Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

ПРАВОВЫЕ НОРМЫ АДЫГОВ И БАЛКАРО-КАРАЧАЕВЦЕВ В XV – XIX ВВ.

Составители: X. М. ДУМАНОВ, Ф. X. ДУМАНОВА

Майкоп, 1997 год

ВВЕДЕНИЕ

Адыги относятся к древнейшим народам Кавказа. Их корни уходят к III тысячелетию до нашей эры. Созданная предками адыгов в третьем тысячелетии до н.э. майкопская культура была распространена от северо-западного побережья Черного моря до современных восточных границ Чеченской республики.

В силу своего выгодного естественно-географического расположения Кавказ в прошлом и настоящем остается регионом, где переплетаются экономические и политические интересы многочисленных народов.

В начале первого тысячелетия киммерийцы пришли на Северный Кавказ со степей Северного Причерноморья и прорвались на юг в страны Закавказья. С VIII века до н. э. на Северный Кавказ из Азии прибыли скифы, а потом они продолжили свой путь через Дербентский перевал на юг в страны Передней Азии. В III в. до н. э. из степей Дона и Урала на Кавказ устремились сарматы, а в середине I века н. э. – аланские племена из Средней Азии.

В IV в. н. э. Кавказ захватили тюркоязычные болгары из Поволжья. Позже здесь были кипчаки – половцы. Завершающим этапом в этой цепи были монголо-татарские орды, пришедшие на территорию Северного Кавказа в 1221 г. из юго-восточной Азии. В этих условиях местные жители Северного Кавказа были лишены возможности создавать свою прочную государственность. Большей частью они были заняты самозащитой. Они сумели сохранить свою землю, свой народ. Более того, историей зафиксировано, что адыги в различные периоды своей жизни создали несколько государственных образований, в том числе и Синдское рабовладельческое государство в VI веке до н. э.

Синдское государство было расположено на территории, охватывающей с севера на юг Таманский полуостров до Геленджика, а с запада на восток – территорию от берегов Черного моря до р. Кубань. О Синдском государстве, о его общественно-политическом строе, экономике и культуре писали такие античные авторы как Гипонанта, Гекатей Милетский, Геродот и многие другие.

Самостоятельное развитие Синдского государства было приостановлено началом колонизации греками Северного Причерноморья. Оно было поглощено образовавшимся вскоре Боспорским царством (более подробно о Синдике см.: Ю.С. Крушкол. Древняя Синдика. – М., 1971 г.).

С I века н.э. адыгские племена – зихи, создали союз адыгских племен. Со II века зихи установили тесную связь с римлянами, а один из зихских вождей – Стахемфак – даже объявил себя подданным римского императора. Теперь процесс образования древнеадыгской народности был приостановлен гуннским нашествием в IV веке. Следующим этапом в развитии государственности у адыгских племен является возникновение в VIII–X вв. двух союзов: касожского и абхазского на юге. В состав касогов входили и кабардинцы. Об этом писал арабский историк Масуди. В XIII в. нашествие татаро-монголов разрушило эти адыгские государственные образования.

С XV века крымские татары, поддерживаемые Турцией, начали осуществлять план захвата Северного Кавказа. Чтобы спасти себя, в 1557 году адыги заключили с Россией военно-политический союз. Несмотря на это, Турция, крымские татары, Персия продолжали проводить свои планы по подчинению адыгов своей власти. На протяжении трех веков (XVI–XIX вв.) адыгские и балкаро-карачаевские народы вели с ними ожесточенную борьбу, а с середины XVIII в. – и против колониальной политики России.

Естественно, что эта многовековая борьба стала причиной того, что они не смогли создать единого централизованного государства с единой централизованной властью. В первой половине XIX века адыгские народы: абадзехи, абазины, бжедуги, бесланеевцы, егарукаевцы, мамхеговцы, махошевцы, натухайцы, убыхи, хатукаевцы, темергои, шапсуги, кабардинцы, именуемые общим названием черкесы, занимали территорию, начиная от северо-западной оконечности гор Большого Кавказа по обе стороны водораздельного хребта, а оттуда на юге по Кавказскому хребту на восток до Сунжи и оттуда по Тереку, Малке, Куме, до Кубани (см. карты I, II). А вот как описывает Хан Гирей границы адыгов в первой половине XIX века: «Черкесские земли простираются в длину на 600 верст, начиная от устья Кубани вверх по этой реке, а потом по Куме, Малке и Тереку до границ Малой Кабарды, которые простирались прежде до самого слияния Сунжи с Тереком. Ширина различна и простирается от вышеупомянутых рек на юг, на полдень, по долинам и по скатам гор в разных кривизнах, имеющих от 20 до 100 верст расстояния, составляя таким образом длинную узкую полосу, которая, начиная от восточного угла, образуемого слиянием Сунжи с Тереком, опять расширяется, следуя на запад вниз по Кубани до берегов Черного моря».

В результате колониальной политики царизма, проводимой в XVIII – первой половине XIX века на Северном Кавказе, от более многомиллионного населения черкесов осталось чуть больше ста тысяч. Например, население Кабарды по официальным данным в течение последующего десятилетия XVIII века и первых двух десятилетий XIX века сократилось в 10 раз: с 350 до 37 тыс. Около одного миллиона адыгов было насильственно выселено в Османскую империю. После ее распада адыги оказались в ряде государств Ближнего Востока, Европы и Америки. В настоящее время адыги компактно живут в Турции (2,5 млн.), Сирии (80 тыс.), Иордании (60 тыс.), Германии (20 тыс.), Голландии (10 тыс.), США (10 тыс.) и т. д.

Вопрос о государственности балкарцев в средневековый период остается не до конца исследованным. По общепризнанной теории отечественных и зарубежных историков-кавказоведов к XIII–XV вв. балкарцы и карачаевцы предположительно были еще одним народом, проживающим на территории современной Балкарии. Он состоял из отдельных обществ («Эль»). Их было пять. Беш Tay Эль – пять горских обществ. Каждое общество имело свой орган управления – Тере.

С тех пор кабардинцы и балкарцы живут по соседству. У них сложилась одна история, одна культура, одна религия. Обычаи, традиции, родственные отношения у кабардинцев и балкарцев так переплелись, что их уже расплести невозможно.

После окончания Кавказской войны царизм провел административную реформу на Кавказе. Вся северная территория от Главного Кавказского хребта получила название Северный Кавказ и была разделена на Терскую и Кубанскую области, и Ставропольскую губернию. Все Северокавказские народы со своими территориями были обозначены округами и включены в Терскую область. Кабардинцы и балкарцы вместе составили единую территориальную единицу. В 1869 году в связи с очередной административной реформой Терской области Кабардинский округ был переименован в Георгиевский, а позднее в Нальчикский округ.

После Октябрьской революции, 20 января 1920 года, декретом ВЦИК на Северном Кавказе была образована Горская Автономная Советская Социалистическая Республика (ГАССР). В ее состав на правах самостоятельных национально-административных округов вошли Кабарда и Балкария.

1 сентября 1921 года Кабарда вышла из состава[1] Горской Республики и образовала отдельную Кабардинскую автономную область в составе РСФСР.

В январе 1922 года была образована единая Кабардино-Балкарская автономная область, затем 5 декабря 1936 года преобразована в Кабардино-Балкарскую Автономную Советскую Социалистическую Республику. В том же году была принята и первая Конституция Кабардино-Балкарской республики.

В 1944 году государственность Кабардино-Балкарской Республики была грубо нарушена сталинским режимом – балкарский народ насильственно был выселен в Среднюю Азию и Казахстан. Части территории Кабардино-Балкарии были переданы Северной Осетии, Ставропольскому краю и Грузии. Балкарцы провели в изгнании 13 лет и в 1957 году вернулись на Родину.

28 марта 1957 года Верховный Совет Кабардино-Балкарской АССР принял закон «О преобразовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую Автономную Советскую Социалистическую Республику».

После распада СССР, 31 января 1991 года, Верховный Совет КБАССР принял Декларацию о суверенитете республики, которая получила название Кабардино-Балкарская Республика.

Статус Кабардино-Балкарской Республики определен действующими Конституциями Российской Федерации и Кабардино-Балкарской Республики. Кабардино-Балкарская Республика состоит из 9 административно-территориальных районов: Баксанского (административный центр – г. Баксан), Зольского (пос. Залукокоаже), Майского (г. Майский), Прохладненского (г. Прохладный) Терского (г. Терек), Урванского (г. Нарткала), Чегемского (пос. Чегем I), Черекского (пос. Кашхатау), Эльбрусского (г. Тырныауз); городов республиканского подчинения: Нальчика, Прохладного; городов районного подчинения: Баксана, Майского, Нарткалы, Терека, Тырныауза. Кабардино-Балкарская Республика является государством в составе Российской Федерации. 1 июля 1994 года между Российской Федерацией и Кабардино-Балкарской Республикой подписан Договор «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Кабардино-Балкарской Республики».

Кабардино-Балкарская Республика подписала договоры о дружбе и сотрудничестве со многими субъектами Российской Федерации. В 1995 году подписаны договоры с Республикой Адыгея, Карачаево-Черкесской Республикой, Республикой Дагестан, Республикой Калмыкия, Республикой Ингушетия, Ставропольским и Краснодарским краями, Ростовской, Ярославской и Тульской областями, городом Москвой, Республикой Абхазия и др.

* * *

В настоящий сборник вошли правовые нормы адыгов и балкаро-карачаевцев, которыми регулировались их общественная и семейная жизнь на протяжении многих столетий.

До Октябрьской революции у этих народов не было своей письменности. Поэтому многие из публикуемых документов были записаны на русском, арабском, турецком и западноевропейском языках. Они переведены на русский язык разными лицами: членами Кабардинского временного суда (Я.М. Шарданов), учеными, специалистами.

В советской этнографической, исторической и юридической литературе адыгов и балкаро-карачаевцев вопросы обычного права изучены недостаточно. Например, до сих пор у нас нет отдельного сборника, где в одном месте собраны и систематизированы все нормы обычного права адыгов и балкаро-карачаевцев. А такая работа необходима. Подчеркивая значение обычно-правовых норм для науки народов, не имевших в прошлом своей письменности, крупнейший специалист по обычному праву, кавказовед В.К. Гарданов, писал: «Можно без преувеличения сказать, что изучать историческое прошлое горцев Кавказа, игнорируя материалы по обычному праву, просто невозможно, ибо этот материал является главнейшим, а подчас и единственным источником для характеристики социальных отношений этих народов … с древнейших времен и вплоть до XIX в.».

Кодификация законов в Кабарде имела место еще в XVI столетии. Ш.Б. Ногмов пишет, что князь Беслан Кайтукович Джанхотов, правивший в Кабарде до Темрюка Идаровича, учредил единый порядок судопроизводства, издал законы и обряды и установил разные штрафы за их неисполнение[2]. Упоминание о том, что в Кабарде при судебных разбирательствах руководствовались писаными законами, мы встречаем у генерал-майора Дельпоцо, исполнявшего должность управляющего Кабарды в 1805-1815 гг. В 1807 г., 4 августа, в своем донесении Главнокомандующему войсками на Кавказской линии генерал-лейтенанту Гудовичу о положении в Кабарде он писал: «Законы, которыми были снабжены родовые суды, и расправы для руководствования по обычаям, а также четыре печати судов Большой Кабарды в ведомство мое не поступили, а по известию, полученному мною через слухи, оные якобы остались у мулов, управляющих письменными делами, и по смерти оных от заразительной болезни кабардинцами сожжены»[3]. Из этого следует, что еще в конце XVIII – и начале XIX в. в Кабарде существовали писаные законы (нормы обычного права). Поскольку здесь сказано, что делопроизводителями были муллы, можно предположить, что эти законы были написаны на арабском языке. В пользу этой версии можно привести «Прошение» кабардинских князей, представленное ими в 1825 году начальнику главного штаба Его императорского количества генерал-адъютанту барону Дибичу. Они писали: «Когда кабардинский народ был в целости, жил спокойно и не было в Кабарде русского правительства, тогда все гражданские дела решались по шариату ефендием, кадием или по духовному суду. В 1792[4] году государыня Екатерина Алексеевна учредила в Кабарде родовые суды…».[5] Можно указать еще на один документ. Он состоит из двух частей, составленных в разные периоды. Этот документ под названием «Постановления о сословиях в Кабарде» впервые на русском языке был опубликован в 1947 году как приложение к «Истории адыгейского народа» Ш.Б. Ногмова. Хотя этот документ, составляющий свод законов Кабарды, не был до этого опубликованным отдельным изданием, о его существовании знали сами кабардинцы. Он, переходя из поколения в поколение, постоянно находился в пользовании существовавших судов. Первая часть называется «Постановление о сословиях в Кабарде», а вторая часть – «Народное условие, сделанное 1807 года июля 10, после прекращения в Кабарде заразы, в отмену прежних обычаев». Эти два свода были объединены в одно целое в 1822 году. К сожалению, нам не удалось установить период составления первой части. Однако содержание статей, имеющихся в ней, позволяет сказать, что они составлены не позже XVII – начала XVIII вв.

Таким образом, в нашем распоряжении множество документов, представляющих памятники обычного права. Они извлечены из различных изданий, архивов и публикаций, относящихся к разным историческим периодам. В настоящий сборник вошли 45 документов.

1. Данные сведения извлечены из работы итальянского автора Джорджио Интериано «Быт и страна зихов, именуемых черкесами. Достопримечательное повествование». Эта работа была издана в 1502 г. Автор в ней описывает жизнь черкесов, в том числе и некоторые обычно-правовые нормы. Они для нас представляют очень большой интерес. По этим обычно-правовым нормам мы можем сказать, что еще во второй половине XV века черкесское общество представляло собой ярко выраженное феодальное общество с многоступенчатой социальной иерархией. Приведенные здесь обычно-правовые нормы были направлены на регулирование отношений между феодалами и их подвластными крестьянами, отношений между членами семьи, брачных прав, похоронных обрядов и т.д.

2.   Второй текст содержит извлечения из работы Эмиддио Дортелли Д’Асколи «Описание Черного моря и Татарии, составил доминиканец Эмиддио Дортелли Д’Асколи, префект Каффы, Татарии и проч., 1634 г.» Приведенные автором статьи отражают сословные, семейные и брачные права черкесов XVI века.

3.   Третий источник по своему объему небольшой, но с достаточной ясностью показывает нормы обычного права по судопроизводству и семейному праву. Они записаны немецким ученым Адамом Олеарием в XVI веке в своей работе «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно», изданной в 1653 году. Они относятся к кабардинцам, проживавшим в г. Терки.

4.   Данный текст принадлежит общественному деятелю Нидерландов Николаю Витсену. В 1692 году он издал книгу «Северная и Восточная Татария или сжатый очерк нескольких стран и народов»… Записанные Н. Витсеном статьи представляют законы, регулировавшие брачные и общественные отношения.

5-6. Приведенные материалы составляют кодекс законов о браке черкесов во второй половине XVIII века. Он зафиксирован Энгельбертом Кемнфером и Ксаверио Главани, немецкими учеными (см.: Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов ХVII-ХIХ в. – Нальчик, 1974 г.)

Автором приводимых здесь обычно-правовых норм является Карль Пейсонель, француз по происхождению. Он был дипломатом, консулом Франции в Крыму. В своей работе «Трактат о торговле на Черном море», написанной в 1755 г. и изданной в 1787 г., он отводит много места жизни и быту северо-западных адыгов в то время, над которыми крымское ханство хотело установить свое иго. Работа Карла Пейсонеля является первым литературным источником, где впервые конкретно указаны названия сословных групп в адыгском обществе и какими правами пользуется каждая из них.

Интересующие нас сведения извлечены из работы Якоба Рейнегса «Всеобщее историко-топографическое описание», выпущенной в 1796 г. Материалы этой книги были собраны им в 1779-1782 гг. Имеющиеся в этой работе нормы обычного права направлены на регулирование отношений князей, уорков и крепостных крестьян.

9.  Эти обычно-правовые нормы тоже относятся к концу XVIII века, записаны Петром Семеновичем Палласом и извлечены из его книги «Заметки о путешествиях в южные наместничества Российского государства», изданной в 1799-1801 гг. Отличительной чертой этих норм является то, что они относятся только к кабардинцам.

10.  Автор книги «Путешествия в астраханские и кавказские степи», из которой взяты эти законы, – Ян Потоцкий. Он написал эту книгу в начале XIX в., а издана она была в 1829 г. В этих нормах зафиксированы способы регулирования отношений различных сословных групп, а также особенности функционирования государственных органов власти. В этих статьях мы впервые встречаемся с законами, относящимися к сословно-представительным собраниям.

11.  Академик Русской Академии наук Генрих-Юлиус Клапрот в 1807-1808 гг. был на Северном Кавказе, где он провел научные исследования по лингвистике. Свой труд он опубликовал в 1812 г. под названием «Путешествие по Кавказу и Грузии, предпринятое в 1807-1808 гг.» Обычно-правовые нормы, приводимые Клапротом, представляют не ценный перечень законов кабардинцев.

12.  В 1833 г. офицер Генерального штаба царских войск на Кавказе И.Ф. Бларамберг по поручению штаба составил описание кавказских народов, в котором он попытался систематизировать относящиеся к адыгам нормы обычного права. Текст приводится без изменения.

13.  Записаны Ф. Дюбуа Де Монпере в 1833 году у черноморских адыгов. В отличие от Бларамберга, Дюбуа Де Монпере говорит о всех сословиях адыгского общества и приводит обычно-правовые нормы, которыми регулировались жизнь и быт каждого сословия.

14.   Этот текст, содержащий обычно-правовые нормы адыгов Черноморского побережья, составлен в 1839 году корреспондентом лондонской газеты «Таймс» Дж. А. Лонгвортом. Ценными для нас являются комментарии автора, где он анализирует обычно-правовые нормы западных адыгов, сравнивая их с законами западноевропейских стран.

15.   «Постановление о сословиях в Кабарде». Этот документ по поручению наместника Кавказа генерала Ермолова[6] был составлен в 1822 году Я. Шардановым, бывшим в то время секретарем Кабардинского временного суда. Он является первым сводом обычно-правовых норм кабардинцев, куда вошли различные записи правовых норм на турецком и арабском языках, относящиеся к XVI – первой четверти XIX века[7].

«Постановление о сословиях в Кабарде» состоит из четырех частей.

В первой, вводной части, состоящей из 7 статей, отмечается сословная структура кабардинского общества и административно-территориальное деление Кабарды, сложившееся к первой половине XIX века.

Вторая часть, в свою очередь, состоит из двух разделов. В первом разделе содержатся 25 статей, регулировавших отношения князей с другими сословными категориями. Во втором разделе 26 статей, содержащих нормы крестьянских повинностей своим феодалам.

Анализ статей второй части показывает, что эти обычно-правовые нормы относятся к периоду до 1807 года.

Третья часть под названием «Народное условие, сделанное 1807 года июля 10, после прекращения в Кабарде заразы, в отмену прежних обычаев» состоит из 41 статьи. Она фактически представляет отдельный свод законов. В ее основе лежат правовые нормы, действовавшие до 1807 года в письменном виде. В связи с Кавказской войной и чумными эпидемиями в Кабарде ее население сократилось в 10 раз (с 350 до 37 тыс.), а структура общества и сословий трансформировалась.

Это обстоятельство привело кабардинцев к пересмотру своих правовых норм, проведению правовой реформы.

Многие статьи были изменены, исправлены, дополнены новыми параграфами в соответствии с происшедшими в жизни кабардинского народа к первой четверти XIX в. социально-экономическими изменениями.

Четвертая часть содержит обычно-правовые нормы, действовавшие в жизни и передававшиеся устно из поколения в поколение, но не вошедшие в существовавшие письменные своды. Они здесь обозначены как дополнения к ранее существовавшим сводам правовых норм и составляют 40 статей.

Постановление о сословиях в Кабарде находилось в Кабардинском временном суде для руководства при разбирательстве судебных дел. Оно было опубликовано в 1868 году как приложение к книге Ш.Б. Ногмова «История адыгейского народа» на немецком языке.

16.    «Описание о податях, чинимых от черного народа своим узденям». В 1779-1782 гг. крестьяне Малой Кабарды неоднократно выступали против своих феодалов. Они утверждали, что в их эксплуатации владельцы превышают свои права и представили в доказательство обычно-правовые нормы, которыми «издревле» регулировались взаимоотношения между крестьянами и узденями. Указанные в этом документе правовые нормы с небольшими расхождениями совпадают со статьями второй части второго раздела Постановления о сословиях в Кабарде (см. док. № 14).

В 1777 г. астраханский губернатор И.В. Якоби, характеризуя феодальные взаимоотношения владельцев и крестьян в Кабарде, писал в Коллегию иностранных дел, что «по летописцам у кабардинских владельцев подданные им люди почитаются крепкими»[8]. Это говорит о том, что приведенные обычно-правовые нормы своими корнями уходят ко времени древних русских летописцев.

17.       Документ без названия написан не подписавшим свою фамилию чиновником царской администрации. В 1829 умер главный князь Кабарды Кучук Джанхотов, не оставив прямых наследников. Алхас Мисостов был его родственником по мужской линии. Он написал прошение Кавказскому начальнику с просьбой о разрешении получить часть наследства из оставшегося имущества князя. А начальство обратилось с вопросом к компетентному человеку. Можно предположить, что исполнителем было главное духовное лицо (кади) Кабарды Умар Шеретлоков. На это указывают косвенные данные документов.

В ответе исполнителя конкретно сказано, что у кабардинцев по древним обычаям женский пол не имеет право на получение наследственной части из родительского имущества. В отличие от кабардинского наследственного права, шариат разрешал женщине получать долю имущества умерших родителей. После принятия ислама, а особенно после 1807 г., в Кабарде духовенство боролось за признание женщин полноправными наследниками. А князья и уорки придерживались старых правовых норм, которые препятствовали переходу родового имущества в чужую фамилию. Наследственная часть женщины компенсировалась путем дыщырык1 (приданого), делаемого родителями своей дочери при выходе ее замуж.

18-21. В XVI – первой четверти XIX века северокавказские народы: карачаевцы, балкарцы, осетины, ингуши платили дань кабардинским князьям за то, что они им покровительствовали. Эти народы были разделены между четырьмя княжескими родами Кабарды. Например, урусбиевцы и чегемцы платили дань Атажукинской фамилии, хуламо-безенгиевцы – Мисостовской, черекцы – Бекмурзинской и Кайтукинской фамилии и т. д.

В документах содержатся правовые нормы, которыми регулировались сюзеренно-вассальные отношения между кабардинскими князьями и северокавказскими народами.

22-25. Обычно-правовых норм, связанных с землевладением, сохранилось не так много. Во время проведения отмены крепостного права царская администрация старалась доказать, что в Кабарде не существовала частная собственность на землю. Это давало ей возможность свободно распоряжаться кабардинскими землями. Поэтому она старалась не обнародовать обычно-правовые нормы, связанные с феодальным землевладением.

В этой связи документы № 19-21 представляют большой интерес, так как они отражают земельно-правовые нормы кабардинцев, действовавшие до крестьянской реформы в Кабарде.

26. «Полное собрание кабардинских древних обрядов».

В 1842 г. командующий войсками Кавказской линии генерал-лейтенант Граббе поручил начальникам отделов Кавказского края собрать и составить свод обычно-правовых норм, регулировавших общественную и семейную жизнь горцев Кавказа. В Кабарде эта работа была поручена бывшему в то время начальнику центра Кавказской линии[9] подполковнику Голицыну. По утверждению самого Голицына, после того, как ему поручили исполнение этого приказа, он обратился к чиновнику управления центра ротмистру Давидовскому и майору Я.М. Шарданову с просьбой помочь ему. К работе были привлечены старожилы Кабарды.

По специально составленной программе Голицыным были собраны действовавшие в Кабарде правовые нормы. Кроме того, Голицын получил от Я.М. Шарданова «Постановления о сословиях в Кабарде и исправленный текст в 1807 г.» Таким образом, в основу «Полного собрания кабардинских древних обрядов» были положены «Постановление о сословиях в Кабарде», «Народное условие 1807 г.» и дособранные в 1843-1844 гг. правовые нормы. Все они были разбиты Голицыным по разделам и параграфам заранее составленной специальной программы. Этот сборник отличается от ранее существовавших сводов своей полнотой. Полное собрание состоит из 12 разделов и охватывает 127 параграфов. Впервые они были опубликованы в 1882 г. профессором Новороссийского университета Ф.И. Леонтовичем в сборнике «Адаты кавказских горцев». Все примечания к отдельным статьям и разъяснения, имеющиеся к разделам свода «Полного собрания кабардинских древних обрядов», сделаны Голицыным собственноручно.

Текст свода, составленный Голицыным в крепости Нальчик, находился у Бентковского, секретаря Ставропольского статистического комитета, который передал его Новороссийскому университету. В настоящее время рукопись свода находится в архиве публичной библиотеке им. М.Горького а г.Одессе. Анализ, проведенный нами, показывает, что все примечания сделаны рукою князя Голицына, а Леонтович к ним не имеет никакого отношения. Его заслуга состоит в том, что он издал эту работу.

Данный свод полного собрания публикуется по тексту, хранящемуся в архиве публичной библиотеки им. М. Горького г. Одессы.

27.   Автором приведенных Прокламаций и Наставлений является генерал Ермолов. Они были приняты в качестве законодательных актов, и на их основе в Кабарде была ликвидирована национально-традиционная власть во главе с выборным главным князем и установлена царская колониально-административная власть.

28.   «Адаты балкарцев». Документ составлен князем Голицыным, бывшим начальником Центра Кавказской линии на основе правовых норм, собранных в 1843-44 гг. ротмистром Давидовским, Я. Шардановым у старожилов балкарских обществ. Он является первым сводом законов балкарцев. До этого мы нигде не встречаемся с подобным документом. Однако, в примечаниях Голицын ссылается на древние обряды балкарцев, существовавшие до составления этого документа.

29.   «Адаты черкес бывшей Черноморской и Кубанской кордонных линий 1845 г.». Как видно из примечаний князя Голицына, сделанных к названию документа, свод законов адыгских племен: хамышейцев, черченеевцев, хатукаевцев, темиргоевцев, махошевцев, бесланеевцев, абадзехов, шапсугов, натухаевцев и убыхов, составлен смотрителем Екатеринодарского войскового училища старшиною Кучеровым по показаниям старшин черкесских аулов. Впервые документ опубликован Ф.И. Леонтовичем в первом выпуске сборника «Адаты кавказских горцев» в 1882 г. Учитывая то обстоятельство, что Ф.И. Леонтович при опубликовании свода убрал много примечаний, сделанных Голицыным и имеющих большое значение для истории адыгских племен, мы публикуем рукопись без изменения с примечаниями князя Голицына в таком виде, в каком она хранится в архиве.

«Об адате, о нравах и обычаях племен, обитающих на Северной плоскости Кавказского хребта, на которых этот суд основан (Кабарды, Осетии и Чечни)». Впервые этот свод законов был опубликован в 1882 г. Ф.И. Леонтовичем под названием «Свод адатов горцев Северного Кавказа (Черноморской линии. Кубанской и Терской областей). В нашем издании мы сохранили первоначальное название и публикуем документ в том виде, в котором он хранится в Одесской научной библиотеке им. М. Горького. Обычно-правовые нормы, содержащиеся в своде, собраны капитаном генерального штаба Кавказской линии М. Ольшевским по поручению начальника штаба войск Кавказской линии в 1846-1847 гг. в Кабарде, Осетии и Чечне. В июле 1846 г. начальник штаба Кавказской линии писал, что «капитану Ольшевскому поручено собрать более подробные сведения об адате или суде кабардинцев и других народов», а поэтому к приезду Ольшевского в крепость Нальчикскую «пригласить туда майора Шарданова, от которого можно иметь более положительные сведения об адате, как от человека, знающего русский язык, нравы и обычаи кабардинцев и соседних с ними обществ»[10].

Исходя из этих слов, можно предположить, что Я. Шарданов принимал участие вместе с Ольшевским в составлении настоящего свода.

31.    «Об отношениях крестьян к владельцам у черкес».

Султан-Адыл-Гирей принадлежал к знаменитому роду Крымгиреевых, был одним из образованнейших черкесов того времени. В документе, составленном им по просьбе владельца и его крестьянина, отражены правовые нормы, регулировавшие феодально-крепостнические отношения.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.