Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Пункт, который находится на расстоянии пяти переходов к северу от Демир-капу, – это крепость Баку. И она также в руках Ирана. К северу от крепости Баку, на берегу Каспийского моря, на расстоянии… переходов, – крупный город Гилян. Его население называют туркменами. Это – один из значительных городов Ирана. Место, что на расстоянии … переходов к востоку от Демир-капу, – крепость Ош; ныне она также в руках Ирана. Ласкающая сердце крепость Гянджа находится в … переходах к востоку от Демир-капу. город Серираллан, [находясь] на границе Дагестана, остается в руках Ирана. Город Кахет [принадлежит] Дагестану, [но] остался в руках грузина Шевшада. К западу от Демир-капу, в северной части Дагестана, на берегу Каспийского моря, расположена крепость Терек московского королевства. В общем все эти вышеперечисленные крепости и города располагаются по четырем сторонам от Демир-капу и ныне все пребывают в руках у персов. Свойства и качества всех этих упомянутых укреплений подробнейшим образом описаны в нашем втором томе в результате нашего посещения их в 1057 (1647) году.
Затем в течение нескольких дней мы вместе с ханом Демир-капу предавались наслаждениям и отдыху, после чего, приняв от хана некоторое количество даров и благодеяний, мы вознамерились отправиться в крепость Терек. Однако мы опасались калмыков и пятидневного перехода по пустынной степи, поэтому отправились не сушей, а погрузили всех наших коней и все имущество на одно персидское судно и взяли направление на Терскую крепость. В тот же день судно пустилось в плавание по Каспийскому морю. Уповая на Аллаха, мы отбыли в благоприятный день, [подгоняемые] ветром со стороны кыблы. Но по воле мудрого творца задул неблагоприятный ветер, Каспийское море волновалось в течение семи часов, но в конце концов мы пристали к берегу и бросили якорь.
«О милость Всевышнего! – воскликнули мы. – Кажется, мы попали в крепость небезопасную, населенную неверными!» Однако, благодарение богу, мы благополучно сошли на берег и у самой пристани в течение двух дней были гостями у Мирхайдар-хана. Здесь мы завели дружбу и приязнь с населением [крепости]: персами, туркменами, гёк-дулакамн и арабами кахтание. Позабыв о муках морского путешествия, мы обошли и осмотрели город.
Когда в 1057 (1647) году мы приходили к ереванскому хану, нами было сделано полное описание этой крепости, где было сказано, что построена она Ануширваном на высоком холме, на берегу Каспийского моря, в особом ханстве, входящем в Ширванский эйялет, в трехстах милях к западу от которого, на другом берегу моря, лежит Московская земля; что нижний город ее весьма благоустроен и украшен; что здесь высятся семь минаретов и во многих местах имеются источники нефтяного масла и сказано, сколько нефтяного масла из них добывают.
Кроме того, здесь есть босые и простоволосые могучие аскеты, беспорочные нищие наставники и странствующие в бедности благочестивые дервиши, которые, будучи духовно слитыми с Аллахом, ведут беседы о воздержании и подвижничестве. Совершив поклонение одному из преемников наставника ходжей и великого предка персидских шахов, его светлости шейха Софи – шейху Шерими-султану, они вновь вкушают яблоки, выросшие в садах их желаний, [и отдыхают] в тиши плакучих ив.
Здесь есть особо чтимые, познавшие Аллаха дервиши-наставники. Если какой-нибудь человек обратит взор на сияние их красоты и совершенства – смятение охватит его. Среди правоверного мусульманского суннитского населения, относящегося и к ханифитскому и к шафиитскому толкам, есть факиры с характером падишаха и умом Аристотеля. И когда османский везир по имени Ферхад-паша завоевал эту крепость Баку, он предоставил этим факирам в изобилии пищу и питье кухни Кей-Кавуса23, приготовленные из своих продуктов.
Затем, в один прекрасный день простившись со всеми факирами и бакинским ханом и сказав: «Уповаем на милосердного бога!» – мы снова двинулись в путь на корабле. Снова взволновалось и загрохотало бурное Каспийское море, и вот однажды нас прибило к берегу.
Описание иранского владения – великого города Гиляна
От века и доныне он принадлежит Ирану. Однако раз или два племя туркмен и племя казаков Москвы, прибыв на судах, захватывали этот город. Теперь он является отдельным ханством в составе Ирана. Хан его, по имени Сафи Кули-хан, распоряжается войском из семи тысяч избранных дархуканов, ясаулов, туркмен и гёк-дулаков. В этой земле нет кумыков, индийцев, кайтаков, лезгинов и кахтание. Однако здесь много представителей народов могол и богол, каратаяк, багаджак и иман-садак.
Очертания города Гиляна. На берегу залива в восточной части Каспийского моря, в нахие Шабуран, имеется плодородная равнина. На равнине расположена большая часть предместий города – крупного порта. Все вместе, в совокупности, они составляют десять тысяч построек, побеленных известью, каждая – для [отдельной] семьи. [Здесь] имеются еще другие чиновники: один калантар, один даруга, один кадий, один начальник порта и один ясаул-ага. А в черте этого города насчитывается 76 михрабов и прежде всего соборная мечеть …
В окрестностях этого города Гиляна мы осмотрели несколько городов, крепостей и селений, после чего снова погрузились на корабль, сказали: «Да будет нам всяческое добро!» – и в подобающий день отплыли, полагаясь на мудрость творца.
Как ни прошу, как ни молю,
А нет того, что надо:
Попутный ветер кораблю –
Нечастая награда!
В таком смысле посовещались мы и решили: «Если ветры будут неблагоприятными, то давайте-ка направимся мы к противоположному берегу – к Астрахани и Бату-хану». Неумолимая стихия опять понесла нас на кыблу, [прибила] к берегу Каспийского моря в пределах Дагестана, и на третий день [мы оказались у устья реки].
Стоянка у реки Ланлы-Севинч
Достигнув берега, мы бросили якорь и расположились на отдых. Это проклятое Каспийское море не похоже ни на Черное, ни на Красное, ни на Средиземное моря, ни на Персидский залив. Это море небезопасное: на нем совсем отсутствуют острова, близ которых можно было бы укрыться.
Выше, в нашем втором томе, уже описаны свойства существ, обитающих в этом море. Плавая по нему на кораблях, мы, однако, [в то время] не испытывали мучений и тягот, беспокойства и изнеможения. Зато теперь я благодарил Аллаха [за спасение]. Дело в том, что я вообще не испытываю удовольствия от морских путешествий, а потому не видел таких стран, как Алжир, Тунис, Триполитания и Хиндустан. С помощью благодати божьей это, возможно, еще осуществится.
Ну а на этом Каспийском море, на берегу упомянутой реки Канлы-Севинч, мы отдыхали в течение двух дней. Эта большая река течет с гор Дагестана и с гор Ачик-Баш и в трех переходах от Демир-капу впадает в Каспийское море.
А один ее проток впадает в реку Терек. Это – прозрачная река, являющая приметы источника жизни. Оздемир-оглу Осман-паша провел даже сорок дней на берегу этой реки Севинч, ожидая у места впадения этой реки в море прибытия войска татар из Крыма. Здесь он устроил нечто вроде молельни, каждый день сажал громадные деревья, так что теперь это место стало населенным, превратилось в аллею с цветником, а скалы покрыты [растительностью]. И если человек проведет здесь хотя бы час, душа его обновляется.
Я, ничтожный, также совершил поклонение в этой молельне. Как только я произнес молитву благодарности, тотчас же позабыл несчастья, испытанные на Каспийском море, и обновился душою. На этой реке все мы, корабельщики и странствующие торговцы, отдохнув, снова взошли на небезопасный наш корабль, сказали: «Да будет милосердие Аллаха с нами!» – и с попутным ветром [пустились в плавание] .

V
ПУТЬ ОТ ТЕРСКОЙ КРЕПОСТИ ДО АСТРАХАНИ II ДАЛЕЕ ПО ЗЕМЛЯМ ПОВОЛЖЬЯ ДО КАЛМЫКИСТАНА
СВОЙСТВА ОТРЕКШЕЙСЯ ОТ ВЕРЫ БЕЗБОЖНОЙ ТЕРСКОЙ КРЕПОСТИ
Сойдя с корабля на седьмом часу плавания, мы направились к капитану крепости и вручили ему, а также находившимся в крепости заложниками беям Кабарды и Таустана послания падишаха Дагестана. При этом мне, ничтожному, были оказаны почет и уважение, и в особняке капитана нам отвели избранные покои, а также предоставили еду и питье. Поблагодарив, мы отныне зареклись ступать на корабль.
Затем стали обходить и осматривать Терскую крепость. Она является укреплением на Тереке, отстоящим на триста миль морским путем к западу от Баку, принадлежащего Ирану. Месяца за два до нашего прибытия наш господин Мухаммед-Гирей-хан, следуя из страны Таустан и переправляясь через реку Терек, появился близ [ее] устья, в этой Терской крепости, где мы сейчас отдыхали.
Благодарение богу, шесть дней мы предавались наслаждениям и покою, пребывая во здравии, имея полную возможность наблюдать окружающее [нас]. В древние времена то была маленькая крепость, принадлежащая кумыкам; она является строением Ануширвана. Впоследствии ее захватили прибывшие на кораблях московиты.
ОПИСАНИЕ СЛАВЯНСКО-РУССКОЙ ЗЕМЛИ, НАСЕЛЕННОЙ ЗЛОСЧАСТНЫМИ КАЗАКАМИ – НЕПОКОРНЫМИ КЯФИРАМИ МОСКВЫ
Эта крепость, подобная Стене Искандера, возникла на обширной открытой равнине у оконечности залива, имеющего форму сердца. Хорошо защищенный залив этот находится в южной части Каспийского моря, где Терек впадает в него, и далеко углубляется в землю Дагестана. Сама крепость имеет очертание треугольника, переходящего в квадрат. Это привлекательная с виду крепость, наполовину застроенная зданиями, вытянутыми в длину, наполовину – башнями из камня. По окружности она занимает девять тысяч полных шагов. Крепость по всей окружности имеет два яруса. По ее рву течет река Терек и впадает в Каспийское море. Это – крупный и притом наиболее отдаленный порт на границе Дагестана и королевства Москвы. Все московские купцы сходят здесь с кораблей и направляются в Дагестан, Грузию и Иран. Северная сторона этой крепости ограничена Каспий-ским морем, а южная и сторона кыблы – рекой Терек. Крепость неотделима от страны Дагестан. А к западу от крепости – суша, простирающаяся до Черкесстана и Дешт-и Кыпчак.
Со всех сторон она имеет семь ворот. Из [больших ворот] двое – на берегах вод, одни – с той стороны, где суша. Прочие ворота невелики. Имеются также небольшие ворота, через которые доставляют воду. Со стороны суши это сильная крепость из трех ярусов, прочная, хорошо защищенная.
В промежутке между каждыми двумя воротами имеются рвы шириной по пятьдесят шагов.
Внутри крепости имеется в общей сложности девять тысяч принадлежащих злосчастным [христианам] каменных строений, тесных, крытых досками, без садов и огородов. Все улицы здесь образуют в плане шахматное поле. Здесь имеется в общей сложности семьдесят церквей, и десять из них построены на каменистых холмах, похожих на холмы Манастыр-кале. Лавок здесь три тысячи, небольших постоялых дворов – десять.
В этой крепости имеется два капитана. Один из них управляет внутренней частью крепости, другой – внешними посадами. А кроме как на крепость и пригороды власть их не распространяется. Ибо здесь – край степи Хейхат, где уже отсутствуют населенные, благоустроенные места и начинается Дешт-и Кыпчак, находящийся под властью кяфиров-калмыков и татар иман-садак.
Крепость имеет также порт и пристань. Ее капитаны рас-поряжаются внушительным войском из десяти тысяч солдат. Здесь имеется сорок судов, похожих на галеры и на русские чайки, есть и крытые тростником фрегаты. Корабли, уходящие в крепости Демир-капу, Баку, в Гилян, в [один] город, находящийся в землях Московского королевства в тысяче миль отсюда, доставляют купцов. Здесь имеются чайки для переправы. Эти корабли входят в реку Волгу и доходят до [одного] города, принадлежащего Москве, до столицы, имя которой …
Эти суда как следует защищены, снабжены оружием.
В некоторых местностях они (казаки), вопреки мирным отношениям между Московским королевством и Ираном, на упомянутых кораблях нападают на крепости и города Ирана по берегам Каспийского моря, грабят и разоряют их. Однажды они напали даже на крепость Баку, а прибыв в Гилян, в его торговые села, увели из Гиляна несколько сот пленников – подданных Ирана; сами же благополучно ушли в Москву. Народ Ирана весьма боится этих московских казаков. Их боится даже и османское правительство, ибо эти кяфиры-казаки неоднократно проходили рекой Дон перед крепостью Азов, принадлежащей дому Османа, и по ночам нападали на побережье Черного моря. Благодарение богу, по мысли султана Мехмед-хана IV, сына Ибрагим-хана , и Кёпрюлю , на берегу реки выше крепости Азов построены одна против другой две славные крепости, названные Сед-Ислам .
Над этой рекой протянуты толстые цепи, и проклятым лодкам казаков стало невозможно выйти в Черное море. Эти самые московские казаки – исключительно храбрые кяфиры, так что мужество населения крепостей Ирана, расположенных по берегам Каспийского моря, ими вконец подавлено. Самые отборные кяфиры прибывают в эту крепость Терек. Ибо, являясь весьма населенной и устроенной, крепость Терек служит им [исходным] местом для добычи. Они же грабят и берут добычу в землях Фагфура, Чина, Хатая, Хотана, Узбекистана, Ганджи, Ширвана и Шемахи.
Восхваление внешних посадов Терской крепости. На берегу реки Терек расположен крупный посад, с четырех сторон окруженный рвом, с садами и родниками, с десятью тысячами неблагоустроенных домов.
А вследствие того что вода и воздух здесь приятны, имеется множество прекрасных возлюбленных обоих полов. Когда я, ничтожный, в этом городе предавался наслаждениям и отдыху, в один из вечеров вдруг снаружи – в посаде – послышались крики и вопли. Я едва успел спросить: «Что происходит?» – как вспыхнуло пламя Немруда. Оказалось, что калмыцкие татары в эту темную ночь осадили город, подожгли его, а тем временем из крепости по ним до самого рассвета палили из тысячи орудий бал-емез. Когда же настало утро, люди увидели: в посаде от жителей и от домов не осталось и следа. Сохранились только сигнальная башня, монастырь, постоялый двор да лавки.
Тринадцать тысяч шестьдесят человек были уведены в плен. Остальные кяфиры, сев на суда, спаслись в море. Что поделаешь? Как только настало утро, из крепости решительно кинулись на калмыцких татар пять тысяч конных да еще три тысячи татар на тшвозках. Они удалились, мчась, точно три ветра. Потом неверные из крепости, не догнав калмыков, вернулись, прибыли, расстроенные поражением. Но они взбодрили тех, кто [в посаде] уцелел от пожара. И снова началось строительство.
Здесь в заложниках был один калмыцкий мирза. Я спросил у него: «Почему они так поступили?» По его словам, приходили будто бы калмыки, у которых нет [тут] заложников. Они-то и сожгли город и взяли пленных без счета и богатую добычу.
Затем, по воле творца, в эту Терскую крепость прибыл из Кабарды новый заложник – черкесский бей, а тот мирза отправился в Кабарду. С этим новым заложником, беем Кабарды, я поделился радостной вестью, что у нас много прав.
Я показал ему письма Мухаммед-Гирей-хана и шамхал-шаха – падишаха Дагестана, и мы снова ликовали, и он мне, ничтожному, оказал почет. С ним [и его людьми] я неоднократно вел задушевные беседы. [Отмечу, что] в этом городе мы увидели живых белых и черных соболей. Эти твари – почти как каменные куницы из Румелии. Они столь дружелюбны и общительны, что городские мальчишки сажают их к себе на колени и кормят. Особенно привлекательны белые соболи.
Имеется также очень много белых горностаев. Они, словно кошки, живут в домах. Однако они меньше кошек, более миловидны и общительны. Здесь также имеется животное, называемое «чуфран», с шерстью, как у серой белки, такого же облика и величины; только хвост у него не столь длинный, как у серой белки. Упомянутые животные настолько игривы, веселы, непосредственны, что, будучи голодными, пляшут перед людьми, выделывают прыжки, петли. Они столь забавны и легки в полете, что люди хохочут и изумляются. Но после того как животные насытятся, они становятся медлительными, весьма довольными и к человеку уже не подходят. А если с помощью тонкой трубочки издавать воющий звук – они мурлычут, словно кошка во сне. Свой помет они откладывают где-нибудь вдали от людей, причем он издает запах, словно помет мускусной кошки из Эфиопии. Для неверных эти животные весьма приятны. Это забавные животные, называемые «чуфран», они, так же как и кошки, едят мясо и хлеб.
Много тысяч любопытных вещей увидели мы в этой Терской крепости. Но, бедный Эвлия, лишь некоторые из них ты должен описать подробно. Если же ты скажешь: «Попробуем описать их все до единой», ты впадешь в многословие, что может помешать нашему путешествию.
Итак, по воле творца, в то время как мы здесь пребывали, из Московского королевства прибыл на судне, направляясь к падишаху Дагестана, посланник. Когда этот посланник прибыл, говорили, что он должен был направиться в Азов по суше. Я, ничтожный, воздав тысячу похвал и прославлений, сказал, принося благодарность судьбе: «Ну вот мы и нашли себе спутника, подходящего товарища!» В тот же день мы предъявили капитану Терской крепости ранее выданные нам грамоты от австрийского императора из страны Германии, адресованные семи королям. Переводчики с немецкого прочитали эти грамоты, приложились к ним своими желтыми лицами, затем сказали: «Слушаем и повинуемся! Для нас друг короля Москвы, император-цезарь земли Германии и Венгрии, тоже друг».
После чего сию отвратительную грамоту возвратили мне, ничтожному, и я спрятал ее. Затем капитан вручил мне, ничтожному, пятьдесят собольих шкурок, одну шубу из собольих лапок, пять шкатулок для драгоценностей, отделанных рыбьим зубом; каждому из нас вручили по одной штуке сукна и одной штуке [другой] материи, по пяти тысяч серебряных монет, которые обращаются в Московской стране и притом нарезаны из серебра; у них на одной стороне вычеканены имя короля и дата его восшествия на престол, а на другой – словно бы изображение святейшего Хызра верхом на коне.
У нашего Друга, бея Кабарды, находящегося в этой крепости в качестве заложника, не было грамот, поэтому вместо грамот беев Кабарды и Черкесии к падишахам калмыков Тайша-шаху5 и Мончак-шаху6, а также к везирам и королю Москвы я взял особого рода знаки – кусочки дерева с насеченными метками, спрятав их в носовые платки. Это весьма любопытные бирки: их совершенно нельзя скопировать; у них с одной стороны железная тамга, закаленная на огне, а с другой – такая штука, что по очертанию ничего похожего на нее не существует.
После этого мне, ничтожному, бей Черкесии предоставил в распоряжение десятерых всадников на арабских полукровках, а капитан Терека – двадцать всадников и еще сотню пехотинцев с ружьями. Я, ничтожный, давал зарок не путешествовать морем, но, как говорится, дома рассчитал – на рынке не сошлось. Поэтому волей-неволей я вместе с моими спутниками и членами посольства снова погрузил наших коней на семь судов; затем, опасаясь следовать берегом Каспийского моря, чтобы не встретить калмыков, в один из ве-черов мы с попутным ветром снова вышли в море и, претерпев несильный шторм, достигли берега.
СВОЙСТВА ЗЕМЛИ ШАМРАН, ИЛИ ДРЕВНЕЙ КРЕПОСТИ АСТРАХАНИ
Она была столицей, построенной в древние времена прародителем народа татар, Чингисханом, там, где кончается Дешт-и Кыпчак, на берегу одного из восемнадцати протоков , которыми река Волга впадает в Каспийское море. Впоследствии, переходя от Кайтак-хана к Хулагу-хану, а от него к Тохтамыш-хану, город так разросся и обстроился, что его из конца в конец было не объехать на татарском скакуне. Затем в … году из Мавераннахра пришел Тимур-хан; наперекор воле Тохтамыш-хана он сровнял город с землей. Потом город перешел в руки короля Москвы и снова начал строиться. Так что теперь, под неправедной властью короля Москвы, на берегу крупной реки Волги высится прекрасный, приятный взору каменный город-крепость Астрахань: его укрепления построены в три ряда, цитадель имеет форму треугольника, а внешняя стена – форму шестиугольника.
В этой стране крепости называются «керман». Общая окружность пределов города – четырнадцать тысяч шагов. Цитадель – это прочное укрепление со своим рвом. Ее стены в форме треугольника имеют протяженность две тысячи шагов, в них – двое ворот. С востока и с севера [эту крепость] омывает река Волга. А к западу, югу и в сторону кыблы все простирается степь Хейхат – восемьдесят дневных переходов от острова Тамань, и дальше, если пройти мимо острова Крым и двигаться до крепости Кылбурун, на расстояние девяноста семи переходов, тянется все та же степь Хейхат.
В Астрахань к везиру по имени Сер-Василе направлялся малый посол; я, ничтожный, присоединился к нему. Капитану крепости я предъявил послания падишаха Дагестана, бумаги, называемые «палар», деревянную бирку и тамгу от черкесского бея, пребывающего в заложниках, а также верительную грамоту австрийского императора. При этом капитан сказал: «Человече, сколько же у тебя друзей среди падишахов! Ты, видно, весьма знаменитый муж». Оказав мне, ничтожному, многие почести, он предоставил нам дворец для ночлега вместе с едой и питьем. Надо сказать, это весьма разумный и очень сообразительный капитан: в его распоряжении подданные-мусульмане – двадцать тысяч воинов и еще двадцать тысяч хешдеков, которые день и ночь ведут ожесточенные бои с калмык-татарами.
Однако у этих мусульман, являющихся подданными хешдеков, имеются также свои собственные правители: Казаналп-бай-мирза и прочие вельможи, обитающие внутри города. Несколько тысяч жителей поселились вне города – в селениях по берегу реки Волги. Это главным образом татары. Люди эти кочуют, разбивая стойбища, наподобие ногайцев.
Славословие строениям города Астрахани. В древние времена этот город лежал в развалинах и в нем находился дракон-аждерха. Пожирая всех сынов человеческих, обитающих в степи Хейхат, и всех живых тварей, он погубил несколько стран. Впоследствии некий хан-богатырь убил этого дракона, а всю округу сделал безопасной и благоустроенной – поэтому страну эту стали называть Аждерхан. Ныне здесь имеется несколько особняков. В цитадели в обшей сложности пять монастырей и девять церквей, а также тысяча пятьдесят крытых камышом и тростником домов, в которых живут неверные. А из-за того что эта цитадель довольно-таки узкая, в ней нет базаров и крытых рынков.
Посад, или нижний город. Здесь насчитывается в совокупности тридцать тысяч строений, крытых тростником и глиной. Имеется также сорок церквей, семнадцать монастырей и семь мечетей. Что касается племени хешдек, то оно еще со времен Хулагу-хана, спасаясь от его гнета в пределах Москвы, превратилось в ее подданных. Описываемую часть этого народа приобщил к исламу Мехмед Бехари Салтыкбай, или, иначе, Сары Салтык-султан. Ныне в Московской стране насчитывается двенадцать раз по сто тысяч мусульман. Согласно их собственным рассказам, если пройти от центра шестого пояса земли до оконечности седьмого пояса, то в Московской стране можно увидеть семьдесят тысяч михрабов – так с гордостью рассказывают они. Кроме того, они говорят: «Мы уплачиваем королю подать – по одному алтуну с каждого второго человека». Этот народ, хешдеки, как и подданные-иноверцы, в земле Московской платит подати. В их среде также имеются займы и падишах-заде , они не платят податей, но со ста пятьюдесятью тысячами воинов выступают на войну вместе с королем Москвы.
Что касается народа хешдек, живущего в Астраханской земле, то одна часть его является мусульманамн-единобожцами; им-то и принадлежат мечети этого города. Однако пятничных намазов эти люди не совершают. Между тем среди них имеются весьма невежественные и фанатичные мусульмане. Так, увидя, что у некоторых из моих слуг бороды сбриты, а на головах белые мусульманские тюрбаны, они спросили: «Эти ваши люди – из неверных?» Я, ничтожный, сказал: «Вы что – не видели белых тюрбанов на головах? И не видели вместе с тем, как совершают намаз?» На это они сказали: «Для нас удивительно: обличьем мусульманин, а борода бритая». Я, ничтожный, пояснил: «Таков закон и обычай у рабов Османа».
Они до такой степени фанатичные мусульмане, что, выполняя какую-нибудь работу, свою бороду расчесывают надвое и засовывают за кушак на пояснице. У каждого из них борода такая же, как у десяти жителей Рума, вместе взятых.
Они совсем не понимают ни по-турецки, ни по-татарски и бороды свои не выщипывают. Среди них имеются правоведыкадии, многие из них переводят на московский язык книги «Имадуль-ислам», «Безазийе», «Кази-хан», «Татарханийе», «Мухаммадийе», законоведение и требы, и притом они говорят по-московитски и по-русски . Женщины же их, как и женщины ногайского народа, ходят с открытыми лицами.
Этот народ, хешдеки, – наемные воины в Астраханской земле, где имеется семнадцатитысячное войско неверных, ибо это – земля, имеющая гавани, которые являются прочным заслоном вблизи земель Ирана, Дагестана и Черкесии.
Описываемый город Астрахань является весьма древним, вследствие чего здесь погребено несколько сот тысяч великих потомков пророка и мужей щедрых. Вот имена великих мужей, могилы коих мы посетили. Мы посетили Бури-бая, Таймаз-хана…
Затем, получив полное представление об этом городе, приняв дары от капитана и беев хешдеков, мы отправились в путь вместе с малым послом и в течение двух часов двигались берегом реки Волги.
ПО ПОВОДУ НАШЕГО ПОДЪЕМА ВВЕРХ ПО РЕКЕ ВОЛГЕ
Татары называют ее «Итиль», народ чагатайский также называет реку «Итиль», народ Москвы называет ее… По словам всех, начиная с Мавер-хана, Мансура, Сей-хана и кончая Хараном, на этом острове [посюстороннего мира] все крупные реки произошли от этой реки Волги. Меньше ее река Яик, меньше этой – река Дунай, меньше ее – Шат-эль-Араб, меньше этой – Эсне и Асуан в Египте, и она (река Волга) даже больше, чем Нил в стране Судан во время разлива. Но в зимнее время она невелика.
От нее – Джейхун и Сейхун, Джихан-и Рум и Араз, Гюрсу и – в Руме – Сава и Драва, Вардар и Марица, Тунджа и Тиса, Днестр и Буг, Мо-лочная и Днепр, Миус и Дон под Азовом. Между этой рекой Волгой и рекой Дон – путь в один переход. Из этих двух упомянутых рек более крупная, несомненно, Волга – крупнее реки я, ничтожный, не видел. Ее истоки находятся в стране Москва, затем, превратившись в большую реку, она через сорок протоков впадает в Каспийское море, то есть в море Ширвана, Гиляна и Демир-капу. По всей ее длине несколько тысяч кораблей ходят в Москву и обратно. На поверхности земли нет рек более широких и глубоких, чем Нил и Волга. Разве что только река Дунай. Напротив Исакчи, Силистры и Браилы река Дунай еще глубже.
И у этой реки Волги имеются места, где ширина ее достигает 20, 25 и 30 миль. И даже, согласно рассказам народа хешдек, есть места, где ширина реки 60 и 70 миль, – так повествуют они. Река берет начало в горах близ города … принадлежащего Москве, затем, направляясь мимо семисот городов и крепостей, пройдя пятимесячный путь, она через сорок протоков впадает в Каспийское море…
Затем, после Астрахани, на расстоянии дневного перехода по берегу Волги, находится стоянка Бештепе – пять высоких гор правильной формы. Их верхняя часть – искусственная; это насыпные горы, наподобие трех священных гор, находящихся в Египте в окрестностях Гизы. Каждая из упомянутых пяти гор видна с расстояния трех дневных переходов. В эти места пять раз приходил и останавливался [здесь] Тимур-хан, и в каждый свой приход он оставлял памятный знак, насыпая гору. И поистине они являются памятными знаками шахиншахов.
И вот в этих-то местах мы встретили месяц касым , причем стали терпеть столь сильные холода – ибо место это относится к седьмому поясу земли, – что один из наших спутников, Хинди Баба Мансур, вконец разболелся, ослабел и был на грани смерти. Целых десять дней мы шли берегом Волги на север и на одиннадцатый день прибыли в город Сарай.
СВОЙСТВА СТОЛИЦЫ ЧИНГИСХАНА, ТО ЕСТЬ ВЕЛИКОГО ГОРОДА САРАЯ,
И ЕГО ПРЕДМЕСТИЙ
Я, сей ничтожный и нижайший, с весьма давних времен принимаю участие в странствиях, а потому знаю, что на лице земли имеются города под именем «Сарай» в количестве… Прежде всего, в стране Рум: Босна-Сарай и Визе-Сарай, близ Ямбола – Ямбол-Сарай, принадлежавший султану Мехмеду Челеби и Мусе Челеби , в Анатолии – Ак-Сарай…
В области Азербайджана также имеется город Сарай. Народ Ирана называет его Сарав, ибо он является местом, где был обращен в бегство везир Джигал-оглу. Народ могол также называет тот город Сарай «Сарав». Однако этот город Сарай называют «Сарай Чингисхана».
Первоначально он переходил от одного властителя к другому, наконец к этому городу прибыл, следуя из Маверан-нахра, Хулагу-хан вместе с Хакимом Туей. Он разрушил город Сарай, а его жителей предал мечу, изрубив в куски. Позже Абака-хан и Тохта-хан отстроили город. В … году Тимур-хан, идя в Крым на Тохтамыш-хана, так разрушил и опустошил этот величественный город, что сожаления достойно, а жителей его изрубил в куски . Все же и ныне строения этого города видны на расстоянии двухдневного перехода. Впоследствии, когда Тимур-хан скончался, король Москвы в … году отстроил город, и с той поры этот город Сарай находится во владении короля Москвы.
Очертания земли, где расположен город Сарай. Летописцы Ирана Гилянское море называют «Бахр-и Хазар» – Каспийское море. Упомянутый город Сарай был крупным поселением на берегу великой реки Волги, на расстоянии двух дневных переходов к северу от побережья Каспийского моря. В настоящее время он полностью еще не отстроен. Гилянское море находится к востоку от города Сарая. А на противоположной стороне Каспийского моря, на расстоянии трехсот миль, на земле Ирана расположена область Гилян, свойства которой описаны выше. Этот город Сарай построен так, что он имеет пристань на берегу реки Волги. Она огибает город с севера и с запада, затем течет вниз – на юг, и после двухдневного пути один из ее протоков впадает в Каспийское море. Выше уже описано, как река Волга впадает в Каспийское море через сорок протоков.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.