гудовича. В городе тогда был гарнизон численностью в 10 тысяч турок и 15 тысяч ногайцев, черкесов и прочих горцев. Население Анапы составляли 5 тысяч жителей; число домов – 2 тысячи. Русские нашли там 83 пушки, большей частью из меди, и 9 мортир. Этот город был взят без сопротивления во второй раз русскими в 1807 году, а его укрепления разрушены; в 1812 году его вместе с Поти вернули Оттоманской Порте.
Князь Меньшиков взял Анапу в 1828 году в третий и последний раз. По Адрианопольскому договору (1829) она была навсегда оставлена России, как и все восточное побережье Черного моря. До этого времени Анапа была населена турками, греками, армянами и горцами; там была заметно развита торговля с горцами из сопредельных земель и особенно процветала торговля пленниками – ежегодно там проходили две большие ярмарки, где торговали людьми.
Сейчас в Анапе живут русские и несколько семей греческих и армянских торговцев. Вскоре здесь будут расселены 800 семей, которые должны приехать из Малороссии для увеличения численности населения и для укрепления этой местности.
К северу от Анапы можно еще увидеть несколько поселений, рассеянных вдоль Кубанского лимана и населенных прежними жителями юга Тамани, которые покинули этот полуостров после занятия русскими Крыма и обосновались здесь. Они называют себя адалы или адалинцы; они очень бедны и живут рыболовством.
Суджук-Кале – крепость, расположенная в 35 верстах к юго-востоку от Анапы, она имеет четырехугольную форму, каждая из сторон по 100 саженей в длину, все построено из кирпича. Суджук-Кале расположена в глубине залива длиной 5 верст и шириной 3 версты, в который впадает небольшой ручей, называемый Цемесс. Залив защищен от северных ветров мысом Тауба. Он прикрывает вход в залив, чему благоприятствуют и течения, проходящие с большой скоростью с юга на север вдоль берега.
Дно залива илистое, и суда находятся там в безопасности восемь месяцев из двенадцати.
Геленджик – бухта, расположенная к юго-востоку от Суджук-Кале, в 35 верстах по прямой линии от этой крепости. Бухта защищена двумя мысами от северных и южных ветров, а открыта лишь юго-западным ветрам. В глубине залива есть разрушенное поселение, называемое Гека, которое, возможно, было некогда центром древней Зихии. Здесь, в районе залива в море впадает какой-то ручей без названия. Поскольку на всем восточном берегу Понта Эвксинского Геленджик – это единственная бухта, дающая надежное пристанище кораблям, русское правительство решило занять это место и построить порт. С этой целью два полка под командованием Козлова и Нашенбурга пришли сюда из Анапы и в августе 1831 года высадили десант, не без сопротивления со стороны горцев. Но защищенные огнем доставивших их военных кораблей, они высадились на берег и закрепились там. Порт, который там строят, нынче должен стать связующим звеном с городом Екатеринодаром и юго-восточными провинциями Российской империи. Геленджик и Екатеринодар соединит новая военная дорога, которую проложат через Кавказ и местности, занимаемые черкесскими племенами. Можно надеяться, что благодаря этому удастся утвердить свою власть на западном Кавказе и распространить цивилизацию среди живущих здесь племен горцев, открыв им рынок для сбыта излишков и дав им все возможности для приобретения необходимых им предметов.
В 15 лье на юго-восток от Геленджика расположена бухта Пшад, она надежна 9 месяцев в году; ее глубина 7–9 морских саженей, дно илистое, ракушечное.
Кодос, или Кодох,– небольшая бухта, вокруг которой расположены жилища горцев. Некогда здесь были два города – Бовуджиал и Абхазия.
Субаши – замок-крепость при впадении реки с таким же названием в море в 100 верстах от Суджук-Кале.
Мамай – поселение с разрушенным замком в устье небольшой безымянной речушки.
Гагры, или Гагра, – разрушенный монастырь близ устья реки Гагрипши, являющейся северной границей Абхазии.
Пицунда (Пичунта, Бичунта, Питиус, Пития или Питиунта) – это местечко близ реки Хапыта, или Капети. Пицунда была городом, знаменитым в период античности; судя по замечаниям Плиния, город был разрушен гениохами. После периода господства римлян Пития была городом на крайней границе Понтийского царства, расположенной со стороны скифов и сарматов. Данвиль указывал, что недалеко от Пицунды, к северо-западу от него, находится узкая теснина между морем и горами, которая некогда была перекрыта стеной, называемой «Валидус Мурус» (Крепкая стена). Она была сооружена жителями одной из греческих колоний, расположенных к западу от Диоскурии, чтобы оградить себя от нашествия варварских племен; но эта мера предосторожности не помогла грекам, стена была разрушена. Митридат вновь отстроил ее с той же целью, тем не менее готы вновь разрушили ее сразу же после смерти Митридата.
С этого времени готы начали свое вторжение на римскую территорию, и при помощи флота, построенного ими в Тавриде, они распространили свои опустошительные набеги до Трабзона, Греции и даже до Италии.
В средние века Питиус был резиденцией греческого епископа. Ныне это лишь груда развалин. Теперь, когда это место принадлежит русским, здесь, возможно, найдут древности, прольющие свет на древнюю историю Пицунды.
Анакопир – древняя Анакопия, или Никопсис, – поселение, расположенное на берегу моря между речками Хапита и Согум-Кале.
Сухум-Кале – городок с древней крепостью, построенной генуэзцами, он расположен на левом берегу реки Сугум, близ места ее впадения в Черное море и в 200 верстах от Суджук-Кале. Близ устья в реку могут входить небольшие суда, и в лимане Сугума есть верфь для строительства кораблей, она расположена в трех верстах от крепости.
В 1802 году там находился 74-пушечный турецкий корабль, но он не был достроен. В городе насчитывается около тысячи домов, в основном они построены из дерева и покрыты черепицей. В городе есть две мечети и фонтан. На северо-востоке от Сухум-Кале находится Пицунда, о которой мы только что говорили. Сухум-Кале был резиденцией знаменитого Ахмет-Келеш-бея, правителя Абхазии, убитого в 1808 г. собственным сыном Арсланбеком. Об этом мы расскажем позже.
Дандар – разрушенный поселок близ реки Кодор, он стоит на возвышенности на некотором расстоянии от моря. Жителей этого местечка и окрестностей в древности называли дандаровцы.
Искурия – древняя Диоскурия, называемая позже Севастополь, а турками – Исгаур, – это крепость в устье небольшой речки Мармар, или Цхурамели. По Плинию, римляне содержали здесь 130 переводчиков для поддержания торговых контактов с различными племенами горцев, которых он насчитывает до 300. Уже в конце жизни самого Плиния Диоскурия потеряла свое былое величие, о чем он сам же и рассказывает.
Митридат, отступая под натиском римлян после своего поражения в Каппадокии, перезимовал в Диоскурии и следующей весной продолжил отступление через земли гениохов, но не рискнул проникнуть на территорию зихов (предков черкесов) из опасения быть выданным римлянам. Ему удалось с помощью ахеян укрыться в Тавриде. Когда этот берег был захвачен турками, они сделали Исгаур довольно крупным центром торговли воском, медом и рабами.
Анаклия (по-турецки Анакра) – крепость и поселок в устье Ингури, расположенный на левом берегу этой реки, он обнесен каменными стенами, в нем около 500 домов и 2000 жителей. Порт, или контрольный пункт Анаклии, – полностью открытая гавань, море там очень мелкое. Правитель Абхазии Келеш-бей отобрал этот городок в 1799 году у мингрельского князя Григория Дадиани, но позже Анаклия была возвращена его преемнику Левану.
Вверх по Ингури, в 30 верстах от Анаклии, на берегу той же реки находится город Рух – древний Руосс, иначе называемый Аргеполис, или, по Данвиллю, Руки. Некогда Руки был резиденцией княжеской семьи Дадиани. В 551 году н. э. во время войны императора Юстиниана I с персидским царем Хосровом I византийские войска заняли Аргеполис, осадив его и заставив персов сдаться. Анаклия и Рух были взяты русскими первый раз в 1770 году и позже Рух поменял название на крепость Святого Павла. Река Ингури является северной границей Мингрелии.
Редут-Кале – укрепленный городок в устье реки Хопи, он стоит на ее левом берегу; это место турки называли Кремгал, Корго или Куле. Именно здесь европейские корабли выгружают свои грузы, которые затем переправляются в Тифлис по суше, обычно на вьючных животных.
Рейд в Редут-Кале очень открытый, незащищенный, и корабли вынуждены бросать якорь в 5 верстах от берега и переправлять свои грузы на лодках из-за малой глубины моря. От Хопи до Риони берег низкий и болотистый, что делает влажный климат Мингрелии весьма нездоровым.
Поти – древний Фасис, по-турецки Фаш – это крепость в устье Риони, расположенная на левобережье левого рукава реки, впадающей в Понт Эвксинский. Турки всегда держали в Поти гарнизон, численность которого увеличивали или уменьшали в зависимости от обстоятельств. В 1770 году во время осады Поти русскими под командованием генерала графа Тотлебена, там было 50 пушек и гарнизон в 900 янычар. В 1809 году, когда русские 14 ноября захватили город, они обнаружили там 34 пушки, 20 из них медные, 14 – чугунные. Эта крепость была отдана Оттоманской Порте в 1812 году по Бухарестскому договору. Во время последней войны с Портой в 1828 году генерал Гессэ захватил Поти, принудив его к капитуляции 15 июля того же года после блокады, длившейся три недели (с 21 июня по 15 июля). В Поти было захвачено 13 знамен, 44 пушки, 2 пороховых склада и 300 четвертей пшеницы; гарнизон в 350 человек, а также вооруженные жители округи Поти, находившиеся там, были распущены по домам.
В 554 году н. э. персидский военачальник Нахораган не смог захватить Поти и был вынужден начать осаду крепости вследствие упорного сопротивления гарнизона.
В устье Риони много отмелей, наносов зыбучих песков, что препятствует большим торговым кораблям входить в реку. Суда малого водоизмещения могут подниматься по реке до Мариани, расположенного примерно в 50 верстах от Черного моря.
В Поти собираются сделать порт для облегчения заграничной торговли с закавказскими областями. Для этого перекроют левый рукав Риони плотиной, оставив лишь один сток для воды, закрытый шлюзом, для возможности освежения воды в акватории порта, чтобы она не застаивалась. Построят также два больших мола, наподобие шербурских, для защиты кораблей от юго-западных ветров, очень сильных в этих местах. Если местные условия и нездоровый климат окрестностей Поти позволят осуществить этот проект, то со временем торговля Грузии значительно выиграет от этого.
Озеро Палиастум, или Полиостон, расположено к юго-востоку от Поти; испарения этих почти неподвижных вод и делают в основном климат окрестностей Поти столь нездоровым. Из озера вытекают три небольшие речки: Полиостон, Дедавбера и Матапса, или Матальква; перед впадением в Черное море все речки сливаются в одну в 10 верстах южнее устья Риони.
Продвигаясь по побережью к югу, начиная от Поти, пересекаем территорию гурийцев, некогда подчинявшихся Оттоманской Порте. Весь этот берег на протяжении 80 верст до города Батума когда-то был известен под названием «Лазия», здесь жили лазы, которые и сейчас еще здесь живут.
Река Супса находится в 10 верстах к югу от речушки Матальква. Именно здесь, в междуречье Супсы и Матальквы, в 1771 году русские разбили отряд в 6 тысяч турок, абазов и лезгин, который шел из Батума на помощь Поти, осажденному тогда русскими.
На всем протяжении между Матальквой и Супсой берег болотистый, заросший камышом, а чуть дальше произрастают всевозможные культурные растения: лимон, апельсин – их здесь множество деревьев.
Форт Святого Николая – небольшое оборонительное сооружение на берегу Черного моря в устье реки Натанеби. Форт является пограничной точкой между Россией и территорией Оттоманской империи на восточном берегу Черного моря.
Киндриш, или Кондриш, – поселение с гаванью близ речки того же названия; оно было захвачено нашими войсками в 1829 году.
Батум – город, расположенный на берегу Черного моря на некотором расстоянии к северо-востоку от устья Чороха (древнего Акампсиса, или, по-другому, Батиса). В городе есть несколько пушек и небольшой турецкий гарнизон. Батум обнесен земляным валом с частоколом. Здесь насчитывается около двух тысяч жителей. Порт Батума представляет собой гавань, открытую с востока, северо-востока и севера; защищенную с запада песчаной косой, протянувшейся почти на четыре версты к северу. Эта гавань глубока, и корабли там в безопасности, как в лучшем порту. Они могут бросать якорь в 10 туазах от берега, но течение Акампсиса настолько быстрое, что суда с трудом могут войти в гавань. К северу от города течет речка Батуми.
Пейсонель в своем труде о черноморской торговле говорит, что было бы очень выгодно устроить порт в Батуме для торговли с Персией через Тифлис, полагая, что дорога из Батума в Тифлис через Ахалцых очень удобна, что является заблуждением. Напротив, дорога между Батумом и Ахалцыхом проходит через такие ущелья, что товары можно перевозить лишь на вьючных животных.
Река Акампсис, или Чорох, когда-то была границей между Понтийским царством и Колхидой. Трапезунд (Трабзон) находится в 150 верстах от Батума, или, иначе, в трех днях пути верхом. Дорога идет по берегу моря через Гуниах и Ризэ.
Именно между Поти и Батумом на берегу Черного моря следует искать развалины города Петра, или Кабулети (Каполета), построенного Юстинианом I и знаменитого благодаря числу выдержанных им осад – то персами, то другими осаждавшими. В 541 году н. э. византийский полководец Бесас взял Петру приступом и срыл ее укредлейия.
Данвиль предполагает, что этот город находился в 15 милях южнее Фасиса (Поти), это место должно быть также недалеко от Батума, к северу от него.
Общий взгляд на побережье между Мингрелией, крепостью Анапа и Главным Кавказским хребтом (направление на северо-запад)
От северной границы Мингрелии Кавказский хребет поворачивает на северо-запад и тянется в этом направлении около 400 верст почти параллельно берегу до Геленджикского залива, оттуда сворачивает на запад и тянется еще 50 верст до Анапы, где кончается цепью возвышенностей. На всей протяженности, о которой мы только что говорили, гребень Главного хребта находится на разном расстоянии от берега моря. Сначала он удален от устья Ингури на 40–60 верст к северу, на 25 верст к северу от развалин Гагры, а напротив Геленджикского залива – на 12 верст.
Различные ответвления, отходящие от Главного хребта или в направлении прямо на запад, или же на юго-запад, образуют в Южной Абхазии между своими склонами, выходящими к морю, долину, переходящую затем в долину Риони. Эта долина по мере продвижения на север сужается с 40 до 10 верст, ее длина около 70 верст. Дальше отроги хребта, о которых говорилось выше, настолько приближаются к берегу, что между развалинами Пицунды и Гагры они как бы исчезают в море.
Все это пространство заселено различными народностями, которые по их происхождению и языку могут быть сгруппированы в две основные группы народов: 1) абазы, или абхазы, и 2) черкесы, или адыге.
У первых существует пять республик в южной части той территории, о которой мы говорили, эта ее часть называется Абхазия. Считается, что эти республики находятся под властью одного правящего князя Абхазии, который признает главенство России.
Черкесские племена занимают побережье к северо-западу от Абхазии до крепости Анапа, а также левобережье Кубани. У них существуют независимые друг от друга небольшие княжества. Основные племена адыгов расселены вдоль побережья в направлении от северных границ Абхазии до Анапы. Это – садзы, джигеты, пшавы, ясхипши, убыхи и гуайи. Эти разные племена некогда были под властью анапского паши и признавали главенство Османской империи. Ныне эта держава отступилась от них, и их судьба ныне зависит от России, но нужно еще время, чтобы приобщить к цивилизации этих варваров, привыкших в течение нескольких веков жить лишь разбоем, пиратством и торговлей рабами.
КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ АБХАЗИИ
Абазы, или абхазы, как и черкесы, являются автохтонным кавказским народом. Они, кажется, никогда не покидали свою родину, расположенную на восточном побережье Черного моря, в западной части Кавказских гор. По мнению графа Потоцкого, абхазы и есть так называемые ахавы, или ахеяне, древнейших географов, как, например, Скилакс из Карианды. Тот же автор помещает рядом с ними керкетов, которые, вероятно, являются нашими черкесами (См.: Потоцкий Я. Происхождение кавказских народов. Т. 2. С. 242.).
Примечание. Аппиан из Александрии считает, что ахеяне были греками, которые, возвращаясь из Трои, были заброшены штормом в Понт Эвксинский, где многое претерпели от варваров. Затем они отправили несколько своих кораблей на родину, где были плохо приняты и отвергнуты, это привело их в такую ярость, что, вернувшись на побережье Понта, они приняли скифский обычай приносить в жертву всех иноземцев, приставших к их берегам. Сначала они умерщвляли всех без различия, затем стали выбирать для жертвоприношений самых красивых и, наконец, жертву стали определять по жребию.
Именно у Аппиана встречается самое древнее в истории упоминание об абхазах. Южная часть Абхазии от Пицунды до реки Ингури принадлежала Колхиде и входила в состав Понтийского царства вплоть до его завоевания. Абхазы оказывали сопротивление Митридату, который не рискнул проникнуть в земли зихов (черкесов) (См.: Там же.).
Арриан в своем описании Понта называет следующие народы, населявшие его побережье от Трапезунда по Направлению к северу: «Саны, – пишет Арриан, – всегда были наиболее воинственными и ожесточенными врагами Трапезунда. Они живут в очень укрепленных поселениях, у них нет царя. Некогда они подчинялись римлянам, но ныне предались разбою и пренебрегают уплатой дани. Впредь следует, чтобы они платили пунктуально и все целиком, или же мы их уничтожим. Соседями их являются махелоны и гениохи, чей царь – Анхиал. Далее живут зидретины, подвластные Фараману, они граничат с лазами, подчиняющимися царю Молассу. Последний обязан своей короной тебе (автор обращается к императору Адриану). Земли лазов соприкасаются с землями апсилов, которыми правит Юлиан, а за апсилами следуют абазги, царь которых Ресмаг своим троном обязан тебе».
Вслед за абазгами Арриан помещает санигов, которые, возможно, являются теперешним черкесским племенем жанэ. В другом месте он пишет о реке Абазгус, удаленной на 150 и 90 (240) стадий от порта Пицунда, или, как говорят грузины, Бичвинта. Апсилы жили на территории современной Мингрелии, там еще можно найти место с таким же названием; а абазги, жившие на северо-западе, являются абазами, или абхазами. В средние века у византийских писателей этот народ носил имя абасги, а, по мнению Константина Багрянородного, они занимали морской берег протяженностью в 30 миль – от Зихии, черкесского владения на Понте, или от Никопсиса до Сотеройполиса. Прокопий утверждает, что абазы занимали земли от моря до гор Кавказа, и называет их давними друзьями христиан и римлян. Он рассказывает, что когда-то они были подчинены лазам, правили ими два князя из абазов, один из них владел западной частью, а второй – восточной частью территории. До средневековья эти народы почитали леса и в простоте своей обожествляли деревья.
Вот что пишет Прокопий Кесарийский: «За землями апсилов и за одной из оконечностей Понта живут абасги, занимающие земли до самого Кавказа. Некогда они находились под владычеством лазов, хотя правили ими два князя-абасга, один из которых владел частью, расположенной к востоку. Эти варвары до нашего времени поклонялись деревьям. Они терпели большие притеснения из-за скупости своих князей, которые отбирали у отцов и матерей самых красивых мальчиков, оскопляли их, превращая в евнухов, с тем чтобы продать их подороже. Жестокость их доходила до того, что они, боясь возмущения своих подданных, убивали отцов украденных детей, чтобы они не смогли рассказать об этом. Убивали и тех, кого подозревали в способности донести эти сведения в жалобах императору о нанесенных им оскорблениях. Несчастные родители видели в красивых лицах своих детей причину своих невзгод.
Среди дворцовых евнухов всегда было несколько абасгов – представителей того народа, о котором я говорю. Положение абасгов улучшилось во времена правления Юстиниана. Он приобщил их к христианской религии и запретил их правителям оскоплять детей. Это запрещение вызвало одобрение всех жителей Абасгии, которые тщательно следили за выполнением этого приказа, поскольку до тех пор многие боялись за своих красивых детей. Император построил там великолепную церковь, посвятив ее Деве Марии, и направил туда священнослужителей для приобщения народа ко всем религиозным церемониям. Вскоре абасги освободились от власти своих князей и обеспечили себе свободу».
Император Юстиниан обратил абазов в христианство в 550 году, построив в Абасгии храм Богоматери, и направил туда священников для проведения церковной службы. В следующем году, когда персидский военачальник Набедес вошел с армией в их страну, они вышли из подчинения византийцам. Вскоре они вновь были завоеваны византийцами и использовались ими против персов; но из-за плохого управления императорских префектов они вновь стряхнули иго своих господ.
После смерти в 703 году Юстиниана Ринометуса аланы, соседи абазов, напали на них и затем постоянно беспокоили их то открытыми, то тайными набегами. Затем с ними часто воевали византийцы. Наконец, в 1003 году абазы были настолько разбиты в двух сражениях, что их царь Георгий попросил мира и вынужден был отдать заложником своего сына Панкратия, или Баграта (Багратиона). Позже этот сын наследовал своему отцу и женился на родственнице византийского императора. Вообще абазгские князья часто женились на дочерях константинопольских сенаторов с разрешения императора. Панкратий позже все же воевал с византийцами и даже разрушал их укрепления.
В 1048 году Панкратий, изгнанный из Абазгии могущественным князем Липаритисом, жену которого он обесчестил, получил помощь от византийцев, которые установили мир между двумя князьями-соперниками. Панкратий получил Абазгию и Иберию, а Липаритис, под сюзеренитетом Панкратия, – часть Мешики, гористой части Абазгии, пограничной со сванами.
В грузинской традиции считается, что абазы управлялись сначала своими князьями, а потом подчинились грузинским, которые ввели у них христианство (греческого толка) и направили трех епископов в Пицунду, Москву и Дандари. Но кажется более вероятным, что христианство в Абхазии вводилось в средние века византийскими императорами, начиная с Юстиниана I.
В летописи Нестора можно прочесть о том, что в 1154 году великий князь киевский Изяслав Мстиславич женился на обезской княжне; сообщается также, что князь Мстислав, отправленный навстречу мачехе, ехавшей из Обезии, встретил ее у днепровских порогов и привез в Киев.
В то время Русь могла поддерживать связи с обезами (абазами) через Тамань, расположенную по соседству с последними, поскольку этот полуостров находился в то время под властью русских великих князей и назывался Тмутараканским княжеством.
В XIV веке на Тамани и в Керчи (Пантикапее) находились храмы, подчинявшиеся Константинопольской патриархии. Эти метрополии утверждали христианство на всем Кавказе и были известны под названием Аланского диоцеза.
Господство татар в Крыму и на Кубани оказало влияние на судьбу абазов, особенно тех, что жили в северной части своей территории. Эти абазы, как и черкесы, до наших дней знают татарский язык и говорят на нем.
Шереф-ад-дин часто упоминает абхазскую крепость и абхазский народ, но точно неизвестно, проник ли Тамерлан в Абхазию, хотя во время третьего похода этого завоевателя в Грузию грузинский царь Гурген, или Георгий, скрывался в течение некоторого времени у царя абазов. Это заставляет предположить, что владения последнего не были завоеваны и подчинены Тамерлану, по крайней мере до этого времени. Впрочем, в 1400 году абазы уже служили в армии Тимура и выступали против султана Баязета. Турки установили свое господство на абхазском побережье лишь к концу XV века.
Сменив несколько раз хозяев, в конце концов в 1770 году Абхазия осталась за турками. В то время страной правил князь Леван, происходивший из влиятельнейшего рода князей Ширвашидзе из Мингрелии. Примерно в конце XVIII века Леван попросил генерала, графа Тотлебена, который находился в Грузии, обеспечить ему протекторат России, но переговоры были прерваны из-за разбоя и грабежей, учиненных свирепыми абазами, которые среди прочего украли табун лошадей, принадлежавший полку Тотлебена.
Несколькими годами позже князь Леван Ширвашидзе принял магометанство и был назначен Оттоманской Портой комендантом крепости Сухум-Кале. После смерти князя Левана Абхазия была разделена между его сыновьями, старший из которых по имени Келеш-бей, наделенный превосходными умственными способностями, привлекательной внешностью и предприимчивостью, сумел захватить власть над всей Абхазией и снискать, в то же время, расположение султана.
Силой оружия он покорил народы, населявшие побережье от Гагрского монастыря до селения Мамай. Его всегда сопровождала охрана из 500 преданных ему людей.
Келеш-бею принадлежали несколько хорошо вооруженных галер, и он сумел держать в повиновении население всего побережья от Геленджикского залива до Батума. Ему удалось даже получить власть над Батумом, благодаря своим родственным связям с трапезундским пашой.
В течение всего этого времени Келеш-бей поддерживал хорошие отношения с Оттоманской Портой, но одно событие, о котором мы сейчас расскажем, навлекло на него гнев султана и явилось причиной его гибели.
После занятия Мингрелии русскими войсками, грузины стали подвергаться нападениям со стороны Келеш-бея. В 1799 году мингрельский князь Григорий Дадиани был вынужден отдать Келеш-бею крепость Анаклия, которой последний завладел без боя с помощью предательства. Чтобы использовать это завоевание и получить отныне большее влияние в Мингрелии, он захватил Левана – сына князя Григория, законного наследника Мингрелии – под предлогом задержания его как заложника. Келеш-бей смог сделать это безнаказанно из-за слабости правителей Мингрелии, занятых тогда своими внутренними смутами. Но в 1803 году князь Григорий Дадиани стал русским подданным, а после его смерти Мингрелия осталась без правителя и была накануне полного распада из-за царившей в стране анархии, что привело князя Цицианова, главнокомандующего в Грузии, к тому, что он потребовал от Келеш-бея вернуть свободу князю Левану, но Келеш-бей, обещая сделать это, затягивал исполнение обещания и так и не сдержал своего слова.
Находясь в 1805 году в Анаклии с князем Леваном – своим заложником, – он выразил желание встретиться с русским генералом, командовавшим отрядом, расквартированным тогда в Мингрелии. Генерал в сопровождении нескольких рот пехоты прибыл к стенам Анаклии, чтобы вступить в переговоры с Келеш-беем, когда со стен Анаклии случайно или намеренно прозвучало несколько пушечных выстрелов, возмутивших русских солдат, которые взяли в руки оружие и захватили приступом Анаклию в течение часа; это непредвиденное событие, когда о нем поступили первые сведения в Константинополь, произвели плохое впечатление, но затем Анаклия была возвращена Келеш-бею с щедрой компенсацией за нанесенный ущерб. Он же со своей стороны вернул мингрельского наследника князя Левана и жил в добром соседстве с русскими до самой смерти.
В 1806-м или 1807 году Келеш-бей предоставил убежище бывшему паше Трапезунда Теер-паше, своему другу и родственнику, которого Порта отстранила от управления. Теер-паша был сыном знаменитого на Кавказе Батал-паши.
Султан приказал Келеш-бею выдать ему бывшего трапезундского пашу, но Келеш-бей, сославшись на то, что не может нарушить законы гостеприимства, всего лишь отправил Теер-пашу за пределы своих владений, дав ему средства для проникновения на русскую территорию.
Оттоманская Порта, не желая открыто наказывать Келеш-бея за невыполнение приказа или же не будучи в состоянии сделать это, выбрала другое средство, чтобы избавиться от него: оно требовало от Порты гораздо меньше расходов, но было противоестественным и выходящим за рамки всех законов. Против отца настроили и вооружили сына, обещав ему за голову отца правление Абхазией и другие награды. Этого человека, решившегося на отцеубийство, звали Арсланбек.
Келеш-бей, заметив враждебные намерения Порты и опасаясь их результатов, тайно стал налаживать отношения с Россией, переговоры были прерваны его смертью 2 мая 1808 года. Отцеубийца Арсланбек, завладев богатствами своего отца, его женщинами и их детьми, причем среди них были два его тяжелораненых брата, заперся в крепости Сухум-Кале.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.