Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Ее основали генуэзцы, но Гедик Ахмед-паша завоевал [ее]. «Ненужная крепость», – сказал он и разрушил [ее]. Но в [крепости] есть источник воды жизни. Если бы эта крепость была населена, то суда неверных не могли бы пройти в Черное море через Азовский пролив . Недалеко от нее в районе, называемом Тузла-бурун , на песчаном месте [расположена крепость Тузла].
КРЕПОСТЬ ТУЗЛА
Она также разрушена. Ее разрушили азовские казаки.
И она действительно не нужна. Однако в прежние времена она была так благоустроена и населена, что [когда] Оздемироглу Осман-паша с воинами дома Османа семь месяцев из-за сильного холода не мог перейти с мыса Чочка в расположенную напротив Крымскую землю, то он остался здесь, и мусульманские воины совершенно не испытывали никаких трудностей.
Если приезжие покупают что-нибудь на этом падишахском острове за деньги, то [им] говорят: «Если, душа моя, так, то располагайся на постоялом дворе» – и стараются выпроводить [такого] гостя из дома; то есть в деревнях Таманского острова приезжим не дают опорожнять [их] чувалы, торбы и кошельки. Их кормят, поят, устраивают, провожают, оказывают уважение. Это до такой степени богатая земля, что если один человек с десятью лошадьми проживет в доме десять дней, то население радуется. Эти богатые черкесы – веселые, дружелюбные и склонные к шутке – заслужили имя «богачи». Татар на этом острове нет совершенно, они не могут [здесь] жить, так как в смысле управления Кафинский эйялет считается анатолийской землей, румелийская земля – в лежащем напротив Крыму. Между Крымом и этим шахским островом находится пролив в 18 миль, протекающий в Черное море. В пяти милях на север от него, между мысом Чочка и мысом Килиседжик, [находится] Азовский пролив.
Земли этого шахского острова Тамань так плодородны, что одно киле семян дает [урожай в] 100 киле, а просо дает 150 киле, [до такой степени] плодоносны растения. По милости божьей на этом острове есть и ровные, просторные степи протяженностью в час пути, и озера, и холмы. На озерах водятся различных видов птицы: утки, гуси, лебеди, цапли, черные бакланы, пеликаны. Здесь есть места для охоты на самую разнообразную дичь; в изобилии водится знатная рыба семидесяти пород. Одним словом, этот шахский остров – плодородный край, избавленный от [суеты] городов.
Затем я, ничтожный, снова шел один день от крепости Тузла к крепости Кызыл-таш. Когда в тот день туда прибыл его светлость хан со своей гвардией, со стен крепости раздался пушечный салют. От крепости Кызыл-таш, что на заливе Адахун, он тотчас, без затруднений, переправился по огромной реке Кубани на противоположную сторону на приготовленных судах. Когда за спиной хана бросили якорь, он успокоился, так как народ тех мест был народом из Черкес-стана, который платил ашар кафинскому вали дома Османа по принуждению и не был достаточно послушным и покорным. Залив Адахун на реке Кубани является местом, соединяющим реку Кубань с Черным морем; это большой залив в полмили шириной. По реке Кубани плавают суда. Они могут доходить до крепости Темрюк и до острова Йыланлы и, если хотят, могут подниматься вверх [по реке].
Река воды жизни так велика, что начало ее в землях Дагестана на горе Эльбрус. Омывая [береговую полосу] в семьдесят переходов между Черкесстаном и степью Хейхат, вблизи крепости Кызыл-таш в заливе Адахун она сливается с Черным морем.
Этот ничтожный на судне переправился на противоположную сторону .

ОПИСАНИЕ ОГРОМНОЙ СТРАНЫ МАМЕЛЮКЕ,
ТО ЕСТЬ НАРОДА БУЗУДУК , В ЧЕРКЕССТАНЕ.
О ТОМ, КАК МЫ С МУХАММЕД-ГИРЕИ-ХАНОМ И ДЖАНИБЕ-ГИРЕИ-СУЛТАНОМ ОТПРАВИЛИСЬ В ЧЕРКЕССТАН И ДАГЕСТАН
10 шевваля [1076] (15 апреля 1666) года мы вступили в страну Черкесстан, прошли населенные пункты, миновали постоялые дворы и четыре часа шли на восток с воинами татарского хана, пройдя местечко под названием Хан-тепе.
Область ногайцев племени чобан
Некий столетний мирза, по имени Чобан, был избран татарами главой всего ногайского народа. Этот народ побратался с черкесским племенем по имени шегаке, взял девиц у черкесов, не отдавая, впрочем, своих, и породнился с черкесами. Установив юрты в стране шегаке – Черкесстане, они жили там и кочевали в горах и степях, имея десять тысяч шатров. Все двадцать тысяч сильных и отважных ногайских воинов с колчанами и в доспехах являются богатырями, хорошо вооруженными смелыми мужами на сытых лошадях.
Оттуда снова на восток через горы и огромные леса в пяти часах (пути находится кабак племени шегаке].
Кабак племени шегаке в начальных пределах Черкесстана
Деревни народа шегаке теперь в этих местах называются кабак. [Деревни] в Татарстане называются сале. Народ этой деревни очень непокорный, но, выражая повиновение Мухаммед-Гирей-хану, воздал ему должное, оказал гостеприимство, предоставил съестные припасы и разместил [прибывших] в домах на ночлег. Эти черкесы шегаке кое-где составляют один народ с ногайцами племени чобан.
Когда оттуда мы снова шли в течение трех часов на восток, по крутым горам, произошла большая драка из-за того, что один из воинов-татар взял рыбину из черкесской повозки. Из-за одной рыбы черкесы убили трех татар. Это весьма грубые, воинственные, достойные осуждения люди, но они известны как очень сильные и храбрые джигиты. Оттуда я снова отправился на восток, прошел опасные места.
О свойствах и форме крепости Чобан
В … году, во времена Ислам-Гирей-хана , мирза Чобан, чтобы обезопасить [страну] от черкесских разбоев, повелел построить эту крепость. Это четырехугольное сооружение с деревянным палисадом; длина [его] стен – всего 400 шагов.
По четырем углам [имеется] по одной прочной башне, также из дерева; деревянные ворота обращены на север. Внутри крепости есть мечеть, выстроенная из кирпича. Бани, крытого рынка, базара и постоялого двора нет, так как население этой крепости живет в ней только в зимнее время.
В другое время они живут в горах и степях, в шатрах, с овцами и другим скотом. Их шатры, как у туркмен , [представляют собою] простые жилища из войлока, внутри которых деревянные прутья, связанные ремнями, образуют решетки. Теперь местами шатры порушены, решетки из жердей, связанных ремнями, собраны в одном месте. Искусные шатры представляют собою жилища с дырой наверху, через которую проходит свет, а в зимние дни через эту дыру выходит дым от горящего в шатрах огня. Эти дома из войлока [жаркие], как баня. Во время кочевок шатры из войлока нагружают, подобно башням, на верблюдов и верблюжьи повозки и кочуют.
Все повозки верблюды тянут [с помощью] ярма, везут [их], разделенные по станам. Все ногайские татары обрабатывают землю [с помощью] верблюдов, употребляют в пищу пшеницу, ячмень и просо. Верблюды даже в раннем возрасте хорошо пашут землю. Верблюды-самцы прочно держатся на глинистой почве и имеют на спинах по два горба, как будто природа создала их с седлами.
Далее рассказывается о причине сотворения Аллахом двугорбых верблюдов. Имам Хусейн, пытавшийся оспаривать право на халифат и захватить власть у халифа Пезида I, был убит в битве при Кербеле. Победители посадили на горбы верблюдов нагих женщин из гарема Хусейна и стали возить между рядами своих воинов, выставив на позор и осмеяние. Аллах скрыл их наготу, раздвоив горбы верблюдов.
В крепости вышеупомянутого племени чобан нет ничего, кроме шатров. Вокруг крепости есть глубокий ров с обрывистыми стенками, а также густые леса, холмы и луга. Но сама крепость расположена на ровном зеленом поле.
Пригород крепости. Все жилища [представляют собою] войлочные шатры числом около двухсот. У татарского народа нет таких животных, которые есть у народа племени чобан: коров, ослов, лошадей, баранов, ягнят и других животных, вьючных и верховых. Пленных (рабов) здесь весьма много. Народ очень богатый. Со стороны кыблы у крепости Чобан по рву течет река Псебабси, которая [представляет собою] маленькую реку воды жизни, текущую сначала с гор Шегаке на восток и перед заливом Адахун сливающуюся с Черным морем. Ее переходят на лошадях.
О грубом внешнем виде ногайского народа. Если мужчины их среднего роста, с широкими плечами, с тонкой талией, огромной головой, грубыми ушами, плоским лбом, маленькими глазами, то ногайские красавицы обладают глазами, достойными любви, зовущими и сверкающими, и словами нежными. Народ этот злой, с редкими усами и бородой, кажется, по пять-десять волосков. Одежды их [сшиты] из бараньих шкур. На головах они носят шапки-буреки тоже из шкур лисиц и ягнят. А нижние одежды сшиты из голубой и красной бязи из Мерзифона. И рубашки также из голубой и красной бязи. Кушаки в большинстве своем [сделаны] из шалей и невыделанного шелка. Оружие то же, что и у других, быстрых как ветер, красноречивых, приятных, победоносных народов. Они ездят на двух сменных лошадях, носят [при себе] мечи, колчаны, нагайки. Другого оружия нет.
Об одежде ногайских женщин. И их одежды [сшиты] из шкур баранов и ягнят. На головах татарские шапки, на ногах желтые сапоги. Некоторые из них [носят] шелковые халаты и кафтаны из хлопчатобумажной ткани всех цветов и опоясываются шелковыми кушаками. Они ездят на лошадях, прицепив к поясу колчан и меч. У девиц и незамужних женщин глаза лукавые, газельи, миндалевидные, как у хотанского оленя, ресницы подобны татарским стрелам, брови как лук, прически [красивые] и вид горделивый. Они солнцелики и лунолики .
Их пища. Они питаются [мясом] лисиц, волков, крупой, вареным супом, кониной, лошадиными потрохами, конской колбасой, то есть бастырмой, [приготовленной из мяса с] конских боков, просяным хлебом. Одним словом, едят они просо, носят [одежду из] кожи, дома их из камыша, сами они не стоят ни гроша. Они совершенно не едят пшеничного хлеба и не пьют воды, а пьют бузу и разбавленную бузу. Эта разбавленная буза не доставляет удовольствия; ее пьют ногайские улемы. Джигиты же пьют крепкую бузу.
Объяснение языка ногайцев
Хотя выше писалось «татарский язык» и [ногаи] – татарский народ, но они имеют отличные от [татарского] язык, термины и слова. Во-первых, счет денег таков:
• 1 – бир,
• 2 – икиф,
• 3 – уш,
• 4 – тёрт,
• 5 – беш,
• 6 – алты,
• 7 – джедди,
• 8 – секиз,
• 9 – токуз,
• 10 – он.
Далее:
• Аллах – чалаб,
• Аллах – чарадан (джарадан),
• пророк – йылавадж,
• мы встретили – джулукдук,
• стрелок – садаклаб,
• воинские доспехи – сават,
• в броне – кубели,
• счастливый джигит – зор джигит,
• путешествие – чабул,
• он кладет – джуюр,
• тяжелый груз – куш казан,
• оглан – шуре,
• так близко – мена (муна) джоктур,
• я просил – бир баш уртум,
• я молился – тувалар
• яса – дым,
• мои слова – айтым вар,
• скажу-ка я – айтайим,
• пьяный человек – джекюр киши,
• да укажет Аллах путь – алай джул берсин,
• я имею сыновей – шурелерим бар,
• мои работники – карашиларым,
• спешить – дуюм оланда [или] туюм булгунда ашыкман (ашыкмак),
• каша – пунга (путга) аши,
• дерево – терк.
Одним словом, как видно из этих примеров, [в их языке] имеются тысячи не заслуживающих внимания слов.
Потом Чобан-мирза в крепости Чобан дал хану несколько рысаков и приготовил обильное угощение из конины. Оттуда четыре часа шли по лесам.
Описание пшуко черкесов шегаке
В этой местности находится ставка бея шегаке, которая на языке черкесов называется «пшуко». О месте, где живет бей, говорят «пшуко», в смысле «ставка». Это большая деревня, подобная касаба. Все пятьсот пятьдесят домов крыты камышом, обнесены плетнем, имеют по две двери – одну за другой. Все [дома] имеют неприступный, также обнесенный плетнем двор. Но в этих краях нет ни акче, ни пулов , ни садов, ни виноградников, ни крытых рынков, ни базаров, ни постоялых дворов, ни бань, ни храмов. [Жители] – не неверные и не мусульмане. Если мы называли их «кяфирами», они гневались, [считая себя] оскверненными, а если мы говорили им «мусульмане», они не обращали внимания. Они отрицают воскрешение людей в день Страшного суда. «Человек уходит, погаснув, как огонь», – говорят они. Если они увидят неверного, то выказывают нелюбовь, а если увидят мусульманина, радуются. Это толпа горцев, мятежников и воров. По религии они огнепоклонники. Так как у них нет ни крытых рынков, ни базаров, ни денег, то они обменивают товары один на другой. Во всех домах есть очень способные, ловкие, искусные люди, рукам которых не чуждо ни одно ремесло.
Со стороны кыблы на расстоянии одного дня пути от [этого] селения шегаке – Черное море. Пшуко шегаке представляют собою дома, расположенные группами у подножия гор среди больших полей и лесов: сорок домов в одном месте, десять домов в другом, двадцать – в третьем, в которых поселились по соседству близкие и дальние родственники. Вокруг из длинных толстых бревен и прутьев делают азбаре, то есть двор, обнесенный плетнем, напоминающий крепость. Дома и все животные находятся в этом дворе-язбаре. Каждую ночь, приставив к дверям двойные подпорки и спустив с толстых цепей собак, подобных львам, они спокойно засыпают.
Весь Черкесстан таков. Бей шегаке, Энджирук-бей, восьмидесяти лет, бородатый, глухой, похожий на откормленного кяфира, также не мусульманин. Мухаммед-Гирей-хан остановился у него в доме, и в соответствии с его высоким положением хану предоставили просторное жилище. Этот бей шегаке владеет тремя тысячами конных и пеших, вооруженных ружьями воинов, а всего [черкесов-шегаке] десять тысяч человек. Кроме этого народа, на берегу Черного моря [других] черкесов нет. В этой местности кончаются пограничные области Приэльбрусья. В сторону кыблы от гор Шегаке лежат все земли абхазов, которые тянутся до берегов Черного моря. Страна Черкесстан простирается от склонов Анапских и Обурских гор, примыкающих к горе Эльбрус, вплоть до берегов реки Кубани. В ней по направлению с запада на восток девяносто конаков. Черкесстан начинается от горы Эльбрус и заканчивается [землей] народа шегаке на берегу Черного моря. А Шегакские горы прилегают к горе Эльбрус. Они тянутся с запада на восток до горы Эльбрус, Дагестана, страны кумыков и Демиркапу, персидского края.
Далее Эвлия Челеби делает ряд исторических экскурсов для доказательства происхождения всех кавказских народов от арабских племен.
О происхождении лазов, абхазов и шегаков говорится следующее. Вначале часть арабов-курейшитов бежала из Мекки в Багдад. Затем один из их вождей, Кису сын Пеше, со своими людьми перешел на службу к византийскому императору, а от него – к генуэзскому правителю Галаты в Стамбуле. Последний предоставил Кису в потомственное владение земли на берегах Черного моря. Кису и три его брата сели на корабли, переплыли Черное море и обосновались каждый в своем уделе. Лазка поселился в районе Трабзона, и от него пошли лазы. Абаза стал жить в теперешней Абхазии. Кису со своим сыном Шегаке достиг Анапы и положил начало племени шегаке. Впоследствии потомки его стали родоначальниками целых сорока племен, расселившихся на большой территории.
Затем Эвлия Челеби, ссылаясь на «древнегреческих, новогреческих, латинских, коптских, армянских, арабских, персидских и татарских историков», говорит о происхождении и расселении по земле народов в период от Адама до XVII в. Выясняется, что лицо земли украшают два народа – арабы и аджем. Под народом аджем прежде подразумевали не только персов, но и множество других народов: татар, турок, жителей Арабского, Персидского и Дадианского Ирака, Бадахшана, Азербайджана, Ирана, Турана и еще «сотни тысяч» народов, воспринявших веру Мухаммеда.
Далее следует легенда о переселении арабов-курейшитов на Кавказ. Араб из племени курейшитов по имени Джебль аль-Хеме совершил во времена халифа Омара проступок, каравшийся ослеплением. Оставив вместо себя брата Пеше, Джебль аль-Хеме бежал со своим родом к антиохийскому императору. Император дал ему убежище в горах Антиохии. Потом на Джебль аль-Хеме пошел войной Омар и вынудил его бежать к испанскому королю. Король дал роду Джебль аль-Хеме хасс в горах Албании. Здесь арабы смешались с албанцами, забыли свой язык и веру, стали говорить на албанском языке. И Несколько сыновей Джебль аль-Хеме жили вместе и сохраняли арабский язык. Не вынеся притеснений и обид от албанцев, они отправились к генуэзскому королю в Галату. Король дал в удел братьям земли в прибрежных районах Черного моря. Лазка поселился в районе Трабзона. Народ его ныне ошибочно называют лазами. Миграл стал жить возле Батума и реки Чорох. Народ его также ошибочно называют мегрелами. Абаза стал родоначальником абхазов. Садашан – родоначальником абхазов-садаша. Шегаке обосновался в крепости Анапа. Народ его также называется шегаке. Бербере сделал местом своего жительства остров Тамань, почему последний и называют землей Бербере. Мамелюке поселился в горах Хабеш. Эта область Черкесстана называется теперь страной Мамелюке. Бузудук укрепился в горах Обур. Народ его называют бузудук.
О происхождении черкесов говорится следующее. Шейх Пеше, которого Джебль аль-Хеме оставил правителем арабов-бедуинов, настолько хорошо управлял своими владениями, что халиф Омар дал каждому из сыновей Пеше в управление по одной провинции в Египте. Братьев звали: Кису, Арабимеваль, Аранудизехт, Омур, Арнаут, Хатукай, Жанай, Бесней, Болкай, Кабартай. В междоусобной борьбе за власть в халифате Кису потерпел поражение. Ночью он тайно бежал из своей ставки, захватив с собой всех своих детей. Когда наутро противники обнаружили его исчезновение, они сказали: «Сара Кису», что означает «Правитель Кису бежал». С тех пор и народ его стали называть саракису, сокращенно – саракис.
Искаженно это слово звучит «черкес». Бежав с поля боя, черкесы поселились между Багдадом и Мосулом. Через много лет Хулагу-хан насильно переселил их на земли, лежащие на юге Кыпчакской степи, по ту сторону реки Кубань, у подножия горы Эльбрус. Правителями там всюду стали черкесы. Их главенство признали и потомки четырех братьев, сыновей Джебль аль-Хеме, которых звали Шегаке, Бузудук, Мамелюке и Бербере. За двести пять лет, прожитых здесь, число владетельных потомков черкесов достигло семидесяти человек. Имя каждого из них стало именем меня, которым он управлял. Далее Эвлия Челеби пишет о «странном» языке черкесов, который, по его мнению, сложнее, чем 147 языков разных народов в восемнадцати известных ему по путешествиям государствах, и «не поддается описанию».
Так как вода и воздух здешних мест хороших свойств, то очень много достойных любви и застенчивых красавиц.
И нашему господину, его светлости Мухаммед-Гирей-хану, со словами: «Ты наш гость!» – даже подарили двух совсем юных девиц, Бану-Пейкер и Мелик-Муназзар, подобных чистым звездам, нераспустившимся бутонам, еще не тронутых, солнцеликих и луноликих. И цена каждой из них [равнялась] казне Египта.
Об удивительном внешнем виде черкесского народа
Все [черкесы] носят черные ермолки из ворсистого фетра. Надев черное узкое платье из тонкой [материи], вытканное, как плащ, из сученой шерсти черного барана, подпоясывают его кушаком. Ничего другого они на себя не надевают. Старики в зимние дни носят шубы из меха ягнят. Все одежды легкие и короткие, до колен. Большая часть из них кальсон не носит, а надевают чакшир из тонкой ткани. На ноги надевают чарыки с прошитым низом, которые не отличаются от тех, что носят в других краях. Кушаки, также вязанные из бараньей шерсти, похожи на шелковые. Мирзы носят месты, сшитые из особого красного сафьяна.
Они носят такие тесные и узкие красные месты, что с трудом стаскивают их с ног. Прочие же – бедняки – в зимние дни ходят, повязав на шее поверх одежды за концы накидку из черной (И белой шерстяной ткани. Эта одежда не имеет ни рукавов, ни разрезов [для рук и головы], ни воротника и представляет собою [кусок] ТОЛСТОЙ ткани, ворсистой с одной стороны. В битвах они держали эту ткань перед собой. Если бы Афрасиаб, Рустем и Сиаб вступили [с ними] в бой, они не смогли бы устоять перед черкесами, эта накидка была словно щит. Действительно, эту ткань не пробивали стрелы и не рассекали мечи. Иногда [перед] битвой эту ткань мочат и набрасывают либо на спи-ну, либо на грудь, либо, по потребности, на правое или левое плечо. Они вступают в бой как бешеные медведи.
Воины были обязаны иметь по одной чистокровной лошади, щит, лук со стрелами, меч, копье. Острия их мечей похожи на острия четырехгранных и трехгранных копий. Вначале они останавливают врага мечами, потом мечами же рубят.
Их пешие воины все имеют ружья и стреляют свинцовыми пулями [так метко, что попадут] в глаз блохе. Они сами изготовляют черный порох. Некоторые беи возят ружья на лошадях, а копий не носят. В этой стране особенно любят серых в яблоках и черных коней. Оздемир-оглу Осман-паша сказал о них: «Кони их породистые» – и обменял пять пленников-черкесов на лошадь.
Народ этот очень вороватый. Неворующим в этой стране даже девиц не дают, говоря: «Это не джигит». Поэтому ночью, надев черные одежды, грабители отправляются на свой промысел. Они похищают и забирают девиц, юношей и даже солидных людей, или совершив подкоп под дом, или повстречав в горах и в поле. Если [тем удается] тотчас добежать до своей деревни, то они спасаются, а если промедлят, то их хватают, берут в плен и продают османам или татарам. Или они добиваются освобождения за выкуп в одну-две тысячи голов скота. Одна-две тысячи лошадей, овец, мулов, рабов или щитов и панцирей носят название «баш-маль» – выкуп. Еще и сейчас они живут, занимаясь нападением на деревни и конаки друг друга и извлекая из этого прибыль. Они такие воры, что украдут сурьму с глаза – и глаз этого не заметит, такие они ловкачи.
Но они умрут ради горчичного зерна гостя. Каждого кунака они кормят, поят, предоставляют ему ночлег, ведут в деревню. Если мы давали им быка, лук, стрелу, носовой платок, иголку, нитку, кусочек шелка, то, что бы ни попадало им в руки, они всем [оставались] довольны. Дети, мужчины и женщины, с открытым лидом и глазами, не надоедая тебе, оказывают услуги. В этой стране девицы ищут у тебя в голове и прислуживают, постилая постель.
Но надо сказать [и об их] предосудительных выходках: религиозного человека они выгоняют из дому или убивают его. Но служанки – «шальфе» – и огланы ничего не говорят тем, кто ударит их. Они радуются любому, кто не смотрит на них косо; со словами: «Этот человек – хаджи» – оказывают ему уважение. Увидев какого-нибудь человека в чалме, говорят [о нем]: «хаджи» и тогда сами хлеб не едят, но на белом блюде приносят выпеченный хлеб, говоря: «Хаджи хочет хлеба». Хлеб в этой стране называют «чаку».
Похвала черкесской пище. Все едят вареную пасте из проса, то есть просяную, чуть сваренную кашу, которую руками скатывают в шарики и едят их совсем горячими, погружая в сазбаль. Этот сазбаль есть своего рода пиши. Вылив его в особого рода ореховую ступку, смешав с горчицей и солью, кладут в миски и, полив ореховым маслом, посыпают красным перцем франков. В этот же сазбаль кладут красное ореховое масло и жирный сыр. Пасте едят, погружая в сазбаль. Головы, рога, копыта, печень, желудки, ножки, почки и почечный жир жирных баранов и ягнят моют в семи чистых водах и того барана целиком готовят в печи-тандыре и подают на обед. Готовят его в печи так, что он становится похожим [по вкусу] на косулю. В горах таким же образом готовят косуль, быков и прочую охотничью добычу.
В горах едят кебаб из гусей, уток, птиц, называемых куропатками, фазанами и черными дроздами.
Восхваление черкесских напитков. Все [население] пьет кумыс из кобыльего молока, талкан, айран, курт-айран, острую бузу, крепкую бузу, бузу на меду – крепкую и разбавленную; воды большинство людей пьет мало.
Все дома покрыты тростником и камышом, огорожены плетнями, имеют по две двери. [Жители] спят, поместив у головы коней, а возле себя – оружие. В зимние дни в домах жгут крупные дубовые дрова. Все мужчины с семьей располагаются возле огня. У них есть дома, жаркие как баня.
На постелях бедняков постлана [сухая] трава. Подушки сделаны из бараньих шкур. Дома, которые принадлежат мирзам, в этой стране украшены чистыми циновками, войлоками и ткаными коврами. А для приезжих дома особые. В домах для приезжих один-два черкеса не спят и охраняют гостей от воров. Странник считается другом. Но есть и плохие обычаи. Столетние люди все бреют бороды. Если появляются бородатые люди, то цирюльник, приходящий раз в неделю, подрезает отросшие бороды. Головы бреют ото лба через середину головы до затылка, а волосы спускают по обеим сторонам над ушами. Некоторые бедняки после еды вытирают жирные руки о волосы. А знатные люди рук не моют, вытирают их о место, где сидят.
Обычаи черкесского народа. Прежде чем приступить к еде, выставляют деревянные столы и зажигают восковую свечу. Каждый, поклонившись восковой свече, произносит один раз: «Дану, дану мамелук!», потом приступают к еде. После еды, также обратившись к свече, убирают стол. Это странное зрелище.
Об именах черкесов. Хафал, Элбуздай, Базрук, Мисос, Джангри, Хабеш.
Об одежде черкесских женщин. Все женщины носят белые шапки из белого фетра. Но волосы выпускают, как и женщины других стран. Руки красят хной, глаза сурьмой не подводят. Женщины знатных лиц носят теплые, узкие, стесняющие [движения] кафтаны из хлопчатой ткани всех цветов.
Одним словом, у черкесского народа множество странных обычаев. Народ всего Черкесстана имеет такие поведение, манеры, занятия, прибыли, еду и напитки, как описано [выше]. Благодаря всевышнему Аллаху, какие бы события или обычаи ни были замечены [нами], они описаны.
Наш господин Мухаммед-Гирей-хан пять дней оставался в пшуко племени шегаке. Когда хан стал сниматься с этого места, Хаджи-Гирей-султан и Селямет-Гирей-султан не отправились в Стамбул , а, придя к хану, сказали: «Мы не разлучимся с нашим ханом, будем с ним товарищами по походу!» – и преклонили головы, и хан прожил у шегаке еще три дня. А как только от него был получен ферман [о выступлении], тотчас я, ничтожный, испросив позволение у хана, отправился со своими товарищами осматривать берега Черного моря. От племени шегаке шел в сторону кыблы семь часов, перевалив горы и лесные горные хребты.
ОПИСАНИЕ ПРЕКРАСНОЙ КРЕПОСТИ АНАПА
[Крепость] была заложена в древние времена, в век великого Искандера, потом ею овладели генуэзцы-франки. Затем в… году, когда Черкес Оздемир-оглу Осман-паша завоевал Черкесстан, он отобрал у франков и эту крепость Анапу. Но поскольку эта крепость стоит в краю мятежных черкесов и абхазов, в некоторых местах она разрушена. Ныне это заброшенная крепость, и она представляет собой большое, красивое, круглое строение из кирпича на крутой скале на берегу Черного моря. Но в настоящее время в крепости никого нет. Только в окрестностях есть сто конаков черкесов шегаке, крытых тростником, за которыми [расположены] Анапские горы. Эта крепость так хороша, как будто ее только что оставили руки мастера-архитектора. Гавань ее вмещает тысячу судов.
Когда-то, когда народ шегаке прибыл на кораблях из Арабистана, Албании и Константинополя, [их корабли] пристали к Анапской гавани. Прежде эта местность была так населена, что на берегах Черного моря после гаваней Инкер-мана и Улюте не было большей гавани, чем Анапская. Так как вход в гавань узкий, то она защищена от восьми сильных ветров. Даже во времена неверных из этого порта вывозили жемчуг. И теперь иногда приходят русские чайки и вывозят его из этого порта.
Если бы эту крепость отремонтировать и починить и посадить в нее войско, то все абхазы, черкесы и ногайцы привозили бы сюда масло, мед и другие товары, а порт стал бы городом, оживленной гаванью. Я, ничтожный, осмотрел ее и снова из владений племени шегаке шел через степи и леса, перешел на лошадях реку Псех. Оттуда через час [вышел на реку Бзичай].
Река Бзичай
Ее мы также перешли на лошадях. Обе эти реки, [протекающие] по земле абхазов, начинаются в горах Хайку. Они текут по земле шегаке на север и впадают в большую реку Кубань. Вода жизни [этой реки подобна] глазам одалиски. Река же Кубань сливается с Черным морем ниже залива Адахун. В трех часах [ходьбы] отсюда снова в сторону кыблы [на земле] черкесов шегаке [протекает] река Купси, стекающая с гор абхазов. Проехав на лошадях реки Кубань и Сератай, через четыре часа [мы увидели крепость Шанкрай].
Крепость Шанкрай
Ее основателями также являются франки-генуэзцы. Эту крепость, которую завоевал и разрушил Оздемир-заде, должно заселить. Она находится на земле шегаке, но в ней разместился ногайский народ.Поблизости от крепости река Шанкри, в двух часах [пути] от этой реки – река Абурган. Эти реки стекают с Абхазских гор и сливаются с рекою Кубанью. Через пять часов [пути мы вступили во владения племени жане].
ПШУКО ЗЕМЛИ ЧЕРКЕССКОГО ПЛЕМЕНИ ЖАНЕ ,
ТО ЕСТЬ СТАВКА БЕЯ НАРОДА ЖАНЕ
Это пятьсот домов, крытых тростником и камышом, [рас-положенных] у подножия гор Хайку. Имя бея – Антонук. Он владетель десяти тысяч богатырей – всадников с колчанами и пеших черкесов-джигитов с ружьями. Они постоянно воюют с садаша-абхазами и убивают их. Его светлость хан тоже был здесь, ему устроили угощение и дали девиц и гулямов. А Селямет-Гирей-султану не дали ничего и задержали в этой стране, так как его мать была из женщин жане. Затем хану дали в сопровождение тысячу воинов с ружьями.
В двух часах [пути], также на восток, – река Адагум, а вблизи нее – река Сетаза. Они вытекают из Абхазской земли и впадают в реку Кубань. Оттуда я шел снова на восток по краю леса четыре часа.
Реестр области Малой Жанетии
Этот край более населен, чем [область] Большая Жанетия. [Здесь живут] смелые и сильные джигиты. [В крае] сорок деревень и три тысячи воинов. В тот день, когда мы пришли на эту стоянку, мы с трудом и напряжением перешли на лошадях четыре реки воды жизни: реку Абин, Хабль, Иль и реку Абурган. Они стекают с абхазских гор Оюз и, протекая по земле Малой Жанетии, сливаются с рекою Кубанью. Но мы перешли эти реки, держась за аркан, а две из них – по наплавным деревянным мостам. Это бурно текущие потоки жизни. Оттуда, также на восток, в пяти часах [пути – область Хатукан].
ОБШИРНАЯ ОБЛАСТЬ ХАТУКАИ

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.