Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Если же подняться тут наверх, на стоящую на берегу Дона Соколиную башню, то увидишь на площади протяженностью в один час пути обнесенные плетнями огороды, в которых растут изумительные дыни и арбузы. В трех местах этого пригорода имеются яблоневые, вишневые и сливовые деревья. Из-за холода в пору цветения они не могут давать плодов, а огороды тут великолепные.
О достопримечательностях. Во-первых, всему миру известны: водящиеся в реке Дон осетры и белуги; черная икра, то есть рыбьи яйца; белый мелкий песок для часов; обитающие на островах Дона комары; похожий на белый хрусталь лед; пьянящая буза; морозы и…
Морозы бывают такие, что и в домах, имеющих печи, находясь у огня, люди замерзают и погибают. Здесь морозы сильнее, чем в Эрзуруме, Гереде и Аккермане. И тут совершенно нет дубовых дров, ибо со всех сторон здесь степь Хей-хат. Все население топит [печи] тростником и камышом. На островах растет похожий на них кустарник. Им также топят.
О цвете лица старых и молодых. Хоть и неистова лютость зимы, но большая часть населения сложена пропорционально, цвет лица у них красный.
Про облик всеми любимых. Прелестнее всех имеющие серебряные тела и локоны русские рабыни и московские гулямы. Весьма известны и ногайские девушки из пригородов Каратаяк.
Похвала вечным воде и воздуху. Вода и воздух приятны. В народе о них сложено много поговорок. Вот одна из них: «Обоняющий рай [чует] носом райскую обитель и снизу и сверху». А из-за стужи место это и снизу и сверху являет собою ад. Потому и сама крепость Азов – ад. Древние астрологи поместили эту крепость Азов в шестом климате и вычислили ее широту. Она расположена на пятьдесят шестой широте и на шестой без одной четверти восточной долготе.
Из рассказа старого прорицателя. Ввиду того что в гороскопе постройки этой крепости Азов планета Марс находилась в доме знака Скорпиона, злой рок сделал население ее кровожадным, по нраву подобным Марсу, имеющему эпитеты: свирепый, немилосердный, вероломный, смертоносный и меченосный. Саблей в ночную пору добывают они себе средства к существованию. Однако все они смелые и отважные борцы за мусульманскую веру.
Рассказ, заключающий в себе известия редкостные и удивительные. Все лошади, крупный рогатый скот, бараны и соколы, принадлежащие населению этого Азова и татарам Каратаяка, едят рыбье мясо. Доходит до того, что, выловив живую рыбу из Дона, кладут ее перед лошадями. Лошади хватают живых рыбин, рвут их зубами и, пережевав, съедают. Спускают также и соколов. Соколы сами выхватывают рыбу из воды. Как только бедная рыба поднимается на поверхность Дона, чтобы подышать, тотчас соколы и перепелятники схватывают рыбин клювами и вытаскивают их из воды на берег. Необыкновенное зрелище, повергающее в изумление!
Из восьми месяцев суровой зимы пять месяцев воды Азовского моря и реки Дон покрыты льдом. Полные отваги могучие джигиты, не видя ничего удивительного в такой зиме, продалбливают во льду проруби размером с паром, каик или чирник. Когда рыба подплывает к этим отверстиям во льду, чтобы подышать, молодцы-джигиты вылавливают ее копьями, удочками и различными крючками и продают. Некоторые люди едят рыбу сами, некоторые – дают ее лошадям и другому скоту.
Одним словом, суровая это крепость. Однако она является конечным рубежом [османских владений]. Живущие здесь мусульманские газии являются марабутами . И слава богу, что они тут живут. Дай бог, чтобы проживающие в этой крепости не увидели мук ада!
Бейт
Замком ислама он слывет. Зовется он Азак.
Всяк, кто вовнутрь его войдет, воскликнет: «О Реззак!»
Кроме рыбы и черной икры, в этом городе нет изобилия съестных припасов. В этом нашем городе восемьдесят дирхемов хлеба стоят одну акче, один баран – восемь гурушей, одна мера ячменя – десять акче, один бык – двадцать гуру-шей, одна курица – один гуруш, шесть штук лесных орехов – одну акче. О цене прочих товаров можно составить себе представление, сообразуясь с перечисленным.
Причина этого заключается в том, что море здесь восемь месяцев сковано льдом и корабли из Кафы и других мест не могут сюда приходить. Если кораблям и представляется сча-стливая возможность пройти, то сделать это могут только маленькие корабли, и никакие другие. Азовское море – совсем мелкое, так что по нему могут ходить лишь небольшие суда. Корабли из Румелии останавливаются за пятьдесят миль от Азова и выгружают свои товары. Оттуда товары перевозят в небольших лодках.
О видах мужской верхней одежды. Все мужчины племени Османа носят различные чухи и матерчатые кафтаны. Население Каратаяка надевает татарские шапки, шубы из шкур баранов и ягнят и разноцветные хлопчатобумажные кафтаны.
О верхней одежде горячо любимых женщин. Женщины из Румелии носят чухи, ферадже и шелковые кафтаны, а на ноги надевают желтые идики и желтые пабучи. На улицу они не выходят. Да и нет на улицах места, куда можно было бы выйти и на что посмотреть. А татарские женщины Каратаяка носят абы и овчинные шубы, а на головы надевают различные шапки. Гуляют они с от-крытыми лицами. Однако добропорядочные женщины гуляют благопристойно, закрыв свои лица никабом.
Перечисление славных имен знатных особ…
О местах поклонения крепости Азов
Во-первых, местами поклонения являются могилы Ашчи-баба, Башчи-баба и Йогуртчу-баба. Они располагаются в сторону кыблы [от крепости] в упомянутых рвах ногайского народа. Эти султаны были братьями-охотниками. Они участвовали в осаде этой крепости вместе с Гедик Ахмед-пашой. На каждый день воинам ислама были готовы жареная баранья голова, полная чашка похлебки, чашка простокваши или айрана. Все войско ислама знало их. Чашки их никогда не были пустыми. Аллах освятил их дорогие могилы. Ныне они – важнейшие места поклонения. Да будет над ними милость Аллаха! Внутри и снаружи этой крепости Азов находятся могилы множества шехидов. На некоторые из них в Ночь предопределения нисходит свет. Сколько сотен благочестивых люден видели это своими глазами!
Несколько дней мы осматривали эту крепость Азов. Однажды ночью река Дон сильно замерзла, образовав природный мост. Я, ничтожный, счел это благоприятным случаем и с несколькими спутниками вышел в полном вооружении из Азова. Поспешно продвигаясь по льду в сторону запада, мы прошли полных восемь тысяч шагов и, перейдя через реки Канлыжак, Чатал и Казкылы, [пришли в крепость Сед-Ислам].
________________________________________
Описание крепости Сед-Ислам
Крепость Сед-Ислам расположена на реке Олю-Тен в месте, где в Олю-Тен впадают три названные реки, а эта река Олю-Тен, в свою очередь, впадает в Азовское море. Река Олю-Тен является вторым рукавом [реки Дон]. Эта крепость Сед-Ислам была сооружена на западной ветви Дона, в месте впадения ее в море. Эту-то вторую часть реки и называют Олю-Тен. Дон, протекающий под крепостью Азов, называют Дири-Тен. Олю-Тен отличается от Дири-Тена.
Эта крепость Сед-Ислам основана в … году султаном Мехмед-ханом IV . Она построена согласно ферману Кёпрюлю Мехмед-паши и с помощью Мухаммед Гирей-хана для того, чтобы московские казаки не могли выходить из ОлюТена и опустошать Черноморское побережье. Это прочное строение четырехугольной формы, отделанная камнем крепость, [приспособленная] для ведения войны. Окружность ее в целом составляет 300 полных шагов. В южной четверти ее – воды Дона. Временами Дон выходит из берегов, и тогда рыба попадает через ворота внутрь крепости и люди гарнизона ловят ее. По этой-то причине у гарнизона, у каждой ода, имеются здесь далеко не бедные помещения на сваях. Если посмотреть на западную сторону – [там] над малыми железными воротами соборная мечеть. Минаретов у нее, однако, нет.
[Здесь] пребывают аги ода янычаров, ода топчу, ода дже-беджи. Вместе с людьми диздар-аги тут всего пятьсот служилых людей. Никто из них не имеет семьи. Женщин здесь совсем нет.
Это довольно просторная небольшая крепость вроде по-стоялого двора. Если же взглянуть в сторону воды – [там] изумительные пушки шахане.
Как-то однажды внезапно прибыло двадцать тысяч мо-сковских казаков. Через одиннадцать дней пушки этой крепости повернули их вспять; они, разочарованные и в унынии, отошли и расположились на берегу реки Миус. А поскольку эта крепость стоит на земле Крымской области, Мухаммед-Гирей-хан, как только прослышал об этих проделках кяфиров, тотчас [двинулся] берегом реки Молочной с сорока тысячами отборных воинов, за день и ночь настиг кяфиров и так ударил по ним ножом Мухаммед-Гирей-хана, что и не рассказать. Заковав тех, кто уцелел от мечей, в цепи рабства, татарские воины с богатой добычей прибыли в Крым. Вот с тех самых пор кяфиры – мятежные казаки – больше не приходят под эту крепость Сед-Ислам. [В этом] они дали зарок. А место, где расположена эта крепость, они называют островом Тимурленка. Вследствие же того, что на этом острове имеется пять холмов, остров этот еще называют Бештепе-адасы. Пять холмов здесь возникли потому, что Тимурленк-хан пять раз приходил из Мавераннахра и, чтобы оставить памятный знак, в каждый приход насыпал по одному холму. Вот почему остров называют Бештепе-адасы.
Громадные же дыни и тыквы, произрастающие на этом острове, не имеют [себе равных] на бахчах Азова. Во все стороны от этой крепости – острова и протоки, заросшие таким тростником и камышом, что русские лодки в нем не видны.
Обойдя и осмотрев эту крепость, мы снова отправились оттуда пешком, по льду шли вдоль русла Дона и пришли в Азов.
Стоянка крепость Азов
Затем поутру мы вместе с нашими спутниками в полном вооружении прошли у подножия Водяной башни Азова, сделали высоким берегом Дона четыре-пять тысяч шагов в сторону северного ветра [и подошли к башне Шахи].
Описание башни Шахи
Ее также построил султан Мехмед-хан IV, сын Ибрагимхана, в 1071 (1660-61) году. Отстроенная в годы правления Суфи Мухаммед-Гирей-хана заботами великого везира Кёпрюлю Мехмед-паши, она имеет в окружности 150 шагов. [Это] башня прочная, искусно отделанная. Высота ее от земли – 50 аршин. На запад обращены небольшие, правильной формы ворота. Они сделаны целиком из железа, без [единого] кусочка дерева, хорошо защищают. Внутри этой башни находятся ода, каждая на пять-десять коек-келий, расположенных в пять рядов. В гарнизоне есть аги ода янычаров, ода топну и ода джебеджи, имеется также диздар-ага. Сулейман-паша, прежде бывший кул-кетхудой, с сотней людей поселился в верхнем укреплении этой башни, устроил несколько бойниц и ниш и ныне сидит, обороняя башню.
А в этой башне Шахи, в амбразурах у ворот и над рекой Дон, стоят шесть пушек бал-емез, каких нет в крепости Азов. Она снабжена также двадцатью поднявшими жерла пушками шахи и достаточным количеством боеприпасов.
Ныне у подножия этой башни Сулейман-паша соорудил из земли и дерна прочные окопы в один ряд, окружил их отвесными и глубокими, как ущелья, рвами и [таким образом] сделал укрепление сильным, неприступным и способным к обороне. А во рву ходят лодки. Со всех сторон [башню] охватывает река Дон. Внутри укрепления в жилищах из тростника и камыша живут без семей воины Сулейман-паши. Здесь также совершенно нет женщин. Однако весьма много огланов. Есть мечеть, а внутри укрепления – соборная мечеть на сто человек и зернохранилища. У каждого в закромах хранится до краев пшеницы и проса, и все население употребляет в пищу просо и пшеницу. Они хранят множество продовольствия, так как боятся, что кяфиры возьмут их в осаду.
Обойдя и осмотрев эту башню, мы снова прошли пешком по льду Дона [и остановились перед башней Султанийе], рас-положенной в трехстах шагах [от башни Шахи] на противо-положной стороне второй протоки Дона, находящейся в пределах Московской страны.
Описание башни Султанийе
Эта вздььмающаяся к небу башня была построена в 1072 (1661-62) году матерью султана Мехмед-хана IV, поэтому ее и называют башней Султанийе. Она была построена распоряжением Гюрджу Мустафа-паши, попечением Мухаммед-Гирей-хана, по советам Кёпрюлю Мехмед-паши. Массивная башня эта вздымается к небу, словно Стена Искандера. Расположена эта башня на земле Московской страны. Поэтому она построена чрезвычайно прочно, с величайшим усердием и старанием. Это круглая прочная башня из камня, наподобие Галатской башни в Стамбуле. Наверху она имеет ярус из толстых досок, прикрытый высоким конусообразным куполом, а также бойницы для пушек и зубцы [для укрытия].
Она похожа также на башню Хункяра на противоположной стороне Азова. Что касается ее высоты и устройства, арсеналов и пороховых погребов, прочности и [численности] гарнизона, ворот и окружающих ее земляных рвов и окопов, она ничем не отличается и от расположенной напротив башни Шахи.
От этой башни и до находящейся на противоположной стороне башни Шахи над Доном протянуты в три ряда железные цепи толщиной в руку, [намотанные] на огромные вороты. Чтобы держать цепи, поставлены громадные столбы из гранита. Эти цепи день и ночь висят над Доном, натянутые до предела, и ни одна русская лодка, древесный ствол или долбленый челн не имеет возможности пройти.
Когда эта мощная башня была полностью построена, а все снаряжение и все припасы были помещены на свои места, все войско ислама, сказав: «Поручаем эту крепость [попечению] Аллаха», удалилось. И вот в конце этого месяца двадцать тысяч московских кяфиров и столько калмыцких татар, что и земля не снесет, осадили эту башню Султанийе.
В течение двадцати дней и ночей множество пушек крепости отгоняло кяфиров: некоторые места [укреплений] были разрушены. Когда кяфиры еще стояли [здесь], однажды на заре единым залпом ударили пушки главной крепости. Несколько тысяч кяфиров погибло от пушечных ядер. Согласно премудрости божьей, были убиты их особые гетманы и великие ворники, и среди кяфиров поднялись ужас, плач и стенания; не взяв крепости, они впали в отчаяние и ударились в бегство. Когда они вышли в степь Хейхат, на них напали калгасултан с сыновьями Мухаммед-Гирей-хана. Не вкладывая стрел в луки и не обнажая мечей, они всех [кяфиров] взяли в плен и связанными доставили в Крым.
Еще и теперь здесь множество газиев-сорвиголов. А женщин и девушек здесь нет. Все здесь – безбрачные, стойкие газии. Тут поселились кетхуда Сулейман-паши, янычарский ага, а также несколько джебеджи-баши и топчу-баши.
Внутри башни имеется соборная мечеть, у которой, однако, нет минаретов. У подножия ее устроены окопы и несколько дворов. Однако из страха перед кяфирами ни один человек не имеет возможности выходить куда бы то ни было [за пределы] этого укрепления Султанийе.
По поводу мест поклонения – [гробниц] борцов за веру. Во время осады [башни] кяфирами сто пятьдесят газнев пали шехидами, они похоронены за пределами укрепления. Да помилует Аллах их всех!
Обойдя и осмотрев эту башню Султанийе, мы опять вышли на лед Дона, сели в сани, на которых возят камыш, и, направившись в сторону запада, быстро [прибыли в Азов].
Стоянка крепость Азов
Мы встретились с московским послом и вели с ним беседы. На следующий день Ак Мехмед-паша опять пригласил московского посла и Сулейман-пашу на угощение. После тра-пезы велись беседы на различные темы. В это время, 1077 (1666-67) года … месяца … дня, согласно мудрости творца, от Порога Благоденствия к Ак Мехмед-паше прибыл с хатт-и шерифом Бошнак Махмуд-ага – из числа аг Кара Мустафа-паши, каймакама Эдирне. В премудром ярлыке, шахской грамоте, было сказано: «Паша Азова. Тебе, наш верноподданный, наш дядька-кормилец Мехмед-паша. Прервав свое пребывание [в крепости], да прибудешь ты к нашему Порогу Благоденствия».
Тотчас после прочтения этих слов бедняга Ак Мехмед-паша встал, совершил двукратное благодарственное коленопреклонение, воздал тысячу похвал и благодарений. [Затем] он наградил бедняков, пожертвовав семь верблюдов [с поклажей]. Тогда московский посол опечалился и сказал: «Ну а я с кем же здесь останусь? Прошу вас [позволить] не разлучаться с вами, чтобы я отправился вместе с вами». На это Ак Мехмед-паша сказал опечаленному послу: «Я оповещу моего падишаха о том, что ты собираешься прийти. [Потом], когда от моего падишаха поступит распоряжение насчет тебя, ты придешь вслед за мной. К тому времени погода станет мягче, наступят весенние дни. И ты прибудешь собственной персоной». Тогда посол поднялся и ушел к себе в резиденцию.
Я, ничтожный, сказал Ак Мехмед-паше: «Султан мой, у этого посла тысяча вооруженных кяфиров – хорошие спутники для вас. Если возьмете их с собой, заслужите милость падишаха за то, что привели посла из Москвы». На эти мои слова Мехмед-паша ответил: «Хан мой, Эвлия Челеби! Если этот кяфир и десять лет просидит в заключении в крепости Азов на своих собственных харчах, то крепость Азов [на весь этот срок] будет в безопасности от казаков. А после этого пусть себе идет. А теперь, Эвлия, – продолжал он, – и ты готовься. Вместе со мной отправишься к [Порогу] Благоденствия. А в дороге будем вместе охотиться, предаваться удовольствиям и наслаждениям».
Тогда я, ничтожный, сказал: «Султан мой, мы встретили этого посла в области Мужик-керман Московской страны и, обязавшись следовать вместе с ним к благоденствующему падишаху, снискали уже столько несравненных благ. А теперь окажется, что мы обманули посла». Он же тогда сказал: «Ну ты [только] не говори [так] чужому! Нагулялся ты по странам неверных и, оказывается, полюбил кяфиров. Мы для тебя возьмем у этого посла разрешение [на путь следования]». С этими словами он пожаловал мне, ничтожному, сто алтунов, часы, перемену одежды, красный азовский меховой кунтуш, а всем моим гулямам и спутникам – различные одежды и подарки. После этого Мехмед-паша взял у посла пропуск для меня, ничтожного.
Бедняга посол был крайне опечален. Он сказал: «Я навещу тебя в Эдирне», после чего подарил мне, ничтожному, триста гурушей, шкурку соболя, а также порадовал несколькими подарками моих гулямов и спутников: каждому из нас вручил по одной московской вьючной лошади и еще каждому из моих слуг – по одной шкуре азовской кабарги.
Что же касается Ак Мехмед-паши, то он в ту зиму и метель, собрав пятьсот стрелков из ружей, тысячу хорошо вооруженных, воинственных татар на арабских конях-полукровках и воинов-черкесов, погрузил на сто телег всевозможное имущество и поставил на телеги, запряженные лошадьми, шесть пушек шахи. В короткое время он связал телеги одну с другой, чтобы держать оборону, то есть чтобы располагать телеги полевым табором наподобие крепости. Для этого он заготовил еще несколько сотен кулачей цепей. Когда он был готов пуститься в путь, все аги служилых людей Азова выделили ему пятьсот человек, да еще Сулейман-паша – двести человек. Посол Москвы также дал пятьсот человек. Все они, составив хорошо вооруженное войско в две тысячи семь человек, попрощались со всеми друзьями и с послом Москвы, затем, положившись на милость всевышнего Аллаха, со словами: «Уповаем на Аллаха» – на рассвете, в ту холодную пору, выступили в путь .
ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ
Аба – верхняя одежда из сукна, шелковой и другой материи. Аба дервишей являла собой род плаща, очень широкого, с прорезями для рук; изготовлялась из холста, сукна без ворса, верблюжьей шерсти или другой грубой ткани, выкрашенной обычно в черный цвет.
Ага – звание, почетный титул должностных военных и гражданских лиц; начальник янычарского корпуса; почтительное обращение к нотаблю или человеку в возрасте.
Адмиралтейство, или морской арсенал (терсане-и ами-ре), – учреждение, ведавшее строительством и оснасткой судов, организацией судоходства и береговой охраны, а также обучением личного состава военно-морских сил.
Азабы (букв, «холостяки») – вид регулярного пехотного войска, которое использовалось в морских десантах, для охраны приморских крепостей и (в качестве стрелков) в морских сражениях.
Азбаре – обнесенное прочной деревянной оградой поселение черкесов, в котором живут соплеменники, принадлежащие к одному роду.
Азнаур, или азнавур, – грузинский потомственный или служилый дворянин, несший военную службу; синоним храброго, мужественного воина; здесь упоминаются те из воинов-азнауров, которые приняли ислам и служили у турок.
Акче – турецкая мелкая серебряная монета, которая впервые стала чеканиться в Бурсе в 1328 г. Порча монеты, начавшаяся со второй половины XV в., в описываемые годы привела к падению стоимости акче по сравнению с первоначальной в 10 раз, что неоднократно служило причиной народных волнений и побудило в 1687 г. провести денежную реформу, когда акче была заменена курушем.
Алайбей – командир алая (полка) – основной боевой единицы войск ленной кавалерии – сипахиев. Алай состоял из 1000 сипахиев.
Алай-чавуш – младший командир, связной при крупном войсковом начальнике, воин вооруженной охраны султана или бейлербея.
Алтун – золотая турецкая монета. Впервые стала чеканиться при Мехмеде II Фатихе в Стамбуле после взятия его турками (1453 г.). По весу равнялся европейским дукатам (около 3,5 г); во второй половине XVII в. за один алтун давали 300 – 400 акче.
Аргамак – породистая, скаковая лошадь.
Аршин – наиболее распространенная (до 1931 г.) мера длины в Турции. Рыночный, или торговый, аршин для измерения шелковых тканей равнялся 60 см, для прочих – 68 см; строительный аршин был равен 75,8 см.
Атбаши – начальник иррегулярных конных отрядов.
Ашар, или ушр, – «десятина» – основной подоходный налог с му-сульманского населения Османской империи, преимущественно с крестьян, в средние века. Взимался в пользу владельца земли, а на казенных землях – в пользу государства. В XVII в. фактический размер ашара, собираемого с помощью откупной системы, превысил номинал в 3 – 4 раза.
Аяк – мера длины, равная половине строительного аршина, т. е. около 38 см.
Баба (букв, «отец») – почтительное обращение к старшему.
Бадждар – сборщик баджа – торговой, базарной пошлины, взимаемой со всех видов товаров, включая рабов, привозимых для продажи. Размер ее сильно колебался.
Байрак – знамя, воинское знамя; воинская единица в янычарских войсках численностью в 50 – 60 человек.
Бакшиш, или бахшиш, – подарок, подношение, взятка; также взнос феодала в казну взамен участия в походе.
Бал-емез – см. пушки.
Бан – титул правителя военного округа в ряде районов европейской части Османской империи; также синоним знатного европейца.
Банлык – военный округ, во главе которого стоял бан. Здесь также наименование разных административных округов в России.
Бастырма – баранье или говяжье мясо, вяленное на солнце и особым образом приготовленное, род домашней колбасы.
Бахадыр – смелый, сильный воин, богатырь.
Баш бёлюкбаши – один из высших военачальников янычарского корпуса.
Баштарда – см. флот.
Бедестан – большой крытый рынок, состоящий из торговых рядов и ремесленных лавок.
Бей – титул военачальников или правителей различных рангов у турок, крымских татар и ряда других тюркских народов.
Бейлербей (букв, «бей беев») – официальный титул правителя эйя.гета, главы его гражданской администрации и вооруженных сил, которыми он командовал во время похода.
Бейлик – область, владение бея, который имел право на сбор налогов с приписанных к этому владению крестьян.
Берат – грамота султана на право условного или полного владения земельным пожалованием или на право занятия какой-либо должности.
Беш-баш (букв, «пять голов») – название военных походов, организуемых крымскими татарами.
Бешли (букв, «пятерочники») – вид легкой конницы при наместниках эйялетов, из казны которых им выплачивалось 5 акче в день.
Буза, или боза, – безалкогольный напиток, приготовленный из пшена, пшеницы или кукурузы; перебродив со специальной закваской, превращался в крепкий алкоголь.
Бунчук – древко с золоченым шаром и пучком волос из конского хвоста. Знак отличия достоинства паши: однобунчужного (мирлива), двухбунчужного (мирмиран) и трехбунчужного (везир).
Вакф (мн. ч. – вакуф) – движимое или недвижимое имущество, доходы с которого предназначались на религиозные или благотворительные цели. Создавались за счет пожертвований государства и отдельных лиц, освобождались от налогов. Вакфы – один из основных источников богатства мусульманского духовенства.
Вали – управитель провинции, вилайета-, часто синоним бейлербея.
Везир – высший государственный сановник. Везиры входили в сул-танский совет – диван, назначались на пост бейлербея. Главный из них – великий везир, или садразам, являлся главой всей администрации империи и главнокомандующим всей турецкой армии.
Векиль – здесь заместитель, доверенное лицо.
Воеводство (войводалык) – административная единица, появив-шаяся в Османской империи в XVII в. на землях Балкан, а затем и в некоторых других завоеванных областях; обычно соответствовало каза.
Ворник, или дворник, – сановник при дворе молдавского господаря. В Молдавии в середине XVII в. было два великих ворника, ис-полнявших функции главных государственных судей по гражданским де-лам. Здесь термин распространяется не только на молдаван, но и на всех «неверных», служа параллелью мусульманскому термину кадиаскер.
Газават, или джихад, – «священная война», цель которой состоит в том, чтобы силой оружия распространить ислам. Лозунг «священной войны» использовался для организации грабительских походов и порабощения других народов, прежде всего христианских.
Гази, или газий, – мусульманин, участвующий в газавате или джихаде; почетный титул прославившегося в этой войне.
Гёмрюк-эмин – см. гюмрюк-эмин.
Гёнюллю (букв, «доброволец») – вид легкого конного войска, создаваемого из числа местных жителей для отражения внезапных атак про-тивника.
Гулямы – воины феодального ополчения ленников; также слуги мужского пола, рабы-мальчики.
Гюмрюк-эмин – начальник таможни, чиновник, собирающий та-моженную пошлину.
Даруга – правитель города с полицейскими функциями; заботился также о сборе податей с населения города или области.
Дарульхадис – специальное медресе для изучения хадисов.
Дворник – см. ворник.
Дервиш – мусульманский монах, странствующий или живущий в обители, аскет и мистик.
Дефтердар – чиновник государственного казначейства, ведавший определенной статьей дохода или финансовыми делами целой области, города.
Джебеджи (букв, «оружейники») – военизированная хозяйственная организация, занятая изготовлением, ремонтом, сохранением оружия, военного снаряжения и боеприпасов.
Джебеджибаши – начальник корпуса джебеджи.
Джебели (букв, «латники») – воины-всадники феодального ополчения владельцев ленов, находившиеся на их обеспечении.
Джихад – то же, что газават.
Диван – совет при султане или при великом везире; также канцелярия крупного сановника.
Диздар – комендант крепости, начальник ее гарнизона.
Дирхем – мера веса, равная 1/400 окка, т. е. 3,21 г; старинная серебряная монета, в XVI в. равная 4 акче.
Доломан – род удлиненного кафтана с отделкой.
Займ – владелец лена, называемого зеаметом. Займы вместе с тимариотами составляли категорию тимарных сипахиев и обязаны были уча-ствовать в походе со своими джебели.
Зарбазан – см. пушки.
Зарбуна – см. флот.
Зеамет – ленное пожалование с зарегистрированным доходом от 20 тыс. до 100 тыс. акче.
Идики – башмаки или сапоги, надеваемые на носки из тонкого сафьяна.
Имарет – странноприимный дом или благотворительное учреждение. Богатые имареты имели постоялый двор, кухню, трапезную, мечеть, медресе, лечебницу. Имареты обычно находились в ведении вакфа.
Ихрам – плащ паломника, специального покроя, без швов.
Кабак – вид поселения у некоторых народов Северного Кавказа.
Кади, или кадий, – мусульманский судья, обычно глава админи-стративно-судебного аппарата округа, называвшегося каза.
Кадиаскер – верховный судья; их было два – румелийский (для Европейской Турции) и анатолийский (для всей остальной территории Ос-манской империи).
Каза – административно-судебный округ, подвластный кадию и под-чиненный санджаку.
Каик – см. флот.
Каймакам – сановник, исполнявший обязанности великого везира, когда тот убывал из Стамбула в поход или по другой государственной надобности.
Калантар, или калантор, – должностное лицо в Иране и подвластных ему землях. Назначался шахом из знатных лиц. В его функции входило назначение старост городских кварталов и старейшин цехов, разрешение конфликтов между цехами, распределение суммы налога между ними, рассмотрение жалоб гражданского населения и т. п.
Калга, или калга-султан, – первый наследник в Крымском ханстве, второе после хана лицо в государстве.
Калита – см. флот.
Кантар – мера веса, равная 44 окка.
Капитан – здесь должность, соответствующая диздару.
Капудан – командир военного корабля или эскадры. Капудан-паша, или капудан -и дерья, – главнокомандующий всеми морскими силами Османской империи.
Капуджи – привратник.
Капуджибаши – главы дворцовых привратников. Они обеспечивали охрану султанского дворца, представляли во время приемов иностранных послов, выполняли функции курьеров по важным, тайным государственным делам и т. п.
Капу-кулу (букв, «слуги двора») – общее название всех воинов, входивших в регулярные войска, состоявшие на жалованье у султана. К этому войску принадлежали; янычары и ряд придворных конных частей, пушкари (топчу), джебеджи, бомбардиры (хумбараджи), водовозы (сака) и транспортно-артиллерийские части (топ арабаджи).
Караван-сарай – постоялый двор для путников, место остановки и отдыха караванов.
Карамюрсель – см. флот.
Касаба – городок или большая деревня с мечетью и караван-сараем, обычно резиденция кадия.
Кебаб – жаренное на вертеле мясо с приправами.
Керман – крепость, резиденция диздара; вообще укрепленное место, особенно в горах.
Кетхуда-бей – помощник, реже – заместитель великого везира; заместитель начальника янычарского корпуса.
Кетхуда морского арсенала (терсане кетхудасы) – один из высших начальников морского ведомства, вице-адмирал.
Кетхуда сипахиев – должность в янычарском корпусе, обычно ее занимал по совместительству один из командиров, которому поручались какие-либо дополнительные (чаще организационно-хозяйственные) обязанности.
Кёшк – летний дворец, павильон, вилла, дача.
Киле – мера веса сыпучих тел, размер ее был различен в различных областях; в Стамбуле – 18 – 20 окка, т. е. около 25 кг.
Килнее – общее название христианских храмов и иных культовых зданий.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.