Санкт-Петербургский государственный университет
Ломакина Ирина Борисовна
ЭТНИЧЕСКОЕ ОБЫЧНОЕ ПРАВО: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ
специальность: 12.00.01 — теория и история права и государства; история учений о праве и государстве
Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук
Санкт-Петербург 2005
Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного
университета
Научный консультант:
доктор юридических наук, профессор Дженевра Игоревна Луковская Официальные оппоненты:
доктор юридических наук, профессор Владимир Георгиевич Графский доктор юридических наук, профессор Виктор Матвеевич Боер доктор юридических наук, доцент Юлия Владимировна Сорокина
Ведущая организация: Санкт-Петербургский университет МВД России
Защита состоится «22» декабря 2005 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.232.31 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199026, г. Санкт-Петербург, В.О., 22-линия, дом 7.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. A.M. Горького при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7/9.
Автореферат разослан «_ J »
2005 г.
Ученый секретарь
Диссертационного совета
Доктор юридических наук, профессор
А. В. Поляков
Актуальность темы исследования. Для современного этапа развития мирового сообщества характерны две противоположные тенденции: с одной стороны, вовлечение национальных государств, а значит, и национальных правовых систем в глобализацию, интеграцию в единый мировой комплекс на основе рыночной экономики и либерально-демократической системы ценностей, с другой — усиление национальной идентификации, национальной фрагментации и национального обособления традиционных обществ,
Первая тенденция (глобализационная) сопровождается размыванием социокультурного, в том числе и соционормативного своеобразия народов. Культивированием «духа глобализма» в национальном пространстве занимаются транснациональные корпорации, национальные правительства стран базирования транснационального капитала и представители «международной бюрократии». Названные субъекты международной политики последовательно реализуют идею унификации глобального пространства, желая придать ему гомогенность в экономической, политической и правовой жизни.
Противоположную тенденцию являет процесс национальный (этнический), сопровождающийся поиском дальнейшего национального развития государств, не желающих терять свою культуру, в том числе и правовую. Сохранение культуры «объединяемых» народов как целостных национальных общностей предполагает в качестве необходимого условия наличие у них особых коллективных прав, юридическое закрепление которых, в свою очередь, является одной из сторон развития демократии.
Обозначенные процессы захватывают и Россию. С одной стороны, она выступает как единое государственное суверенное образование и в этом смысле подвергается международной унификации. С другой стороны, Россия сама является унифицирующим началом по отношению к различным народам, населяющим её, в том числе и к сибирскому аборигенному населению. На сегодняшний день его положение кратко может быть проиллюстрировано следующими цифрами. Показатели жизнеобеспечения многих этнических групп
в Сибири сравнимы с теми, что были 100 лет назад. По разным оценкам от 30 до 70% всего населения региона находятся вне экономики, их трудовая активность реализуется в рамках натурального хозяйства и направлена на собственное жизнеобеспечение. Среди коренных народов доля такого населения в отдельных поселениях доходит до 95%. Почти 90% населения Сибири оказалось за чертой бедности.2 Под воздействием изменяющихся условий жизни трансформируется ментальность населения, это выражается в росте числа преступлений в сфере природопользования (браконьерство, сбор редких растений, занесенных в Красную Книгу). Динамика правонарушений показывает, что с 1997 по 2002 г. только в Республике Бурятия процент экологических преступлений увеличился по сравнению с 1997г. почти в шесть раз. Примечательно то, что каждое седьмое экологическое преступление в Российской Федерации, связанное с незаконной порубкой леса, совершается в Бурятии.3 Примерно такая же картина наблюдается и в других регионах Сибири.
В Республике Тыва за 2003 г. органами внутренних дел было зарегистрировано 9030 преступлений, что на 20,6% больше, чем в 2002 г. В расчете на 10 тысяч населения приходилось 290 преступлений. Из общего числа зарегистрированных преступлений основная часть — тяжкие и особо тяжкие. Более половины (71,7%) всех преступлений совершены лицами, нигде не работающими. Социально опасных размеров достигла наркомания. В 2003 г. зарегистрировано почти в полтора раза (на 46%) больше преступлений, связанных с оборотом наркотиков, чем в 2002 г. Средняя продолжительность жизни мужчин (среди коренного населения) в Сибири — 47 лет .4
Такое положение дел во многом связано с тем, что в рамках территории Сибири исторически сформировался особый социокультурный этниче-
1 Попков Ю. В. Проблемы современного этносоциального развития народов Сибири //Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник. Новосибирск, 2004. Вып. 6. С. 44.
2 Донской Ф. С. Социальное государство и коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока: проблемы и перспективы. Якутск, 2002. С. 11-16.
Басаев Д. В. Охрана лесов: уголовно-правовые и криминологические аспекты (по материалам Республики Бурятия). Автореф. дис. …канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 3.
4 Социально-экономическое положение Сибирского федерального округа в 2003 году. М, 2004. С.69.
ский тип и особая соционормативная этническая культура, которая в современных условиях недостаточно учитывается, а в ряде случаев происходит и прямое разрушение этнических стереотипов обычно-правового поведения. Это, в свою очередь, ведет к тотальной деградации и маргинализации аборигенного населения. Поэтому изучение соционормативной культуры (в первую очередь, обычного права сибирских этносов) в совокупности с учетом материальных условий и соответствующей ментальиости позволит лучше понять и осмыслить современные процессы в сибирском регионе и ответить на многие актуальные вопросы современности, в том числе и входящие в предмет теории права.
Научная актуальность темы обусловлена тем, что, во-первых, необходимо понять онтологические и аксиологические аспекты обычного права, выяснить, что есть обычное право вообще, как общественный феномен, каковы его сущностные признаки. Во-вторых, осмыслить, что есть этническое обычное право (как первая фаза современного национального позитивного права). Понимание современного государственно организованного права невозможно вне его генезиса, вне первоначальных форм возникновения и развития. Такой первоначальной формой возникновения и развития современного позитивного права является этническое обычное право.
Кроме того, процесс формирования государственно организованного права не может быть никогда завершен, и одним из проявлений его незавершенности оказывается рождение новых обычно-правовых форм как в публично-правовой, так и в частно-правовой сферах, а также их законодательное оформление. Однако законодательное закрепление обычно-правовых форм не означает, что современная система права получила свое завершение. Ее несовершенство порождает новые обычаи, которые в свою очередь снова и снова вплетаются в ткань современной правовой практики, в том числе и законодательной.
В-третьих, ни в теории права, ни в истории права до сих пор не выдвинуто емкого определения понятия обычного права, включающего его сущно-
стные признаки. Теоретические и исторические исследования обычного права изобилуют аналитическими категориальными оппозициями «обычай — закон», «несанкционированный обычай — санкционированный обычай», «обычное право — современное право», «обычно-правовая система — система законодательства» и т.п. Очевидно, что такие категории безлики, бедны содержательно и абстрактны. Использование этих категорий вытесняет из фокуса исследовательского внимания атрибутивные характеристики обычного права и всех его проявлений, его внутреннюю обусловленность, особенности институциональной структуры, которая исторически воспроизводится в соответствии с материальными условиями жизни и ментальными репрезентациями того или иного этноса.
В-четвертых, изучение этнического обычного права в традиционных обществах (исторически не ориентированных на рыночную экономику) теоретически актуально потому, что отсутствуют разработанная концепция включения обычно-правовых систем в государственно организованное право и какая-либо методология оценки эффективности такого рода включения.
В-пятых, изучение этнического обычного права актуализирует понимание именно российской национальной специфики и дает основание для научной оценки либеральных теорий и глобалистских проектов с точки зрения степени и характера их применимости в современных условиях. .
С учетом вышеизложенного можно утверждать, что создание научной концепции, раскрывающей онтологическую и аксиологическую сущность обычного права в традиционных обществах и, в частности, в обществах сибирских коренных народов в ретроспективе и в перспективе, — это крупная актуальная научная проблема, не нашедшая вплоть до настоящего времени своего развития в теоретико-правовом дискурсе.
Степень научной разработанности темы. Обзор научной литературы показывает, что разработкой проблем обычного права в теоретико-методологическом ключе занимались и занимаются представители различных правоведческих научных школ (исторической, психологической, этатистской,
социологической). В общетеоретических работах ученых-юристов не содержится анализа проблем этнического обычного права применительно к социальной практике тех или иных народов за исключением, пожалуй, исторической школы права (анализировалось германское обычное право). Поэтому в диссертации использовался целый ряд работ этнологической и антропологической направленности: труды Л. Леви-Брюля, К. Леви-Строса, Б. Малиновского, Ж. Малори, М. Мосса, М. Мид, А. И. Першица, А. Р. Редклифф-Брауна, М. Стингла, С. А. Токарева, Ю. И. Семенова, Д. Дж. Фрезера, Р. Шведера, Э. Э. Эванс-Причарда и др. Привлекались труды сибирских ученых А. Ф. Ани-симова, И. Вамбоцыренова, Г. Григоровского, Л. М. Дамешека, Б. О. Долгих, С. Г. Жамбаловой, Е. М. Залкинда, В. А. Зибарева, Д. Кочнева, М. Кроля, Б. Э. Петри, А. Потаниной, Л. П. Потапова, В. Л. Приклонского, В. Л. Серошев-ского, М. Н. Хангалова, П. Т. Хаптаева, А. А. Хараева, П. П. Хороших, П. Худякова, Б. Д. Цибикова и др. Вместе с тем для этих трудов характерна преимущественно эмпирическая направленность. Эмпирическую направленность носят и работы историков права В. В. Увачана, М. Н. Игнатьевой, А. Т. Туму-ровой, Г. А. Тюньдешева. В них авторы, используя социальную практику (В. Увачан — эвенков, М. Н. Игнатьева — якутов, А. Т. Тумурова — бурят, Г. А. Тюньдешев — хакасов), описывают обычно-правовую соционормативную систему в определенных хронологических и территориальных рамках. Однако и эти работы, будучи историко-правовыми, не выходят на тот уровень обобщения, где исследуются онтология и аксиология обычного права.
Представляют интерес общие исторические монографии по проблемам обычного права коренных народов Сибири: «Материалы по юридической этнографии малых народов Севера» и «Обычное право народов Сибири: буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы».5 Весьма ценными для исследования оказались материалы международных конгрессов по обычному праву и правовому
5 Материалы по юридической этнографии малых народов Севера. Томск, 1993; Обычное право народов Сибири (буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы) /Сост. и автор комментариев В. В. Карлов. М., 1997.
плюрализму, учрежденных по инициативе Международного союза антропологических и этнологических наук и Института этнологии и антропологии РАН.6 Но и они не имеют своей целью теоретическое осмысление природы правовых феноменов (правовых обычаев — первоосновы любой национальной государственно организованной правовой системы), стало быть, не дают представления о характере базовых, значимых проблем, лежащих в плоскости именно теории права.
Таким образом, очевидна необходимость специальной разработки темы, выбранной для диссертационного исследования.
Объект и предмет исследования. Объектом исследования является обычное право во всем многообразии его социокультурных источников и форм.
В качестве предмета диссертационного исследования выступает этническое обычное право сибирских народов, исторически придерживающихся традиционного образа жизни и подвергающихся в процессе своего исторического развития аккультурации.
Цель и задачи диссертационного исследования. Цепь настоящего диссертационного исследования состоит в разработке теоретико-методологических основ и концептуального аппарата теории этнического обычного права. Данная цель конкретизируется в следующих задачах:
1) обосновать новое методологическое основание обычного права;
2) предложить плюралистический подход к раскрытию феномена обычного права и продемонстрировать его перспективы применительно к традиционным обычно-правовым системам сибирских этносов;
3) исследовать сущностную характеристику обычного права в системном и функциональном аспектах;
6 См., напр.: Homo Juridicus. М., 1997; Обычное право и правовой плюрализм (материалы XI Международного конгресса по обычному праву и правовому плюрализму август 1997 г., Москва). М., 1999;4 Человек и право. Материалы летней школы по юридической антропологии. М., 1999; Обычай и закон: Исследования по юридической антропологии. М., 2002.
4) выявить механизмы институционализации обычного права в общетеоретическом и прикладном аспектах;
5) раскрыть взаимосвязь процессов институционализации обычного права в частности и социального порядка в целом;
6) на основе вариаций письменной и бесписьменной культуры выявить особенности объективаций обычно-правовых институтов у сибирских этнических сообществ, обрисовать их картину мира и выявить особенности обычно-правового сознания;
7) определить первичные (реальные) и вторичные (формальные) источники обычного права в общетеоретическом и прикладном аспектах, т.е. применительно к этносоциальному развитию сибирских этносов;
8) обозначить виды обычно-правовых отношений и дать с учетом их особенностей соответствующую классификацию;
9) рассмотреть обычно-правовую систему с точки зрения обычно-правовых отношений, обычно-правовых норм и объективированной обычно-правовой информации;
10) показать специфику элементного состава обычно-правовой системы и системы обычного права;
11) определить субъектный состав обычно-правовых отношений;
12) выявить наиболее типичные механизмы правовой коммуникации в традиционных обществах;
13) проанализировать степень совместимости либеральных ценностей с ценностями традиционных обществ;
14) проследить процесс институциональной трансформации обычно-правовых систем в общетеоретическом и прикладном значениях, т.е. применительно к жизненным условиям сибирских этносов;
15) выявить типичные варианты трансформации обычно-правовых систем и предложить её наиболее адекватный вариант.
Теоретическую и методологическую основу диссертации составляет социологическая феноменология, являющая синтез классических и некласси-
ческих подходов и методов. Это в свою очередь обусловливается (принципиальный момент авторских рассуждений) ограниченностью любого типа объяснений, потому что ни один узкоспециальный анализ не может при современном состоянии развития соответствующих наук привести к единственно правильным выводам, научно выверенным утверждениям.. Поэтому представляется, что только на базе неклассической методологии (социологической феноменологии) возможен адекватный анализ обычного права. ..
Наиболее широко применяемыми в диссертации методами были: исторический, антропологический, социологический, системный, сравнительный (диахронный и синхронный), герменевтической реконструкции и др.
Теоретический анализ обычного права предполагал и научную проработку основных концептуальных положений смежных наук гуманитарного профиля. В связи с этим использовались труды Аристотеля, С. С. Аверинцева, М. М. Бахтина, П. Бергера, Н. А. Бердяева, Ж. Бодрийяра, М. Вебера, Г. В. Ф. Гегеля, Л. Гейгера, Т. Гоббса, Э. Гуссерля, Э. Кассирера, Д. Локка, Ю. М. Лотмана, Т. Лукмана, Н. Лумана, К. Маркса, Ш. Монтескье, Р. Пайпса, Т. Парсонса, Платона, П. Тейяра де Шардена, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, М. Т. Цицерона, О. Шпенглера, А. Щюца, Ф. Энгельса, К. Ясперса и др. Применялись также идеи этнолингвистической теории В. В. Колесова, Ю. И. Прохорова, Ю. А Сорокина. В диссертации использовались положения социальной психологии (В. Вундт, Ч. X. Джадц, И. Кон, М. Коул, Г. Тард, В. Франкл, 3. Фрейд, Э, Фромм, К. Хорни, К. Г. Юнг и др.); политической антропологии (Ж. Баландье); антропологии права (Н. Рулан, С. А. Дробышевский, В. В. Бочаров); экономической антропологии (М. Салинз, В. С. Автономов, А. Г. Гаджи-ев, Н. А. Розинский, Д. Ю. Миропольский и др.).
В работе применялся ряд концептуальных положений отечественных ученых С. С. Алексеева, В. М. Боера, А. Б. Венгерова, В. Г. Графского, Ю. И. Гревцова, Д. А. Керимова, А. И. Ковлера, И. Ю. Козлихина, Р. 3. Лившица, Д. И. Луковской, Я. М. Магазинера, Г. В. Мальцева, Л. С. Мамута, М. Н. Марченко, Г. И. Муромцева, В. С. Нерс’есянца, И. Г. Оршанского, А. В. Поля-
кова, Р. А. Ромашова, И. Е. Синициной, Л. И. Спиридонова, М. А. Супатаева, Б. Н. Топорнина, В. А. Туманова, А. Ф. Черданцева, И. Л. Честнова, Л. С. Явича, А. С. Ященко; рад положений западной теоретикЬ-правовой науки Ж.-Л. Бержеля, Г. Дж. Бермана, Р. Давида, Г. Кленнера, Д. Ллойда, С. С. Пракаш, Н. Неновски, Г. Филанжьери, А. Элота и др.
Научная новизна диссертационного исследования. Диссертация является первым комплексным, логически завершенным, самостоятельным монографическим исследованием общетеоретических проблем этнического обычного права. Термин «этническое обычное право» диссертантом в научный оборот вводится впервые с целью различения современного обычного права (термин достаточно условный), представленного обычаями делового оборота, прочими обыкновениями, и этнического традиционного обычного права как первоосновы формирования национального государственно организованного права.
Базируясь на неклассической методологии, диссертант реконструирует генезис этнического обычного права, в наиболее развернутом виде отражает его объективное и субъективное содержание, социокультурные источники и формы, детерминанты развития как в ретроспективе, так и в перспективе.
Обоснованная в диссертации концепция этнического обычного права вписывается в традиции социологической юриспруденции,7 развивает концептуальные положения и идеи относительно исследуемого феномена, по-новому показывает его источники, формы, систему, субъектный состав, трансформацию и проч., обнаруживает связь с другими социальными явлениями и обществом в целом.
На защиту выносятся следующие основные положения и выводы.
1. Этническое обычное право возникает задолго до появления государства и государственно организованного права. Оно неразрывно связано с человеческой (социальной) природой и в большей степени зависит от социо-
‘ Многие положения диссертации продолжают и развивают феноменолого-коммуни-кативную правовую концепцию А. В. Полякова.
культурных переменных (включая материальные условия жизни и менталь-ность народа), нежели от его внешней фиксации органами власти.
2. Этническое обычное право в функциональном аспекте представляет собой определенную систему общественных отношений, в которых обнаруживают себя права и обязанности субъектов этих отношений; в институциональном аспекте обычное право — это сложное интерсубъективное, нормативное, социально значимое и общественно полезное явление. Представленное специфическими формализованными структурами (правовыми обычаями), содержащими соответствующие (обычно-правовые) нормы, оно имеет прямые и обратные связи с социальной (традиционной) системой.
3. Будучи частью традиционной социальной системы, этническое обычное право ограждает её от распада, обеспечивает саморазвитие, самовоспроизводство, формирует в процессе трансформации новые, относительно устойчивые элементы и институциональные подсистемы, регенерирует деформированные и разрушенные. В свою очередь, социальная система задает определенный социокультурный фон для обычно-правовой подсистемы: обеспечивает ее развитие и функционирование необходимым уровнем религиозно-философских представлений, формирует особое ментальное поле, отвечает за воспроизводство и социализацию поколений, гарантирует безопасность.
4. Этнические правовые обычаи — это типизированные правила поведения (институты), которые имеют интерсубъективную природу. Интерсубъективность правовых обычаев определяется тем, что они, с одной стороны, отражают индивидуальные психические адаптации живущих в обществе людей с целью выработки правовых средств для искоренения отдельных видов ина-даптаций; поэтому приспособление людей к социальной среде определяется стереотипизированными установками, отвечающими конкретным условиям их жизни. С другой стороны, правовые обычаи объективны, ибо в режиме реификации условно отчуждаются от человека и существуют в относительно автономном режиме, так что люди находят их уже существующими. Выступая одновременно частью психической деятельности и атрибутом внешней дейст-
вительности, правовые обычаи являются внутренним руководством к определенной социально выверенной, общественно полезной деятельности субъекта и одновременно источником побудительных влияний на него внешней среды.
5. Этнические правовые обычаи интерпретировались «социальными архитекторами» (вождями, старейшинами, жрецами и прочими должностными лицами в демосоциальных коллективах) как основание общезначимого и общеобязательного поведения, имеющего предоставительно-обязыаающий характер (так как предоставляли соответствующие права и обязанности субъектам правоотношений). Этнические правовые обычаи, как, правило, всегда обладают целезамещающим действием, освобождая участников правоотношения от целеполагания, предлагая просто учитывать существующий порядок, базирующийся на представлениях о должном и возможном. В отличие от возможного должное в традиционных обществах освящалось ритуальной традицией.
6. Объективированные преимущественно символическими формами, этнические правовые обычаи содержали те или иные социальные максимы, которые легитимировались коллективным сознанием и коллективным бессознательным и устанавливали границу, предел дозволенного. Впоследствии запечатленные письменно, они являли только внешнюю оболочку, так как письменный текст обычая — это еще не весь обычай, не менее важная составная часть его находилась вне письменного текста в общем символическом пространстве социума.
7. Государственно организованное право должно являться в традиционной этнической среде преемником обычного права и закреплять те или иные уже существующие правовые отношения. Данный вывод основывается на том, что этническое обычное право выражает культурные особенности того или иного сообщества людей (этноса). Поэтому его следует оценивать как особенную форму свободы, выражающуюся в возможности тех или иных народов действовать в соответствии со своими этническими интересами. Отсюда в этнической среде западные правовые институты и соответствующие им ценно-
сти не находят, пока во всяком случае, благодатной почвы для своего развития. Чаще превращаясь в формальную и поверхностную фиксацию инноваций, они либо принимаются в искаженной форме, либо вообще отторгаются коллективным этническим сознанием.
8. Эффективность действия государственно установленных законов в традиционных обществах зависит от степени учета в них обычно-правовых институтов. Государственно организованное право может бьггь признано легитимным в случае его признания этническим сообществом в качестве «своего». В случае же несовпадения обычно-правовых установок (моделей) с нормами закона обычно-правовое сознание лишает его места в этнической среде и выводит из употребления, радикально меняет его сущность вплоть до социально протестного поведения.
9. Существенным признаком этнического обычного права в условиях традиционного типа общественной системы является его коллективная обусловленность. В этих условиях этносоциальный коллектив представляется как единый и неделимый организм, основанный на универсальных родовых и семейных связях, поддерживаемых институциональной обычно-правовой системой, укрепляющей родовое единство.
10. Индивидуальный уровень правоотношений в условиях традиционного общества не имел предпосылок для развития. Эмансипация индивида или отделение определенной социальной группы от общего коллектива («родового тела») на данной ступени социогенеза были равносильны отторжению от единого организма его части. При этом род обеспечивал защиту интересов своих членов, предоставляя необходимый минимум субъективных прав. Из этого следует, что в условиях включения традиционных культур в систему права доминантного общества необходимо специальное закрепление за этническими сообществами особого правового коллективного статуса, отличного от статуса других субъектов. Это, в свою очередь, означает признание права коренных народов на реализацию особого пути развития, в основе которого лежат ценности традиционного образа жизни.
Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается, прежде всего, в том, что обоснована авторская концепция этнического обычного права, а это существенно обогащает теорию права. Диссертация в определенной мере восполняет пробелы в воссоздании исторического прошлого бесписьменных народов как наиболее трудного для науки.
Отдельные положения диссертации могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности при анализе перспектив правового регулирования традиционно ориентированных сообществ (этнических групп) ряда сибирских народов; при исследовании проблем взаимосвязи обычного права с государственно организованным правом; при изучении обычно-правовых факторов влияния на законодательство; перспектив заимствования правовых институтов извне, а также в дальнейших научных исследованиях как обычного права народов России, так и населения Сибири и Дальнего Востока.
Выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в деятельности государственных органов и общественных структур при решении юридических и социально-экономических задач, принятии законодательных и иных правовых актов, действующих на территориях проживания этнических сообществ народов Сибири.
Материалы диссертации могут использоваться в процессе преподавания учебных курсов по теории и истории государства и права; ряда спецкурсов, например, по правовой культуре и правосознанию народов Сибири, а также спецкурсов по общей и региональной юридической антропологии и этнологии как на юридических, так и на иных гуманитарных факультетах.
Апробация результатов исследования Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета. Основные положения и выводы работы нашли отражение в докладах на конференциях и в научных публикациях диссертанта.
Результаты проведенного исследования обсуждались на научно-практических и международных конференциях: на V Межвузовской научно-
практической конференции «Совершенствование правоохранительной деятельности в Республике Бурятия» (Улан-Удэнский филиал Восточно-Сибирского института МВД РФ, Улан-Удэ, 18-20 апреля 2001 г.); на ежегодной научно-практической конференции Института экономики и права ВосточноСибирского государственного технологического университета (Улан-Удэ, 1920 апреля 2001 г.); на Международной конференции «Проблемы устойчивого развития Байкальского региона» (Институт устойчивого развития ВСГТУ, Улан-Удэ, 2-5 июля 2001 г.); на VI Межвузовской научно-практической конференции «Совершенствование правоохранительной деятельности в Республике Бурятия» (Улан-Удэнский филиал Восточно-Сибирского института МВД РФ, Улан-Удэ, 16 апреля 2002 г.); на ежегодной научно-практической конференции Института экономики и права ВСГТУ (Улан-Уда, 20-21 апреля 2002 г.); на Межвузовской научно-практической конференции «Социальное правовое государство: вопросы теории и практики» (юридический факультет СПбГУ, Санкт-Петербург, 21 июня 2003 г.); на Международной научно-практической конференции «Культура и менталитет сибиряков (к 75-летию проф. Р.Ф. Итса)» (факультет социологии СПбГУ и Билефельдский университет, Санкт-Петербург, 22-24 октября 2003 г.); на I Байкальской международной научно-практической конференции «Экономика, образование, право в XXI веке» (Институт экономики и права ВСГТУ, Улан-Удэ, 17-20 сентября 2003 г.); на Общероссийской научно-практической конференции «10 лет Конституции России в зеркале юридической науки и практики» (юридический факультет МГУ, Москва, 18-19 декабря 2003 г.); на Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы теории и практики юридической науки» (Санкт-Петербургский университет МВД России, Санкт-Петербург, 24 декабря 2003 г.); на Международном научном форуме «Глобальное и национальное в экономике» (Центр общественных наук МГУ, Москва, 25-27 декабря 2003 г.); на VIII Межвузовской научно-практической конференции «Совершенствование правоохранительной деятельности в Республике Бурятия» (Улан-Удэнский филиал Восточно-Сибирского института МВД РФ, Улан-Удэ, 20 февраля 2004 г.);
на Международной научной конференции «Государство и рынок в оптимизации структурных характеристик экономического роста» (Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов, Санкт-Петербург, 26-29 мая 2004 г.); на Межвузовской научно-практической конференции «Права человека: вопросы истории и теории» (юридический факультет СПбГУ, Санкт-Петербург, 24 апреля 2004 г.); на Всероссийском научно-методологическом семинаре «Зарубежный опыт и национальные традиции в отечественном праве» (Санкт-Петербургский;университет МВД России, СПбГУ, Центр содействия правовой реформе, Санкт-Петербург, 28-30 июня 2004 г.); на II Байкальской международной конференции «Экономика, образование, право в XXI веке» (Институт экономики и права ВСГТУ, Улан-Удэ, 20-21 сентября 2004 г.); на V международной Кондратьевской конференции «Закономерности и перспективы трансформации общества» (СПбГУ, отделение общественных наук РАН, Санкт-Петербург, 19-22 октября 2004 г.); на Международной конференции «Новый мир и новая имперскость» (Центр гуманитарных наук МГУ, Москва, 1-3 декабря 2004 г.); на Межвузовской научно-практической конференции «Развитие права в России» (юридический факультет Санкт-Петербургский государственный политехнический университет, Санкт-Петербург, 31 мая — 1 июня 2005 г.); на Международной научно-практической конференции «Тенденции и проблемы экономического развития региона» (Института экономики
и права ВСГТУ, Улан-Удэ, 21-25 сентября 2005 г.).
Материалы диссертации внедрены в учебный процесс юридического факультета Института экономики и права Восточно-Сибирского государственного технологического университета.
По теме диссертации опубликованы четыре монографии, научные статьи и материалы общим объемом 71.2 п.л.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Структура диссертации. В структурном отношении работа состоит из введения, пяти глав (четырнадцати параграфов, семи подпараграфов), заключения, списка литературы.
Во введении обоснована актуальность темы диссертационного исследования, проанализирована степень ее научной разработанности, определены объект и предмет, а также цель и задачи, научная новизна, теоретическая и методологическая основа исследования, его теоретическая и практическая значимость, сформулированы основные положения и выводы, выносимые на защиту.
В первой главе «Обычное право: плюрализм интерпретаций» рассмотрены различные подходы к пониманию феномена обычного права, выявлены методологические особенности его понимания. Данная глава состоит из двух параграфов: «Методологические основы исследования обычного права» (§ 1) и «Интерпретация обычного права в правовых теориях» (§ 2). § 2 включает пять подпараграфов: «Обычное право в трактовке исторической школы права» (2.1); «Обычное право с позиций психологической школы права» (2.2.); «Обычное право в свете этатистской (юриди-ко-позитивистской) доктрины» (2.3); «Обычное право в социолого-правовой интерпретации» (2.4); «Обычное право в отечественном (советском н современном российском) теоретико-правовом дискурсе» (2.5).
В первом параграфе обосновывается положение о том, что обычное право эффективнее всего рассматривать с позиций правового плюрализма. Правовой плюрализм в этом аспекте выступает методологическим основанием изучения обычного права как многоуровневого и гетерогенного явления общественной жизни, выводимого из многообразия общественных отношений. Указывается на то, что обычное право — это разновидность социального права, которое в зависимости от типа правопонимания может быть как включённым, так и не включённым в систему государственно организованного права. Анализируются взгляды представителей западной социологической юриспруденции Е. Эрлиха, А. Леви-Брюля, М. Ориу, Ж. Гурвича, Э. Ламбера, Ф. Жени, Г. Морэна, Н. Тимашева, Ж. Карбонье и др., сформулировавших теорию «живого права» или теорию «свободного нахождения права». Теория «живого права» перемещает центр тяжести развития права с государственной
в плоскость общественной жизни. Данные идеи нашли развитие в трудах современных теоретиков права, и, прежде всего, в работах А. В. Полякова, И. Л. Честнова, Г. В. Мальцева.
Продолжая эту научную традицию, автор на эмпирическом материале демонстрирует преимущества именно такого видения проблемы. Обычное право выступает не как конгломерат санкционированных государством обычаев, а как интерсубъективное явление, имеющие материальные и ментальные основания.
В контексте этих рассуждений в диссертации предлагается использовать плюралистический подход, который признает обычное право в качестве самостоятельной формы права, обращает внимание на его национальную специфику, позволяет внести определенные коррективы в положения об универсализме прав и свобод, обнажает проблему состыковки восточной (коллективистской) и западной (индивидуалистической) систем ценностей. Плюралистический подход позволяет также гипотетически предположить, что в перспективе универсальные ценности будут едиными для всех народов (включая представителей западной цивилизации и аборигенов Севера и Сибири). Плюралистический подход указывает и на то, что универсализация, если она произойдет, то лишь тогда, когда все противоречия современного мира окажутся снятыми, т.е. когда будет устранена асимметрия экономического и политического развития, когда не будет экономически господствующих государств и аутсайдеров мировой политики, когда будет преодолена чуждость между народами.
Во втором параграфе анализируются взгляды на обычное право представителей различных правоведческих школ: исторической, психологической, позитивистской, социологической (в том числе марксистской) и советской.
Первый подпараграф посвящен осмыслению наследия немецкой исторической школы права (Г. Гуго, Ф. К. Савиньи и Г. Ф. Пухты) и российской (3. А. Горюшкин, А. Ф. Кистяковский, Л. С. Белогриц-Котляревский, Н. П. Загоскин); отмечаются сильные и слабые стороны этого направления.
Достоинством данной концепции является то, что обычное право рассматривается как этническое явление общественной жизни, связанное с правосознанием — «народным духом». Отсюда обычное право — это «народное творчество», «народный дух», проявляющийся через народные потребности. Представителями исторической школы права были подвергнуты критическому анализу идеи о всемогуществе законодателя, о возможности переустройства на началах разума всего существующего правового порядка. Историческая школа противопоставляла этим воззрениям уважение к старине, к духовному наследию, сохранившемуся в вековых преданиях и обычаях, унаследованных от предков.
Наследие исторической школы оказало позитивное влияние на развитие теоретико-правовой мысли, выводы, сделанные представителями исторического направления в правоведении, имели важное методологическое значение, ими были заложены основы юридической трансгрессии. Благодаря этому обычное право методологически стало возможным рассматривать через его антропологический, психологический и социально-экономический срезы.
Вместе с тем, концепция обычного права исторической школы не может быть признана универсальной, так как она в обычном праве видела, прежде всего, достояние «народного духа». Недооценка материальных факторов значительно упростила обычно-правовой феномен. Между тем, именно материальные факторы в совокупности с менталыюстыо детерминируют обычное право, обусловливают его характер, тип и форму. Испытывая постоянно на себе это влияние, обычное право выражает экономическое, политическое, духовное и т.п. состояние общества.
Во втором подпарагряфе анализируются идеи психологической школы права. Отмечается, что с психологических позиций право (в том числе и обычное право) — это порождение императиво-атрибутивных эмоций. В данном ракурсе возникновение обычного права обусловливается наличием в психике императивно-атрибутивного переживания со ссылкой на поведение других. Отсюда обычное право — это некая субъективная реальность, которая формируется в сознании индивидов.
Рассматривая обычное право как императивно-атрибутивные эмоции, в основе которых лежит подражание другим («так принято», «так поступают все», «таков общепринятый обычай»), Л. И. Петражицкий полагал, что обычное право консервативно. Однако общественная практика, проанализированная в диссертации, демонстрирует иное. Обычное право, как правило, действующее по умолчанию, всегда существует в социальной действительности и, подобно «тени», сопровождает официальное государственно организационное право, заполняя лакуны в еще не отрегулированных сферах.
В интерпретации Л. И. Петражицкого, обычное право включает все императивно-атрибутивны переживания, с представлениями нормативных фактов, выражающихся в поведении других, стало быть, и те, которые не имеют социально значимого, общеобязательного значения. А отсюда к обычному праву ученый относил различного рода регламенты, спортивное, детское и иное социальное право, размывая тем самым его границы. В известной мере на психологических идеях выстроены концепции П. А. Сорокина и М. А. Рейснера.
В третьем подпараграфе переосмысливается отношение к обычному праву этатистской (юридико-позитивистской) школы права в лице ее западных (И. Бентам, Д. Остин, К. Ф. Гербер, Г. Харт, Г. Кельзен) и российских (Н. К. Ренненкампф, Г. Ф. Шершеневич, П. Г. Виноградов) представителей.
Отмечаются общие черты, характеризующие это направление. Подвергается критическому анализу ряд положений, например, о детерминированности права (в том числе и обычного) органами государственной власти; обосновывается их недостаточная доказательность. Выведение обычного права из норм, санкционированных государственной властью, не представляется соответствующим исторической действительности. Этот подход обесценивает обычное право, лишает его самостоятельного статуса, нивелирует его социальную роль.
В диссертации отмечается, что для изучения обычного права юридико-позитивистская методология крайне скудна. Солидаризируясь с точкой зрения
Н. Л. Дювернуа, автор подчеркивает, что «отождествление права с техникой, природы его с принудительным аппаратом столь же ошибочно, как отождествление искусства с инструментом, живой мысли и речи с мертвыми знаками придуманного алфавита».8 Вместе с тем, несмотря на свою некоторую одиозность, этатистская (юридико-позитивистская) доктрина имела и ряд положительных моментов для теоретической и практической юриспруденции, особенно в части изучения государства и государственно организованного права.
Четвертый подпараграф начинается с изложения основных концептуальных положений об обычном праве российской дореволюционной социологической юриспруденции в лице её видных представителей С. А. Муромцева,
H. М. Коркунова, М. М. Ковалевского, П. Л. Карасевича, Ф. В. Тарановского, Б. А. Кистяковского.
Обычное право в социолого-правовой интерпретации не вмещается в категорию «санкционированных правовых обычаев», так как обычное право как общественное явление «шире», чем просто помещенная в соответствующую «законодательную» форму обычно-правовая догма. Обычное право — это социальное явление, которое обнаруживает себя через правоотношения. Отсюда право — это не просто нормативное долженствование (закон, приказ и проч.), а реально существующие правовые отношения, в которых обнаруживают себя права и обязанности субъектов этих отношений. Очевидно, что такой подход более продуктивен для объяснения правовых явлений, но и он не в полной мере объясняет онтологию обычного права, так как «подменяет» субъекта права, участника правовых отношений самими отношениями.
Что касается марксистской школы права, то она, упрощенно выводя обычное право из экономических отношений, фактически сделала его, как и право вообще, функцией экономической структуры. Для марксизма право реально существует лишь как элемент (сторона) социально-экономической формации.
8 Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. Введение и Часть Общая. Т. 1. Вып.
I.СП6., 1898 С. 31.
Не представляется обоснованным и другой постулат марксизма, согласно которому право возникает на определенной стадии развития общества, т.е. тогда, когда появляется частная собственность. Ведь известно, что люди живут не «в экономических стадиях», а в условиях реальных экономических укладов, в том числе и в тех, в которых частная собственность не сформировалась как общераспространенный институт. Эмпирический материал показывает, что и в таких обществах правовой (имеющий специфический обычно-правовой характер) механизм регуляции общественных отношений имел место. Поэтому прямой зависимости между развитием частной собственности и развитием обычного права нет.
Пятый подпараграф посвящен интерпретации обычного права в советском и современном теоретико-правовом дискурсе. Указывается, что в советском правоведении до середины 30-х годов X X в. доминировала марксистская традиция, выводившая право (в том числе и обычное) из экономических отношений; с середины 30-х годов была реконструирована формально-догматическая (позитивистская) доктрина. Синтез марксизма и позитивизма в правоведении означал конец содружества со смежными науками (социальной психологией, юридической антропологией, социологией и проч.) и обрывал связи с исторической, социологической и психологической школами права.
Приверженцы нового направления объявили войну всем «сомнительным теориям», в том числе и «теории обычного права», провозгласив лозунг «о закате обычного права».9 С этих позиций обычное право без государственного санкционирования вовсе не право. Поэтому его изучение в рамках теории права признавалось нецелесообразным. Канув на долгие годы в небытие в юридической науке, обычное право стало предметом исследования этнологии и истории.
Лишь с 70-80-х гг. XX в. о нем впервые стали упоминать как о предпра-вовом (инфраправовом) явлении общественной жизни. Исследования этих лет были далеки от признания обычного права самостоятельной правовой фор-
9 Зивс С. Л. Источники права М., 1981. С. 152.
мой. К этому положению ученые придут позже. В то же время указывалось на необходимость изучения инфраправовых форм, так как именно они вскрывают древние нормативные пласты права, позволяют проследить исторический путь права.
В диссертации анализируются взгляды на обычное право современных теоретиков и историков права. Констатируется тенденция формирования нового раздела в теоретическом правоведении — теории обычного права.
Во второй главе «Институциональные основы обычного права» рассмотрены стадии формирования правовых институтов в общетеоретическом и прикладном аспектах, т.е. на примере этносоциальной практики сибирских народов. Данная глава состоит из четырех параграфов и двух подпара-графов: «Проблемы понимания источников права. Первичные (реальные) источники права» (§ 1); «Становление формально-юридических (обычных) источников» (§ 2); «Формирование этнических обычно-правовых институтов» (§ 3); «Объективация обычно-правовых институтов (особенности обычно-правового сознания)» (§ 4); «Механизмы объективации обычно-правовых институтов» (4.1.); «Реификация этнических обычно-правовых институтов» (4.2.),
В первом параграфе рассматриваются различные трактовки понятия «источник права». Предлагается авторская концепция понимания источников права. С точки зрения диссертанта, все источники права делятся на первичные (реальные) и формальные (формально-юридические). Первичные источники права (и само право) — это некий процесс, в котором всегда присутствует человек. И не просто «присутствует», а является «производящим» началом всего процесса правообразования, результаты которого получают в определенных исторических условиях свою официально зафиксированную, хотя и не всегда адекватную, внешнюю форму в виде формально-юридических источников права. Именно человек (природа человека) его материальные условия жизни и ментальность должны быть признаны первоисточниками права.
Человек, будучи биологическим (биосоциальным), психическим (соци-опсихическим) и социальным (социокультурным) существом, одновременно выступает как индивид, как статусная группа в коллективе и как сообщество в целом. В данном контексте человек — это индивидуальное и коллективное существо. Отделять человека от сконструированного им мира (вещей) — то же самое, что отделять его от тела или духа. В этой связи природа человека представляется в единстве её трех ипостасей (определенностей) — тела, продукта (экономики) и духа. Они, в свою очередь, имеют объективную и субъективную стороны. Объективная сторона — это материальные условия существования, а субъективная — ментальность. Ментальность в институциональном процессе в совокупности с материальными условиями обусловливает формирование институтов (в том числе и правовых) и конституирует социальный порядок. В связи с этим анализируются концепции Дж. Дюби, Э. Дюркгейма. 3. Фрейда, А. Адлера н К. Г. Юнга, К, Хорни, Э. Фромма, Л. Н. Гумилева, В. В. Козловского н др.
Во втором параграфе исследуются проблемы становления формальных вторичных обычно-правовых источников. За основу взята теория институцио-нализации П. Бергера и Т. Лукмана, так как именно, с точки зрения автора, она максимально высвечивает внутренний механизм правообразования. В этом ракурсе формирование обычно-правовых институтов связано с экстер-напшацией (внешнее проявление активности человека), объективацией (результат экстернализапии. фиксируемый в соответствующей форме), легитимацией (принятие этого правила поведения широкими массами населения, в нашем случае этносом) и интериалшшшей (преломление внешних аспектов деятельности во внутреннем мире человека). В диссертации отмечается, что в промессе осуществления деятельности в социально значимой сфере акты поведения рутстнизировалпсь, в результате чего индивид приобретал возможность действовать автоматически, не отвлекаясь на мучительный поиск бесконечных вариантов поведения. Это. в свою очередь, давало ему также возможность предвидеть действия другого. Выверенная точная шлифовка соот-
ветствующих моделей поведения укоренялась не столько в личном опыте индивида, сколько в общественном обезличенном (релевантном) опыте, приобретая форму обычая.
В данном аспекте социальные институты (обычаи) — это и есть долженствования, которые утверждают свою власть над индивидом независимо от тех субъективных значений, которые индивид может придавать каждой конкретной ситуации. Так формируется «замиренная среда» с определенной организацией фиксированных форм поведения, которые в свою очередь нормативно закреплялись, в результате чего субъекты наделялись соответствующими правами и обязанностями. В диссертации доказывается, что обычаи приобретают правовой статус не вследствие их санкционирования органами власти, а в силу их онтологической сущности, т.е. присущих им самим свойств (признаков). К числу этих признаков относятся: общезначимость, нормативность, общеобязательность, общественная полезность, общественная защищенность и предоставительно-обязывающий характер. Отсюда обычное право — это сложное институциональное, интерсубъективное, регулятивное, социально полезное явление общественной жизни, закрепляющее традиционный тип организации социальной структуры. В отличие от единичного правового обычая (т.е. обычая, вырванного из общего контекста), оно являет собой комплексное системное образование, имеющее прямые и обратные связи с социальной системой. Обычное право ограждает общество от энтропии, вносит в общественную жизнь начала всеобщей «нормальности», единой упорядоченности, общепризнанности.
В третьем параграфе рассматривается формирование обычного права применительно к этносоциальной практике сибирских народов. Определяется специфика обычно-правовых институтов (брачный союз, калым, обмен, дарение, взаимопомощь, распределение, гостеприимство, коллективная ответственность и проч.) в контексте определенных материальных условий и ментальносги.
В диссертации отмечается, что в досоветский период практически все без исключения сибирские аборигенные народы осуществляли экономиче-
скую деятельность в рамках архаического или полу архаического производства, базировавшегося в основном на присваивающем (охота, рыболовство, собирательство), полупроизводящем (оленеводство) и в меньшей степени производящем (скотоводство, земледелие) типе хозяйства. Присваивающий и полупроизводящий типы хозяйства предполагали преимущественно родовую форму собственности, совместную экономическую деятельность и реципрок-ный обмен при распределении продуктов производства. Обмен в таких обществах, с одной стороны, происходил в простых, натуральных и прямых формах, с другой стороны, он осуществлялся в виде исполнения обычаев взаимного гостеприимства и взаимодарения между сородичами. В Сибири экстремальные природно-климатические условия придали родовым отношениям и оформляющей их обычно-правовой системе наиболее устойчивый характер. Устойчивость родовых отношений обнаруживает себя в «сентиментальной» привязанности к родной земле как продолжению «тела рода». Именно поэтому земля не могла быть предметом купли-продажи. В этнической среде вообще исторически приоритетны нерыночные механизмы хозяйствования.
Современным законодателем этот фактор должен непременно учитываться в связи с проведением дальнейших преобразований в социально-экономической жизни в сибирском регионе.
Четвертый параграф делится на два подпараграфа. В первом подпа-раграфе анализируются проблемы формирования правовых знаний. Доказывается, что у бесписьменных культур объективация накопленного опыта осуществлялась преимущественно в символической форме. Рассматриваются концепции Ю. М. Лотмана, Э. Кассирера, К. Г. Юнга, С. С. Аверинцева и др.
Обращается внимание на то, что как для письменной, так и для бесписьменной культур решающим фактором в процессе объективации коллективного опыта является формирование языка. В связи с этим анализируются лингвокультурологические идеи В. В. Колесова, Ю. А. Сорокина, О. А. Корнилова и др. Отмечается, что неповторимость национального языка связана с логико-понятийным и нравственно-ценностным компонентами обычно-
правового знания. Они существуют как абстрактные логические понятия, субъективные ценностные категории, в которые включаются мифологические концепты, концепты из фольклора и других источников и в совокупности составляют «картину мира» того или иного этноса.
В диссертации анализируются ключевые концепты правовой культуры — такие, как «право», «свобода», «равенство», «справедливость», выясняются их смысл и содержание применительно к той или иной этносоциальной практике; отмечается их неидентичный смысл для представителей западной и восточной культур.
В диссертации делается вывод о том, что обычное право — это некий социальный язык, благодаря которому участники общественных отношений получают необходимые сведения о социально выверенных, «правильных» моделях поведения. Обычное право — часть национального достояния, оно являет душу этноса, его совесть.
Во втором подпараграфе рассматриваются особенности объективации этнического обычного права; указывается на его реифицированность. Реифи-кация базируется на отсутствии понимания связи между человеком-творцом и его творениями. Это своеобразное видение реальности, предполагающее непрерывное проникновение «священных сил» в мир повседневного опыта. Реальность, в том числе и правовая, выступает, как полотно, сотканное из «мифологической пряжи». ‘
■ Реифицированный мир, по определению, мир дегуманизированный. Он воспринимается человеком как чуждая фактичность, которая ему неподконтрольна.10 Главный «рецепт» реификации — символическое наделение любых социальных явлений, в том числе и обычно-правовых, онтологическим статусом, независимым от человеческой деятельности.
В данном подпараграфе обращается внимание на характер обычно-правовых институтов, анализируется их реифицированное содержание. В ча-
10 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995. С. 146-147.
стности, отмечается, что институт брака понимался и интерпретировался общественным родовым сознанием как имитация божественных актов плодородия, универсальное проявление законов природы, необходимое следствие биологических и психических сил. Обычай первой ночи есть не что иное, как «вхождение отца». Талион — это символическое восстановление нарушенного равновесия. Инициации (например, вступление мужчин в мужской возраст) являли как бы обмен между живыми-взрослыми и мертвецами-предками; то же самое относится и к женским инициациям.
Таким образом, объективация (реификация) обусловливала обычно-правовой порядок как иррациональную космологическую конструкцию, где практически все институты подкреплялись авторитетом предков, а отсюда и их мифологизм, который на самом деле имел не только субъективную, но и вполне определенную материальную основу.
В третьей главе «Субъектный уровень содержания обычно-правовых отношений» особое внимание уделяется коллективным субъектам, так как в условиях родового строя индивидуальный уровень не прорисовывался четко. Данная глава состоит из двух параграфов: «Родовая община как тотальный коллективный субъект обычно-правовых отношений» (§ 1) и «Промежуточные субъектные формы участников обычно-правовых отношений» (§ 2).
В первом параграфе анализируются различные концепции субъекта права. Отмечается, что право не существует независимо от субъекта. Поэтому субъект права и как индивидуальное, и как коллективное существо созидает самого себя, свой внутренний и внешний правовой мир. Указывается на то, что именно родовая община была первым и тотальным субъектом обычно-правовых отношений; доказывается, что внутренняя организация рода базировалась на началах солидарности.
Правовая эмансипация индивида,» т.е. отделение его от определенной социальной группы, от общего «родового тела» и наделение обособленными правомочиями было равносильно отделению от единого организма его части.
Семейные группы и индивиды мыслились как органы единого «родового тела». Отсюда отсутствие индивидуальных прав, которые по самой своей сути не могли быть выделены в условиях родового быта.
Отсутствие одних прав предполагало наличие других, в частности права на жизнь в согласии с предками. Поэтому самыми страшными наказаниями были изгнание из рода и проклятие предков. Только род и обычное право рода обеспечивали главное право человека — право на жизнь, на свободу и равенство в их традиционном понимании. .. . > .. ,■
Таким образом, исторически первым и практически тотальным субъектом обычно-правовых отношений в традиционных обществах был род (родовая община), его правомочия лишь в свернутом виде содержали индивидуалистические и коллективистские начала.
Во втором параграфе рассматриваются коллективные промежуточные субъектные формы, прежде всего, территориальная община и семья. Доказывается, что территориальная община была преемницей родовой, но в отличие от последней в ней в большей степени наблюдались частные начала. Например, частные (индивидуалистические) начала проявлялись в обособленной и парцеллярной собственности и лишь намного позже в частной собственности, базирующейся на персональном труде производителя.
Такое положение стимулировало появление нового типа правовой коммуникации, не предполагающего полного родового доминирования, а отсюда и юридические сделки осуществлялись не от имени и по поручению рода, как было раньше, а в интересах территориальной общины, в интересах ее отдельных семей и индивидов.
Смещение родовой правосубъектности в пользу территориальной и семейной фактически превращало род в номинальный субъект правоотношений, правда, за родом сохранялись культурно-воспитательные и идеологические функции (проведение родовых праздников, осуществление ритуалов, обрядов и проч.). Поэтому род в период разложения присваивающего хозяйства — это уже не некое целое («тело»), а своеобразный диффузный, фрагментированный
этносоциальный и этнокультурный организм, представленный частями — территориальными общинами и семьями, имеющими вполне самостоятельный правовой статус в имущественных и неимущественных отношениях.
В данном параграфе обстоятельно анализируются правомочия и обязанности субъектов обычно-правовых отношений, указывается, что субъектная форма рода была исторически и социально выверенной, отвечавшей практическим потребностям и ментальное™ сибирских этносов. Поэтому в модернизированном виде этот опыт можно было бы использовать и сейчас, например, в сфере природопользования народов, по сей день ведущих традиционный образ жизни (эвенки, долганы, манси, ханты, тафалары).
В четвертой главе «Обычно-правовая система традиционного общества» рассматриваются проблемы соотношения обычно-правовой системы и системы обычного права. Предлагается новое видение обычно-правовой системы в целом и системы обычного права в частности. Предлагается их иной элементный срез. Данная глава состоит из четырех параграфов: «Система обычного права в правовой системе традиционного общества» (§ 1); «Обычно-правовые отношения как элемент обычно-правовой системы. Виды обычно-правовых отношений» (§ 2); «Нормы обычного права как элемент обычно-правовой системы. Система норм обычного права» (§ 3); «Обычно-правовая информация и механизмы её легитимации в обычно-правовой системе» (§ 4).
Первый параграф начинается с изложения взглядов на правовую систему и систему права западных теоретиков права и социологов (Э. Дюркгей-ма, М. Вебера, Г. Хоманса, Т. Парсонса, П. Бергера, Т. Лукмана, Н. Лумана, Г.(Ж) Гурвича), а также российских ученых (С. С. Алексеева, Л. С. Явича, А. Б. Венгерова, Г. В. Мальцева, В. Н. Кудрявцева, В. С. Нерсесянца, Д. А Кери-мова, А. В. Полякова и др.). Отмечается, что любая система, в том числе и обычно-правовая, состоит из целого и частей, составляющих это целое. В понимании диссертанта обычно-правовая система — сложное структурное образование, состоящее из определенных подсистем. Первую подсистему образу-
ют институционализированные юридические действия (правоотношения); вторую подсистему составляют формализованные юридические нормы, модели; в третью подсистему (информативную) включена как сама обычно-правовая информация, так и механизмы её передачи.
В параграфе отмечается, что обычно-правовая система, будучи относительно самостоятельной, может выступать как подсистема в случае её включения в государственно организованную правовую систему.
Второй параграф раскрывает содержание первой подсистемы обычно-правовой системы. Отмечается, что обычно-правовые отношения — это особый вид общественных отношений, в основе которых лежат социально значимые действия, порождающие определенные права и обязанности у участников отношений в сфере физического воспроизводства человека, т.е. его «тела», в сфере производства и потребления общественного продукта и производства духовной сферы. Соответственно обычно-правовые отношения можно разделить на родовые, экономические (вещные) и духовные. При этом необходимо иметь в виду, что родовые отношения являются ведущими по отношению к экономическим и духовным. Отсюда все три вида обычно-правовых отношений делятся на общеродовые, частнородовые и индивидуально-родовые (условно-индивидуальные).
Общеродовые отношения распространяются преимущественно на административную и трудовую сферу и регулируются в основном императивными нормами, которые в традиционном обществе освящались ритуальной традицией; частнородовые отношения охватывают в основном брачно-семейную сферу и, в отличие от общеродовых, в большей степени предполагают альтернативные механизмы регуляции; индивидуально-родовые отношения представляют самый незначительный пласт общественных отношений ввиду отсутствия к ним устойчивого родового интереса.
Обычно-правовые отношения, в которых проявляются властные полномочия «должностных лиц» («социальных архитекторов»), являются прерога-тнвными. Эти отношения актуализируются их волевыми актами. В зависимо-
сти от сферы действия обычно-правовые отношения делятся на сакральные и несакральные. Сакральные обычно-правовые отношения в большей степени распространяются на культовую, обрядовую, религиозную сферу. Они, как правило, в традиционных обществах мистифицированы и ритуализированы, и в них всегда отчетливо присутствуют боги, духи, предки и прочие «потусторонние» силы. Несакральные обычно-правовые отношения не распространяются на культовую сферу и не предполагают проведения специальных тайных обрядов и ритуалов.
Обычно-правовые отношения разделяются на материальные и процессуальные; в зависимости от времени действия на долговременные и недолговременные, рассчитанные на срочное действие; по характеру на централизованные (общие) и децентрализованные (конкретные). Централизованные обычно-правовые отношения существуют преимущественно в догосударст-венных (демосоциальных) обществах, они являют некий прототип государственно организованных правовых отношений. Децентрализованные обычно-правовые отношения формируются в различных социальных, преимущественно локальных (относительно закрытых), системах и, естественно, в отличие от централизованных, имеют частно-правовой характер.
Обычно-правовые отношения могут быть: современными (перспективными) и «стародавними» (ретроспективными); этническими (национальными) и межэтническими; партикулярными (локальными) и непартикулярными (общими); официальными и неофициальными; санкционированными и несанкционированными и проч.
В сфере международной коммуникации обычно-правовые отношения делятся на симметричные (одноуровневые) и асимметричные (разноуровневые). Первый вариант предполагает консенсус, т.е. договор между сторонами, второй — силовую основу. Договорная основа предполагает соглашение, содержащее условие о взаимных обязательствах. Силовая основа не предполагает обоюдного согласия, здесь достаточно воли одной стороны, опирающейся на аппарат принуждения. ‘ »
Таким образом, обычно-правовые отношения — это особый вид общественных отношений в социально значимой сфере, они составляют основу, фундамент обычно-правовой системы. Пронизывая её по вертикали и горизонтали, обычно-правовые отношения формируют определенный тип общественной системы.
Третий параграф посвящен второй подсистеме (формализованным юридическим нормам, моделям) обычно-правовой системы. Отмечается, что эта подсистема соответствует юридической конструкции «система норм права» (в нашем случае — «система норм обычного права»). Указывается, что обычно-правовые нормы есть порождение взаимодействий между субъектами, в результате чего субъекты наделяются соответствующими правами и обязанностями.
В традиционном обществе эти нормы реифицировались и воспринимались как веления «духов», «предков», т.е. по-своему они почти всегда архе-типичны. Они содержались в мифологических текстах, ритуалах, правовых табуированных и нетабуированных обычаях, принципах. Какими бы по содержанию ни были обычно-правовые нормы, они всегда социально оправданы, Иначе они оказываются нежизнеспособными; в социальной практике такие нормы «мертвы».
Нормы обычного права не существуют отдельно друг от друга, они взаимосвязаны, взаимообусловлены и взаимосогласованы, в совокупности составляя систему обычного права. Нормы права, так же как и сама система права, имеют системные свойства. Эти системные свойства нормы права обнаруживаются через её внутреннее строение (структуру).
В данном параграфе рассматривается структура нормы права, уделяется внимание её типологическим особенностям, приводятся различные классификации. Изложенное подкрепляется эмпирическим материалом из жизни сибирских этносов.
Четвертый параграф посвящен обычно-правовой информации и её легитимации. Анализируются различные подходы к пониманию информации.
При этом особое внимание уделяется семиотическому и коммуникативному подходам, с позиций которых заостряется внимание, прежде всего, на информации, её смысловых аспектах и передаче.
Обычно-правовая информация не существует сама по себе, она всегда текстуально объективирована. Информационный текст в таком ракурсе есть знание, а его понимание — интерпретация текста в рамках определенного контекста. В диссертации рассматриваются механизмы интерпретации обычно-правовых долженствований, в частности их трансляция. Указывается, что способ следования традиции (статичный механизм) обеспечивает идентичность поведения с деятельностью остальных членов коллектива; он как бы консервирует определенный шаблон, которому следуют все, руководствуясь принципом: «вещи и порядки всегда были таковы, поэтому каждый действует так, как действовали до него». Динамический механизм предполагает активную позицию участников обычно-правовых отношений. Благодаря этому обычаи приспосабливаются к определенным изменяющимся условиям и актуализируются в новом качестве. Здесь важная роль в их интерпретации принадлежит прерогативе «социальных архитекторов», обладающих «сверхзнаниями».
Особое внимание в данном параграфе уделяется процессу формирования знания и его «оправдания», т.е. легитимации. Легитимация обычно-правовых знаний рассматривается по схеме П. Бергера и Т. Лукмана применительно к этносоциальной практике сибирских народов. Легитимация как институциональная стадия закрепления и признания обычно-правовых моделей напрямую связана с ценностной системой. Ценностная же система состоит из субъективных установок, определяющих значимое в устройстве окружающей действительности. Они имеют коллективную направленность и отражают опыт народа, его дух, идеалы и стремления.
Пятая глава «Трансформация обычно-правовой системы» включает два параграфа: «Варианты трансформаций обычно-правовых систем» (§ 1); «Трансформация обычно-правовых систем сибирских этносов» (§ 2). ‘ ■
В первом параграфе обращается внимание на то, что ни одна социальная система, в том числе и обычно-правовая, никогда не бывает полностью внутренне согласованной. Приводятся различные точки зрения на эту проблему Н. Лумана, Т. Парсонса, Д. Ю. Миропольского, Л. Н. Гумилева, Г. В. Мальцева и др. Анализируются внутренние и внешние факторы, стимулирующие трансформацию (понятие «трансформация» в диссертации трактуется в широком смысле, включающем как развитие, изменение, обновление, так и деформацию, ломку). Отмечается, что трансформация социальных систем и институтов протекает во времени и в пространстве постоянно и зависит от многих социокультурных факторов. Особое внимание в параграфе уделяется фактору преемственности. Д. И. Луковская справедливо полагает, что «закономерно преемственным является сам процесс развития. Преемственность -это и есть сохранение и перенос из прошлого в настоящее и будущее необходимых, обеспечивающих историческую связь элементов развития».11
Эволюционируя вместе с обществом, этническое обычное право функционирует на основе исторической преемственности, являя образец истинного традиционализма, элементы которого носят самобытный характер и представляют собой как бы постоянно развивающийся организм. Творческая сила этнического обычного права может иссякнуть лишь тогда, когда прекратится жизнь общества и права.
В параграфе отмечается, что ввиду гибкости и пластичности обычного права (в том числе этнического обычного права) его нормы часто используют при устранении пробелов в законодательстве. Этот вариант достаточно широко практикуется в некоторых правовых системах, например, англо-саксонской, мусульманской и др. При таком подходе нет оснований для сведения обьиного права к старым формам культуры и отжившим регуляторам общественной жизни, требующим для своего сохранения неизменных условий. Долговременность правовых обычаев и традиций обеспечивается их проективной способностью и
11 Луковская Д. И. Политические и правовые учения: Историко-теоретический аспект. Л., 1985. С. 96-97.
вариативностью, в результате чего значительная их часть способна выступать в качестве новых форм, отражающих изменяющиеся материальные условия и соответствующую этим условиям ментальность этноса.
Здесь также ставится проблема аккультурации обычно-правовых систем; отмечаются её различные сценарии, предлагается наиболее оптимальный вариант, сохраняющий базовые основы традиционной культуры.
Во втором параграфе рассматривается трансформация обычно-правовых систем ряда сибирских этносов, неоднократно подвергавшихся, аккультурации со стороны более сильных доминантных культур. Отмечаются общие и особенные тенденции монгольской и российской аккультурации. Оцениваются их результаты.
Так, если монгольская аккультурация была направлена на унификацию соционормативных регуляторов и объединение всех кочевых народов в единый «кочевой мир», то российская аккультурация не затрагивала «священных основ» местного аборигенного населения. Оберегая прежнюю систему родового управления, соционормативную систему сибирских аборигенов, российская бюрократия пыталась сохранить существующий уклад.
Понимая, что сотрудничество — более эффективная стратегия, нежели грубое подчинение, сопровождающееся, как правило, национально-освободительными войнами и маргинализацией населения, российская бюрократия на централизованной основе пыталась также ограничить внешнее влияние, особенно в сфере гражданско-правовых отношений, ввиду неконкурентоспособности местного (аборигенного) населения.
В диссертации прослеживается эволюция местных обычно-правовых институтов. Отмечается, что в ряде случаев происходила рецепция российских норм, особенно в части регуляции общественных отношений между местным аборигенным населением и российскими мигрантами (в основном крестьянами). В данном аспекте российское право можно рассматривать как’ своеобразное «право народов», которое применялось к отношениям, выходящим за рамки традиционного обычного права. Новый социальный порядок не отменял «старый, он
по-прежнему продолжал играть свою роль в общественной жизни. В целом можно констатировать, что часть отношений регулировалась нормами реципированного права (там, где особенно отчетливо ощущался переход к «цивилизации»), другая же часть отношений — обычно-правовыми.
Опыт российской аккультурации сибирских этносов в целом может быть расценен позитивно. Поэтому, возвращаясь к двум тенденциям глобализации, отмеченным в начале работы, можно сделать вывод о необходимости использования прошлого опыта (модернизированного) в современных условиях.
В заключении подведены итоги, сформулированы основные выводы, намечены направления дальнейших исследований данной темы.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:
Монографии
1. Обычное право коренных народов Сибири: доминанты развития. Рукопись деп. в ИНИОН РАН, № 58923. от 21.10.04. (14,5 пл.)
2. Обычное право: историко-правовой аспект. СПб: НПК «Рост», 2005. (4,75 пл.)
3. Обычное право: Институциональный аспект. (Теоретико-правовой анализ). СПб.: Астерион, 2005. (17,75 пл.) (Рецензия: Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. СПб, 2005. № 4.).
4. Обычное право и правовой обычай: от социальной мононормы к правовой нормативности. СПб.: Астерион, 2005 (в соавторстве). (11,25 пл.)
Научные статьи, материалы выступлений
5. Некоторые проблемы плюралистического-подхода в изучении обычного права коренных народов Сибири И Культура и менталитет населения Сибири: Материалы Международной научно-практической конференции / Отв. ред. А. О. Бороноев. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. (0,2 п.л.)
6. Проблемы классификации концепций происхождения права // Сборник научных трудов. Серия: Общественные науки / ВСГТУ. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2003. Вып. 8. (0,2 пл.)
7. Вопросы методологии включения традиционных институтов в систему права: плюралистический подход // Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал, 2004. №1-2. (1 пл.)
8. Проблемы эффективного функционирования системы права в традиционной этнической среде // Актуальные проблемы теории и истории государства и права: Материалы международной научно-теоретической конференции Санкт-Петербург, 24 декабря 2003 г.: В 2 ч. Ч. 1. СПб, 2004. (0,3 пл.)
9. Обычное право в наследии дореволюционных юристов и социологов права (на примере творчества М. М. Ковалевского) // Человек и Вселенная. 2004. №6(39). (0,2 п.л.)
10. Обычное право в контексте психологической теории Л. И. Петра-жицкого // Совершенствование правоохранительной деятельности в Республике Бурятия: Материалы восьмой межвузовской научно-практической конференции (20 февраля 2004 г.). Улан-Удэ, 2004. (0,3 пл.)
11. Экономическая деятельность сибирских коренных народов как фактор формирования обычно-правовых отношений // Экономика, образование, право: Материалы Байкальской международной научно-практической конференции / ВСГТУ. Улан-Удэ, 2003 (0,4 п.л.)
12. Традиционная правовая культура как фактор устойчивого развития сибирских этносов // Зарубежный опыт и национальные традиции в отечественном праве: Материалы всероссийского научно-методологического семинара. Санкт-Петербург, 28-30 июня 2004 г. / Под. общ. ред. В. П. Сальникова, Р. А. Ромашова. Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. (0,3 пл.)
13. Экономическая основа правовых институтов в традиционной этнической среде // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. СПб, 2004. № 1. (1,2 пл.)
14. Ментальность в формировании обычного права сибирских этносов // Проблемы сибирской ментальное™ / Под общ. ред. А. О. Бороноева. СПб.: Астерион, 2004. (1, 1 пл.)
15. Обычное право в плюралистических концепциях: идейные доминанты // Вестник Восточно-Сибирского государственного технологического университета. Улан-Удэ, 2005. Вып. 2. (1 п.л.)
16. Структура правовых институтов // Государство и рынок в оптимизации структурных характеристик экономического роста / Под ред. д-ра экон. наук, проф. Д. Ю. Миропольского, д-ра экон. наук, доцента А. В. Харламова. СПб.: СПбГУЭФ, 2004. (0,1 п.л.)
17. Проблемы трансформаций обычно-правовых систем (на примере коренных народов Сибири) II Закономерности и перспективы трансформации общества. Материалы к V Международной Кондратьевской конференции / Под ред. Ю. В. Яковца. Т. 3. М., 2004. (0,2 п.л.)
18. Проблемы рецепции обычного права // Ученые записки юридического факультета СПбГУЭФ. 2005. Вып. 1(12). (1 п.л.)
19. Социокультурные доминанты обычного права // Проблемы права. 2004. № 2. (0,6 пл.)
20. Социокультурные и социопсихические основы обычного права // Политика и общество. Научный российско-французский журнал. 2004. № 2. (1,5 п.л.)
21. О соотношении глобального и национального в праве (на примере обычно-правовых систем) // Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии: Материалы I I международной научно-практической конференции г. Улан-Удэ, 18-19 ноября 2004 г.: В 3 т. Т. 3. Улан-Удэ, 2004. (0,3 п.л.)
22. Специфика обычно-правовой системы коренных народов Сибири // Историко-культурное и природное наследие: проблемы сохранения, трансляции и подготовки кадров: Материалы Международной научно-практической конференции, г. Улан-Удэ, 26 ноября 2004 г. Улан-Удэ: Изд-во ВСГАКИ, 2004. (0,3 п.л.)
23. Проблема эффективности трансформаций обычно-правовых систем // Научные труды. Российская академия юридических наук. Вып. 4: В 3 т. Т. 2. М., 2004. (0,4. пл.)
24. Методологические аспекты обычного права в свете классических и неклассических парадигм // Право и политика. 2004. № 12 (60) (1,3 пл.)
25. Правовой плюрализм в постмодернистской методологии // Социально-экономические аспекты реформ в России: проблемы, пути их решения (в Сибирском и Дальневосточном регионах): Материалы международной научно-практической конференции. Улан-Удэ, 2004 г. Улан-Удэ, 2004. (0,2 пл.)
26. Обычно-правовые аспекты в генезисе права (на примере сибирских этносов) // Правоведение. 2004. № 4 (255). (1 пл..)
27. Этническое обычное право в контексте глобализационных процессов // Проблемы современной экономики: Евразийский международный научно-аналитический журнал. 2004. N°. 4 (12). (0,6 п.л.)
28. Методологические проблемы естественного и обычного права // Права человека: вопросы истории и теории: Материалы межвузовской научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 24 апреля 2004 г. / Под общ. ред. Д. И. Луковской. СПб., 2004. (0,2 пл.)
29. Функции обычного права // Проблемы права. 2005. № 1. (0,9 пл.)
30. Символизм обычного права // Отечественное и зарубежное юридическое образование и юридическая наука: Современное состояние и перспективы: Межвузовский сборник научных трудов / Отв. ред. Л. Е. Поцелуев. Иваново: Ивановский гос. ун-т, 2005. (1,2 пл.)
31. Обычное право как интерсубъекгивная реальность // Материалы Всероссийской научной конференции «Систематизация права: история и современность, теория и практика (к 200-летию ГК Франции)». 30 сентября 2004 г. / Отв. ред. Л. Е Поцелуев. Иваново: Изд-во Ивановского гос. ун-та, 2005. (0,3 пл.)
32. Особенности мировоззрения и правосознания ряда сибирских этнических групп И Актуальные проблемы истории и культуры народов Азиатско-
Тихоакеанского региона: Материалы международной научно-практической конференции. 26 апреля 2005 г. / Отв. ред. Б. Б. Базаров. Улан-Удэ: Изд-во ВСГАКИ, 2005. (0,4 пл.)
33. Методологический поиск в современном теоретико-правовом дискурсе: выработка интегративных концепций // Концепции современного пра-вопонимания. Материалы «круглого стола». Санкт-Петербургского университета МВД России, 21 декабря, 21 декабря 2004 / Под общ. ред. Р. А. Ромашова, Н. С. Нижник. СПб., 2005. (0,2 п.л.)
34. Традиционные правовые системы и глобальный мир // Философия хозяйства. 2005. №2. (0,2 пл.)
35. Родовая община как тотальный коллективный субъект обычно-правовых отношений (теоретико-правовой аспект) // Политика и общество: Научный российско-французский журнал. 2005. № 3. (2 п.л.)
36. Детерминанты обычного права коренных народов Сибири // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. Философия. Новосибирск, 2005. № 3. (0,75 пл.)
37. Особенности субъектного состава обычно-правовых отношений в этнической среде (на примере коренных народов Сибири) // Правоведение. 2005. № 3 (260). (0,6 пл.)
38. К вопросу о классификации норм обычного права как элементе обычно-правовой системы // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2005. № 2 (в соавторстве). (0,5/0,25 пл.)
39. Виды обычно-правовых отношений // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2005. № 3 (в соавторстве). (0,5/ 0,25 пл.)
40. Особенности этнического правосознания в генезисе традиционной правовой культуры // История государства и права. 2005. № 8 (в соавторстве). (1/0,5 п.л.)
41. Этническое обычное право в контексте современных глобальных проблем // Образование, культура и гуманитарные исследования Восточной
Сибири и Севера в начале XXI века: Материалы V международного научного симпозиума 28-30 сентября 2005 г. г. Улан-Удэ / Отв. ред. Р. И. Пшеничникова. В 2 т. Т. 2. Улан-Удэ: Изд-во ВСГАКИ, 2005. (0,3 п.л.)
42. Обычно-правовая регуляция экономической деятельности сибирских народов (ретроспективный анализ) // Тенденции и проблемы экономического развития региона: Материалы международной научно-практической конференции / Отв. ред. В. Е. Сактоев. В 2 т. Т. 2. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2005. (0,2 пл.)
Отпечатано с готового оригинал-макета в ЦНИТ «АСТЕРИОН» Заказ № 216. Подписано в печать 22.10.2005 г. Бумага офсетная. Формат 60×84’/]« Объем 1,75 п. л. Тираж 150 экз. Санкт-Петербург, 193144, а/я 299, •тел. /факс (812) 275-73-00, 275-53-92, тел. 970-35-70 E-mail: asterion@asterion.ra
ВВЕДЕНИЕ.
ОБЫЧНОЕ ПРАВО: ПЛЮРАЛИЗМ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ.
§ 1. Методологические основы исследования обычного права.
§ 2. Интерпретация обычного права в правовых теориях.
2. 1. Обычное право в трактовке исторической школы права.
2. 2. Обычное право с позиций психологической школы права.
2. 3. Обычное право в свете этатисткой (юридико-позитивистской) доктрины.
2. 4. Обычное право в социолого-правовой интерпретации.
2. 5. Обычное право в отечественном (советском и современном российском) теоретико-правовом дискурсе.
ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ОБЫЧНОГО ПРАВА.
§ 1. Проблемы понимания источников права.
Первичные (реальные) источники права.
§ 2. Становление формально-юридических обычных) источников.
§ 3. Формирование этнических обычно-правовых институтов.
§ 4. Объективация обычно-правовых институтов (особенности обычноправового сознания).
4. 1. Механизмы объективации обычно-правовых институтов.
4. 2. Реификация этнических обычно-правовых институтов.
СУБЪЕКТНЫЙ УРОВЕНЬ СОДЕРЖАНИЯ
ОБЫЧНО-ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ.
§ 1. Родовая община как тотальный коллективный субъект обычно-правовых отношений.
§ 2. Промежуточные субъектные формы участников обычно-правовых отношений.
ОБЫЧНО-ПРАВОВАЯ СИСТЕМА
ТРАДИЦИОННОГО ОБЩЕСТВА.
§ 1. Система обычного права в правовой системе традиционного общества.
§ 2. Обычно-правовые отношения как элемент обычно-правовой системы.
Виды обычно-правовых отношений.
§ 3. Нормы обычного права как элемент обычно-правовой системы.
Система норм обычного права.
§ 4. Обычно-правовая информация и механизмы её легитимации в обычно-правовой системе.
ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБЫЧНО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ.
§ 1. Варианты трансформаций обычно-правовых систем.
§ 2. Трансформация обычно-правовых систем сибирских этносов.
ВВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
по теме «Этническое обычное право»
Актуальность темы исследования. Для современного этапа развития мирового сообщества характерны две противоположные тенденции: с одной стороны, вовлечение национальных государств, а значит, и национальных правовых систем в глобализацию, интеграцию в единый мировой комплекс на основе рыночной экономики и либерально-демократической системы ценностей, с другой — усиление национальной идентификации, национальной фрагментации и национального обособления традиционных обществ.
Первая тенденция (глобализационная) сопровождается размыванием социокультурного, в том числе и соционормативного своеобразия народов. Культивацией «духа глобализма» в национальном пространстве занимаются транснациональные корпорации, национальные правительства стран базирования транснационального капитала, вынужденные выступать в качестве её проводников, преследуя собственные цели сохранения своего доминирования и защиты интересов «своих» ТНК; представители «международной бюрократии», вокруг которой сложилась политическая и научная элита по сути своей — наднациональная, космополитическая. Этот тройственный союз последовательно реализует идею унификации глобального пространства, желая придать ему гомогенность в правовой, политической жизни для управления жизненно важными процессами в новом масштабе.1 Национальные правовые системы всё больше испытывают это влияние. Оборотной стороной этого влияния является протест населения, который имеет различные формы от молчаливого несогласия до откровенно асоциальных выступлений (терроризм).
1 Рязанов В. Т. Экономическая стратегия России в условиях растущей глобализации мировой экономики // Экономическая теория в XX веке. Т. 2. М., 2004. С. 569.
Противоположную тенденцию являет процесс национальный (этнический), сопровождающийся поиском дальнейшего национального развития государств, не желающих терять свою культуру, в том числе и правовую. Сохранение культуры данных народов как целостных национальных общностей предполагает в качестве необходимого условия наличие у них особых коллективных прав, юридическое закрепление которых, в свою очередь, является одной из сторон развития демократии.
Обозначенные выше процессы захватили и Россию. С одной стороны, она выступает по отношению к глобальному миру как единое государственное образование и в этом смысле подвергается унификации. С другой стороны, Россия сама выступает унифицирующим началом по отношению к различным народам, населяющим её, в том числе и к сибирскому аборигенному населению. На сегодняшний день его положение, кратко может быть проиллюстрировано следующими цифрами.
Так, например, в Эвенкии в сельскохозяйственном секторе экономики от дореформенного потенциала (до 90-х годов XX в.) осталась всего седьмая часть; в Республике Алтай — пятая часть; В Тыве, Хакасии и Бурятии индекс сельскохозяйственного производства составлял в 2002 г. лишь половину своего значения в 1990 г. Масштабы безработицы также выглядят ошеломляюще: в Хакасии каждый седьмой (от экономически активного населения), в Тыве — каждый четвертый, в Республике Алтай — каждый пятый, в Бурятии — каждый пятый. По Сибирскому федеральному округу в целом безработным является каждый седьмой.4 Показатели
2 Сибирский федеральный округ в цифрах: Статистический сборник 2001 г. Новосибирск, 2002; Сибирский федеральный округ в цифрах: Статистический сборник 2002 г. Новосибирск, 2003. С. 24, 26,28, 30, 38,46.
3 Сибирский федеральный округ в цифрах: Статистический сборник 2001 г. Новосибирск, 2002. С. 21-54.
4 Там же. жизнеобеспечения многих групп народов сейчас сравнимы с теми, что были 100 лет назад;5 в большей мере это касается коренных народов.6
По разным оценкам от 30 до 70 % всего населения сибирского региона находятся вне экономики, среди коренных народов доля такого населения в отдельных поселениях доходит до 95 %. Почти 90 % населения Севера и Сибири оказалось за чертой бедности. Под воздействием изменяющихся условий жизни трансформируется ментальность населения, это выражается в росте числа преступлений в сфере природопользования (браконьерство, сбор редких растений, занесенных в Красную Книгу). Динамика правонарушений показывает, что с 1997 по 2002 гг. только в Республике Бурятия процент экологических преступлений увеличился по сравнению с 1997 г почти в шесть раз. Примечательно то, что каждое седьмое экологическое преступление в Российской Федерации, связанное с незаконной порубкой о леса, совершается в Бурятии. Примерно такая же картина наблюдается и в других регионах Сибири.
В Республике Тыва за 2003 г. органами внутренних дел было зарегистрировано 9030 преступлений, что на 20,6 % больше, чем в 2002 г. В расчете на 10 тысяч населения приходилось 290 преступлений. Из общего числа зарегистрированных преступлений основная часть — тяжкие и особо тяжкие. Более половины (71,7 %) всех преступлений совершены лицами нигде не работающими. Социально опасных размеров достигла наркомания. В 2003 г. зарегистрировано почти в полтора раза (на 46 %) больше преступлений, связанных с оборотом наркотиков, чем в 2002 г. Средняя
5 Попков Ю. В. Проблемы современного этносоциального развития народов Сибири // Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник. Новосибирск, 2004. Вып. 6. С. 44.
6 Под коренным народом (этносом) понимается население, которое отличается своими адаптивными формами природопользования, «вписанными» в экосистему и следующее в повседневной жизни традиционным нормам культуры.
7 Донской Ф. С. Социальное государство и коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока: проблемы и перспективы. Якутск, 2002. С. 11-16.
8 Басаев Д. В. Охрана лесов: уголовно-правовые и криминологические аспекты (по материалам Республики Бурятия): Автореф. дис. канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 3. продолжительность жизни мужчин в Сибири (среди коренного населения) -47 лет .9
Разрушение традиционной (в том числе, и соционормативной) базы сибирских этносов ведет к тотальной деградации и маргинализации аборигенного населения, что порождает межнациональные проблемы, которые пока носят локальный и преимущественно латентный характер. Однако конфликтная ситуация может в любой момент разразиться в любом сибирском регионе и особенно там, где природные ресурсы беспощадно изымаются западными компаниями и олигархами без учета местной специфики.
В современной ситуации Сибирь (дающая 80 % энергоресурсов, 60 % золотовалютных поступлений страны)10 оказалась поделенной на зоны олигархического влияния, разъединенное население не может защитить свои интересы, исторически развивать свои этнические обычаи и традиции. К сожалению, у новой элиты наблюдается отчужденность и непонимание чаяний населения Сибири. Это же проявляется и в средствах массовой информации, особенно центральных. Для них Сибирь и проблемы сибирских этносов, культуры её народов не актуальны или находятся вне ценностей современной вестернизированной цивилизации. Поэтому Сибирь с её населением, её специфической соционормативной системой остается «экзотической, ресурсной окраиной, а не реальной кровной и основополагающей частью России».11
Между тем, Сибирь это не только ресурсная и геополитическая доминанта страны, но и душа евразийской сущности России. Сибирь — это место взаимодействия монгольских, тюркских, палеоазиатских и славянских
9 Социально-экономическое положение Сибирского федерального округа в 2003 году. М., 2004. С. 69.
10 Бороноев А. О. Сибирский менталитет: содержание и актуальность исследования // Проблемы сибирской ментальности. СПб., 2004. С. 26.
11 Там же. С. 33. народов, пространство диалога различных культур, в том числе и правовых. В рамках территории Сибири исторически сформировался особый социокультурный этнический тип и особая соционормативная культура, не учитывать которую нельзя в современных условиях. Поэтому изучение соционормативной культуры (в первую очередь обычного права сибирских этносов) в совокупности с учетом материальных условий и соответствующей ментальности позволит лучше понять и осмыслить современные процессы в сибирском регионе и ответить на многие актуальные вопросы современности, в том числе и входящие в предмет теории права.
Научная актуальность темы обусловлена тем, что, во-первых, необходимо понять онтологические и аксиологические аспекты обычного права, выяснить, что есть обычное право вообще, как общественный феномен, каковы его сущностные признаки. Во-вторых, выяснить, что есть этническое обычное право, в частности (как первоначальная фаза развития национального права). Понимание современного государственно организованного права невозможно вне его генезиса, вне первоначальных форм возникновения и развития. Такой первоначальной формой возникновения и развития современного позитивного права является этническое обычное право.
Кроме того, процесс формирования государственно организованного права не может быть никогда завершен, и одним из проявлений его незавершенности оказывается рождение новых обычно-правовых форм как в публично-правовой, так и в частно-правовой сферах, а также их законодательное оформление. Однако законодательное закрепление обычно-правовых форм не означает, что современная система права получила свое завершение. Ее несовершенство порождает новые обычаи, которые в свою очередь снова и снова вплетаются в ткань современной правовой практики, в том числе и законодательной.
В-третьих, ни в теории права, ни в истории права до сих пор не выдвинуто емкого определения понятия обычного права, включающего его сущностные признаки. Теоретические и исторические исследования обычного права изобилуют аналитическими категориальными оппозициями «обычай — закон», «несанкционированный обычай — санкционированный обычай», «обычное право — современное право», «обычно-правовая система — система законодательства» и т. п. Очевидно, что такие категории безлики, бедны содержательно и абстрактны. Использование этих категорий вытесняет из фокуса исследовательского внимания атрибутивные характеристики обычного права и всех его проявлений, его внутреннюю обусловленность, особенности институциональной структуры, которая исторически воспроизводится в соответствии с материальными условиями жизни и ментальными репрезентациями того или иного этноса.
В-четвертых, изучение этнического обычного права в традиционных обществах (исторически не ориентированных на рыночную экономику) теоретически актуально потому, что отсутствуют разработанная концепция включения обычно-правовых систем в государственно организованное право, и какая-либо методология оценки эффективности такого рода включения.
В-пятых, изучение этнического обычного права актуализирует понимание именно российской национальной специфики и дает основание для научной оценки либеральных теорий и глобалистских проектов с точки зрения степени и характера их применимости в современных условиях.
С учетом вышеизложенного можно утверждать, что создание научной концепции, раскрывающей онтологическую и аксиологическую сущность обычного права в традиционных обществах и, в частности, в обществах сибирских коренных народов в ретроспективе и в перспективе, — это крупная актуальная научная проблема, не нашедшая вплоть до настоящего времени своего развития в теоретико-правовом дискурсе.
Степень научной разработанности темы. Обзор научной литературы показывает, что разработка данной проблемы в теоретико-методологическом ключе осуществлялась на протяжении длительного времени. В этой связи интересны концепции представителей различных правоведческих школ: немецкой исторической школы права (Г. Гуго, Ф. К. Савиньи и
Г. Ф. Пухты) и их последователей; психологической школы права (Л. И. Петражицкий, в известной мере П. А. Сорокин и др.);14 этатистской15 западной (И. Бентам, К. Ф. Гербер, Г. Кельзен, Д. Остин, Г. Харт и др.)16 и дореволюционной российской школой права (Н. К. Ренненкампф,
Г. Ф. Шершеневич и др.); социологической западной (Е. Эрлих, А. Леви-Брюль, М. Ориу, Г. Гурвич, Э. Ламбер, Ф. Жени, Г. Морэн, Ж. Карбонье и
1Я др.) и российской дореволюционной школой права (С. А. Муромцев, Н. М. Коркунов, М. М. Ковалевский, Б. А. Кистяковский и др.), а также марксистской (К. Маркс, Ф. Энгельс); и советской школы права, являющей синтез этатизма с марксизмом.
12 Hugo G. Die Gesetze sind nicht die einzige Quelle der Juristischen Wahrheiten // Civilistisches Magazin. 1813; Савиньи Ф. К. 1) К законодательству и правоведению / Пер. О. А. Омельченко // ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. 2002. Выпуск 3. М., 2002; 2) Обязательственное право / Пер. с нем. Ф. Фукс и Н. Мандро. М., 1876; Пухта Г. Ф. Энциклопедия права. Ярославль, 1872.
13 Горюшкин 3. А. Руководство к познанию российского законоискусства. М, 1811; Кистяковский А. Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Киев, 1875; Белогриц-Котляревский JI. С. Творческая сила обычая в уголовном праве. Ярославль, 1890; Загоскин Н. П. История права русского народа. Казань, 1899 и др.
14 Петражицкий JI. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 2000; Сорокин П. А. Элементарный учебник общей теории права в связи с теорией государства. Ярославль, 1919 и др.
15 «etat» — государство.
16 Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства // Избранные сочинения. СПб., 1867; Кельзен Г. Чистое учение о праве Ганса Кельзена. М., 1987; Austin J. Lectures on Jurisprudence. Leipzig, 1869 и др.
17 Ренненкампф H. К. Юридическая энциклопедия. Киев; СПб., 1898; Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. М., 1912 и др.
18 Ehrlich Е. Grundlegung der Sociologie des Rechts. Munchen; Leipzig, 1913; Hauriou M. Aux sources du droit Le pouvoir, l’ordre et la liberie. Paris, 1933; Гурвич Г. Д. Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, JL В. Ворониной. СПб., 2004; Карбонье Ж., Карбонье Ж. Юридическая социология / Пер. с франц. и вступ. ст. В. А. Туманова. М: Прогресс 1986 и др.
В общетеоретических работах ученых-юристов не содержится анализа проблем этнического обычного права применительно к социальной практике, тех или иных народов за исключением, пожалуй, исторической школы права (анализировалось германское этническое обычное право). Поэтому в диссертации использовался целый ряд работ этнологической и антропологической направленности: JI. Леви-Брюля, К. Леви-Строса, Б. Малиновского, Ж. Малори, М. Мосса, М. Мид, А. И. Першица, А. Р. Редклифф-Брауна, М. Стингла, С. А. Токарева, Ю. И. Семенова, Д. Дж. Фрезера, Р. Шведера, Э. Э. Эванс-Причарда и др.19
Привлекались также работы сибирских этнографов и историков
A. Ф. Анисимова, И. Вамбоцыренова, Г. Григоровского, Л. М. Дамешека, Б. О. Долгих, С. Г. Жамбаловой, Е. М. Залкинда, В. А. Зибарева, Д. Кочнева, М. Кроля, Б. Э. Петри, А. Потаниной, Л. П. Потапова, В. Л. Приклонского,
B. Л. Серошевского, М. Н. Хангалова, П. Т. Хаптаева, А. А. Хараева, П. П. Хороших, П. Худякова, Б. Д. Цибикова и др. В них на богатейшем
19 Леви-Брюль Л. Первобытный менталитет. СПб., 2002; Леви-СтросК. 1) Первобытное мышление. М., 1994; 2) Печальные тропики. М., 1994; Малиновский Б. 1) Научная теория культуры. М., 1999; 2) Избранное: Динамика культуры. М., 2004; Malaurie J. Les derniers rois de Thule. Paris, 1965; Мид M. Культура и мир детства. М., 1988; МоссМ. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. М., 1996; Першиц А. И., Смирнова Я. С. Этнология права // Вестник Российской Академии наук. 1997. Т. 67. № 9; Редклифф-Браун А. Р. Структура и функция в примитивном обществе. М., 2001; СтинглМ. Таинственная Полинезия. М., 1991; Фрезер Д. Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. Т. 1. М., 2001; Shweder R. A. Preview: A colloquy of culture theorists // Culture Theory Essays on Mind, Self, and Emotion, New York, 1984; Эванс-Причард Э. Э. Нуэры. Описание способов жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов. М., 1978 и др.
20 АнисимовА. Ф. Родовое общество эвенков (тунгусов). Л., 1936; Вамбоцыренов И. Аба-хайдак, облава у хоринских бурят // ИВСОРГО. Т. XXI. Иркутск, 1890. №2; Григоровский Г. Поездка на Верхнюю Ангару // Известия ВосточноСибирского отделения ИРГО. Иркутск, 1890. Т. 21. № 2; Дамешек Л. М., Труфанов М. П., Шапова Л. В. и др. История Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. М., 1995; Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке. М., 1960; Жамбалова С. Г. Традиционная охота бурят. Новосибирск. 1991; ЗалкиндЕ. М. Общественный строй бурят в XVIII — первой половине веке ХЕХ в. М., 1970; Зибарев В. А. Юстиция у малых народов Севера (XVII-XIX вв.). Томск, 1990; КочневД. Очерки юридического быта якутов. Казань, 1899; Кроль М. Брачное право инородцев Селенгинского округа // Труды Троицко-Кяхтинского отделения Приамурского Отдела эмпирическом материале показано возникновение, становление и развитие обычного права применительно к конкретным фактам жизнедеятельности сибирских этносов. Вместе с тем для этих трудов характерна преимущественно эмпирическая направленность.
Эмпирическую направленность носят и работы историков права В. В
Увачана, М. Н. Игнатьевой, А. Т. Тумуровой, Г. А. Тюньдешева. В них авторы, используя социальную практику (В. Увачан — эвенков,
М. Н. Игнатьева — якутов, А. Т. Тумурова — бурят, Г. А. Тюньдешев -01 хакасов), описывают обычно-правовую соционормативную систему в определенных хронологических и территориальных рамках. Однако и эти работы, будучи историко-правовыми, не выходят на тот уровень обобщения, где исследуются онтология и аксиология обычного права.
Особый интерес представляют общие исторические монографии по проблемам обычного права коренных народов Сибири: «Материалы по юридической этнографии малых народов Севера» и «Обычное право народов
Сибири: буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы». Весьма ценными для исследования оказались материалы международных конгрессов по обычному праву и правовому плюрализму, учрежденных по инициативе Международного союза антропологических и этнологических наук и
Императорского Русского Географического Общества. Иркутск, 1895; Петри Б. Э. Брачные нормы у северных бурят. Иркутск, 1924; Потанина А. Рассказы о бурятах, их вере и обычаях. М., 1905; Приклонский В. J1. Три года в Якутской области // Живая Старина, 1891. Т. 3; Серошевский В. J1. Якуты. СПб., 1896; Хангалов М. Н. Зэгэтэ-аба-облава на зверей у древних бурят // Собрание сочинений. Т. 1. Улан-Удэ, 1958; Хаптаев П. Т. Предания о бурятских родах Эхиритского племени // Бурятоведческий сборник. Иркутск, 1930; Хороших П. П. Знаки собственности бурят. Иркутск, 1929; Цибиков Б. Д. Обычное право селенгинских бурят. Улан-Удэ, 1970 и др.
Увачан В. В. Обычное право эвенков в XVII — начале XX века. М., 2001; Игнатьева М. Н. Обычное право якутов (XVII-XIX вв.): Дис. . канд. юрид. наук. М., 1989; Тумурова А. Т. Обычное право бурят по Селенгинскому уложению 1775 года: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1997; Тюньдешев Г. А. Обычай как элемент правовой культуры хакасов: Дис. . канд. юрид. наук. СПб., 1997.
22 Материалы по юридической этнографии малых народов Севера. Томск, 1993; Обычное право народов Сибири (буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы) / Сост. и автор комментариев В. В. Карлов. М., 1997.
Института этнологии и антропологии РАН.23 Но и они не имеют своей целью теоретическое осмысление природы правовых обычаев, стало быть, не дают представления о характере базовых, наиболее значимых проблем, лежащих в плоскости именно теории права.
Таким образом, очевидна необходимость специальной разработки темы, выбранной для диссертационного исследования.
Объект и предмет исследования. Объектом исследования является обычное право во всем многообразии его социокультурных источников и форм.
В качестве предмета диссертационного исследования выступает этническое обычное право сибирских народов, исторически придерживающихся традиционного образа жизни и подвергающихся в процессе своего исторического развития аккультурации.
Цель и задачи диссертационного исследования. Цель настоящего диссертационного исследования состоит в разработке теоретико-методологических основ и концептуального аппарата теории этнического обычного права. Данная цель конкретизируется в следующих задачах:
1) обосновать новое методологическое основание обычного права;
2) предложить плюралистический подход к раскрытию феномена обычного права и продемонстрировать его перспективы применительно к традиционным обычно-правовым системам сибирских этносов;
3) исследовать сущностную характеристику обычного права в системном и функциональном аспектах;
См., например: Homo Jundicus. М., 1997; Обычное право и правовой плюрализм (материалы XI Международного конгресса по обычному праву и правовому плюрализму август 1997 г., Москва). М., 1999; Человек и право. Материалы летней школы по юридической антропологии. М., 1999; Обычай и закон: Исследования по юридической антропологии. М., 2002.
4) выявить механизмы институционализации обычного права в общетеоретическом и прикладном аспектах;
5) раскрыть взаимосвязь процессов институционализации обычного права в частности и социального порядка в целом;
6) на основе вариаций письменной и бесписьменной культуры выявить особенности объективаций обычно-правовых институтов у сибирских этнических сообществ, обрисовать их картину мира и выявить особенности обычно-правового сознания;
7) определить первичные (реальные) и вторичные (формальные) источники обычного права в общетеоретическом и прикладном аспектах, то есть применительно к этносоциальному развитию сибирских этносов;
8) обозначить виды обычно-правовых отношений и дать с учетом их особенностей соответствующую классификацию;
9) рассмотреть обычно-правовую систему с точки зрения обычно-правовых отношений, обычно-правовых норм и объективированной обычно-правовой информации;
10) показать специфику элементного состава обычно-правовой системы и системы обычного права;
11) определить субъектный состав обычно-правовых отношений;
12) выявить наиболее типичные механизмы правовой коммуникации в традиционных обществах;
13) проанализировать степень совместимости либеральных ценностей с ценностями традиционных обществ;
14) проследить процесс институциональной трансформации обычно-правовых систем в общетеоретическом и прикладном значениях, то есть применительно к жизненным условиям сибирских этносов;
15) выявить типичные варианты трансформации обычно-правовых систем и предложить её наиболее адекватный вариант.
Теоретическую и методологическую основу диссертации составляет социологическая феноменология, являющая синтез классических и неклассических подходов и методов. Это в свою очередь обусловливается (принципиальный момент авторских рассуждений) ограниченностью любого типа объяснений, потому что ни один узкоспециальный анализ не может при современном состоянии развития соответствующих наук привести к единственно правильным выводам, научно выверенным утверждениям. Поэтому представляется, что только на базе неклассической методологии (социологической феноменологии) возможен адекватный анализ обычного права.
Наиболее широко применяемыми в диссертации методами были: исторический, антропологический, социологический, системный, сравнительный (диахронный и синхронный), герменевтической реконструкции и др. Исторический метод позволил установить историко-культурный контекст, изучить обычное право во всем многообразии его социокультурных форм; восполнить пробелы, возникшие при изучении обычного права тех народов, у которых отсутствовала письменная культура.
Антропологический метод позволил получить знание об обычном праве через призму человеческой природы (в единстве её телесного, экономического и духовного начал).
Социологический метод дал возможность проследить внутренние и внешние связи обычного права с обществом.
Системный метод использовался в данном исследовании применительно к обычному праву как к многоуровневому, гетерогенному явлению общественной жизни, представленному различными элементами и их системными связями. Это дало возможность рассмотреть обычное право в виде относительно сбалансированной, саморазвивающейся и самовоспроизводящейся системы.
Сравнительный метод (диахронный и синхронный) позволил сопоставить обычное право у различных народов.
Метод герменевтической реконструкции24 предоставил возможность рассматривать обычно-правовые явления не через призму, устоявшихся в классической науке представлений, а через акты понимания, осуществляющихся в процессе повседневного правового жизненного опыта. Отсюда обычное право — это не некая независимая (объективная) реальность, а интерсубъективная, которая не существует вне человека (социума).
Теоретический анализ обычного права предполагал научную проработку основных концептуальных положений смежных наук гуманитарного профиля. В связи с этим использовались труды Аристотеля, С. С. Аверинцева, М. М. Бахтина, П. Бергера, Н. А. Бердяева, Ж. Бодрийяра, М. Вебера, Г. В. Ф. Гегеля, Л. Гейгера, Т. Гоббса, Э. Гуссерля, Э. Кассирера, Д. Локка, Ю. М. Лотмана, Т. Лукмана, Н. Лумана, К. Маркса, Ш.-Л. Монтескье, Р. Пайпса, Т. Парсонса, Платона, П. Тейяра де Шардена, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, М. Т. Цицерона, О. Шпенглера, А. Щюца, Ф. Энгельса, К. Ясперса и др.25 Применялись также идеи
24 Под герменевтической реконструкцией понимается разоформление устоявшегося в классической науке видения.
25 Аристотель 1) О душе // Сочинения в 4 т. Т. 1. М: Мысль, 1976; 2) Никомахова этика // Сочинения: В 4 т. Т. 4. М., 1983; Аверинцев С. С. Символ // Философский энциклопедический словарь. М., 1989; Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1986; Бергер П. Приглашение в социологию. Гуманистическая перспектива. М., 1996; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995; Бердяев Н. А. Философия неравенства // Русское зарубежье: Из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991; Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть. М., 2000; ВеберМ. 1) Теория ступеней и направлений религиозного неприятия мира // Избранное. Образ общества. М., 1994; 2) Хозяйственная этика мировых религий // Избранное. Образ общества. М., 1994; Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 3. Философия духа. М., 1977; Гейгер Л. Значение языка в истории развития человечества. Сер II, Вып. 6. Одесса, 1897; Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского // Сочинения в 2 т. Т. 2. М., 1991; Гуссерль Э. 1) Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994; 2) Гуссерль Э. Основные проблемы феноменологии. СПб., 2004; Кассирер Э. Философия символических форм // Культурология. XX век. М., 1995; ЛоккД. О государственном правлении // Избранные философские произведения в 2 т. Т. 2. М., 1960; Лотман Ю. М. этнолингвистической теории В. В. Колесова, Ю. И. Прохорова, Ю. А Сорокина.26 В диссертации использовались положения социальной психологии (В. Вундт, Ч. X. Джадд, И. Кон, М. Коул, Г. Тард, В. Франки,
3. Фрейд, Э. Фромм, К. Хорни, К. Г. Юнг и др.); политической
28 антропологии (Ж. Баландье); антропологии права (Н. Рулан, С. А. Дробышевский, В. В. Бочаров); экономической антропологии
Семиосфера. СПб., 2004; ЛуманН. Власть / Пер. с нем. А. Ю. Антоновского. М., 2001; Маркс К., Энгельс Ф. 1) К критике политической экономии. Соч., 2-е изд. Т. 13. М., 1959; 2) Экономические рукописи 1857-1859 гг. (Первоначальный вариант «Капитала») // Соч. 2-е изд. Т. 46. 4.1. М: Политиздат, 1968; 3) Экономическо-философские рукописи 1844 года Соч., 2-е изд. Т. 42. М., 1974; Монтескье Ш.-Л. Избранные произведения. М., 1955; Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998; Пайпс Р. Собственность и свобода. М., 2000; Платон. Федон // Собрание сочинений: В 4 т. Т. 2. М., 1993; Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М., 1987; Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2000; Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления. М., 1993; Цицерон М. Т. О государстве. О законах. О старости. О дружбе. Об обязанностях. Речи. Письма. М., 1999; Шпенглер О. Закат Европы Очерки морфологии мировой истории: В 2 т. М., 1998; Schutz А. 1) Common-Sense and Scientific Interpretation of Human Action // Collected, Papers. V. 1. The Problem of Social Reality. The Hugue, 1962; 2) Щюц А. Повседневное мышление и научная интерпретация человеческого действия. М., 1993; Ясперс К. Смысл и назначение истории / Пер с нем. 2-е изд. М., 1994 и др.
26 Колесов В. В. Концепт культуры: образ, понятие, символ // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2. 1992. Вып. 3. № 16; Прохоров Ю. И. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в межкультурной коммуникации // Функциональные исследования. Вып. 4. М., 1997; Сорокин Ю. А. Стереотип, штамп, клише: к проблеме определения понятий // Общение: теоретические и прагматические проблемы. М., 1978; и др.
27 Вундт В. Проблемы психологии народов, М., 1912; Judd С. Н. The Psychology of Social Institutions. New York, 1926; КонИ. С. Социология личности. М., 1967; Коул М. Культурно-историческая психология: наука будущего. М., 1997; Тард Г. Законы подражания (Les lois de Г imitation). СПб., 1892; ФранклВ. Человек в поисках смысла: Сборник. М., 1990; Фромм Э. Человек для себя. Минск. 1992; Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого «Я» // Труды разных лет. Кн. 1. Тбилиси, 1991; Хорни К. Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза // Психоанализ и культура: Избранные труды Карена Хорни и Эриха Фромма. М: Юрист, 1995;
Юнг К. Г. Архетип и символ. М., 1991; и др.
Баландье Ж. Политическая антропология. М: Научный мир, 2001.
Бочаров В. В. Власть, традиции, управление (попытка этноисторического анализа политических культур современных государств Тропической Африки) М., 1992; Дробьппевский С. А. Историческое место политической организации общества и права: спорные вопросы // Правоведение. 1991. №4; Рулан Н. Юридическая антропология. М., 2000.
М. Салинз, В. С. Автономов, А. Г. Гаджиев, Н. А. Розинский, Д. Ю. Миропольский и др.)-30
В работе применялся ряд концептуальных положений отечественных ученых С. С. Алексеева, В. М. Боера, А. Б. Венгерова, В. Г. Графского, Ю. И. Гревцова, Д. А. Керимова, А. И. Ковлера, И. Ю. Козлихина, Р. 3. Лившица, Д. И. Луковской, Я. М. Магазинера, Г. В. Мальцева, Л. С. Мамута, М. Н. Марченко, Г. И. Муромцева, В. С. Нерсесянца, И. Г. Оршанского, А. В. Полякова, Р. А. Ромашова, И. Е. Синициной, Л. И. Спиридонова, М. А. Супатаева, Б. Н. Топорнина, В. А. Туманова, А. Ф. Черданцева, И. Л. Честнова, Л. С. Явича, А. С. Ященко; ряд положений западной теоретико-правовой науки Ж.-Л. Бержеля, Г. Дж. Бермана, Р. Давида, Г. Кленнера, Д. Ллойда, Г. Радбруха, С. С. Пракаш, Н. Неновски, Г. Филанжьери, А. Элота и др.
Научная новизна диссертационного исследования. Диссертация является первым комплексным, логически завершенным, самостоятельным монографическим исследованием общетеоретических проблем этнического обычного права. Термин «этническое обычное право» диссертантом в научный оборот вводится впервые с целью различения современного обычного права (термин достаточно условный), представленного обычаями делового оборота проч. обыкновениями, и этнического традиционного обычного права как первоосновы формирования национального государственно организованного права.
Базируясь на неклассической методологии диссертационное исследование реконструирует генезис этнического обычного права, в наиболее развернутом виде отражает его объективное и субъективное ол
Миропольский Д. Ю. Хозяйственная система: исходные принципы функционирования: Учебное пособие. СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2004; Салинз М. Экономика каменного века. М., 2000 и др. содержание, социокультурные источники и формы, детерминанты развития как в ретроспективе, так и в перспективе.
Обоснованная в диссертации концепция этнического обычного права вписывается в традиции социологической юриспруденции,31 развивает концептуальные положения и идеи относительно исследуемого феномена, по-новому показывает его источники, формы, систему, субъектный состав, трансформацию и проч., обнаруживает связь с другими социальными явлениями и обществом в целом.
На защиту выносятся следующие основные положения и выводы.
1. Этническое обычное право возникает задолго до появления государства и государственно организованного права. Оно неразрывно связано с человеческой (социальной) природой и в большей степени зависит от социокультурных переменных (включая материальные условия жизни и ментальность народа), нежели от его внешней фиксации органами власти.
2. Этническое обычное право в функциональном аспекте представляет собой определенную систему общественных отношений, в которых обнаруживают себя права и обязанности субъектов этих отношений; в институциональном аспекте обычное право — это сложное интерсубъективное, нормативное, социально значимое и общественно полезное явление. Представленное специфическими формализованными структурами (правовыми обычаями), содержащими соответствующие (обычно-правовые) нормы, оно имеет прямые и обратные связи с социальной (традиционной) системой.
3. Будучи частью традиционной социальной системы, этническое обычное право ограждает её от распада, обеспечивает саморазвитие, самовоспроизводство, формирует в процессе трансформации новые,
31 Многие положения диссертации продолжают и развивают феноменолого-коммуникативную правовую концепцию А. В. Полякова относительно устойчивые элементы и институциональные подсистемы, регенерирует деформированные и разрушенные. В свою очередь, социальная система задает определенный социокультурный фон для обычно-правовой подсистемы: обеспечивает ее развитие и функционирование необходимым уровнем религиозно-философских представлений, формирует особое ментальное поле, отвечает за воспроизводство и социализацию поколений, гарантирует безопасность.
4. Этнические правовые обычаи — это типизированные правила поведения (институты), которые имеют интерсубъективную природу. Интерсубъективность правовых обычаев определяется тем, что они, с одной стороны, отражают индивидуальные психические адаптации живущих в обществе людей с целью выработки правовых средств для искоренения отдельных видов инадаптаций; поэтому приспособление людей к социальной среде определяется стереотипизированными установками, отвечающими конкретным условиям их жизни. С другой стороны, правовые обычаи объективны, ибо в режиме реификации условно отчуждаются от человека и существуют в относительно автономном режиме, так что люди находят их уже существующими. Выступая одновременно частью психической деятельности и атрибутом внешней действительности, правовые обычаи являются внутренним руководством к определенной социально выверенной, общественно полезной деятельности субъекта и одновременно источником побудительных влияний на него внешней среды.
5. Этнические правовые обычаи интерпретировались «социальными архитекторами»* как основание общезначимого и общеобязательного поведения, имеющего предоставительно-обязывающий характер (так как предоставляли соответствующие права и обязанности субъектам правоотношений). Этнические правовые обычаи, как правило, всегда вождями, старейшинами, жрецами и прочими должностными лицами в демосоциальных коллективах. обладают целезамещающим действием, освобождая участников правоотношения от целеполагания, предлагая просто учитывать существующий порядок, базирующийся на представлениях о должном и возможном. В отличие от возможного должное в традиционных обществах освящалось ритуальной традицией.
6. Объективированные преимущественно символическими формами, этнические правовые обычаи содержали те или иные социальные максимы, которые легитимировались коллективным сознанием и коллективным бессознательным и устанавливали границу, предел дозволенного. Впоследствии запечатленные письменно, они являли только внешнюю оболочку, так как письменный текст обычая — это еще не весь обычай, не менее важная составная часть его находилась вне письменного текста в общем символическом пространстве социума.
7. Государственно организованное право должно являться в традиционной этнической среде преемником обычного права и закреплять те или иные уже существующие правовые отношения. Данный вывод основывается на том, что этническое обычное право выражает культурные особенности того или иного сообщества людей (этноса). Поэтому его следует оценивать как особенную форму свободы, выражающуюся в возможности тех или иных народов действовать в соответствии со своими этническими интересами. Отсюда в этнической среде западные правовые институты и соответствующие им ценности не находят, пока во всяком случае, благодатной почвы для своего развития. Чаще превращаясь в формальную и поверхностную фиксацию инноваций, они либо принимаются в искаженной форме, либо вообще отторгаются коллективным этническим сознанием.
8. Эффективность действия государственно установленных законов в традиционных обществах зависит от степени учета в них обычно-правовых институтов. Государственно организованное право может быть признано легитимным в случае его признания этническим сообществом в качестве своего». В случае же несовпадения обычно-правовых установок (моделей) с нормами закона обычно-правовое сознание лишает его места в этнической среде и выводит из употребления, радикально меняет его сущность вплоть до социально протестного поведения.
9. Существенным признаком этнического обычного права в условиях традиционного типа общественной системы является его коллективная обусловленность. В этих условиях этносоциальный коллектив представляется как единый и неделимый организм, основанный на универсальных родовых и семейных связях, поддерживаемых институциональной обычно-правовой системой, укрепляющей родовое единство.
10. Индивидуальный уровень правоотношений в условиях традиционного общества не имел предпосылок для развития. Эмансипация индивида или отделение определенной социальной группы от общего коллектива («родового тела») на данной ступени социогенеза были равносильны отторжению от единого организма его части. При этом род обеспечивал защиту интересов своих членов, предоставляя необходимый минимум субъективных прав. Из этого следует, что в условиях включения традиционных культур в систему права доминантного общества необходимо специальное закрепление за этническими сообществами особого правового
1 коллективного статуса, отличного от статуса других субъектов. Это, в свою очередь, означает признание права коренных народов на реализацию особого пути развития, в основе которого лежат ценности традиционного образа жизни.
Теоретическая и практическая значимость диссертации заключается, прежде всего, в том, что обоснована авторская концепция этнического обычного права, а это существенно обогащает теорию права. Диссертация в определенной мере восполняет пробелы в воссоздании исторического прошлого бесписьменных народов как наиболее трудного для науки.
Отдельные положения диссертации могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности при анализе перспектив правового регулирования традиционно ориентированных сообществ (этнических групп) ряда сибирских народов; при исследовании проблем взаимосвязи обычного права с государственно организованным правом; при изучении обычно-правовых факторов влияния на законодательство; перспектив заимствования правовых институтов извне, а также в дальнейших научных исследованиях как обычного права народов России, так и населения Сибири и Дальнего Востока.
Выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в деятельности государственных органов и общественных структур при решении юридических и социально-экономических задач, принятии законодательных и иных правовых актов, действующих на территориях проживания этнических сообществ народов Сибири.
Материалы диссертации могут использоваться в процессе преподавания учебных курсов по теории и истории государства и права; ряда спецкурсов, например, по правовой культуре и правосознанию народов Сибири, а также спецкурсов по общей и региональной юридической антропологии и этнологии как на юридических, так и на иных гуманитарных факультетах.
ВЫВОД ДИССЕРТАЦИИ
по специальности «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве», Ломакина, Ирина Борисовна, Санкт-Петербург
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Полученные в процессе проведенного исследования результаты позволили сделать ряд обобщающих выводов и рекомендаций, а также обозначить ряд направлений для дальнейшей исследовательской работы.
Во-первых, осуществлена попытка обогащения теоретико-методологической базы исследования обычного права. Это дает широкий спектр возможностей для изучения явлений обычно-правовой действительности, во многом указывающих на процесс генезиса права. Предложенный плюралистический подход позволяет шире и глубже взглянуть на обычное право, как на всегда существующую данность, как на некий субстрат, содержащий в снятом виде весь предшествующий правовой опыт.
Во-вторых, в работе доказывается, что обычное право всегда присутствует в социальной среде в развернутом или снятом виде, вне зависимости от его государственного санкционирования. Это, в свою очередь, означает его относительную автономию от государственно организованного права. Его реальными источниками выступают материальные условия жизни и ментальность этносов, обусловливающие самобытность обычно-правовой системы.
В-третьих, обычное право непосредственно и опосредованно связано с природой человека и вне субъекта (человека) не существует, его жизнеспособность зависит от его практических потребностей и соответствующей этим потребностям ментальности.
В-четвертых, введение в научный оборот понятия «этническое обычное право» в соотнесении с понятием «обычное право» позволяет сформировать основу теоретического аппарата для данного рода исследований.
В-пятых, проведенное исследование показало, что обычное право — это сложное институциональное, интерсубъективное, нормативное, регулятивное социальное явление общественной жизни, закрепляющее традиционный тип организации общественной структуры.
В-шестых, необходимо и дальше развивать данное исследовательское направление (теорию обычного права), так как именно оно во многом проливает свет на современные процессы, понять которые невозможно без знания исторического прошлого. «Прошлое — это история истоков, история «корней», а также и «дорог», тех путей, по которым мы пришли туда, где сейчас находимся».67
Многие проблемы обычного права в диссертации лишь обозначены. Например, требуют дальнейшей разработки вопросы о соотношении обычного права вообще и этнического в частности с государственно организованным правом; обычного права современного (перспективного) с этническим обычным правом (ретроспективным). Особый интерес представляет также проблема соотношения обычного права с правами и свободами национальных меньшинств в мультикультуральных обществах. Дальнейшего исследования требует проблема применения норм этнического обычного права судебными органами. Интересен в этом плане опыт Канады и Австралии.
Не претендуя на более подробное освещение поставленных в данной диссертации задач, отметим, что обычное право — общественный феномен, требующий дальнейшего изучения юридическими науками.
67 Берман Г. Дж. Западная традиция права: Эпоха формирования. / Пер. с англ. М., 1994. С. 15.
БИБЛИОГРАФИЯ ДИССЕРТАЦИИ
«Этническое обычное право»
1. Конституции Российской Федерации. Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года//Российская газета. 1993. 25 декабря.
2. Международный пакт о гражданских и политических правах // Ведомости верховного Совета СССР. 1976. № 17 (1831). Ст. 291.
3. Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств ETS № 148 (1992г.) (Текст Хартии официально опубликован не был).
4. Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам /Действующее международное право. Т. 2.
5. Рамочная Конвенция о защите национальных меньшинств ETS № 157 (1995г.) // СЗ РФ. 1999. № 11. Ст. 1256.
6. Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» от 7 мая 2001г. № 49-ФЗ // СЗ РФ. 2001. №20. Ст. 1972.
7. Федеральный закон «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» от 20 июля 2000г. № 104-ФЗ // СЗ РФ. 2000. № 30. Ст. 3122.
8. Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» от 30 апреля 1999г. № 82-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2208.
9. Закон РФ «О языках народов Российской Федерации» от 25 октября 1991г. № 1807-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1991. № 50. Ст. 1740.
10. Указ Президента РФ «О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 18. Ст. 250.
11. Постановление правительства РФ «О федеральной целевой программе «Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 года» от 27 июля 2001г. № 564 // СЗ РФ. 2001. № 32. Ст. 3327.
12. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. Т. 1-45. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830.
13. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. Т. 1-55. СПб., 1830-1884
14. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3-е. Т. 1-33 СПб., 1885-1917.
15. Свод законов Российской империи. Т. 1-16. СПб., 1832-1917.
16. Свод степных законов кочевых инородцев Восточной Сибири (Проект). СПб., 1836.
17. Свод степных законов кочевых инородцев Восточной Сибири. СПб., 1841.
18. Временное положение об устройстве общественного управления и суде кочевых инородцев Забайкальской области. Чита: Типография Забайкальского казачьего войска, 1904. 69 с.
19. Международные пакты о правах человека: сборник документов. СПб.: СКФ «Россия-Нова», 1993. 39 с.
20. ИСТОЧНИКИ СТАТИСТИЧЕСКИХ СВЕДЕНИЙi 21. Сибирский федеральный округ в цифрах: Статистическийсборник 2001 г. Новосибирск, 2002.
21. Сибирский федеральный округ в цифрах: Статистический сборник 2002 г. Новосибирск, 2003.
22. Статистический бюллетень. ЦСУ Сибирское статистическое управление. Новониколаевск, 1924. № 1 (октябрь). 81 с.
23. Тува за 80 лет: Юбилейный статистический сборник. Кызыл,2001.1. НАРРАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ
24. Бурятские летописи. Улан-Удэ: Улан-Удэнское книжное изд-во, 1995.-312 с.
25. Материалы по исследованию землепользования и хозяйственного быта сельского населения Иркутской и Енисейской Губерний. Т. 2. М., 1890.
26. Материалы по юридической этнографии малых народов Севера. Томск: Изд-во Томского университета, 1993. 161 с.
27. Материалы совещания научных работников права. М.: Юридическое издание НКЮ СССР, 1938. 192 с.
28. Обычное право. Вып. 1. Материалы для библиографии обычного права / Сост. Е. И. Якушкин. Ярославль: Типография губернского правления, 1875.-296 с.
29. Обычное право народов Сибири (буряты, якуты, эвенки, алтайцы, шорцы) / Сост. и автор комментариев В. В. Карлов / Под ред. Ю. И. Семенова. М.: Старый сад, 1997. 395 с.
30. Обычное право хоринских бурят: Памятники старомонгольской письменности / Сост. и автор комментариев Б. Д. Цибиков / Пер. с монг. Новосибирск: ВО «Наука», 1992. 312 с.
31. Отношение населения Нюрбинского улуса к промышленному освоению алмазного месторождения «Накын» // Научный отчет Института гуманитарных исследований НА Республики Саха (Якутия). Рукопись, 2000.
32. Павлинов Д. М., Виташевский Н. А., Левенталь Л. Г. Материалы по обычному праву и по общественному быту якутов. Т. IV. Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1929. 448 с.
33. Сборник обычного права сибирских инородцев / Издание Д. Я. Самоквасова. Варшава: Типография Ивана Носковского, 1876. 282 с.
34. Сборник документов по истории народов Якутии в XVII-XVIII вв. / Под ред. Б. Д. Грекова. Л.: Изд-во института народов Севера ЦИК СССР, 1935.-360 с.
35. Степной закон. Обычное право казахов, киргизов, туркмен / Под ред. Ю. И. Семенова. М.: Старый сад, 2000. -289 с.
36. МОНОГРАФИИ И ИНЫЕ НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ
37. Абашидзе А. X. Защита прав меньшинств по международному и внутригосударственному праву. М.: «Права человека», 1996. 476 с.
38. Абрамян Л. А. Первобытный праздник и мифология. Ереван: Изд-во АН АрмССР, 1983. 231 с.
39. Автономов В. С. Очерки экономической антропологии. М.: Наука, 1999. 127 с.
40. Агеев В. Н. Семиотика. М.: 2002 с.
41. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии / Пер. с нем. Вст. ст. А. М. Боковикова. М.: «Прогресс», 1995. 296 с.
42. Александров В. А. Обычное право крепостной деревни России XVIII начала XIX вв. М.: Наука, 254 с.
43. Алексеев С. С. Право: азбука теория — философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. — 712 с.
44. Алексеев С. С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Норма, 2001.-752 с.
45. АнисимовА. Ф. Родовое общество эвенков (тунгусов). JL: Госиздат, 1936.- 194 с.
46. Арановский К. В. Конституционная традиция в российской среде. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2003. 658 с.
47. Арон Р. Этапы развития социологической мысли / Общ. ред. и предисл. П. С. Гуревича. М.: «Прогресс» «Политика», 1992. — 608 с.
48. Архипов С. И. Субъект права: теоретическое исследование. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2004. 469 с.
49. Афанасьев В. Г. Системность и общество. М.: Наука, 1980.214 с.
50. БабичИ. J1 Эволюция правовой культуры адыгов (1860-1990-е годы). М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1999. 238 с.
51. Бабич И. JI. Народные традиции в общественном быту кабардинцев. М.: Б. и., 1995. 129 с.
52. Бабич И. Л. Правовой плюрализм на Северо-Западном Кавказе (Исследования по прикладной и неотложной этнологии) / Рос. Акад. Наук, ин-т этнологии и антропологии М.: Б. и., 2000. 30 с.
53. БайтинМ. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков) Саратов: Изд-во СГАП, 2001. 416 с.
54. Баландье Ж. Политическая антропология / Пер. с франц. Е. А. Самарской. М.: Научный мир, 2001. 204 с.
55. БахрахД. Н. Субъекты советского административного права. Свердловск: Изд-во Свердловского юридического ин-та, 1985. 168 с.
56. Башмаков А. А. Очерки права родового, наследственного и обычного (Юридические исследования). СПб.: Русско-Французская типография. 445 с.
57. Белогриц-Котляревский JI. С. Творческая сила обычая в уголовном праве. Ярославль: Тапо-литография Г. Фалька, 1890. 260 с.
58. БентамИ. Введение в основания нравственности и законодательства // Избранные сочинения / Пер. А. Н. Пыпина и А. Н. Неведомского. СПб., 1867.
59. Бергер П. Приглашение в социологию: Гуманистическая перспектива / Пер. с англ. М.: Аспект-пресс, 1996. 166 с.
60. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: «Медиум», 1995. 321 с.
61. БердяевН. А. Философия неравенства // Русское зарубежье: Из истории социальной и правовой мысли. Л.: Лениздат, 1991. 440 с.
62. Березин И. Очерк внутреннего устройства улуса Джучиева. СПб.: Типография Императорской академии наук, 1863. 98 с.
63. БержельЖ.-Л. Общая теория права / Пер с франц. Г. В. Чуршукова. М.: NOTA BENE, 2000. 576 с.
64. Берман Г. Дж. Западная традиция права. Эпоха формирования. М.: Изд-во МГУ, 1994. -592 с.
65. БодрийярЖ. Символический обмен и смерть / Пер. с франц. С. Н. Зенкина. М.: «Добросвет» 2000. 387 с.
66. Бокова Е. Н. Эвен ханинни. Душа эвена. Якутск: Якутское книжн. изд-во, 1998.- 168 с.
67. Бородай Ю. М. Эротика-смерть-табу: трагедия человеческого сознания. М.: ГНОЗИС, 1996. 413 с.
68. Бочаров В. В. Власть, традиции, управление. Попытка этноисторического анализа политических культур современных государств Тропической Африки. М.: Наука, 1992. 296 с.
69. Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. (Очерки теории). М.: Юридическая литература, 1976. 215 с.
70. Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983. 412 с.
71. Бромлей Ю. В. Этнос и археология. М.: Наука, 1973. 401 с.
72. Бутинов Н. А. Народы Папуа-Новой Гвинеи (От племенного строя к независимому государству). СПб.: Востоковедение, 2000. 374 с.
73. Бутинов Н. А. Народы Папуа-Новой Гвинеи (хозяйство, общественный строой), 1968 255 с.
74. Вамбоцыренов И. Аба-хайдак, облава у хоринских бурят // ИВСОРГО. Т. XXI. Иркутск, 1890. № 2. 34 с.
75. Василенко И. А. Диалог цивилизаций: социокультурные проблемы политического партнерства. М.: Эдиториал УРСС, 1999. 272 с.
76. Вестник Коммунистической академии. Т. 3. М.: Гос. изд., 1931,516 с.
77. Вико Дж. Основания новой науки об общей природе наций / Пер. и комментарии А. А. Губена. Л.: Гослитиздат, 1940. 620 с.
78. Винер Н. Кибернетика и общество / Пер. Е. Г. Панфилова. М.: Изд-во иностранной литературы, 1958.-200 с.
79. Виноградов П. Г. Очерки по теории права. СПб.: Товарищество А. А. Левинсон, 1915. 153 с.
80. Вундт В. Проблемы психологии народов, М.: Типография Семина, 1912. 712 с.
81. Вундт В. Миф и религия / Пер. с нем. В.Базарова. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1913. 416 с.
82. Вундт В. О развитии этических воззрений. М.: Университетская типография, 1886.-43 с.
83. Выготский Л. С., Лурия А. Р. Этюды по истории поведения. М.: Педагогика-Пресс, 1993. 224 с.
84. Гегель Г. В. Ф. Философия права / Пер. с нем.; Ред. и сост. Д. А. Керимов и В. С. Нерсесянц. М.: Мысль, 1990. 524 с.
85. Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 3. Философия духа. М.: Мысль, 1977. 471 с.
86. Гейгер JI. Знание языка в истории развития человечества / Пер. с нем. JI. С. Зака. Сер. II, Вып. 6. Одесса: Типография Высоч. Утв. Южно-Русск. об-ва Печатного Дела. 1897. 27 с.
87. Гердер И. Г. Идеи к философии истории человечества / Пер. и примеч. А. В. Михайлова. М.: Наука, 1977. 703 с.
88. ГоббсТ. Сочинения: В 2 т. / Сост., ред., авт. примеч.
89. B. В. Соколов; Пер. лат. и англ. М.: Мысль, 1991.
90. Горюшкин 3. А. Руководство к познанию российского законоискусства. М.: Университетская типография, 1811-1816. 236 с.
91. Графский В. Г. Институты самоуправления: историко-правовое исследование. М: Наука, 1995. 300 с.
92. ГубаеваТ. В. Язык и право. Искусство владения словом в профессиональной юридической деятельности. М.: Норма. 160 с.
93. Гумилев JI. Н. Древняя Русь и Великая Степь. М.: «Лорис» 1992. -511 с.
94. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Гидрометеоиздат, 1990.-528 с.
95. Гумплович Л. Общее учение о государстве / Пер. с нем. И. Н. Неровецкого. СПб.: Общественная польза, 1910. 516 с.
96. Гурвич Г. Д. Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, Л. В. Ворониной. СПб.: Издательский Дом
97. C.-Петерб. гос. ун-та, Изд-во юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. 848 с.
98. Гуревич А. Я. Исторический синтез и Школа «Анналов». М.: Индрик, 1993.-327 с.
99. Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994. с.
100. Гуссерль Э. Основные проблемы феноменологии / Пер. с нем. А. А. Анипко. СПб.: Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. 367 с.
101. Давид Р. Основные правовые системы современности / Пер. с франц. и вст. ст. В. А. Туманова. М.: Прогресс, 1988. 496 с.
102. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности / Пер. с франц. В. А. Туманова. М.: Международные отношения, 1998. -400 с.
103. ДамешекЛ. М., Труфанов М. П., ШаповаЛ. В. и др. История Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. М.: Прогресс, 1995. -544 с.
104. Денисов В. Н. Системы права развивающихся стран. Киев, 1974.
105. Денисов Ю. А., Спиридонов Л. И. Абстрактное и советское в советском правоведении. Л.: Наука. 208 с.
106. Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке. М.: Изд-во Акад. Наук СССР, 1960. 622 с.
107. Донской Ф. С. Социальное государство и коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока: проблемы и перспективы. Якутск: Изд-во якутского гос. ун-та, 2002. 198 с.
108. Дуглас М. Чистота и опасность. Анализ об осквернении табу / Пер. с англ. Р. Г. Громова. М.: КАНОН-ПРЕСС-Ц, 2000. 285 с.
109. Дьяконов И. М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. М.: Изд. фирма «Восточная литература», 1994. 382 с.
110. Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. Введение. Часть Общая. Т. 1. СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1898. Вып. 1.-800 с.
111. Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства / Пер. А. Ященко, М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1908. 957 с.
112. Дюги Л. Социальное право. Индивидуальное право и преобразование государства. Лекции, прочитанные 1908 г. в Высшей школе социальных наук в Париже / Пер. с франц. СПб.: Н. Н. Клочков, 1909. 148 с.
113. ДюркгеймЭ. О разделении общественного труда. Метод социологии / Пер. с фр. и послесловие А.Б.Гофмана. М.: Наука, 1990. -575 с.
114. ДюрягинИ. Я. Нормы социалистического права // Нормы социалистического права и правоотношения. Свердловск, 1986.
115. ДюрягинИ.Я. Применение норм советского права. Теоретические вопросы. Свердловск: Средне-Уральское книжное изд-во, 1973.-247 с.
116. Жаков М. П. К постановке генетических проблем истории доклассового общества / Из истории докапиталистических формаций. М.; JI., 1933.
117. Жамбалова С. Г. Традиционная охота бурят. Новосибирск: Наука Сиб. отд-ние, 1991. 175 с.
118. Загоскин Н. П. История права русского народа. Лекции и исследования по истории русского права. Т. 1. Казань: Типо-лит. Императорского ун-та, 1899. 512 с.
119. Зайцева В. В. Общая характеристика источников гражданского и торгового права капиталистических государств. М., 1973.
120. ЗалкиндЕ. М. Общественный строй бурят в XVIII первой половине веке XIX в. М.: Наука, 1970. — 400 с.
121. Зарубежный опыт правового развития: Вопросы теории и практики. М., 1993.
122. Зибарев В. А. Юстиция у малых народов Севера (XVII-XIX вв.). Томск: Изд-во ТГУ, 1990. 208 с.
123. ЗиберН. И. Очерки первобытной экономической культуры. М.: Гос. социально-экономическое издательство, 1937. 464 с.
124. Зивс С. Л. Источники права. М.: Наука, 1981. 239 с.
125. Золотарев А. М. Родовой строй и первобытная мифология. М.: Наука, 1964.-328 с.
126. Иеринг Р. Дух римского права на различных ступенях его развития. Ч. 1. СПб.: К. Драницын, 1875. 101 с.
127. Иеринг Р. На водку. Киев: Типография И. Н. Кушнерева и К, 1883.-66 с.
128. Иеринг Р. Цель в праве / Пер. с нем. В. Р. Лицкого, Н. В. Муравьева. СПб.: Изд-во Н. В. Муравьева, 1881. Т. 1. 412 с.
129. Иеринг Р. Интерес в праве / Пер. с нем. В. Р. Лицкого, Н. В. Муравьева. Т. 1. СПб.: Изд-во Н. В. Муравьева, 1881. 412 с.
130. Избранные труды по акционерному и торговому праву. М.: Статут, 2004. 363 с.
131. Иларионов Н. С. Обычное право. Харьков: Губернская типография, 1894. 22 с.
132. Ионин Л. Г. Социология культуры. М.: Наука, 1996. 248 с.
133. КабоВ. Р. Первобытная доземледельческая община. М.: Наука, 1986.-303 с.
134. Карбонье Ж. Юридическая социология / Пер. с франц. и вступ. ст. В. А. Туманова. М.: Прогресс 1986. 352 с.
135. КарнапР. Значение и необходимость. Исследование по семиотике и модальной логике / Пер. Н.В.Воробьева. М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. 382 с.
136. Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке. М: Гардарика, 1998.257 с.
137. Кассирер Э. Философия символических форм / Культурология. XX век. М.: Наука, 1995. 237 с.
138. Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы философии права. М.: Аванта +, 2000. 560 с.
139. Керимов Д. А. Философские основания политико-правовых исследований. М.: Мысль, 1986. 332 с.
140. Керимов Д. А. Философские проблемы права. М.: Мысль, 1972.472 с.
141. КечекьянС. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М.: Изд-во АН ССР, 1958. 187 с.
142. Кистяковский Б. А. Социальные науки и право (очерки по методологии социальных наук и общей теории права). М.: Изд-е М. и С. Сабашниковых, 1916. 704 с.
143. Кистяковский Б. А. Филисофия и социология права. СПб.: Изд-во РХГИ, 1998.-799 с.
144. Кленнер Г. От права природы к природе права / Пер. с нем. / Под. ред Б. А. Куркина; Вступ. ст. Л. С. Мамута. М.: Прогресс, 1988. 320 с.
145. Ковалевский М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности / Пер. с франц. С. П. Моравского. М.: ОГИЗ, 1939. 188 с.
146. Ковалевский М. М. Закон и обычай на Кавказе. Т. 1-2. М.: Типография А. И. Мамонтова и К., 1890.
147. Ковалевский М. М. Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории права. М.: Типография Ф.Б.Миллера, 1880.-73 с.
148. Ковалевский М. М. Первобытное право. Вып. 1. Род. М.: Типография А. И. Мамонтова и К., 1886. 169 с.
149. Ковалевский М. М. Родовой быт в настоящем, недавнем и отдаленном прошлом. Опыт в области сравнительной этнографии и истории права. Вып. 1. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1911.-312 с.
150. КозлихинИ. Ю. Право и политика. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1996.- 192 с.
151. Колмыков П. Символизм права вообще и русского в особенности. СПб., 1839.
152. Кон И. С. Личность как субъект общественных отношений. М.: Знание, 1966.-48 с.
153. Корнилов О. А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов. 2-е., испр. и доп. М., 2003. 216 с.
154. Косвен М. О. Половые отношения и брак в первобытном обществе. М.; Л.: Молодая гвардия, 1928. 76 с.
155. Косвен М. О. Преступление и наказание в догосударственном обществе. М.; Л.: Гос. изд., 1925. 140 с.
156. Косвен М. О. Происхождение обмена и меры ценности М. -Л.: Молодая гвардия, 1927. 80 с.
157. КоулМ. Культурно-историческая психология: наука будущего. М.: «Когито-Центр», Издательство «Институт психологии РАН», 1997. -432 с.
158. КочневД. Очерки юридического быта якутов. Казань: Типография Императорского ун-та, 1899. 177 с.
159. КроулейЭ. Мистическая роза. Исследование о первобытном браке / Пер. с англ. СПб.: типография М. М. Стасюлевича, 1905. 317 с.
160. Крюков М. В. Формы социальной организации древних китайцев. М.: Наука, 1967.-201 с.
161. Кудрявцев В. Н. Методологические проблемы советской юридической науки. М.: Наука, 1980. 309 с.
162. Кудрявцев В. Н. Право и поведение. М.: Юридическая наука, 1976.-191 с.
163. Кудрявцев Ю. В. Нормы права как социальная информация. М.: Юридическая литература, 1981. 144 с.
164. Кулагин М. И. Предпринимательство и право: Опыт Запада / Классика российской цивилистики. Избранные труды. М., 1997. 512 с.
165. Курский Д. Избранные статьи и речи (Вст. ст. М. Шифман). М.: Юридическое издание, 1948. 199 с.
166. Курский Д. Французский рабочий: Экономическое, социальное и политическое положение. М.: Колокол, 1905. 31 с.
167. ЛеббокДж. Доисторические времена или первобытная эпоха человечества, представленная на основании изучения остатков древности иt, нравов и обычаев современных дикарей. Пер. 3-го англ. изд. и предисл.
168. Д. Н. Анучина. М.: Природа, 1876. 492 с.
169. ЛеббонГ. Психология народов и масс / Пер. с франц. СПб.: «Макет», 1995. 316 с.
170. ЛеббонГ. Психология социализма / Пер. франц. СПб.: «Макет», 1996.-544 с.
171. Леви-БрюльЛ. Первобытный менталитет / Пер. с франц. Е. Калыцикова. СПб.: «Европейский Дом» 2002. 400 с.
172. Леви-СтросК. Первобытное мышление / Пер. вступ. Ст. и прим. А. Б. Островского. М.: Республика, 1994. 384 с.
173. Леви-СтросК. Печальные тропики / Пер. с франц. Г. А. Матвеевой. М.: «Культура», 1994. 320 с.
174. Липец Р. С. Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе. М.: Наука, 1984. 263 с.
175. Ллойд Д. Идея права / Пер. с англ. М.А.Юмашева, Ю. М. Юмашева. М.: «ЮГОНА», 2002. 416 с.
176. Лопуха А. Д., ЗельцерИ. М. Обычное право: вопросы теории и современная практика. Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2002. 250 с.
177. Лотман Ю, М. Внутри мыслящих миров. Человек текст -семиосфера — история. М.: «Языки русской культуры», 1999. -464 с.
178. Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: «Искусство-СПб», 2004.704 с.
179. Луковская Д. И. Политические и правовые учения: Историко-теоретический аспект. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та. 1985. 160 с.
180. Луковская Д. И. Социологическое направление во французской теории права. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1972. 128 с.
181. Луман Н. Общество как социальная система. М., 2004.
182. Луман Н. Власть / Пер. с нем. А. Ю. Антоновского. М.: Праксис, 2001.-256 с.
183. Лурье С. В. Историческая этнология. М., 1997.
184. МалориЖ. Загадочный Туле / Пер. с франц. М.: Мысль, 1973.302 с.
185. Максимов А. Н. Русские инородцы. М.: Русская мысль, 1901.110с.
186. Максимов А. Н. Теория родового быта. М.: Типо-лит. товарищества И. Н. Кушнерев и К., 1913. 19 с.
187. Малиновский Б. Магия, наука, религия / Пер. А. П. Хомик. М.: Рефлбук, 1998.-290 с.
188. Малиновский Б. Избранное: Динамика культуры / Пер. с англ. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. 959 с.
189. Малиновский Б. Научная теория культуры. М.: ОГИ, 1999.208 с.
190. Мальцев Г. В. Социальная справедливость и право. М., 1977.
191. МаркарянЭ. С. Теория культуры и современная наука (логико-методологический анализ). М.: Мысль, 1983. 284 с.
192. МаркеловВ. Н. К вопросу о преступлениях составляющих пережитки родового быта в Бурят-Монголии. М.: Юридическое издательство НКЮ СССР, 1940.-69 с.
193. МарчукВ. П. «Свободное право» в буржуазной юриспруденции (критика концепции Е. Эрлиха). Киев: Изд-во «Вища школа», 1977. 167 с.
194. Матвеева Н. П. Социально-экономические структуры населения Западной Сибири в раннем железном веке (лесостепная и подтаежная зоны). Новосибирск: Наука, 2000. 398 с.
195. Мид М. Культура и мир детства. М.: Наука, 1988. 429 с.
196. Миропольский Д. Ю. Неравновесие и типы хозяйственных систем. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 1994. 74 с.
197. Михайловский И. В. Наказания как фактор культуры. М: И. Н. Кушнерев и К., 1905. 53 с.
198. Михайловский И. В. Очерки философии права. Т. 1. Томск, 1914.
199. Монтескье Ш.-Л. Избранные произведения / Общ. ред. и вст. ст., проф. М. П. Баскина. М.: Госполитиздат, 1955. 800 с.
200. Морган Л. Г. Древнее общество или исследование линий человеческого прогресса от дикости через варварство к цивилизации / Пер. с англ. под ред. М. О. Косвена. Л.: Изд-во института народов Севера ЦИК СССР, 1934.-351 с.
201. Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии / Пер. с франц. М., 1996. 380 с.
202. Муромцев С. А. Определение и основное разделение права / Вступит, статья, коммент. доктора юр. наук, проф. Ю. И. Гревцова. 2-е изд., доп. СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. Гос. Ун-та, Изд-во юридического факультета СПбГУ, 2004. 224 с.
203. Муромцев Г. И. Источники права в развивающихся странах Азии и Африки: система и влияние традиции. Монография. М.: Изд-во РУДН, 1987.- 152 с.
204. Муромцев С. А. Образование права по учениям немецкой юриспруденции. М.: Типография А. И. Мамонтова и К, 1886. 89 с.
205. Муромцев С. А. Очерки общей теории гражданского права. Ч. 1. М.: Типография А. И. Мамонтова и К, 1877. 317 с.
206. Муромцев С. А. Что такое догма права. М.: Типография
207. A. И. Мамонтова и К, 1885. 367 с.
208. НеновскиН. Право и ценности / Вст. ст. и пер. с болг.
209. B. М. Сафронова. М.: Прогресс, 1987. 246 с.
210. НеновскиН. Преемственность в праве / Пер. с болг. В. М. Сафронова. М.: Юридическая литература, 1977. 167 с.
211. Нерсесянц В. С. Право в системе социальной регуляции: (история и современность). М.: Знание, 1986. 63 с.
212. Нерсесянц В. С. Право и закон: Из истории правовых учений. М.: Наука, 1983.-366 с.
213. Нерсесянц В. С., Муромцев Г. И. и др. Право и культура. М.: Изд-во РУДН, 2002.-423 с.
214. Никульшин Н. П. Первобытные производственные объединения и социалистическое строительство у эвенков. Л.: Изд-во Главсевморпути, 1939.-144 с.
215. Новгородцев П. И. Историческая школа юристов. СПб.: «Лань» 1999.- 189 с.
216. Общая история философии В. Вундта, Г. Ольденберга, И. Гольциера, В. Грубее и др. Т. 1. / Пер с нем. И. В. Постмана и И. В. Яшунского / Под. ред. проф. А. И. Введенского и Э. Л. Радлова. СПб.: Типография «Общественная польза», 1910. 267 с.
217. Обычное право в России: проблемы теории, истории и практики. Ростов/н Д.: Изд-во СКАГС, 1999. 368 с.
218. Оршанский И. Г. Исследования по русскому праву и брачному. СПб.: Типография А. Е. Ландау. 453 с.
219. Очерки экономической антропологии. М.: Наука, 1999. 127 с.
220. Пайпс Р. Собственность и свобода / Пер. с англ. М.: «Московская Школа Политических Исследований», 2000. 415 с.
221. ПарсонсТ. О структуре социального действия. М.: «Академический Проект», 2000. 880 с.
222. ПарсонсТ. Система современных обществ. М.: «Аспект Пресс», 1998.-270 с.
223. Пахман С. В. Обычное гражданское право в России / Под ред. и с предисловием В. А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. 736 с.
224. Пашуканис Е. Б. Пролетарское государство и построение бесклассового общества. М: Парт, изд-во, 1932.-40 с.
225. Петражицкий JI. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб.: «Лань», 2000. 608 с.
226. Петри Б. Э. Брачные нормы у северных бурят. Иркутск: Изд-во Гостиполитография, 1924. 32 с.
227. Петри Б. Э. Внутриродовые отношения у северных бурят. Иркутск: Изд-во Гостиполитография, 1925. 76 с.
228. ПлаховВ. Д. Традиции и общество. Опыт философско-социологического исследования. М.: Мысль, 1982. 220 с.
229. Подгурецкий А. Очерки социологии права. М.: Прогресс, 1974.329 с.
230. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. Пг.: Изд-во юридического склада, 1920 328 с.
231. Полонников Р. И. Феномен информации и информационного взаимодействия. (Введение в семантическую теорию информации). СПб.: Анатолия, 2001.- 189 с.
232. Попков Ю. В. Интернационализация в традиционном и современном обществах. Новосибирск: Издательство ИДМИ, 2000. 200 с.
233. Посконин В. В., Посконина О. В. Т. Парсонс и Н. Луман два подхода в правопонимании: Монография. Ижевск: Изд-во Удмуртского унта, 1998.-343 с.
234. Посконина О. В. Никлас Луман о политической и юридической подсистемах общества: Монография. Ижевск: Изд-во Удмуртского ун-та, 1997. 124 с.
235. Потанина А. Рассказы о бурятах, их вере и обычаях. М.: Изд-во «Посредника», 1905. 60 с.
236. Пухта Г. Ф. История римского права / Пер. с нем. В Лицкой с пятого немецкого издания М.: Типография Семена, 1863. 576 с.
237. Пухта Г. Ф. Курс римского гражданского права / Пер. с нем. Рудорффа. Т. 1. М.: Типография Ф. Н. Плевако, 1874. 550 с
238. Пухта Г. Ф. Энциклопедия права / Пер. с нем. шестого издания / Под ред. Карасевича. Ярославль: Типография Г. Фальк, 1872. 99 с.
239. Пэнто Р., Гравитц М. Методы социальных наук / Пер. с франц. М.: Прогресс, 1972. 607 с.
240. РадбрухГ. Философия права / Пер. с нем. М.: Международные отношения, 2004. 240 с.
241. Разумовский И. П. Курс теории исторического материализма. Изд. 3-е М.; Л.: Гос. изд-во. 535 с.
242. Разумовский И. П. Проблемы марксистской теории права. М.: Ком. акад. 1925. 136 с.
243. Разумовский И. П. Социология и право (Доклад проч. 29-го нояб. 1923 г. в Секции общ. теории права). М.: 27-я типография. 29 с.
244. Расы и народы / Ответ, ред. 3. П. Соколова и др. Вып. 28. М.: Наука, 2002. 241 с.
245. Редклифф-Браун А. Р. Структура и функция в примитивном обществе. Очерки и лекции / Пер. с англ. М.: «Восточная литература» РАН, 2001.-304 с.
246. РейснерМ. А. Право и революция. 2-е изд. Пг.: И. Р. Белопольский, 1917. 32 с.
247. Рейснер М. А. Право. Наше право. Чужое право. Общее право. Л.; М.: Гос. изд., 1925.-276 с.
248. РейснерМ. А. Теория Л. И. Петражицкого, марксизм и социальная идеология. СПб.: Типография «Общественная польза», 1908. -240 с.
249. Ренненкампф Н. К. Юридическая энциклопедия. Киев: Киевское отделение товарищества печатного дела и торговли И. Н. Кушнерев и К., 1898.-291 с.
250. Роберти Е. В., де Новая постановка вопросов социологии. СПб.: Общественная польза, 1908. 132 с.
251. РозенбергО. О. Буддизм: Проблемы истории. М.: Наука, 1989.370 с.
252. Розенберг О. О. Проблемы буддийской философии. Пг., 1918.368 с.
253. Розин В. М. Генезис права: Методологический и культурологический анализ. М.: NOTA BENE Медиа Трейд Компания, 2003. -336 с.
254. Ромашов Р. А. Теоретико-правовая наука и юридическая практика: проблемы соотношения и взаимодействия: Сборник избранных статей СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. 187 с.
255. Российский Бюллетень по правам человека. Вып. 1-4. М., 1994.
256. Руссо Ж. Ж. Трактаты. М.: Наука, 1969. 703 с.
257. Рязановский В. А. Обычное право бурят. Чита: Изд-во Бурят-Монгольской автономной области, 1921. 120 с.
258. Сабо И. Основы теории права. / Пер. с венг. и вступ. ст. д.ю.н. В. А. Туманова. М.: Прогресс, 1974. 270 с.
259. Сабо И. Социалистическое право / Пер. с венг. и вступ. ст. д.ю.н. В. А. Туманова. М.: Прогресс, 1964. 396 с.
260. Савиньи Ф. К. Обязательственное право / Пер. с нем. Ф. Фукс и Н. Мандро. М.: Тапография А. В. Кудрявцевой, 1876. 579 с.
261. Салинз М. Экономика каменного века. М.: ОГИ, 2000. 294 с.
262. Сафронов Ю. Н. Общественное мнение и религиозные традиции. М.: Мысль, 1970.-314 с.
263. Свежавски С. Фома Аквинский, прочитанный заново. Сретенск: МЦИФИ, 2000. 212 с.
264. Свечникова JL Г. Обычай в правовой системе народов Северного Кавказа в XIX веке. Ставрополь: Изд-во СтГАУ «АРГУС» 232 с.
265. Семенов Ю. И. На заре человеческой истории. М.: Мысль, 1989.318 с.
266. Семенов Ю. И. Происхождение брака и семьи. М.: «Мысль», 1974.-309 с.
267. Сергеевич В. И. Лекции и исследования по древней истории русского права. СПб.: Типография М. М. Стасюлевича, 1903. 688 с.
268. Сергеевич В. И. Мой ответ г. Петражицкому. СПб.: Сенатская типография, 1910.-30 с.
269. Сергеевич В. И. Новое учение о праве и нравственности. СПб.: Сенатская типография, 1909. 59 с.
270. Серошевский В. Л. Якуты (Опыт этнографического исследования). СПб.: Русское географическое общество, 1896. 168 с.
271. Сибирский сборник. Научно-литературное периодическое издание. Приложение к Восточному обозрению. Т. 3. СПб., 1896. 102 с.
272. Сибирь. Проблемы сибирской идентичности / Под ред. проф. акад. РАЕН А. О. Бороноева. СПб.: Астерион, 2003. 274 с.
273. СиницинаИ. Е. Обычай и обычное право в современной Африке (История изучения кодексы обычного права). М.: Наука, 1979. 130 с.
274. Синицина И. Е. Человек и семья в Африке. По материалам обычного права. М., 1989.
275. Скачко А. Народы Крайнего Севера и реконструкция северного хозяйства. Л.: Изд-во института народов Севера, 1934. 76 с.
276. Сорокин П. Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали. СПб.: Изд-во РХГИ, 1999. 448 с.
277. Сорокин П. А. Символы в общественной жизни. Рига: Наука и жизнь, 1913.-48 с.
278. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество / Пер. с англ. М.: Политиздат, 1992. 543 с.
279. Сорокин П. А. Элементарный учебник общей теории права в связи с теорией государства. Ярославль: Типография Ярославскогоi1 кредитного союза кооператоров, 1919. 236 с.
280. Сорокин Ю. А. Этническая конфликтология. Самара, 1994.190 с.
281. Сорокин Ю. А. Этнопсихолингвистика. М.: Наука, 1988. 190 с.
282. Социальная организация и культура народов Севера / Сб. ст. посвящается памяти Б. О. Долгих / Отв. ред. И. С. Гуревич. М.: Наука, 1974. -292 с.
283. Стингл М. Таинственная Полинезия. М.: Наука, 1991. -224 с.
284. Стучка П. И. Революционная роль права и государства. Общее учение о праве и государстве. М.: Гос. изд., 1921. 125 с.
285. Стучка П. И. Революционная роль советского права: Хрестоматия; пособие для курса. Введение в советское право. М.: ОГИЗ, 1931-213 с.
286. Супатаев М. А. Обычное право в странах Восточной Африки. М.: Наука, 1984.- 117 с.
287. Супатаев М. А. Право в современной Африке. Основные черты и тенденции развития. М.: Наука, 1989. 175 с.
288. Суханов И. В. Обычаи, традиции и преемственность поколений. М.: Политиздат, 1976. 216 с.
289. Суханов И. В. Обычаи, традиции, обряды как социальные явления. Горький: Волго-Вятское книжное изд-во, 1973.-256 с.
290. Сюкияйнен Л. Р. Мусульманское право: Вопросы теории и практики. М.: Наука, 1986. 254 с.
291. Сюкияйнен Л. Р. Шариат и мусульманская правовая культура. М.: ИГПАН, 1997.-44 с.
292. Тайлор Э. Б. Первобытная культура. М.: Политиздат, 1989.573 с.
293. ТальЛ. С. Очерки промышленного права. М.: Типография Г. Лиснера и Д. Собко, 1916. 127 с.
294. Таль Л. С. Положительное право и нерегулированные договоры. Ярославль: Типография Губернского правления, 1912.-51 с.
295. ТардГ. Законы подражания (Les lois de Г imitation). СПб.: Издание Ф. Павленкова, 1892. 369 с.
296. ТардГ. Происхождение семьи и собственности / Пер. франц. СПб.: Издание В. И. Губинского, 1896. 147 с.
297. ТардГ. Социальные законы / Пер. с франц. СПб.: Типография П. П. Сойкина, 1901.-64 с.
298. ТахтаревК. М. Очерки по истории первобытной культуры. Изд. 2-е. М.: «Польза», 1912. 240 с.
299. Тахтарев К. М. Сравнительная история человечества и общественных форм. Л.: Госиздат, 1924. 371 с.
300. Тейяр де Шарден П. Феномен человека / Пер. с франц. Н. А. Садовского / Предисл. и комментарии Б. А. Старостина. М.: «Наука», 1987.-240 с.
301. Тиунова Л. Б. Системные связи правовой действительности: Методология и теория. СПб., 1991.
302. Тихомиров Л. А. Монархическая государственность. М.: ГУП «Облиздат», 1998. 671 с.
303. Токарев С. А. История зарубежной этнографии. М: Высшая школа, 1979. 350 с.
304. ТокаревС. А. Ранние формы религии и их развитие. М.: Наука, 1964.-399 с.
305. Токарев С. А. Этнография народов СССР. Исторические основы быта и культуры. М.: Изд-во Московского ун-та, 1958. 615 с.
306. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири: Пространство и время. Вещный мир. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1988.-225 с.
307. Трубецкой Е. Н. Энциклопедия права. СПб.: Юрист, 1998.183 с.
308. ТугутовИ. Е. Материальная культура бурят. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ, 1958.-215 с.
309. Тюньдешев Г. А. История происхождения хакасского народа и предпосылки формирования правовой культуры. Улан-Удэ: Изд-во У ФПС. -122 с.
310. Увачан В. В. Обычное право эвенков в XVII начале XX века. М.: «Книжный дом», 2001. — 136 с.
311. Уотс А. Путь дзэн. Киев, 1993.
312. ФранклВ. Человек в поисках смысла: Сборник / Пер. с англ. и нем., вступит, ст. Д. А. Леонтьева. М.: Прогресс, 1990. 368 с.
313. Фрезер Д. Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. Т. 1. / Пер. с англ. М.: Политиздат, 2001. 703 с.
314. Фрейд 3. Тотем и табу: Психология первобытной культуры и религии. СПб.: Алетея, 2000. 222 с.
315. Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого «Я» / Пер. с нем. Тбилиси: «Мерани», 1991. 397 с.
316. Фрейд 3. Психология бессознательного: Сб. произведений / Сост.и науч. ред., авт. вступ. ст. М. Г. Ярошевский. М.: Просвещение, 1989. -448 с.
317. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности / Пер. с нем. Э. М. Телятниковой, вступ. ст. П. С. Гуревич. М.: Республика, 1994. 447 с.
318. Фромм Э. Душа человека / Сб. перевод П. С. Гуревича. М.: Республика, 1992. 428 с.
319. Фромм Э. Здоровое общество // Психоанализ и культура: Избранные труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М.: Юрист, 1995. 623 с.
320. Фромм Э. Человек для себя / Пер. с англ. и послесл. JT. А. Чернышевой, Минск: Коллегиум, 1992. 253 с.
321. Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории / Пер. с нем. Ю. С. Медведьева. СПб.: Наука, 2001. 417 с.
322. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. Пер. с нем. Д. В. Скляднева. СПб.: Наука, 2000. 377 с.
323. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления / Пер. с нем., сост. вст. ст. и коммент. А. Михайлова. М.: Гнозис, 1993. 333 с.
324. Хайек Ф. А., фон Познание, конкуренция и свобода / Составители Д. Антисери и JT. Инфантино / Пер. с англ. и вступ. ст. С. А. Мальцевой СПб.: «Пневма» 2003. 288 с.
325. Хорни К. Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза // Психоанализ и культура: Избранные труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М.: Юрист, 1995. 623 с. (Лики культуры).
326. Хороших П. П. Знаки собственности бурят. Иркутск: Изд-во Иркутского гос. ун-та, 1929. 25 с.
327. Худяков П. Верхоянский Сборник. СПб., 1890.
328. ХюбнерК. Истина мифа / Пер. с нем. И. Касавина. М.: Республика, 1996. 447 с.
329. Цибиков Б. Д. Обычное право селенгинских бурят Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1970. 89 с.
330. Цицерон М. Т. О государстве. О законах. О старости. О дружбе. Об обязанностях. Речи. Письма / Предисл. Е. И. Темнова. М.: Мысль, 1999. -782 с.
331. Черданцев А. Ф. Специализация и структура норм права // Правоведение. 1970. № 1.
332. Честнов И. Л. Правопонимание в эпоху постмодерна. СПб., 2002
333. Чистое учение о праве Ганса Кельзена к XIII конгрессу Международной ассоциации правовой и социальной философии (Токио, 1987) Сб. пер. Вып. 1. / Пер с нем. С. В. Лезова, Ю. С. Пивоварова. М., 1987. -195 с.
334. ШебановА. Ф. Правовая информация. М.: Юридическая литература. 189 с.
335. ШебановА. Ф. Форма советского права. М.,: Юридическая литература, 1968. 215 с.
336. Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. М.: Бр. Башмаковы, 1912.-833 с.
337. Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Всемирно-исторические перспективы / Пер. с нем. и примеч. И. И. Маханькова. М.: Мысль, 1998. 606 с.
338. Штернберг Л. Я. Первобытная религия в свете этнографии. Л.: Изд-во института народов Севера ЦИК СССР, 1935. 300 с.
339. Эванс-Причард Э. Э. Нуэры. Описание способов жизнеобеспечения и политических институтов одного из нилотских народов / Пер. с англ. М.: Наука, 1978. 236 с.
340. ЭлонМ. Еврейское право / Под общ. ред. д.ю.н., проф. И. Ю. Козлихина / Пер. С иврита А. Белова (Элинсона), М. Китросской. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2002. 611 с.
341. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М.: Наука, 1987. 159 с.
342. Этнические культуры Сибири. Проблемы эволюции и контактов. / Сб. науч. тр. АН СССР, СИб. отд. Институт истории, филологии и философии / Отв. ред. И. Н. Гемуев, А. М. Сагалаев. Новосибирск: Б. и., 1986 -155 с.
343. Этнические стереотипы в меняющемся мире / Сб. ст. РАН, Институт этнологии и антропологии / Отв. ред. и сост. Е. П. Батьянова,
344. A. Н. Калабанов. М: Институт этнологии и антропологии, 1998. 135 с.
345. Этносоциальное развитие Республики Саха (Якутия): Потенциал, тенденции, перспективы / В. Б. Игнатьева, С. В. Абрамова и др. Новосибирск: Наука, 2000. 277 с.
346. Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник / Под ред. Ю. В. Попкова. Новосибирск: Нонпарель, 2004. Вып. 6. 270 с.
347. Юнг К. Г. Архетип и символ / Пер. с англ. М: Renaissnce JV EWOSD, 1991.-299 с.
348. Юнг К. Г. Аналитическая психология / Пер. с англ.
349. B. В. Зеленского. СПб.: МЦНКИГ «Кентавр», 1994. 136 с.
350. Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов / Пер. с англ. В. В. Наукманова. Киев: «Port-Royal», 1996. 384 с.
351. Юнг К. Г. Психологические типы / Пер. с нем. С. Лорис, перераб. и доп. М.: ACT; 1996; СПб.: Унив. кн., 1996. 715 с.
352. Юнг К. Г. Человек и его символы / Пер. с англ. В.Зеленского. СПб.: Б.С.К., 1996. 454 с.
353. Юнгер Э. Рабочий господство и гештальт; Тотальная мобилизация; О боли. / Пер. с нем. А. В. Михайловского. СПб.: «Наука», 2000.-539 с.
354. Явич Л. С. Право и общественные отношения (Основные аспекты содержание и формы советского права). М.: Юридическая литература, 1971. -152 с.
355. Явич Л. С. Право и социализм. М.: Юридическая литература, 1982.- 175 с.
356. Явич Л. С. Сущность права. Социально-философское понимание генезиса, развития функционирования юридической формы общественных отношений. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. 207 с.
357. ЯсперсК. Смысл и назначение истории / Пер. с нем. М. И. Левиной. 2-е изд. М.: Республика, 1994. 527 с. (Мыслители XX века).
358. ЯщенкоА. Новая теория государственного права. Из журнала Министерства Юстиции май. 1911. СПб.: Сенатская типография, 1911. 32 с.
359. ЯщенкоА. Опыт синтетической теории права. Юрьев, 1912.262 с.
360. Allott A. African Law. An Introductin to Legal Systems. London,1968.
361. Austin J. Lectures on Jurisprudence. Leipzig, 1869.
362. Balandier G. Sociologie actuelle de l’Afrique noire. Paris: PUF, 1955. 204 p.
363. BergbohmK. Jurisprudenz and Rechtsphilosophie. Leipzig, 1892.279 p.
364. Dahrendorf R. Homo Sociologicus. Ein Versuch zur Geschichte, Bedeutung und Kritik der Kategorie der sozialen Rolle. Opladen, 1958. 304 p.
365. Ehrlich E. Grundlegung der Sociologie des Rechts. Berlin: Duncker u. Humblot, 1989.-96 s.
366. Ehrlich E. Grundlegung der Sociologie des Rechts. Miinchen; Leipzig, 1913.-119s.
367. Ehrlich E. Tatsachen des Gewohnheit srechts. Leipzig, 1907. 87 s.
368. Ehrlich E. Vergic des Rechts. Leipzig, 1913.-216s.
369. Firth R. Elements of Social Organiyation. London, 1951. 312 p.
370. Glenn P. H. Legal Traditions of the World. Sustainable Diversity in Law. N. Y.: Oxford University Press, 2000.
371. Habermas J. Vergangenheit als Zukunft Das alte Deutschland jm neuen Europa? Ein Gespraech mit Michael Haller. Zuerich: Piper Miinchen Zuerich, 1993.-217 s.
372. Hauriou M. Aux sources du droit Le pouvoir, l’ordre et la liberte. Paris, 1933.
373. Judd С. H. The Psychology of Social Institutions. New York: Macmillan, 1926.-329 p.
374. Krader L. Social Organization of the Mongol Turcic Pastoral Nomads. The Hague, 1963.-337 p.
375. Lenski G. E. Power and Privilege. N. Y., 1966. 243 p.
376. Lippmann W. Public Opinion. N. Y. Harcourt, Brace, 1922. 354 p.
377. Meillassoux C. Terrains et theories. Paris: Anthropos, 1977 216 p.
378. Puchta G. F. Das Gewohnhnheitsrecht. Bd. 1, 2. Darmstadt. 1865.387 s.
379. RokeachM. The Nature of Human Values. New York Cambridge University Press, 1977. 276 p.
380. SavignyF. K. Vom Beruf unserer Zeit fur Gesetzgebung und Rechtswissenschaft. Heidelberg, 1814.
381. Service E. R. Origins of the State and Civilization. New York: Cambridge University Press, 1975. 349 p.
382. Smith R. W. Lectures on the Religion of the Semites. 1907. 165 p.
383. Van de KerchoveM., Ost F. Legal System between order and disorder. Oxford, 19941. НА УЧНЫЕ СТА ТЬИ
384. Абрамян JT. А. Оскорбление и наказание // Этнические стереотипы поведения. Л.: Наука, 1985. С. 32-41.
385. Авдеева О. А. Эволюция судебной системы инородцев Восточной Сибири в XVII первой половине XIX вв. // История государства и права. 2000. № 3. С. 22-25.
386. Аверинцев С. С. Символ // Философский энциклопедии-ческий словарь. М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1989. С. 581-582.
387. Алимжан К. А. Доктрина обычая (обычного права) в судебной практике Казахстан // Правовая реформа в Казахстане. 1999. № 3. С. 37-43.
388. АнисимовА. Ф. О социально-экономических отношениях в охотохозяйстве эвенков // Советский Север. 1933. № 5. С. 12-37.
389. Антонов М. В. Социология права Георгия Давидовича Гурвича // Правоведение. 2003. № 2. С. 220-234.
390. Аристотель. Никомахова этика // Аристотель. Сочинения в 4 т. Т. 4. / Пер. с древнегреч. / Общ. ред. А. И. Доватура. М.: Мысль, 1983. С. 53294.
391. Аристотель. О душе // Аристотель. Сочинения в 4 т. / Пер. с древнегреч. / Общ. ред. В. Ф. Асмус. Т. 1. М.: Мысль, 1976. С. 369- 450.
392. Асалханов И. А. О правах хоринских и Агинских бурят на занимаемые ими земли // Записки Бурят-Монгольского научно-исследовательского института культуры. Улан-Удэ: Бурят-Монгольское книжное изд-во, 1957. С. 55-75.
393. Асалханов И. А. Об обычном праве кударинских бурят // Исследования и материалы по истории Бурятии. Вып. V. Улан-Удэ, 1968. С. 174-211.
394. B. П. Сальникова, Р. А. Ромашова. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2004. С. 253-256.
395. Байниязов Р. С. Дух и право // Философия права. 2005. № 1(13).1. C. 19-22.
396. Балданов С. С. Эволюция традиционных органов самоуправления бурят (XVII-XIX вв.) // Вестник Бурятского государственного университета. Вып. 2. Сер. 4: История. Улан-Удэ: Изд-во БГУ. С. 157-162.
397. Бар-Хиллел И. Будущее машинного перевода // Философские науки. 1962. № 4. С. 35-42.
398. Батыгин Г. С. Стереотипы поведения: распознавание и интерпретация // Социологические исследования. 1980, № 4. С. 17-25.
399. Белкин А. А. Обычаи и обыкновения в государственном праве // Правоведение 1998. № 1. С. 24-28.
400. Белкин А. А. Источники права и практическая юриспруденция // Ученые записки юридического факультета СПбГУЭиФ. Вып. 1 (11), 2004. С. 87-100.
401. Бенда-Бекман Ф. Правовой плюрализм и природные ресурсы // Обычай и закон. Исследования по юридической антропологии (Санкт-Петербург 20-26 августа 2001 г.) М., 2002. С. 96-107.
402. Бороноев А. О. Сибирский менталитет: содержание и актуальность исследования // Проблемы сибирской ментальности. СПб., 2004. С. 26-33.
403. Бочаров В. В. Максим Ковалевский: Антропология права и правовой плюрализм в России // Журнал социологии и социальной антропологии. 2001. Т. IV. № 3. С. 50-72.
404. Бочаров В. В. Антропология права: Антропологические и юридические аспекты // Человек и право. Книга о Летней школе по юридической антропологии (г. Звенигород, 22-29 мая 1999 г.) Отв. ред. Н. И. Новикова, В. А. Тишков. М.: Изд-во, 1999. С. 23-31.
405. Вебер М. Социология религии Избранное. Образ общества / Пер. с нем. М.: Юрист, 1994. С. 78-280.
406. Вебер М. Теория ступеней и направлений религиозного неприятия мира // Избранное. Образ общества / Пер. с нем. М.: Юрист, 1994. С. 7-43.
407. Вебер М. Хозяйственная этика мировых религий // Избранное. Образ общества / Пер. с нем. М.: Юрист, 1994. С. 43-73.
408. Велып В. «Постмодерн». Генеалогия и значение одного спорного понятия //Путь. 1992. №. 1.
409. Венгеров А. Б. Значение археологии и этнографии для юридической науки // Советское государство и право. 1983. № 3. С. 28-36.
410. Винокурова Л. И., Романова Е. Н. Земля коренных народов Якутии: Сакральная территория, право на землю и современное законодательство // Расы и народы / Вып 28. / Отв. ред. 3. П. Соколова, Д. А. Функ. М.: Наука, 2002. С. 121-132.
411. Воротилин Е. А. Онтология права в теории институционализма // Правоведение. 1990. № 5. С. 42-47.
412. Вышинский А. Я. Основные задачи науки советского социалистического права // Вышинский А. Я. Вопросы теории государства иправа. М.: Гос. изд. юрид. лит., 1949. С. 1-424.
413. ГабоевА. Б. Права и свободы человека и гражданина -важнейший составляющий элемент при осуществлении государственной национальной политики // Государство и право. 2005. № 1. С. 122-125.
414. Галданова Г. Р. Эволюция содержания охотничьего культа // Буддизм и традиционные верования народов Центральной Азии.
415. Новосибирск: Сиб. отд. СО. РАН СССР, 1981. С. 132-140.
416. Гирченко В. П. Материалы по истории хозяйства и родового управления забайкальских бурят во второй половине XVIII в. и в начале XIX в. //Бурятиеведение. Верхнеудинск. 1926. № 1. С. 73-78.
417. Глотов М. Б., Спиридонова В. А. М.М.Ковалевский и судьбы методологического плюрализма в XX веке // М. М. Ковалевский и российская общественная мысль. К 150-летию со дня рождения. СПб.: НИИХ СПбГУ, 2003. С. 18-25.
418. Горин А. Г. Обычное право России в начале XX века: правительственная политика//Правоведение. 1989. № 1. С. 43-49.
419. Графский В. Г. Власть законов: история идей и современность // Политико-правовые ценности. М., 2000.
420. Графский В. Г. Интегральная (синтезированная) юриспруденция: актуальный и все еще незавершенный проект // Правоведение. 2000. № 3. С. 49-64.
421. ГревцовЮ. И. С. А Муромцев и его труд «Определение и основное разделение права» // Муромцев С. А. Определение и основноеразделение права. СПб., 2004. С. 8-15.
422. Григоровский Г. Поездка на Верхнюю Ангару // Известия Вост. Сиб. отд. ИРГО. Иркутск, 1890. Т. 21. № 2. С. 4-23.
423. Гурвич Г. Д. Социология права // Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, JI. В. Ворониной. СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Изд-во юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 565-802.
424. Гурвич Г. Д. Идея социального права // Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, JI. В. Ворониной. СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Изд-во юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 41-212.
425. Гурвич Г. Д. Магия и право // Философия и социология права: Избранные сочинения / Пер. М. В. Антонова, JI. В. Ворониной. СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, изд-во юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 471-564.
426. Дамешек JI.M. Вопрос о кодификации норм обычного права в 30-40-х годах XIX века // Внутренняя политика царизма и народы Сибири. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1986. С. 45-53.
427. Дамешек JI. М. Временное положение о крестьянских начальниках 1898 года и народы Сибири // Государственно-правовые институты самодержавия в Сибири. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1986. С. 40-49.
428. Декер С. Изучение правового плюрализма в контексте России // Человек и право. Книга о летней школе по юридической антропологии. М.: Институт этнологии и антропологии, 1992. С. 23-31.
429. Дробышевский С. А. Историческое место политической организации общества и права: спорные вопросы // Правоведение. 1991. № 4. С. 80-85.
430. Думанов X. М., Першиц А. И. Мононорматика и начальное право // Государство и право. 2000. № 1. С. 98-103.
431. Думанов X. М., Першиц А. И. К уточнению понятия «обычное право» // Государство и право. 2005. № 3. С. 77-82.
432. Дьяконова В. П. Некоторые этнокультурные параллели в шаманстве тюркоязычных народов Саяно-Алтая // Этнокультурные контакты народов Сибири. Л., 1984. С. 75-79.
433. Жельвис В. И. Инвектива: опыт тематической и функциональной классификации // Этнические стереотипы поведения. Л.: Изд-во Восточной литературы, 1985. С. 49-58.
434. Залкинд Е. М. Новый памятник обычного права бурят // Труды Бурятского института общественных наук БФ СО АН СССР. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1967. С. 212-216.
435. Зумбулидзе Р.-М. 3. Обычное право как источник гражданского права // Обычай в праве: Сборник. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2004. С. 8-196.
436. Ильин И. А. О сущности правосознания // Ильин И. А. Сочинения. В 10 т./ Сост., вст. ст. и коммент. Ю. Т. Лисицы. Т. 4. М.: Русская книга, 1993-1994.-620 с.
437. Исаев И. А. Символизм правовой формы (историческая перспектива) // Правоведение. 2002. № 6. С. 4-14.
438. Калинин А. Ю., Комаров С. А. Форма (источник) права как категория в теории государства и права // Правоведение. 2000. № 6. С. 3-10.
439. Кессиди Ф. X. Глобализация и культурная идентичность // Вопросы философии. 2003. № 1. С. 11-20.
440. Кечекьян С. Ф. Норма права и правоотношения // Советское государство и право. 1955. № 12. С. 21-32.
441. Ковлер А. И. Ценностные и стратегические перспективы правового плюрализма // Человек и право. Книга о летней школе поюридической антропологии (г. Звенигород, 22-29 мая 1999) / Отв. ред. Н. И. Новикова, В. А. Тишков. М.: Изд-во 1999. С. 105-112.
442. КовязинН. Комовские тунгусы // Советский Север. 1931. № 7-8. С. 53-61.
443. Козлихин И. Ю. Позитивизм и естественное право // Государство и право. 2000. №3. С. 5-11.
444. Козловский В. В. Понятие ментальности в социологической перспективе // Социология и социальная антропология. СПб, 1997. С. 5-12.
445. Колесов В. В. Концепт культуры: образ, понятие, символ // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 2. 1992. Вып. 3. № 16. С. 32-41
446. Косвен М. О. Первобытное право // Революция права. 1929. № 2. С. 11-34.
447. Кроль М. Брачное право инородцев Селенгинского округа // Труды Троицко-Кяхтинского отделения Приамурского Отдела Императорского Русского Географического Общества. Иркутск, 1895. С. 120.
448. Кроль М. Предварительный отчет о работах по исследованию забайкальских бурят за период 1892-1895 гг. // Известия ВосточноСибирского отдела Императорского Русского Географического Общества. Т. XXVI. Иркутск, 1895. № 4-5. С. 1-12.
449. Кубель JI. Е., Першиц А. И. Этнография и наука о государстве и праве // Вестник АН СССР. 1984. № 10. С. 91-111.
450. Ладыженский А. М. Методы этнологического изучения права // Этнографическое обозрение. № 4. С. 157-165.
451. Лаптева Л. Е. Исследования обычного права народов Российской империи в XIX в. //Государство и право. 1997. № 8. С. 101-109.
452. Лебедев Г. С. Отражение социальной структуры в археологических материалах // Философия, история, современность. Л.:1. Наука, 1973. С. 56-67.
453. Лем С. Модель культуры // Вопросы философии 1969. №8. С. 12-21.
454. ЛоккД. О государственном правлении // ЛоккД. Избранные философские произведения в 2 т. Т. 2. М.: Изд-во социально-экономической литературы, 1960. С. 1- 532.
455. Лукашева Е. А. Общая теория права и многоаспектный анализ правовых явлений // Советское государство и право. 1975. № 4. С. 23-33.
456. Магазинер Я. М. Заметки о праве // Правоведение. 2000. № 5. С. 215-224.
457. Мамут Л. С. Вопросы права в «Капитале» К. Маркса // Советское государство и право, 1967. № 12.
458. Маретин Ю. В. Основные типы общины в Индонезии // Проблемы истории докапиталистических обществ. М., 1968. С. 54-66.
459. Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 гг. (Первоначальный вариант «Капитала») // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 46. Ч. 1. М.: Политиздат, 1968. С. 3-16.
460. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 4. М., 1955. С. 419-459.
461. Маркс К., Энгельс Ф. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 42. М., 1974. С. 41174.
462. Маркс К., Энгельс Ф. К жилищному вопросу // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 18. М.: Политиздат, 1961. С. 203-284.
463. Маркс К., Энгельс Ф. К критике политической экономии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 13. М.: Политиздат, 1959. С. 1167.
464. МитровА. Г. Договоры, присяги и баранта // Обычаи и обряды монгольских народов. Элиста: Тувинское книжное изд-во, 1993. С. 61-75.
465. Михайлов В. А. Заметка по поводу перевода выражения «зэгтэ-аба» охота на росомах в статье М. Н. Хангалова, Д. А. Клеменца «Общественные охоты у северных бурят» // Живая Старина. 1913. № 1. Вып. 1-2. С. 37-52.
466. Молдабаев С. С. Субъект преступления в обычном праве казахов //Правоведение. 2001. № 5. С. 179-188.
467. Муромцев Г. И. Источники права (теоретические аспекты) // Правоведение. № 2. С. 23-31.
468. Муромцев Г. И. Юридическая техника (некоторые теоретические аспекты) // Правоведение. 2000. № 1. С. 9-20.
469. Мышлявцев Б. А. Отношение к земле у современных тувинцев (на примере Монгун-Тайгинского кожууна) // Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник / Под ред. Ю. В. Попкова. Новосибирск: Нонпарель, 2004. Вып. 6. С. 125-129.
470. Невважай И. Д. Типы правовыой культуры и формы правосознания //Правоведение. 2000. № 2. С. 23-31.
471. Никишенков А. А. Адат, суд биев и институты российской государственности в обществе казахов, киргизов и туркмен в XIX веке // Степной закон. Обычное право казахов, киргизов, туркмен / Под ред. Ю. И. Семенова. М.: Старый сад, 2000. С. 3-44.
472. Новикова Н. И. Как живется оленю президента России // Расы и народы / Вып. 28. / Отв. ред. 3. П. Соколова, Д. А. Функ; Институт этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая. М.: Наука, 2002. С. 133-140.
473. Новикова Н. И. правовой плюрализм в России: История и Современность (на примере законодательства в отношении коренных народов Севера) // Обычное право в России: проблемы теории и практики. Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 1999. С. 261-266.
474. Омельченко О. А. Ф. К. Савиньи и манифест исторической школы права // ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. 2002.is Вып. 3.
475. Першиц А. И., Смирнова Я. С. Этнология права // Вестник Российской Академии Наук. 1997. Т. 67. № 9. С. 792-807.
476. Першиц А. И., Смирнова Я. С. Юридический плюрализм народов Северного Кавказа // Общественные науки и современность. 1998. № 1. С. 81-88.
477. Першиц А. И., Думанов X. М. Мононорматика и начальное право (Статья первая) // Государство и право, 2000, № 1. С. 98-103.
478. Петражицкий J1. И. По поводу вопроса о ценности обычного права и его изучения // Право. 1899. № 5. 31 января С. 210-221.
479. Петражицкий J1. И. По поводу вопроса о ценности обычного права и его изучения // Право. 1899. № 8. 21 февраля. С. 213-227.
480. Платон. Федон // Платон. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 2. М., 1993. С. 7-80.
481. Попков Ю. В. Проблемы современного этносоциального развития народов Сибири // Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник / Под ред. Ю. В. Попкова. Новосибирск, 2004. Вып. 6. С. 42-47.
482. Попков Ю. В. Этносоциальные процессы в Сибири в условиях современных трансформаций // Проблемы сибирской ментальности. СПб., 2004. С. 7-25.
483. Поротиков А. И. Обычай в гражданском обороте // Обычай в праве: Сборник. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2004. С. 197-380.
484. Потапов JI. П. Охотничьи поверья и обряды у алтайских тюрков // Культура и письменность Востока. Баку, 1929. Вып. 5. С. 123-129.
485. Преступление и обычай в обществе дикарей // Избранное: Динамика культуры / Пер. с англ. В. Н. Поруса. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. С. 211-280.
486. Разумович Н. Н. Источники и форма права // Советское государство и право. 1988. № 3. С. 19-27.
487. Рандалов Ю. Б. Социально-экономическое развитие Республики Бурятия (1990-2002 гг.) // Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник / Под ред. Ю. В. Попкова. Новосибирск: Нонпарель, 2004. Вып. 6. С. 93-97.
488. РивьерК. Социоантропология современности // Журнал социологии и социальной антропологии. Специальный выпуск. 1999. С. 117127.
489. РинченБ. Культ исторических персонажей в монгольском шаманстве // Сибирь, Центральная и Восточная Азия в средние века: История и культура Востока. Т. 3. Новосибирск, 1975. С. 188-195.
490. Ринчино Э.-Д. Областническое движение в Сибири и социал-демократия // Ринчино Э.-Д. Документы, статьи, письма. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ, 1994. С. 112-119.
491. Романова Е. Н. Устное право народа Саха: Обычай «произнесенного слова» // Человек и право. Книга о летней школе по юридической антропологии. М.: Изд-во Института этнологии и антропологии РАН, 1999. С. 142-147.
492. Ромашов Р. А., Сергевнин С. Л. Региональное законодательство в России: проблемы теоретического моделирования и практическоговоплощения // Правоведение. 2003. № 2. С. 57-61.
493. РотенбергВ. С., Аршавский В. В. Межполушарная асимметрия мозга и проблема интеграции культур // Вопросы философии. 1984. №4. С. 78-86.
494. Рубанов А. А. Понятие источника права как проявление метафоричности юридического сознания // Судебная практика как источник права. М., 1997. С. 49-49.
495. Рыжков В. А. Особенности стереотипизации, необходимо сопровождающей социализацию индивида в рамках определенной национально-культурной общности // Языковое сознание: стереотипы и творчество. М., 1988. С. 45-61.
496. Рыжков В. А. Регулятивная функция стереотипов // Знаковые способы письменной коммуникации. Куйбышев, 1985. С. 34-43.
497. Рязанов В. Т. Экономическая стратегия России в условиях растущей глобализации мировой экономики // Экономическая теория в XX веке 2(9): Глобальное и национальное в экономике. В 2 т. Т. 2. М., 2004. С. 559-565.
498. Савиньи Ф. К. К законодательству и правоведению / Пер. О. А. Омельченко // ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. 2002. Вып. 3. 2002. С. 275-249.
499. Свечникова Л. Г. Понятие обычая в современной науке: подходы, традиции, проблемы (на материалах юридической и этнологической наук) // Государство и право. 1998. № 9. С. 98-102
500. Се люков Ф. Т. Отечественный опыт экологии культуры вобычном праве // Государство и право. 1992. № 10. С. 113-118.
501. Семенов Ю. И. Формы общественной воли в доклассовом обществе: табуитет, мораль и обычное право // Этнографическое обозрение.1997. № 4. С. 3-25.
502. Сергеев М. А. Некапиталистический путь развития малых * народов Севера // Труды института этнографии. Нов. Сер. М.; JL, 1955. Т. 27.1. С. 105-118.
503. Сергеева Т. В. Обычай как источник права // Правоведение. 1997. № 2. С. 79-86.
504. Сикевич 3. В. О соотношении этнического и социального // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т.П. № 2. С. 70-79.
505. Скрынникова Т. Д. Социально-политическая организация и правовые нормы монголов в XII-XIV вв. // Монголоведные исследования. Вып. 1, Улан-Удэ: Изд-во БНЦ, 1996. С. 32-48.
506. Сонгинайте Н. С. Социальная антропология Бронислава Малиновского // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. Т. 1. № 2. С. 36-43.
507. Супатаев М. А. Культура, право и квази-правовые явления в обществе // Обычное право и правовой плюрализм. М.: Изд-во Института этнологии и антропологии. 1997. С. 94-100.
508. Сыденова Р. П. Улусная община: административное право и способы его реализации // Проблемы истории и культурно-национального строительства в Республике Бурятия: Сб. статей. Улан-Удэ: Изд-во БГУ,1998. С. 197-201.
509. Тарасов Е. Ф. Межкультурное общение новая онтология анализа языкового сознания // Этнокультурная специфика языкового1.сознания. М. 1996. С. 58-71.
510. Топорнин Б. Н. Система источников права: тенденции развития // Судебная практика как источник права. М., 2000.
511. Трубецкой Н. С. Об истинном и ложном национализме // Исход к Востоку. М., 1997.
512. Туманов В. А. Вступительная статья // Ж. Карбонье. ‘ Юридическая социология. М.: Прогресс, 1986. С. 5-27.
513. Туркин Н. В. Обычное охотничье право у наших инородцев в связи с поземельным владением // Природа и охота. М., СПб., 1901. № 3.
514. Феофанов К. А. Никлас Луман и функционалистская идея ценностно-нормативной интеграции: конец вековой дискуссии // Социологические исследования. 1997. № 3.
515. ХалликК. Некоторые вопросы интернационализации национальной жизни // Нация и культура. Таллин, 1985.
516. Хангалов М. Н. Зэгэтэ-аба облава на зверей у древних бурят // Собрание сочинений. Т. 1. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1958. С. 7384.
517. Хангалов М. Н. Зэгэтэ-аба у кудинских бурят // Хангалов М. Н.I
518. Собрание сочинений. Т. 1. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1958. С. 96147.
519. Хангалов М. Н. Национальный танец «хатарха» // Хангалов М. Н. Собрание сочинений. Т. 1. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1958. С. 174-179.
520. Хангалов М. Н. Юридические обычаи у бурят // Хангалов М. Н. Собрание сочинений. Т. 1. Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1958. С. 153-166.
521. Хаптаев П. Т. Предания о бурятских родах Эхиритского племени //Бурятоведческий сборник. Иркутск, 1930. С. 30-39.
522. Хараев А. А. Брак и семья у укырских бурят. (Шаралдаевскиеэтюды)//Бурятоведческий сборник. Иркутск, 1929. С. 31-45.
523. Хараев А. А. Очерки обычного права укырских бурят // Бурятоведческий сборник. Иркутск, 1930. С. 29-42.
524. Харитонов JI. А. Толкование норм в акефальном обществе / Труды теоретического семинара юридического факультета СПб ИВЭСЭП.1. Вып. 1. СПб., 1999.
525. Черных Е. Н., Венгеров А. Б. Структура нормативной системы в древних обществах (методологический аспект) // От доклассовых обществ к раннеклассовым. М., 1987. С. 23-38
526. Честнов И. JI. Правопонимание в эпоху постмодерна // Правоведение. 2000. № 2. С. 4-18.
527. Шадаева А. Т. Тора как древний общеевразийский закон // Некоторые проблемы, этнокультурной истории бурят. Улан-Удэ, 1998. С. 129-134.
528. Шадже А. Ю. Аксиологический аспект обычного права // Обычное право в России: проблемы теории, истории и практики. Ростов н/Д.: Изд-во СКА ГС, 1999. С. 219-223.
529. Щюц А. Повседневное мышление и научная интерпретация человеческого действия // Современная зарубежная социология (70-80-е годы). М., 1993.
530. Щюц А. Структура повседневного мышления // Социологическиеисследования. 1988, № 2.
531. Эйнштейн А. Влияние Максвелла на развитие представления о физической реальности // Эйнштейн А. Собрание научных трудов. Т. 2-А. М., 1967.
532. ЯкимовА. Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) // Государство и право. 2003. № 4. С. 5-10.
533. D’Andrade R. Three scientific world views and the covering law model // Metatheory in Social Science Pluralisms and Subjectivities. Chicago, 1986.
534. Heckmann F. Ethnische Kolonien // Oesterreichische Zeitschrift fuer Soziologie, 1991, № 3. P. 25-41.1 538. Hugo G. Die Gesetze sind nicht die einzige Quelle der Juristischen
535. Wahrheiten // Civilistisches Magazin. 1813. S. 3-24.
536. Moore S. F. Law and social change: The semi-autonomous social field as an appropriate subject of study // Law and Society Review, 1973, № 7. P. 34— 41.
537. SchiitzA. Common-Sense and Scientific Interpretation of Human Action // Collected, Papers. V. 1. The Problem of Social Reality. The Hugue, 1962. S. 129-152.
538. ShwederR. A. Preview: A colloquy of culture theorists 11 Culture Theory; Essays on Mind, Self, and Emotion / R. A. Shweder. New York: Cambridge University Press, 1984. P. 79-193.
539. Timasheff N. S. Gurvitch’s Philosophy of Social Law // Thought. 1942. Vol. 17. №67.
540. УЧЕБНИКИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ
541. Абдулаев М. И., Комаров С. А. Проблемы теории государства и права: Учебник. СПб.: Питер, 2003. 576 с.
542. Алексеевы. Н. Основы философии права. СПб.: «Искусство России», 1998.-216 с.
543. Алексееве. С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т. Свердловск: Изд-во Свердловского юридического института, 1973. Т. 2. -396 с.
544. БачининВ. А. История философия и социология права. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2001. 335 с.
545. Бромлей Ю. В. История первобытного общества: Эпоха первобытной общины: Учебник для исторических факультетов / Под ред. В. П. Алексеев, Ю. И. Семенов. М.: Наука, 1986. 572 с.
546. Букреев В. И., Римская И. Н. Этика права: от истоков этики к мирозданию. Учебное пособие. М.: Юрайт, 2000. 336 с.
547. Венгеров А. Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. М.: «Омега-Л», 2004. 608 с.
548. ГревцовЮ. И. Социология права: Курс лекций. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2001. 312 с.
549. Капустин М. Теория права. (Юридическая догматика). М.: Университетская типография Кратков и К., 1868. 352 с.
550. Капустин М. История положительного права у нехристьянских народов (конспект лекций в Московском университете). М.: Лит. прихудожественном музее. 60 с.
551. Карасевич П. Л. Гражданское обычное право Франции в историческом его развитии. М.: Типография А. И. Мамонтова и К., 1875. -488 с.
552. Кашанина Т. В. Происхождение государства и права. Современные трактовки: Учебное пособие. М.: Юрист, 1999. 335 с.
553. Курбатов В. И. Современная западная социология:
554. Аналитический обзор концепций: Учебное пособие. Серия «Учебники и учебные пособия». Ростов н/Д.: «Феникс», 2001. 416 с.
555. Кистяковский А. Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Киев: Университетская типография, 1875. 413 с.
556. Ковлер А. И. Антропология права: Учебник для вузов. М.: «Норма», 2002.-480 с.
557. Коркунов Н. М. Лекции по общей теории права / Предисловие д-ра юрид. наук, проф. И. Ю. Козлихина. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2003.-430 с.
558. Крыленко Н. В. Беседы о праве и государстве: Лекции читанные на курсах секретарей укомов при ЦК РКП (б). М.: «Красная новь», 1924. -184 с.
559. Кульчар К. Основы социологии права / Пер. с предисл. и общ. ред. В. П. Казимирчука. М.: Прогресс, 1981.-256 с.
560. Лившиц Р. 3. Теория права: Учебник для студентов юрид. вузов. М.: Бек, 1994.-208 с.
561. Марксистско-ленинская общая теория государства и права: В 4 т. / Ред. В. М. Чхивадзе. Т. 3. Социалистическое право. М.: Юридическая литература, 1973. 647 с.
562. Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права. Учебник. М.: Проспект, 2001. 760 с }) 564. Марченко М. Н. Источники права: Учебное пособие. М.: ТК
563. Велби, Изд-во Проспект, 2005. 760 с.
564. Марченко М. Н. Источники российского права: вопросы теории и истории: Учебное пособие / Отв. ред. М.Н.Марченко. М.: Норма, 2005. -336 с.
565. Миропольский Д. Ю. Хозяйственная система: исходные ^ принципы функционирования: Учебное пособие. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ,2004.- 164 с.
566. Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. Учебник для вузов. М.: Норма-Инфра, 1999. 552 с.
567. Першиц А. И. История первобытного общества. Эпоха классобразования: Учебник для ист. вузов. М.: Наука, 1988. 223 с.
568. Поляков А. В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход: Курс лекций. 2-е изд., доп. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2003. 845 с.
569. Поляков А. В., Тимошина Е. В. Общая теория права: Учебник. СПб., Изд-во юридического факультета СПбГУ, 2005. 472 с.
570. ПракашС. С. Юриспруденция. Философия права. Краткий курс: Учебное пособие для юрид. факульт. вузов. М.: Изд. центр, 1996. 301 с.
571. Рулан Н. Юридическая антропология: Учебник для вузов / Пер. с франц. М.: Норма, 2000. 310 с.
572. Спиридонов JI. И. Теория государства и права: Учебник. М.: Изд-во АООТ «ГПНИИ-5», 1995. 300 с.
573. Тавадов Г. Т. Этнология: Учебник для вузов. М.: Проект, 2002.352 с.
574. Тарановский Ф. В. Энциклопедия права: Учебное пособие для вузов по юрид. специальности. СПб.: МВД. России, 2001. 552 с.
575. Федоров М. М. История правового положения народов Восточной Сибири в составе России (XVII начало XIX в.): Учебное пособие. Иркутск: Изд-во ИГУ, 1991. — 192 с.
576. ЛИ ТОРЕФЕРА ТЫ И РУКОПИСИ ДИССЕРТАЦИЙ
577. Авдеева О. А. Судебная система Восточной Сибири в XVII -первой половине XIX вв. (сравнительный анализ общеимперских и региональных начал): Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. 158 с.
578. Алимжан К. А. Обычное право как форма права: Автореф. дис. .канд. юрид. наук. Алматы, 1999.-27 с.
579. Ал-Сулейман И. Г. мох’ Д. Источники права в правовых системах арабских стран (напримере Иордании): Дис. . канд. юрид. наук. Баку, 1987. -138 с.
580. Басаев Д. В. Охрана лесов: уголовно-правовые и криминологические аспекты (по материалам Республики Бурятия): Дис. . .канд. юрид. наук. СПб., 2004. 248 с.
581. Бейтуганов А. 3. Обычное право кабардинцев (вопросы теории): Дис. канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2001. 152 с.
582. Боер В. М. Информационно-правовая политика и безопасность России: Дис. . докт. юрид. наук. СПб., 1998.
583. БородайЮ. М. Ценность и знание. Природа нравственных культовых представлений: Автореф. дис. . докт. философ, наук. М., 1996 -54 с.
584. БутанаевВ. Я. Этническая культура хакасов и проблемы реконструкции основных этапов их исторического развития: Автореф дис. . докт. истор. наук. Новосибирск, 1993. 40 с.
585. Василенко О. Н. Проблемы онтологии и эволюции правосудия и форм права: Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2000. -146 с.
586. Игнатьева М. Н. Обычное право якутов (XVII-XIX вв.): Дис. . канд. юрид. наук. М., 1989. }) 587. Кавшбая JI. JI. Обычное право абхазов в конце XVIII-XIX вв.историко-правовой аспект): Дис. . канд. юрид. наук. Н. Новгород, 1999. -157 с.
587. Камкия Ф. Г. Правовой статус субъектов обычного права Абхазии в первой половине XIX века: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2000.
588. Малова О. В. Правовой обычай как источник права: Дис. . канд. ^ юрид. наук. Екатеринбург, 2002. 164 с.
589. Прохачев А. В. Обычай в системе форм права: вопросы теории: Дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. 190 с.
590. Свечникова JI. Г. Семейное право народов Северного Кавказа: Дис. . канд. юрид. наук. Ставрополь, 1996.
591. Сюкияйнен JI. Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики: Автореф. дис. докт. юрид. наук. М., 1987.-47 с.
592. Тумурова А. Т. Обычное право бурят по Селенгинскому уложению 1775 года: Дис. канд. юрид. наук. М., 1997.
593. Честнов И. JI. Принцип диалога в современной теории права (проблемы правопонимания): Автореф. дис. . докт. юрид. наук. СПб., 2002. -35 с.
594. Ямпольская Ц. А. Субъекты советского административного права: Автореф. дис. . докт. юрид. наук. М., 1958. 38 с.
595. ЭНЦИКЛОПЕДИИ, СЛОВАРИ, СПРАВОЧНИКИ
596. Бабаев В. К., Баранов В. М., Гойман В. И. Словарь категорий и понятий общей теории права. Н. Новгород, 1992. -97 с.
597. Бачинин В. А., Сальников В. П. Философия права. Краткий словарь. СПб.: РДК Принт, 2000. 400 с.
598. Брук С. Народы мира: Этнографический справочник. М., 1981
599. Современный словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 1993. 740 с.
600. D 600. Китайская философия. Энциклопедический словарь. М.: Мысль,1994. 573 с.
601. Краткий словарь когнитивных терминов / Под ред. Е. С. Кубряковой. М.: Изд-во МГУ, 1996. 243 с.
602. Краткий словарь по социологии / Под общ. ред Д. М. Гвишиани, Н. И. Лапина. М.: Политиздат, 1989. 79 с.
603. Мансурова А. М., Деспотопулу Э. К. Толковый словарьэтнографической лексики. М.: Наука, 2001. 68 с.
604. Политология: Энциклопедический словарь / Общ. ред. и сост. Ю. И. Аверьянов. М.: Издательство моек, коммерч. ун-та, 1993. 431 с.
605. Советский Энциклопедический словарь / Под ред. А. М. Прохорова. Изд-е 4-е. М.: Советская энциклопедия, 1989. 1632 с.
606. Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990.-432 с.
607. Обычное право народов России. Библиографический указатель. 1890-1998. Составитель и автор вступительной статьи А. А. Никишенков / Под ред. Ю. И. Семенова. М.: Старый сад, 1998. 245 с.
608. Современная западная философия: Словарь / Сост.: Малахов В. С., Филатов В. П. М.: Политиздат, 1991. 414 с.
609. Толковый словарь этнографической лексики / Под ред. А. М. Мансуровой, Э. К. Деспотопулу. М.: ИНПО, 2001. 68 с.
610. Философский энциклопедический словарь 2-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1989. 815 с.
611. Энциклопедия символов, знаков, эмблем / Сост. Королев К. М.: Эксмо; СПб.: Мидград, 2005. 608 с.
612. Энциклопедический словарь т-ва «Бр. А. и И. Гранат и К0» 7-е изд. / Под. ред. проф. В. Я. Железнова, проф. М. М. Ковалевского, проф.
613. С. А. Муромцева и К. А. Темирязева. Т. 1-55, 57-58. М, 1910-1948.
614. Энциклопедический словарь: В 3 т. / Гл. ред. Б. А. Введенский. Т. 1-3. М.: Большая советская энциклопедия, 1954-1955.