Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

С.А. Лугуев, Д.М. Магомедов
ДИДОЙЦЫ (ЦЕЗЫ). ИСТОРИКО-ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. XIX — НАЧАЛО XX ВЕКА
Махачкала 2000
ВВЕДЕНИЕ
Историко-этнографическое исследование отдельно взятого на¬рода само по себе уже важная задача, дающая многогранное, ком¬плексное представление об исторических судьбах, путях развития, особенностях хозяйства, материальной и духовной культуры, се¬мейного и общественного быта того или иного этноса. Кроме того, подобное исследование окажет неоценимую помощь в работе по изучению социально-политической структуры народов Дагестана, особенностей его культурно-исторического развития и связей.
Письменные сведения о дидойцах разбросаны в различных со¬чинениях грузинских, армянских, персидских, арабоязычных и рус¬ских авторов. Сведения эти касаются и военно-политической исто¬рии, и исторической географии, затрагиваются здесь отдельные вопросы общественного быта, материальной культуры, идеологии.
Определенное значение для изучения ранней истории дидойцев имеют сведения греческих и римских писателей (1-П вв. н.э.). В со¬чинениях Плиния (I в.) и Клавдия Птолемея (II в.) наряду с другими народами Кавказа упоминаются и дидойцы (дидуры), которые рас¬полагались на границе с Грузией рядом с тушинами1.
Ценные сведения о дидойцах и сопредельных народах (с древ¬нейших времен до позднего средневековья) содержатся в грузин¬ских источниках. Отсюда же можно почерпнуть отдельные черты их общественного строя и бытовой культуры2.
Для изучения истории и этнографии народа в XVII в. большое значение имеет сочинение царевича Вахушти3. О взаимоотношени¬ях дидойцев с Грузией в период персидских и турецких завоеваний пишет П. Иосселиани4. Ряд вопросов социально-политической исто¬рии Дидо, взаимоотношений Грузии с народами Дагестана, их со¬вместной борьбы против завоевателей нашли освещение в работе
1 Известия древних греческих и римских писателей о Кавказе. Тифлис, 1884 С. 113-167.
2 Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России Описание Осетии, Дзур-дзукии, Дидоэтии, Тушетии, Алании, Джикетии // СМОМПК. Тифлис, 1897. В.12.
3 Вахушти, царевич Грузии. География Грузии. Тифлис, 1904. С. 130-131.
4 Иосселиани П. Исторический взгляд на состояние Грузии под властью царей -магометан. Тифлис, 1849. С. 14.
С. Баратова «История Грузии», в которой, в частности, содержатся краткие характеристики общественного быта и духовной культуры изучаемого народа1. В «Краткой истории Грузии» царевича Давида описаны события, связанные с историей народов Дагестана. Этно¬графического материала в работе чрезвычайно мало2.
Интересные сведения содержат сирийские и армянские источ¬ники, относящиеся к раннему средневековью. Так, в «Армянской географии VII в.» наряду с другими народами Дагестана называют¬ся и дидойцы3. Для освещения вопроса общественного развития да¬гестанских народов, в том числе дидойцев, большое значение имеют сирийские источники. Согласно этим сведениям дидойцы «жили в горах и имели крепости»4.
Большой интерес представляют также сведения, содержащиеся в трудах арабоязычных авторов. В сочинении Балазури «Книга за¬воевания стран» (IX в.) говорится о наличии у дидойцев вождя по имени Дудан5. С ним перекликается и во многом дополняет его ав¬тор X в. Ибн-ал-Факих, который, описывая события VI века, связан¬ные с завоеваниями Хосрова Ануширвана, подчеркивает роль и значение политического объединения Дудан. Что особенно важно -здесь же приводятся сведения, помогающие изучить происхождение жителей Дудан и проливающие свет на отдельные стороны этно¬графии народа6.
В сочинениях известного арабского географа и путешественни¬ка Али-ал-Масуди (X в.) содержатся очень важные сведения о «цар¬ствах» Дагестана, о поселениях, о природных условиях. Несомнен¬ный интерес представляют и его сообщения о религиозных верова¬ниях дидойцев, об их особых обычаях бракосочетания, торговых

1 Баратов С. История Грузии. СПб., 1871. 1-2 тетр.
2 Давид, царь Грузинский. Краткая история Грузии. Тифлис, 1893.
•’ Армянская география VII в. / Пер. Патканова К.П. СПб., 1877; см. также: Патканов К. Из нового списка географии, приписываемой Хоренскому М. // Жур¬нал Министерства народного просвещения. 1883, март. В.226. С.28.
4 Пигулевская Н.В. Сирийские источники по истории народов СССР. М.; Л., 1941.С.165.
5 Балазури. Книга завоевания стран / Пер. Жузе Л. Баку, 1927. С.5-6. Ибн-ал-Факих. Из книги о странах / Пер. Караулова Н.А. // Сведения араб¬ских писателей о Кавказе, Армении и Азербайджане // СМОМПК. Тифлис, 1901. В.31.С.15.
сделках, а также материал о взаимоотношениях дидойцев с Ширва-ном и с другими владениями Закавказья.
Письменные сведения по истории союза сельских обществ Ди-до, относящиеся главным образом к XVШ-XIX вв., содержатся в западно-европейских источниках. Это в основном сведения участ¬ников военных походов и научных экспедиций. Важные историко-этнографические сведения о территории, занятиях населения, тор¬говле, религии >и взаимоотношениях с другими обществами содер¬жит, труд И. Гербера1;
Особый интерес для исследуемой темы представляет работа акад. Гильденштедта2. В ней имеются сведения о составе союза Ди-до, экономике дидойцев и сопредельных народов, политическом управлении, религии, торговле и обычаях. Следует отметить также сведения, характеризующие социально-экономическое и политиче¬ское развитие горцев, их быт и традиционную культуру в первой половине XIX в., которые имеются в трудах Ю. Клапрота3, М.А. Коцебу4, И.И. Норденстама5. Однако надо отметить, что эти сведения очень скупы, отрывочны, авторы их ограничиваются про¬стой констатацией фактов. Ценность их снижается и тем обстоя¬тельством, что сведения эти собирались понаслышке и из других источников, в частности грузинских. По этой причине авторы не всегда смогли разобраться в социально-политическом строе дидой¬цев, в результате чего приходили к неверным выводам. Так, напри¬мер, И.И. Норденстам идеализирует общественный строй дидойцев, называя их объединение «федеративной республикой».
Ценный материал об экономике дидойцев, о взращиваемых зерновых культурах, хуторской системе хозяйства и др. содержится в работе Ф.И. Рупрехта6. Описывая хозяйство дидойцев, он, как нам
1 Гербер И.Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря. 1728г. //ИГЭД. С. 113.
2 Путешествия акад. Гильденштедта И.А. через Россию по Кавказским горам в 1770-73 гг. СПб., 1809.
3 Клапрот Ю. Историческая, географическая и политическая карта Кавказа и провинции, находящиеся между Россией и Персией. Париж—Лейпциг, 1827 // РФ ИИАЭ. Ф.1. ОП.1.Д.17.Л.10.
4 Коцебу М.А. Сведения о джарских владениях. 1926 г. // ИГЭД.
5 Норденстам И.И. Описания Антль-ратля. 1832 г. // ИГЭД.
6 Рупрехт Ф.И. Верхний предел различных культурных растений на Главном Кавказском хребте / Оттиск из записок Императорской Академии наук. 1860. Т.5.
кажется, правильно вскрывает причины упадка земледелия в этом крае.
Во второй половине XIX в. значительную группу литературных источников о дидоицах составляют описания русских авторов, оста¬вивших нам сведения историко-этнографического характера.
Для изучения поставленной проблемы очень важны сведения, собранные Н.И. Вороновым. Особенно ценными являются его све¬дения о формах земельной собственности, занятиях населения, взаимоотношениях с другими обществами, о структуре джамаата1. Ряд вопросов из социально-политической истории Дидо, взаимоот¬ношении народов Грузии и Западного Дагестана, особенностей быта и семьи, духовной культуры, экономического развития нашел осве¬щение и в сочинении Н. Дубровина2. В 80-х годах XIX века в Дидо побывал Е. Марков. Его работа «Очерки Кавказа»3 скорее носит описательный характер с различными дорожными приключениями. При всем своем неприязненном отношении к горцам, он оставил ценные сведения о занятиях населения Дидо, хуторах, жилище, одежде, о своеобразии ведения хозяйства дидойцев. Немало ценных сведений о цунтинцах содержится в трудах Р. Эркерта4 и Е. Вейден-баума5. В их работах имеются сведения о территории, занимаемой дидойцами, о демографии, об их хозяйственной деятельности, тор¬гово-экономических связях с другими народами Дагестана и Гру¬зии. Однако, отметим, что они не смогли разобраться в социальной организации горцев, говорили о них как о «диких племенах».
Много ценных историко-этнографических сведений о дидои¬цах, в частности о формах земельной собственности, формах хозяй¬ства, отходничестве и т.д., относящихся ко второй половине XIX в., освещены в публикациях начала XIX в.6 Из них наиболее ценными являются Акты Кавказской Археографической Комиссии в 12 то-
1 Воронов Н.И. Из путешествия по Дагестану // ССКГ. Тифлис, 1868. В.1.
2 Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. Т.1. Кн.1. СПб., 1871. С.503-504.
3 Марков Е. Очерки Кавказа. СПб.; М., 1887.
4 Эркерт Р. Кавказ и его народы. Лейпциг, 1887 // РФ ИИАЭ. Ф.1. Оп.1. Д.32. Л.5.
5 Вейденбаум Е. Путеводитель по Кавказу. Тифлис, 1888; Его же. Материалы для историко-географического словаря Кавказа // СМОМПК. Тифлис, 1894. В.20.
6 Весь Кавказ / Редакция и издание А.С. Шапсович. Баку, 1914.
мах, в которых содержится большой фактический материал, харак¬теризующий социально-экономическую и политическую историю Дидо, сведения об управлении и судопроизводстве и др.1
Одной из интереснейших работ дореволюционных авторов, по¬священных описанию быта горцев Дагестана в целом, дидойцев в частности, является труд Е.И. Козубского2. Он дает подробный пе¬речень союзов сельских обществ Дидо, указывает количество домов и населения, рассматривает различные стороны экономической жизни дидойцев и описывает военно-политические события, кото¬рые происходили на данной территории.
Летом 1910 года А.К. Сержпутовский был командирован этно¬графическим Отделом Русского Музея в Андийский округ для сбора историко-этнографического материала о дидоицах. Несмотря на не¬которые недостатки и неточности, в целом А.К. Сержпутовскому удалось собрать интересный материал о дидоицах: о жилищах, за¬нятиях населения, трудностях ведения хозяйства, о земледельче¬ском календаре, ремесленном производстве, пище, об одежде наро¬да. Интересны его сведения об общественном строе дидойцев, где еще в начале XX века сохранились институты более ранних этапов развития общества. В конце работы автор дает краткий словарь ди-дойского языка3.
Историко-этнографическое изучение дидойцев продолжалось и в советское время. В 1926-1927 гг. с целью историко-этнографического исследования дидойцев в Дагестан прибыла К.П. Данилина. В результате поездок она смогла собрать ценный этно¬графический материал по дидойцам, в частности о жилище, одежде, пище, сельскохозяйственном календаре, свадебных обрядах, об обычаях и т.д.4.
Значительный интерес для нашего исследования представляет статья И.В. Мегрелидзе «Дидойцы и название «Дидо»5. В ней автор
‘АКАК. Т. 1-12. Тифлис.
2 Козубский Е.И. Дагестанский сборник. Темир-Хан-Шура, 1902. В.1.
3 Сержпутовский А.К. Поездка в Нагорный Дагестан. Петроград, 1917. С. 273-300.
4 Данилина К.П. Этнографическое обследование Дидо. Махачкала, 1928 // РФ ИИАЭ. Ф.5. Оп.1. Д.71.
5 Мегрелидзе И.В. Дидойцы и название «Дидо» // Труды Тбилисского госу-
7
правильно определил характер и уровень экономического развития Дидо, остановился на высказываниях различных ученых об этимо¬логии термина «Дидо». В статье «Археологические находки в Ди-до» он в целом правильно определил место и назначение горы Ки-дилишан (Гора кукол) в ритуально-культовой жизни народа. Заслу¬живает внимания также и работа И.А. Джавахишвили, где он, рас¬сматривая проблемы истории Грузии, попутно останавливается на вопросе об этногенезе чеченских и дагестанских племен, затрагивая в частности и дидойцев1. Серьезным вкладом в изучение народов Андо-цезской группы явилась работа Е. Шиллинга2, в которой ав¬тор, в частности, сосредоточил свое внимание на выяснении струк¬туры тухума, межтухумных отношений, тухумной собственности. Особое значение для правильного понимания характера социальных отношений, господствовавших в Дидо и Капуча в XVIII — нач. XIX вв., имеет вывод Е. Шиллинга о том, что «во второй половине XIX века процесс феодализации только-только зарождался и не был еще сколько-нибудь твердо оформлен»3. Большой интерес представляют также выводы В. Минорского относительно политического объеди¬нения Дидо в раннем средневековье4.
В научно-теоретическом плане и с точки зрения непосредст¬венного решения проблем настоящего исследования чрезвычайно важна коллективная фундаментальная работа группы ведущих ис¬ториков Дагестана5, а также работы Р.М. Магомедова6, Х.О. Хашае-ва , С.Х. Асиятилова, М.Р. Гасанова8 и др., коллективное исследо-
дарственного учительского института им. А.С. Пушкина. Тбилиси, 1941. С. 175-187; См. его же: Археологические находки в Дидо // САЛ951. №15.
Джавахишвили И.А. Основные историко-этнографические проблемы Гру¬зии, Кавказа и Ближнего Востока древнейшей эпохи // ВДИ. 1939. №4. С. 47.
2 Шиллинг Е. Народы Андо-цезской группы // РФ ИИАЭ. Ф.5. Оп.1. Д.37.
«* Там же.
4 Минорский В. Очерки по истории Кавказа // РФ ИИАЭ. Ф.1. Оп.1. Д.321. Л 13.
5 История Дагестана. М, 1968. Т.1.
6 Магомедов Р.М. Общественно-экономический и политический строй Даге¬стана в ХУШ-начале XIX века. Махачкала, 1957.
7 Хашаев Х.О. Общественный строй Дагестана в XIX веке. М., 1961. Асиятилов С.Х. Историко-этнографические очерки хозяйства аварцев. Ма¬хачкала, 1967; Гасанов М.Р. Исторические связи Дагестана и Грузии. Махачкала,
вание дагестанских этнографов по материальной культуре аварцев и др.
Значительная научная работа по историческому и этнографиче¬скому изучению проделана Д.М. Магомедовым. В ряде статей им освещаются вопросы социальных и земельных отношений, ремесел и промыслов, духовной культуры народа в ХУ1П-Х1Х вв.2. Ряд его научных разработок по дидойцам историко-этнографического и ис¬торического характера хранятся в Рукописном фонде Института ИАЭ ДагНЦ РАН3.
В работе использованы документы архивных фондов, находя¬щихся в основном в ЦГИА ГР и ЦГА РД. Большую ценность для характеристики политического строя дидойцев в исследуемый пе¬риод имеет фонд 229, оп. I, д. 13 — «Проект положения о сельских обществах, их общественном управлении в Дагестанской области».
В фонде 416, оп. 3 имеются ценные сведения для разработки социальной истории дидойцев.
Большое значение для характеристики экономического поло¬жения дидойцев, аграрных отношений, взаимоотношений с другими народами, ремесленного производства, торговли имеют материалы фондов «Начальника канцелярии главноначальствующего по воен¬но-народному управлению Кавказского края» (ф. 229, оп. 2, д.д. 355, 515; ф. 231, д.д. 104, 299, 360,208), «Правителю Грузии от Телавско-го управляющего (рапорты)» (ф. 16, оп. I, д.д. 641, 170), «Капучин-скому лезгинскому обществу или так называемому Дидоевскому» (ф. 16, оп.1, д. 1872).
Особое место среди архивных документов занимает «Посемей¬ный список жителей Дидойского наибства Андийского округа 1886 г.» (ф. 21, оп. 5, ед.хр. 114, л.. 1-342, ЦГА РД), где имеются сведения о количестве скота, земли и о формах земельной собственности.
1 Материальная культура аварцев. Махачкала, 1967.
2 Магомедов Д.М. Земельные отношения в Дидо в XVIII — нач. XIX вв. // Во¬просы истории и этнографии Дагестана. Махачкала, 1974. В.5.; Его же. Историче¬ские сведения о дидойцах // Вопросы истории Дагестана. Махачкала, 1975. В.2.; Его же. Занятия населения Дидо в XVIII — нач. XIX в. // Вопросы истории Дагеста¬на. Махачкала, 1975. В.З.; Его же. Социально-экономическое развитие союзов сель¬ских общин Западного Дагестана в XVIII — нач. XIX вв. // Развитие феодальных отношений в Дагестане. Махачкала, 1980 и др.
3 См.: РФ ИИАЭ. Ф.З. Оп.1. Д.157, 192, 218, 233, 247, 276 и др.
9
Немаловажное значение для изучения состава союза Дидо, а также данные о количестве населения, хозяйств и скота имеют так¬же ежегодные отчеты начальника Андийского округа (ф. 2, оп. I, ед.хр. 27).
Глава I КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК ДИДО
Цезы, ц1унт1ал, дидойцы — одна из народностей Дагестана, род¬ственная аварской группе, занимающая территорию юго-западного Дагестана (нынешний Цунтинский район). Цезы — самоназвание ди-дойцев (це| — орел, цезы — жители орлиного края). Аварцы называют их ц1унт1ал, а территорию их — Щунт1а. Происхождение названия связано с языком андийской группы народностей.
«Дидо» и производное от него «дидойцы» — слово грузинское. Относительно происхождения этого термина высказывались самые различные предположения1. Так, академик Н.Я. Марр считал, что «дидо — усеченная форма имени Дидир, Дидур. Последняя форма, по мнению ученого, имеет в топонимике Дидо свое спирантное со¬ответствие в названии Китури (селение в обществе Иланхеви): по-дидойски это звучит как «Кито» вместо «Китор», как и слово «Ди¬до» вместо «Дидир», «Дидур». М.Г. Джанашвиили в термине «Ди¬до», «Дидур» усматривает грузинское слово сйсН — большой2. А.М. Дирр пишет, что Дидо — это грузинское слово, означающее «вели¬кан»3. В связи с этим большой интерес представляет утверждение Г.А. Меликишвили о конфедерации племен Диаухи, среди которых имеется племенное объединение.
Согласно этнографическому материалу в прошлом территория Дидо была густонаселенной. Об этом свидетельствуют многочис¬ленные остатки разрушенных поселений. По рассказам старожилов большое количество дидойцев было увезено и продано в рабство кизылбашами. Численность населения значительно сократилась и в результате частых нападений со стороны грузинских феодалов. На территории Грузии во второй половине XVIII в., согласно докумен¬там, проживало 4000 дидойских семейств, взятых в плен в XVII-XVIII вв5.
1 См.: МегрелидзеИ.В. Дидойцы и название Дидо //Труды Тбилисского госу¬дарственного учительского института. Тбилиси, 1941. Т.У. С. 186.
2 Там же. С. 185.
3 Дирр А.М. Современные названия кавказских племен // СМОМПК. Тифлис, 1909. Вып.40. С. 22.
4 Меликишвили Г.А. Диаухи // ВДИ, 1950. №4. С. 26.
5 Цанарели А. Новые архивные материалы для истории Грузии XVIII столетия
11
Наиболее ранние сведения о количестве хозяйств дидойцев мы находили у Клапрота. Он пишет, что в «республике Дидо и Унзо», живущих у истоков Самура, число семейств составляет — 45001. Правда, Ю. Клапрот ошибочно объединяет Дидо и Унзо: общество Унзо в составе 3-4 аулов в исследуемый период входило в состав Капучинского общества. Относящиеся ко второй половине XIX века источники о народонаселении территории Дидо довольно противо¬речивы. Так, А.В. Комаров насчитывает в Дидо 1184 дворов с насе¬лением 4010 чел.2. В 80-е годы XIX века Эркерт писал, что в Дидо было всего 9000 чел.3. По архивным данным (на наш взгляд наибо¬лее достоверным) в 1896 году здесь насчитывалось более 5000 чел.4. Согласно сведениям, извлеченным из посемейных списков Закав¬казского края, в Дидо на конец века насчитывался 971 двор5.
Союз Дидо с юга граничил с Кахетией, на западе — с Тушетией, на севере и северо-западе — с обществом Ункратль, восточными со¬седями дидойцев были капучинцы. Территория Дидо окружена гор¬ными хребтами: на юге Главный Кавказский, на востоке тянутся Богосский и Мичитлинский хребты, на северо-западе возвышаются отроги Перикительского хребта. Поверхность Дидо сильно расчле¬нена на множество ущелий, главными из которых являются Асах, Иланхеви, Сабакинусхеви. По главным ущельям текут реки, одно-именые с названиями этих ущелий. Все они сливаются в местности Шаури, образуя бурную реку Митлуда или Щунт1адерил г!ор, кото¬рая в свою очередь, в урочище Сагада, соединяется с Тушинской Лазанью. Кроме вышеперечисленных рек по всем малым и большим ущельям Дидо текут маленькие речки.
Археологические материалы свидетельствуют о древнейшем освоении человеком данного региона. Так, например, в своей работе
// Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1883. 4.22, январь. С. 129.
1 Клапрот Ю. Историческая, географическая и политическая карта Кавказа и провинций, находящихся между Россией и Персией. Париж, Лейпциг, 1827 // РФ ИИАЭ.Ф.1. Оп.1.Д.10.
2 Комаров А.В. Народонаселение Дагестанской области // ЗКОРГО. Тифлис, 1873.В.8. С. 12-13.
3 Эркерт Р. Кавказ и его народы. Лейпциг, 18,86 // РФ ИИАЭ. Ф.1. Оп.1. Д.5. «ЦГАРД. Ф.2. Оп.1. Д. 10. Л.9.
5 Дагестанская область // Свод статистических данных о населении Закавказ¬ского края, извлеченных из посемейных списков 1886. Тифлис, 1886.
12
А.А. Иессен перечисляет вещественные памятники, обнаруженные на территории Дидо1. Коллекция находок в основном включает бронзовые фигурки людей и животных, которые А.П. Круглов счи¬тает схожими с инвентарем Казбековского клада и датирует УЧУ вв. до н.э.2. Во время археологических работ на культовой горе Ки-дилишан (Гора кукол) И.В. Мегрелидзе также обнаружил большое количество бронзовых статуэток. «Обращает на себя внимание то обстоятельство, что подобные изображения, — пишет он, — распро¬странены в горных местностях Кавказа (Сванетия, Казбек, Тушетия, Хевсуретия). Они напоминают некоторые кавказские, урартские и сирийские изображения»3.
Д.М. Атаев после анализа памятников Бежтинского могильника (У1-УШ вв.) пришел к следующему выводу. «Культура дидойских районов, представленная инвентарем Бежтинского могильника, не¬смотря на бурное развитие, сохранила ряд архаических черт и отли¬чается от культуры не только собственно Аварии, но и всего горно¬го Дагестана»4.
Как известно, во II тысячелетии до н.э. в районе озера Ван и Месопотамии образовались государства Миттани и Хурри. В конце П тысячелетия до н.э. они распались под ударами Ассирийской во¬енной державы. Согласно утверждению Г.А. Меликишвшш, после этого вплоть до возникновения в середине IX в. до н.э. Урартского царства, самым мощным политическим образованием становится царство Диаухи5. В этой связи интересны сообщения автора о пле¬менном составе страны Диаухи, где вместе с другими племенами упоминается и сНсНш6.
Во второй половине первого тысячелетия мы встречаем дидой-
1 Иессен А.А. Работы на Судаке: Отчет о работах // Известия ГАИМК. М.; Л., 1935. В.ПО. С.34-35.
2 Круглов А.П. Культовые места горного Дагестана // КСИИМК. М.; Л., 1946. В.12. С. 38.
3 Мегрелидзе И.В. Археологические находки в Дидо // СА. 1951. №15. С. 287-288.
4 Атаев Д.М. Основные итоги историко-археологического изучения средневе¬ковой Аварии // УЗ ИИЯЛ. Махачкала, 1965. В.6. С. 192.
5 Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 26. ‘ Там же. С. 39.
13
цев в повествованиях грузинских летописей на северо¬восточной территории современной Грузии, в Кахетии.
Народная легенда повествует, что дидойцы во главе с могуще¬ственным вождем по имени Дидо располагались в районе Телав. В результате упорной борьбы (неизвестно с кем) Дидо был убит, а на¬род переселился на современную территорию Дидо1. Возможно, по¬этому упомянутые выше племена и племенные объединения, в том числе ёкН, (НсНш, были постепенно вытеснены с территории Южно¬го .Закавказья, т.е. с юго-восточной части современной Грузии, где локализует их Г.А. Меликишвили2. Видимо не случайно И. Алиев в своей работе «История Мидии» связывает кидеринцев нынешнего Дунганского района с кетарийцами, от которых албанский летопи¬сец производит самих албанцев, и на языке которых говорила часть населения Атропатены. Он же считает возможным, что андийцы тоже являются переселенцами с юга3. Такого же мнения придержи¬вается и Г.А. Меликишвили .
В конце I тысячелетия до н.э. в начале нашей эры дидойцы упоминаются в трудах античных авторов (Плиний, Плутарх). Они локализуют их на северных границах Грузии, т.е. на той же терри¬тории, где они проживают поныне. «С первых веков нашей эры, -пишет Р.М. Магомедов, — дидойцы начинают играть значительную роль в Закавказских событиях и в особенности в событиях Восточ¬ной Грузии»5. Грузии необходимо было укрепить свои северные границы, для чего она установила дружеские отношения с горцами Кавказа, в том числе с дидойцами. Грузинские летописи этой эпохи подчеркивают наличие подобных отношений между иберийцами и горцами, в частности и в «Картлис Цховреба» повествуется о древ¬нейших событиях, и в качестве северных соседей называются «ле¬ки», «овсы», «дурдзуки» и «дидойцы» .
Располагаясь на стыке Дагестана с Закавказьем, дидойцы при-
1 Вахушти Багратиони. География Грузии. Тифлис, 1904. С. 130-131.
2 Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. Тбилиси, 1959.
3 Алиев И. История Мидии. Баку, 1960. С. 66.
4 Меликишвили Г.А. Наири-Урарту. Тбилиси, 1954. С. 141-142.
5 Магомедов Р.М. История Дагестана. Махачкала, 1968. С. 57.
6 Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России — описание Осетии, Дзурдзукии, Дидоэтии, Тушетии, Алании и Джикетии // СМОМПК. Тифлис, 1897. В.22. С. 1-58.
14
нимали активное участие в политической жизни народов Кавказа. Так, например, цари Грузии Азорк и Армазели (87-103 гг н.э.) при¬гласили себе на помощь против армянского царя Арташана всех горцев. «С этой целью прибыли в Грузию цари Овсетии — два брата, Базук и Анбазук, с войсками овсетскими, джикетскими и пачанин-ским, также царь леков, который привел с собою дурдзукцев и ди¬доицев»1.
Дидойцы были известны также армянским авторам. Перечисляя горские племена, выставившие свои войска против правителя Ар¬мении, они называют и дидоицев, додоев2.
Автор VI в. Захарий Ритер, перечисляя народы Кавказа, упоми¬нает и страну Даду. Ценность данного сообщения заключается в том, что впервые очевидец события сообщает не о племени диди, дидури, как предшествующие авторы, а называют страну Даду, ло¬кализуя ее примерно там же, где позднее мы встречаем дидоицев. Автор называет дидоицев в числе оседлых народов Дагестана, про¬тивопоставляя им 13 других, живущих в кибитках (кочевников)3.
Вполне определенно о политической самостоятельности ди¬доицев говорит арабский путешественник и географ X века Масуди. «Оплотом царства Ширвана служит царство лакзов, — читаем мы, — многочисленного племени, живущего на вершинах этих гор. Среди них есть кяфиры и неподчиненные власти Ширвана по имени дуда-нийцы. Они язычники и независимы.»4. Серьезного внимания за¬служивает предположение В.Ф. Минорского. «Вероятно термин ал-Дудания, — пишет он, — включал группу так называемых племен, кроме собственно Дидо. Такие племена, — продолжает исследова¬тель, — всегда стремились расширить свои владения за счет бассей¬нов Куры и таким образом представляли опасность для Ганджи. Крепость, сдерживавшая натиск Дидо, лежала, должно быть, между Ширваном и территориями, контролируемыми царем Кахетии»5.
Там же. С. 16.
2 См.: Гасанов М.Р. Из истории дагестано-грузинских взаимоотношений (с древнейших времен до XIV в.). Автореф. дисс…. канд.ист.наук. Махачкала, 1968.
3 Пигулевская Н. Сирийские источники по истории народов СССР. М.; Л., 1941. С. 165.
4 Али ал-Масуди. Из книги: «Луга золота и родники драгоценных каменй». Гл. XVII // СМОМПК. Тифлис, 1908. В. 38. С. 42.
5 Минорский В.Ф. Очерки по истории Кавказа // РФ ИИАЭ. Ф.1. Оп.1. Д.321. Л. 13.
15
Все это говорит о том, что термин «Даду» объединял различные союзы племен и их территории. Строительство оборонительных со¬оружений Хосроем Ануширваном для защиты с севера свидетельст¬вует о значительной силе конфедерации племен Дидо.
Таким образом, имеющиеся сведения дают нам возможность заключить, что упоминаемые в источниках дидойцы, дидои, дидури представляли собой политический союз, имевший торговые и поли¬тические связи с другими народами. Об их торговых сделках сооб¬щает нам тот же Масуди1.
Находясь на границе с Грузией, дидойцы не остались в стороне от миссионерской деятельности грузинских царей. Общеизвестно, что в IV веке при картлийском царе Мириане христианство было объявлено государственной религией. С этого периода грузинские цари делали многое, чтобы распространить христианство в горах Кавказа. Согласно устной традиции в сел. Силди (общество Ун-кратль) сохранилось название местности «Гъ1ат1анлъи гох!» — ме¬сто, где была расположена церковь. В местности Элиль в сел. Хама-итль (общество Иланхеви) до настоящих дней сохранились строи¬тельные остатки церкви, разрушенной якобы кизылбашами. Соглас¬но сведениям, дошедшим до нас, христианские церкви были по¬строены в Анцухе и Цахуре . Миссионерская деятельность целиком и полностью зависела от внешнеполитического положения как Гру¬зии, так и Дагестана. Не раз приходилось священникам и правите¬лям Грузии не насаждать здесь христианство, а уже восстанавливать его. «Дидойцы и другие горские народы Кавказских гор, живущие по ту сторону реки Алазани, т.е. по левому берегу ее, по его (Бла¬женного Авива — М.Д.) проповедию и чудесами отстали ос огне-служения и вошли снова в недра церкви христовой»3.
Встает вопрос о степени распространения христианства среди жителей юго-западного Дагестана. Несмотря на все усилия грузин¬ских проповедников им не удалось насадить христианство в горах Дагестана. Христианство, пользовавшееся неустойчивым успехом среди дидойцев, не смогло искоренить их первобытные воззрения. Древние религиозные верования у дидойцев вновь широко возроди-
1 Там же. ,
2 Известия грузинских летописей… С. 50.
3 ЦГИА Грузии. Фонд Жордания. Д. 16. С. 1, 2.
16
лись после татаро-монгольского, а затем персидских и турецких нашествий и упадка миссионерской деятельности грузинской церк¬ви. «Грузия после продолжительных страданий и неравной за свою независимость борьбы с окружающими его могущественными му¬сульманскими государствами, подверглась игу мусульман, и таким образом, лишилась возможности поддерживать насажденное ею в горах христианство. Горцы были представлены самим себе»1. Таким образом, христианство начало постепенно слабеть, так что «… через несколько веков у всех почти горцев, не имевших грамотности и священного писания на родном языке, осталось лишь одно суевер¬ное почтение воспоминаниями христианских обрядов» .

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.