Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Имя бея – Джан-Гирей или Джанибе-Гирей. [Он родился], когда Джанибе-Гирей-султан гостил здесь. Как только в ту нечистую ночь из чрева матери появился на свет [этот] ребенок, его нарекли именем Джанибе-Гирей-султана, стали называть Джан-Гирей. [И] сейчас черкесы [поступают] так: если у кого-нибудь родится сын и если в доме в ту ночь есть какой-либо гость, то новорожденному дается его имя. Ребенка немедленно забирает и уносит кормилица из деревни, которая кормит его и заботится о нем больше, чем мать и отец. И сейчас мы наблюдали то же. А если в доме нет гостя, то ребенку дают имя соседа. Таковы древние обычаи.
Бей хатукайцев – владелец восьми тысяч хорошо вооруженных воинов, отборных и богатых, то есть владеющих животными. Край этот обширен, и [все в нем] дешево. Народ эмира Навруза – татары жане пришли [сюда], убили московского царевича, находившегося в стране, и, сражаясь с неверными калмыками, перешли реку Волгу и степь Хейхат, поселились на земле этих черкесов хатукай на берегу реки Кубани, взяв девиц у черкесов и породнившись с ними. Всего у них десять тысяч воинов и шесть тысяч кибиток. Они смелые воины, вооруженные, с колчанами и в доспехах. Когда хан поселился у этих хатукайцев, я, ничтожный, снова отправился со своими спутниками на север, шел два часа.
О крепости Навруз-керман
В … году Мухаммед-Гирей-хан приказал [построить ее] в память о Навруз-мирзе. Крепость [расположена] на берегу огромной реки Кубани, среди ровного леса и [имеет] земляную насыпь с деревянными оградами по углам. На четырех углах по башне, а палисад с двумя воротами: большие ворота обращены на запад, маленькие – на восток, на берег реки Кубани. В крепости [находится] одна мечеть и пять кирпичных зданий. В каждой башне есть по одной пушке кючюк-шахи. Пушкарей, арсенала, диздара и воинов нет. Охраняют крепость все татары вместе с семьями, они сражаются с калмыками и разбойниками-черкесами. Народ татар Навруза подобен полку. Когда хан проходил по земле Навруза, он получил в подарок рысаков.
Наблюдая за возлюбленными-ногайками, пять часов шли по лесам.
Река Убин
Эта река стекает с гор Оюз и впадает в реку Кубань. Если перейти ее на лошадях, через час [пути будет крепость Афипс-керман].
Крепость Афипс-керман
Ее основали генуэзцы-франки, в … году завоевал черкес Оздемир-оглу Осман-паша. К этой крепости была пристроена прочная цитадель для усмирения черкесских племен. С течением времени она приобрела запущенный вид. В настоящее время в крепости нет ни диздара, ни защитников. Эта крепость, предназначенная для заселения, [возведена] на земле черкесов хатукай, но живут в ней ногайцы Навруза, так как если здесь поселится черкесский народ, то он будет восставать. Крепость [представляет собою] красивое кирпичное здание, возведенное среди ровной степи. Поблизости от крепости река Афипс. И она также стекает с гор Оюз и впадает в реку Кубань. В двух часах [пути от нее – кабак Субай].
Кйбак Субай
Этот кабак, напоминающий касаба, состоит из пятисот домов и расположен среди леса на лугу, покрытом тюльпанами. Все население его ремесленники, но лавок нет. Все работают дома. Здесь же находятся и все мастера. Бей хатукайцев Джан-Гирей также живет здесь. Это большое пшуко. Здесь хану устроили пир и подарили рабов и рабынь для любви. Одного молодого гуляма подарили и мне, ничтожному. Здесь нашему господину хану дали в сопровождение тысячу черкесов и три тысячи ногайцев Навруза на лошадях чалой масти.
Оттуда в часе ходьбы снова на восток среди лесистых дорог [течет] река Шебш. Она тоже стекает с гор Оюз и сливается с рекою Кубанью. На берегу этой реки [находится кабак Педеси].
Кабак Педеси
Это также благоустроенное селение из трехсот домов в стране хатукай-черкесов, у подножия горы Оюз. Упомянутая гора Оюз [расположена] между [землями] абхазов и черкесов – это высокая гора с пестрыми утесами, и зимой и летом на ней нет недостатка в снеге. С одной стороны она соприкасается с горою Эльбрус; с севера, в пяти переходах отсюда, – степь Хейхат. Эту высокую гору видно со всех сторон с расстояния в пять-шесть переходов.
Находясь здесь в ночь на 25 апреля 1666 г., Эвлия Челеби стал свидетелем зрелища, которого в этих краях не было уже сорок-пятьдесят лет. Над селением разразилась гроза необычайной силы. Местные жители поведали путешественнику легенду о том, что в такие грозовые ночи происходят битвы на земле и на небе между абхазскими и черкесскими оюзами – степными колдунами. На этот раз битва была особенно ожесточенной, и Эвлия Челеби якобы наблюдал ее собственными глазами. Изложены и другие легенды об оюзах.
Окрестности деревни Педеси, находящейся у подножия тех упомянутых гор Оюз, представляют собой [как бы] крепость из четырех рядов земляных валов и срубов из громадных бревен. Таковы же окрестности всех селений и пшуко в черкесской земле. Ибо у черкесских племен села враждебны друг другу. Так что нет недостатка в постоянных междоусобных войнах и распрях. [Тем не менее] они общаются и торгуют между собой. А за горами живут арат-абхазы, садашаабхазы, дженбе-абхазы, камыш-абхазы, совук-абхазы, ашагы-абхазы, юкары-абхазы, карышан-абхазы. В общем же все племена абхазов враждебны по отношению к этим кочевым племенам черкесов. [Так что] у них в конце концов нет ни одного дня, свободного от битв и столкновений – каждый день с разных сторон приходят враги.
И потому у этих племен черкесов нет возможности жить в одном [и том же] селении и пшуко [хотя бы] в течение десяти лет. Если же в селениях, расположенных поблизости, заболеет или умрет какой-нибудь бей, либо другой начальник, либо несколько человек или же если места, где заготовляют топливо, оказываются слишком далеко, они говорят: «Это место – несчастливое», покидают его и устраивают себе нечто вроде нового укрепленного поселения где-нибудь в другой горной или лесистой местности, а на месте прежнего поселения все предают огню. Поэтому в этой стране черкесов нет ни садов и виноградников, ни постоянных поселений и пшуко, подобных абхазским.
А если [кого-нибудь] из этого народа – черкесов – назовешь кяфиром, тотчас убьют без пощады. Они также произносят: «Нет божества, кроме Аллаха!» Тем не менее они съедают жирных свиней до самого хвоста. Они соблюдают пост, но не совершают намаза. Тех, кто не держит свиней, они не размещают в поселениях.
У них вовсе нет ни храмов, ни торговых рядов и базаров, ни постоялых дворов и бань. Все странствующие и путешествующие останавливаются у них на ночлег. И уж если ты остановился гостем в чьем-либо жилище, ты без ограничения пользуешься всем, что тебе нужно, и тебе не причинят никакого вреда. Каким бы врагом [для хозяев] ты ни был – все равно хозяин стойбища вместе с соседями, живущими рядом, будут делать [все только] для твоего благополучия. Тебе не поставят в вину ни одной ошибки. Если ты у твоего хозяина стойбища или владельца дома попросишь курицу, он проявит усердие, возьмет в долг; если только он поймет, что ты в чем-либо [нуждаешься, он непременно] сделает все для тебя. Если же ты собираешься уходить, испытывая стеснение в чем-либо, он одарит тебя, [словно] весь мир в его руках. На всем свете нет таких достойных восхваления и любви [красавиц], как у этого народа, хотя и есть гурии-красавицы и в австрийской земле, и в благословенной Сирии. Здесь имеются чистокровные арабские кони. У них в горах славятся: куницы, похожие на соболей, дикие кошки, дикие куры, куропатки.
Вода и воздух [в этих местах] весьма приятны. Однако садов и виноградников нет. Поскольку это место не принадлежит к шестому поясу, зимы здесь суровы; урожаи различных культур собирают в течение восьмидесяти дней. В горах произрастают лимоны, померанцы, оливки, инжир и другие всевозможные фрукты. Но поскольку эта страна расположена у подножия горы Эльбрус, здесь продолжительные зимы и народ здесь телом крепок.
Когда мы осмотрели все это, его светлости хану дали тысячу отборных, хорошо вооруженных воинов-телохранителей. К хану пришли следовавшие вместе с ним от самого Крыма беи ширин, воины мансур, племена бадрак и все капу-кулу. Они сказали: «О наш падишах! Мы были определены тебе в сопровождение, а теперь хватит. Ведь мы рабы [крымского] хана». И они попросили: «Можно нам возвратиться обратно, уйтн к новому хану, Чобан-Гирею-оглу?» . Хан позволил, и тотчас же ширннский бей сказал: «Хан мой, ты непременно должен выдать нам этого везира Москвы, находящегося у тебя в рабстве, Шеремет-бана . Ты ведь взял его благодаря нашей силе. С намерением получить за него крупный выкуп ты припечатал [его] своей тамгой и уже вон сколько времени держишь его взаперти. Если теперь вот мы придем к новому хану без Шеремета – что же нам скажет новый хан?» Так они настойчиво выпрашивали пленника Шеремета у хана. И хан сказал: «О слуги мои верные, поймите: он взят моим мечом, он – цена моей крови. Мне за него давали тысячу кошельков. Как же вы хотите забрать моего пленника?» Они подняли крик, но так ничего и не добились. В конце концов он проклял их, высказал хулу в адрес племени ширин. [Тогда] они отправились в Крым.
Мы двигались на восток в течение пяти часов, а при хане из его войска осталось всего сто человек. Потом, перевалив через горы, мы прошли могильник, называемый «Тема-ша». Тем временем беи двух кочевых племен затеяли меж собой жестокую битву, и ни один из двоих не спас жизни.
В этой местности повсюду разбросаны скопления таких холмиков. Весь Черкесстан покрыт могильниками.
Затем, перейдя через горы Хыр-Кархох, между землями черкесов и абхазов, мы обозрели великое множество мест, после чего на конях переправились через реки Супе, Еди-Кютук, Малый Псекупс. Те реки стекают с гор Оюз и впадают в реку Кубань. Ханские воины, а также пришедшее на подмогу войско черкесов, не переходя поймы реки Псекупс, на берегу этой реки устроили завалы из кустарника, укрепились и в ту ночь, претерпевая муки и страдания, ночевали там, а наутро жарили шашлык. Эту реку ногайский народ называет «Кызлар-кеткен». Ибо однажды, во время татарской свадьбы, невесты на телегах ехали здесь и утонули. Потому-то ногаи называют эту реку «Кызлар-кеткен». По правде говоря, это – проклятая река. Однако же она – источник жизни.
Наутро мы [все же] отважились переправиться через эту реку и вышли на противоположный берег.
БЛАГОУСТРОЕННЫЕ ЗЕМЛИ ПЛЕМЕНИ АДАМИ
Сперва мы достигли пределов [владений] адами. Затем в течение восьми часов шли лесом. Наконец остановились на ночь в качестве гостей [в селении] на краю какого-то неболь-шого ущелья. Утром в течение трех часов шли в сторону кыблы.
Описание пшуко адами
Это селение находится у подножия Абхазских гор на берегу реки Кызлар-алган и насчитывает пятьсот домов. Здесь живет бей племени адами, имя его Дигузи-бей. Все три бея владеют отборными воинами. Однако это народ не слишком воинственный, могучий и прославленный. Зато имущества – то есть скота – у них весьма много. И все они – знатные и родовитые – являются племенем арабов курейшитов из потомственных черкесов. Абхазы и черкесы, не встречая никакого сопротивления, делают этот народ своими подданными. Да и татары, если подвернется случай, [запасаются у них] конями.
У них все [домашние] животные имеют на шеях колокольчики из железа и бронзы. В этих пшуко все население – народ ремесленный. И до сих пор Азамат-Гирей-султан и …-султан – сыновья нынешнего хана Чобан-Гирея – пребывают у них в заложниках. Они наслаждаются [жизнью] в мире сем, отставив [от трона] нашего хана. И вот весь этот народ адами собирается к одному [священному] дереву [для торговли и совершения обрядов].
Следует описание гигантского священного дерева черкесов адами. Дерево это, по словам Эвлии Челеби, находится далеко к югу от ставки адами. У него своеобразные листья, немного похожие на листья тополя. Листья имеют желтый цвет и сильный аромат, напоминающий запах мускуса, амбры и шафрана. Они вращаются вокруг своей оси. Эти листья развозят в качестве подарков по разным странам. Они могут сохраняться хоть сто лет, не теряя своего цвета и аромата. Дерево это такое толстое, что только двадцать два человека, взявшись за руки, с трудом могут обхватить его ствол. Каждую из 170 толстых его ветвей могут обхватить лишь десять человек, еще 170 ветвей обхватят пять-шесть человек каждую, а общее число его ветвей один Аллах ведает. Каждая из 170 толстых ветвей достигает в длину роста сорока-пятидесяти человек. Под сенью этого дерева может свободно разместиться стадо баранов в тысячу голов.
В июле месяце каждого года под этим деревом собираются по 500 – 600 тысяч человек разных народов, которые сорок дней и сорок ночей торгуют здесь с черкесами племени адами.
Поклоняющиеся этому дереву каждую ночь возжигают вокруг него сотни тысяч восковых свечей. Когда же приходит время уезжать, каждый поклоняющийся дереву обязательно прибивает к нему какой-нибудь металлический предмет – сломанное оружие, гвоздь, подкову и т. п. За тысячи лет ствол дерева оделся в своеобразный железный панцирь. Желающие вбить в него хотя бы железную иглу вынуждены теперь в поисках свободного места взбираться на спины верблюдов или карабкаться на дерево с помощью арканов и деревянных лестниц. Считается, что человек, подаривший этому дереву какой-нибудь железный предмет, может рассчитывать на его помощь в земной и загробной жизни. Согласно древнему преданию, отросток этого дерева был взят из райского сада и подарен Аллахом Искандеру Зулькарнейну после того, как последний воздвиг Стену яджудж и маджудж. Искандер только рыхлил землю для посадки дерева, а посадил его Хызр.
Признаком того, что дерево это существовало уже несколько сотен тысяч лет, был тот факт, что сердцевина ствола его высохла и внутри образовалась громадная полость. Со стороны кыблы в стволе устроена дверь – один кулач в ширину и два кулача в высоту. Ногайские татары и мусульмане Дагестана устроили внутри того дерева михраб. Одновременно там могут молиться сто – сто пятьдесят человек.
О том, почему это черкесское племя называют адами, рассказывается следующее. В скалах, расположенных по направлению к кыбле от описанного гигантского дерева, находится ряд громадных пещер. Из этих пещер вытекает река, называемая Кызлар-кеткен или Кызлар-алган. Внутри первой пещеры находится бронзовая статуя человека. Высота статуи превышает рост обычного человека. В правой руке бронзового человека – тяжелая бронзовая палица. Человек все время размахивает ею. Желающие пройти в пещеру должны идти до входа в нее берегом реки Кызлар-алган. Если пройти мимо бронзового человека, то за спиной его внутри пещеры видна дверь. Вошедший в эту дверь попадает в другую пещеру, которая наполнена несметными сокровищами. Если человек не притронется к этим сокровищам, то он может спокойно выходить из пещеры. Тот же, кто возьмет хотя бы самую малость, будет неминуемо превращен в месиво палицей бронзового человека.
Эвлия Челеби с девятью спутниками побывал в этой пещере и невредимым вернулся обратно. Живущее в этом районе черкесское племя называют адами по названию того бронзового человека (адам по-турецки означает «человек»). По преданию, сокровищницу в пещере устроил Искандер Зулькарнейн, который пришел в эти места после того, как воздвиг Стену яджудж и маджудж.
А на правом и левом берегах речки Кызлар-алган, протекающей перед входом в ту описанную выше пещеру, имеется столько просторных гробниц и могил [приверженцев] религий хинди, магриби, узбеки, руми, что нет им конца.
В этом Черкесстане имеется также несколько тысяч мест заповедных, изумительных и редкостных, подобных вышеопи-санному, так что им и счету нет.
А между тем мы побывали также у людей, подобных этому племени черкесов. Они не знают ремесла, не ведают о том, что представляют собой руды в горах. Эти люди – огузы, скопище горцев-грабителей.
Здесь предоставили в подмогу хану тысячу воинов адами с ружьями, после чего хан отправился на восток. Я же, ничтожный, пошел на юг и в течение пяти часов двигался горами.
ОПИСАНИЕ ОБЛАСТИ ТАКАКУ – СЫНА АРАБА-КУРЕЙШИТА СЕРАКИСА
А сей народ – из потомков араба Серакиса, бежавшего из Мекки. Во все времена это народ не воинственный. Всего же здесь 8 тысяч человек. У большинства из них нет ни оружия, ни снаряжения. Однако у себя в горах они сохраняют оружие для охоты и ловли зверей. Так как ни абхазы, ни черкесы, ни ногай-татары не причиняют им вреда, и они тоже никому вреда не причиняют. Весь скот этого народа день и ночь пасется в горах без пастухов, [причем] волки не поедают их овец и ягнят. Разбойники тоже не протягивают руку к их скоту. У каждого животного на шее колокольчик.
Они носят точно такую же одежду, как и черкесы. Этот народ на голову надевает черные ермолки, а волосы [выпускает из-под них] по обеим сторонам головы. Однако бороды у них не сбриты, как у остальных черкесов; все они с бородами. Они молятся богу, однако не ведают ни воскресенья и возрождения, ни меры и весов.
У этого народа такаку вовсе нет ни свиней, ни кур. Они говорят, что свиньи и куры – пища запретная, и совершенно не едят ни кур, ни свиней. Не дозволенных [религиозным за-коном] вещей они на себя не надевают, вина и бузы не пьют. Они пьют только разбавленную бузу и медовую воду.
Из-за того что по религии это племя такаку отличается от остальных черкесов, народ черкесский называет его народом чуфуд . И потому сей черкесский народ не прикасается к их имуществу и продуктам питания, не нападает на их деревни и не берет пленных. [У народа чуфуд] столь много потомства и скота, что их имуществом заняты все горы и скалы, оно достигает даже южных склонов гор, а там уже лежит земля народа садаша из числа абхазов.
Все они здесь суть народы ремесленные. Их искусные портные шьют изящные, облегающие фигуру халаты с ворот-никами плотным швом через край. У них есть и кузнецы. Имя их князя … Он вручил мне, ничтожному, 50 пар куньих шкурок и еще 50 пар шкурок дикой кошки.
После этого мы собрались и в течение дня двигались на север лесистой местностью.
ВОСХВАЛЕНИЕ ПРЕВЕЛИКОЙ ОБЛАСТИ ПЛЕМЕНИ БОЛОТКАЯ – СЫНА АРАБА-КУРЕЙШИТА СЕРАКИСА
Этот народ также является потомками араба Серакиса, бежавшего из Мекки и Медины. Войдя в их земли, [мы двигались] в течение пяти часов на север, преодолевая горы и холода проклятых ветров и дорог, [и вышли] к реке Марте, затем к реке Пчас. Обе эти реки стекают с абхазских гор Хабеш и текут в реку Кубань.
Двигаясь верхом на конях, мы на одной из разоренных стоянок встретились с ханом, и я в качестве подарка вручил хану отданные мне беем такаку шкурки куниц и кошек. В ту ночь на этом разоренном стойбище выпал обильный снег, и некоторое количество людей и лошадей погибло от метели и вьюги.
После этого, поднявшись на заре, мы еще семь часов шли в направлении севера, [после чего пришли] к реке Пшиш, затем, после одного верхового перехода, к реке Шагваше. Обе эти реки текут очень бурно. Выйдя из [страны] абхазов, они впадают в Кубань. На берегу одной из этих рек имеется стойбище Базрук-бея – до ста жилищ из плетня, крытых тростником. В этом стойбище мы не остановились, а с сотней тысяч тягот и мучений переправились через реку Шагваше и сделали еще до тысячи шагов.
Описание пшуко Болоткай
На берегу реки Шагваше стоит укрепление-азбаре, в котором 300 домов. Это – пшуко, то есть резиденция бея. Властителей этого края называют сыновьями Нулабука. Их – семеро братьев. Самый старший из них – Сахадук, следующий, моложе [первого], – Элбуздай, следующий – Эль-Мирза, следующий – Базрук, следующий – Бакук. В этой земле черкесов обычай таков: когда родится сын, ему дают имя гостя, причем гостем может быть как мусульманин, так и кяфир.
Эти семеро братьев распоряжаются сотней благоустроенных стоянок и тысячей хорошо вооруженных отборных воинов. Из всего черкесского народа эти – самые отважные и сильные. А врагов у них весьма много. И всех они одолевают, потому что область их является труднодоступной. Пока что мы здесь были гостями только в доме Эль-Мирзы, где всех нас обильно угощали.
И вот на следующий день весь этот народ болоткай, как следует вооружившись, большим скопищем пришел к хану. Треща как сороки и крича, они выхватили у хана из рук Джанибе-Гирей-султана, третьего сына Мухаммед-Гирея, и, как бы обращаясь к нему с просьбой, [сказали]: «Мы его вырастили. Пусть он остается у нас, будет нашим господином.
А придет время – он станет ханом и будет нами править».
И с этими словами забрали юношу-царевича и увезли в горы. Что поделаешь? Хан, удалясь от короны и престола, счастья и покоя, от своего народа и близких, предался печали. Последний сын покинул хана, и хан плакал беспрерывно. Однако народ черкесский [вскоре] отпустил царевича на свободу. По этому случаю было устроено торжество на весь мир. Ради праздника палили залпами из ружей. [И пели] тюркю:
Варада варада ваш варада Тна тебе атхари ваш варада
Распевая песни, они с почетом и уважением вывели на дорогу султана и принесли ему в жертву 120 баранов.
«Ибо» – говорили они, – у народа адами находятся сыновья Чобан-Гирея, у нас же пусть будет сын Мухаммед-Гирей-хана!» – такое требование предъявили они султану. «Когда он [от нас] уйдет, это, может быть, станет залогом дружбы, – он станет ханом, и нам от этого будет польза» – уверенные в этом, они забрали царевича. Тут же Селим-Гирей-султан, получив дозволение хана, отправился обратно в [Османское] государство, отбыл к благоденствующему падишаху. Они силой выхватили у хана из рук всех беев ширин, а также захваченных в лагере Шеремета московских везиров и капитанов и переправили их в Крым. Тогда опечаленный хан воздел руки к небу и взмолился: «О Аллах, милостивый ты наш владыка, прошу тебя, пусть они в ближайшее время встретят хана, подобного мне!» – и сотворил молитву. Я, ничтожный, опять старался утешить хана. Однако на этот раз хан остался [всего] с сотней людей.
Что касается этих черкесов, у них вовсе нет денег – ни пулов, ни акче. Все необходимое они добывают путем обмена. Имеется своеобразный счет, называемый среди них «бёльме». Какую-либо вещь стоимостью в 40 акче они называют «бельме» – доля (мера), а вещь стоимостью в куруш – 3 бёльме. Этим счетом они и пользуются. Про одного коня, одну корову и прочий скот они говорят: 1 голова, 2 головы. А пленника – юношу или девушку – они по своему счету оценивают в 100 голов, в 100 – 200 бёльме и совершают удивительный торг, не употребляя при купле-продаже ни единого алтуна, куруша или акче. Эта местность – весьма богатая, отличающаяся дешевизной.
В течение трех дней мы предавались тут многим наслаждениям и удовольствиям. Они вручили хану богатые дары, устраивали пиршества. А пища у них – пасте, то есть просяная каша и овощи в мясном соусе. Овец и ягнят они жарят с головой и ножками. В качестве напитков они употребляют медовую воду, разведенную бузу, называемую «максеме», и еще крепкую, «перегонную» бузу – «гёндерме». Едят они также конину. Многие из них, называя себя мусульманами, совершают намаз, при этом, однако, едят жирных свиней. Вот таковы, в общем, обычаи всего черкесского народа.
А красавицы этого народа славятся по всему миру. Их красивые девушки садятся к вам на колени, знакомятся, оказывают уважение. И такие действия не считаются у них постыдными.
Этот народ, бежав из страны Московской, переправился через реку Волгу, но на этом ее берегу, в степи Хейхат, не вынес притеснений ногай-татар и переправился на этот берег реки Кубани, к черкесам. Ныне он мирно обитает среди гор, в окрестностях Адами и Болоткай. Этот народ – ногаи, чис-ленностью в 8 тысяч, отважный, могучий и справедливый [народ], мусульмане-единобожцы толка Шафи . Они также подошли к хану, преподнесли ему в дар коней-рысаков и отборных пленников.
После этого сыновья Болоткая передали хану в качестве подкрепления тысячу хорошо вооруженных [воинов] с ружьями. Вместе с их беями мы сели на коней и направились в сторону кыблы. В течение двух часов мы двигались горами, пили воду из нескольких источников жизни, прошли несколько ущелий, названия которых [мне] неведомы.
ОПИСАНИЕ ЗЕМЛИ БУЗУДУКА, СЫНА ДЯДИ СЕРАКИСА – МАМЕЛЮКЕ
Сей народ также происходит от потомков курейшита Серакиса. Они – сыновья брата Серакиса Джебль аль-Хеме, ушедшего в Албанию. Первыми вступившими в эту черкесскую землю являются названные народ бузудук и народ мамелюк. И эта страна Бузудук имеет много общего с абхазами. [Вследствие] постоянной торговли характер и обычаи у них такие же, как у абхазов. Между ними и абхазами находятся лишь невысокие горы. На расстоянии двухчасового [перехода] в той же стране имеется стоянка Педес из сотни жилищ. Отсюда мы три часа двигались в сторону кыблы.
Стоянка пшуко бузудуков
Здесь обитает бей бузудуков Азамат-Гирей. Он распоряжается в целом тремя тысячами воинов. Они живут в труднодоступных Абхазских горах, где во множестве водятся тигры, рыси, дикие кошки, куницы, лисы, пятнистые лани величиной со слона, косули, олени-ягмурджа и таблалы.
И этот народ, в полную противоположность черкесам, не зарывает своих покойников, не засыпает их землей. Они выдалбливают внутренность толстого дубового бревна наподобие колоды и в нее помещают покойника. Накрепко закрывают колоду, а снизу и сверху проделывают отверстия. Затем она подвешивается к ветвям развесистого дерева и оставляется там. Через отверстия внутрь проникают затем медоносные пчелы, откладывают мед. Таким образом они узнают: умерший – в раю. Если же пчелы не откладывают меда, они плачут, восклицая: «О, наш умерший – в аду!» В сильнейшем огорчении они, ради духа умершего, режут пять-десять свиней и раздают их гостям.
Далее Эвлия Челеби подробно рассказывает о том, как его угощали однажды медом из такой колоды.
Позже все черкесы в этом пшуко, припав к ногам хана, обратились к нему с покорной просьбой, чтобы он оставил этому племени Хаджи-Гирей-султана . Между тем Хаджи-Гирей – вовсе не хаджи. Его называют Хаджи-Гирей потому, что он появился на свет в день праздника хаджей. Он является сыном Крым-Гирей-султана. И он – человек почитаемый. Он с плачем остался в этих краях.
Они же задали в честь хана роскошный пир и вручили ему вместе с подарками тысячу [человек] отборного вспомогательного войска с ружьями, [и мы] отправились в сторону востока и [шли] два часа.
________________________________________
Стоянка Яркуй
Это также селение кочевого племени болоткай, здесь 300 домов из тростника. Это селение находится на берегу реки Лабы. Река Лаба – небольшая речка, стекающая с гор Бузудук. До впадения в реку Кубань она сливается с рекой Шагваше, и они вместе, слившись воедино, текут в реку Кубань. После этого мы еще в течение … часов [шли] на восток.
ПОВЕСТВОВАНИЕ О ЗЕМЛЕ МАМШУХА – СЫНА КУРЕЙШИТА СЕРАКИСА
Это племя [также происходит] от потомков Серакиса, прибывшего из Мекки и Медины. Они обитают у подножия Абхазских гор, среди неприступных скал и дремучих лесов. Это народ ремесленный, невоинственный. Их по крайней мере десять тысяч, и нет у них вождей и правителей. Только в каждом стойбище имеется по одному-два человека управителей, достойных и отличаемых, [называемых] «такаку», то есть священниками. Не будучи людьми Писания , они не придерживаются известных религиозных предписаний.
Они не ведут торговли ни с одним народом, а также не смешиваются ни с каким иным племенем, не берут оттуда девушек и [сами] не дают. С людьми из другого народа они не делят трапезу. Другие народы тоже совсем не общаются с ними. А их скот имеет на шеях бубенчики и ботала, поэтому пасется в горах без пастухов. Они также не едят ни кур, ни свиней. Не едят они и те продукты и съестные припасы, которые берут у кого-нибудь.
А гостю они оказывают исключительное внимание и ничего у него не крадут. Крови не проливают и не ходят на войну.
Меду и сыру они не едят. Когда у них есть для еды бобы, горох, просяная каша, они не едят мяса зарезанных ножом животных. Только в тех случаях, когда нет иной пищи, они режут и едят жирную скотину.
У них много овец, ягнят и коров, а свиней нет. Пьют эти люди медовуху, а бузы не пьют.
Когда у них родится девочка или мальчик, все они, собравшись вместе из разных мест, плачут день и ночь. А когда один из них умрет, они также собираются все вместе, располагаются вокруг умершего, едят и пьют, смеются и играют, поют песни: «Варада, варада, варада». Здесь выступают и сказители удивительных повестей. Они опоясываются оружием, берут в руки десять-пятнадцать тонких четырехугольных дощечек, притом берут их так, что они соединяются вместе.
Прославляя величавую внешность, твердость характера, мужество покойного, его деяния и свершения, они в начале каждой фразы заставляют дощечки издавать грохочущие и щелкающие звуки, так что в начале каждой фразы они этими тонкими дощечками делают «чикыр, чикыр». Совершив разные обряды, сказители собирают народ к изголовью умершего. Это – удивительное и редкостное зрелище. После этого они помещают умерших в [специальной] раке на ветвях большого дерева в горах.
Потому что, если зарыть в землю, в ту же ночь труп откопают и съедят медведи-отшельники величиной со слона, подобные медведям Германии. Потому-то и помещают трупы умерших на ветвях деревьев. Однако трупы бедняков зарывают в землю, наваливают груды земли, сверху кладут крупные деревья, камни и [срубленные] кусты. Затем в течение нескольких дней с ружьями стерегут мертвого, спасая от медведей и волков.
Они оказывали хану безграничное уважение, однако со-провождающего войска не прислали, ибо не являются воинами.
Выехав отсюда, мы в течение четырех часов двигались на восток и [прибыли] к реке Псенафа; ногайцы называют эту реку Карасу. После этого [прибыли] к реке Гиага, вода которой – источник жизни. Обе они возникают в Абхазских горах, заканчиваются в реке Кубани. В двух часах [пути] на берегу реки Гиага – стоянка Мамшух наподобие крепости: вокруг нее – благоустроенное, неприступное селение-азбаре. Отсюда в трех часах пути – река Уль, далее, еще в двух часах, – река Серали, затем река Уарп. Эти три реки начинаются в горах Чакал в земле абхазов, текут на восток и впадают в большую реку Кубань.
В этих местах кончается страна Мамшуха. Затем мы, по-ложившись на судьбу, пошли на восток и в течение шести часов двигались сквозь заросли деревьев.
Повествование о городе Беснея – сына араба Серакиса

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.