Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

Кажется, что экспедиция Сесостриса имела ту же цель, что и путешествие Фрикса, и поход Ясона, и что владельцами золотого руна были вовсе не колхи-египтяне, а свано-колхи, или сваны (соаны). Посмотрим, что же говорит об этом народе Страбон.
Текст Страбона: »Сваны – соседи фетейрофагов и не менее их нечистоплотны, однако превосходят их могуществом, а также мужеством.
Они живут на вершине Кавказа, расположенной над Диоскурией, и в областях, образующих круг с этой вершиной в центре. У них есть царь и совет, состоящий из 300 человек. Поскольку все их мужчины носят оружие, они, как уверяют, могут выставить 200 тысяч пехотинцев.
Уверяют, что у них в реках течет золото и они его собирают в корытца с дырочками (что-то типа сита) и складывают в овечьи шкуры. Именно из-за этого и родилась легенда о золотом руне или, может быть, речь идет о западных иберах, носящих то же название, что и эти, чьи земли тоже очень богаты металлами. У сванов стрелы смочены ядом, который проникает в раны и вызывает непереносимое зловоние».
Из текста видно, что сваны, живущие в высокогорье Кавказа, – настоящие грузины, так как Страбон им тоже дает название «иберы». И действительно, они говорят на одном из диалектов грузинского языка, а их внешний вид такой же, как и у грузин.
В трактате о посольствах Менандра (Протектора) сказано, что византийцы и персы в 562 году воевали за овладение Сванетией, и Хосров заявил послам, что страна сванов совершенно недостойна внимания византийцев и они не смогут получить от нее никакой прибыли.
В Сванетии есть горный перевал, которым пользовались и раньше, и пользуются сейчас для пересечения Кавказа. В 569 году Земарх возвращался из своей посольской поездки к хану турок Эктагу (Алтай), Сародий, аланский (осетинский) князь, посоветовал ему не ходить через страну миндиан, поскольку персы устроили ему западню по соседству со Сванетией, и скорее уж лучюие выбрать дорогу Дариньян (Дарьял), чтобы наверняка вернуться домой.
Говорят, что когда-то сваны подчинялись Грузии, но по крайней мере точно известно, что они входили в состав царства лазов. Те, которые живут на Цхенис-цгали, подвластны мингрельскому князю Дадиани. Напротив, у тех, кто живет на Ингури, свои более или менее независимые князья.
Сваны исповедуют христианство с очень давних времен, в их горах еще встречаются церкви в хорошем состоянии; сваны с Цхенис-цгали признают юрисдикцию епископа Лечкуми.
Название
Сваны сами себя называют «шнау», а грузины, имеретины и мингрелы называют их «сваны», или «соны», а их страну – Сванетия. Сваны ныне занимают южные альпийские луга Кавказа; сначала их можно найти к востоку от горы Джумантау, расположенной примерно в 40 верстах к югу от поселения карачаевцев.
Расположение
Узкая долина, орошаемая Тебердой, тянется до снежных гор, дорога через эти горы пересекает Кавказ и приводит к истокам Цхенис-цгали (река Лошади) – реке, которую древние называли Восточный Гиппиус, и далее, по ту сторону гор, в Имеретию и Мингрелию. Сваны живут в верховьях этой реки, протекающей через их земли под названием Лашхури, а также в верховьях рек Хопи и Ингури, впадающей в Черное море у Анаклии. На западе сваны граничат с абхазами.
На Лашхури у них есть поселения Лашети, Чолури, Ралаши и Иента. Лашети находится в одном коротком переходе от селения Сардмели, расположенного в районе Рача на ручье Рицеаули, который на некотором расстоянии отсюда впадает в Риони с левой стороны.
Селения, расположенные на Ингури, или Энгури, следующие: Учкур, Кайя, Адиш, Мигат, Ипар, Богреш, Цирми, Йели, Милох, Ленгор, Латели, Бечи, Дол-Зебут, Цхумар, Иезер и Лахмура.
Внешний облик жителей
Сваны – высокий, красивый, хорошо сложенный народ, но один из самых нечистоплотных на всем Кавказе. Внешне сваны похожи на грузин, тем не менее их наречие сильно отличается от иберийского и мингрельского и содержит большое количество чужих слов. Это, вероятно, из-за того, что сваны в течение столь долгого времени отделены от этих народов, а ведь числительные, местоимения и другие слова у них похожи на мингрельские и грузинские.
Жилища
Дома сванов построены из камней без закрепляющего раствора или из плетенок, обмазанных глиной; в них нет окон. Через отверстие в центре крыши проникает свет и выходит дым. Крыша построена из толстых балок, горизонтально положенных на четыре стены; крыша засыпана землей.
Вся семья спит вместе со скотом на соломе.
Одежда
У сванов нет обычая носить рубашки, они надевают два или три узких бешмета один на другой, оставляя открытой грудь, предплечья и колени. Передник заменяет им штаны, а полосы сукна, обмотанные вокруг ног от щиколотки до бедер, – чулки. Они оборачивают ступни необработанной кожей, складывающейся впереди в острый нос. Некоторые из них носят имеретинскую шапку, хотя часто голова у них не покрыта, а волосы большинство из них никогда не причесывает.
Девушки у сванов никогда ничего не носят на голове, а женщины, выйдя замуж, покрывают голову красным платком, причем закрывают не только темень и затылок, но и лицо, открытыми остаются лишь уши.
Женщины у сванов носят длинные узкие платья, обычно из красного полотна, с завязкой спереди; зимой они накидывают поверх платьев плащ из грубого сукна, а летом носят накидки из красного холста.
Сванетки считаются прехорошенькими, да и нравы их не очень суровы: некогда считалось для женщины позорным, если она не имела нескольких возлюбленных.
Готовят они очень грязно, в золе. Хлеб пекут из пшеницы, ячменя, а летом заменяют его очень густым, сваренным в воде, просом. У сванов большие стада коз и много птицы. Несмотря на свою нечистоплотность и бедность одежды, они все – и мужчины, и женщины – любят украшать себя, насколько позволяют средства, золотыми и серебряными цепочками. В каждом доме и в каждой семье есть, как правило, только один сосуд для питья, которым пользуются все вместе по очереди, обычно сосуд бывает серебряный. Ружья их украшены пластинками серебра, какие-то больше, какие-то меньше.
Земля сванов богата месторождениями свинца и меди, которые они умеют плавить, того же нельзя сказать о железе. Они сами делают порох, имея все вещества, входящие в его состав, и продают его карачаевцам, от которых получают в обмен соль, которую те выменивают в России. Они производят грубое сукно, которое продают в Имеретии. У них есть все необходимое для жизни, за исключением соли, но, поскольку им нужна и одежда, и всевозможная галантерея, они вынуждены толпами ходить в Мингрелию и Имеретию в начале лета, чтобы предложить свои руки для работы на равнине. Они возвращаются после сбора урожая и приносят в качестве платы за труд не деньги, которые были бы для них бесполезны, а пластинки меди, железа, котлы, холсты, ткани, ковры и соль.
Народонаселение
Население Сванетии составляет в целом около 25 тысяч человек, они могут выставить 3 тысячи вооруженных пехотинцев. Территория Сванетии разделена на 4 округа, а именно:
1. Циохо – 7 тысяч жителей.
2. Татархан – 5 тысяч жителей.
Эти два округа управляются двумя князьями с теми же именами – Циохо и Татархан – из семьи Дадешкильянов; первый из них подчиняется России, а второй собирается последовать примеру первого, прислушиваясь к уговорам правящего князя Мингрелии Дадиани.
3. Свободные сваны – 8 тысяч жителей, часть из которых вновь приняла христианство в 1830 году. Князь Дадиани склонил их подчиниться, и они отправили в Тифлис депутацию для переговоров об этом.
4. Сваны, относящиеся к Мингрелии и называемые «сваны-дадиани», поскольку подчиняются правящему князю Мингрелии Дадиани, – до 5 тысяч душ.
Новые сведения о сванах (получены в апреле 1834 года): границы и расположение
Кавказский массив в направлении с северо-запада на юго-восток образует близ горы Эльбрус, называемой сванами Ингистав, угол, вершина которого обращена к Кубани, а восточная сторона проходит по вершинам Нака и Париста, где он и кончается.
Ответвления хребта, соединяясь с горами Суписта, Китлаш, Кугуб и др., образуют снежную цепь Кавказа и, упираясь в высокую гору под названием Пазис-мта, являются с севера и юга границами земель, занятых сванами, и отделяют их от аланетов, карачаевцев, кабардинцев высокогорья (балкарцев и чегемцев) и осетин.
От горы Пазис-мта (так звучит название на языке сванов, а по-осетински Бассиан-гог), где находятся истоки двух значительных рек – Риони и Ингури (древний Сингамис) – отходит большой отрог, который тянется к юго-западу в направлении почти параллельно снежной цепи. Наиболее высокие вершины этого отрога – Сацхену, Ацхи, Табера, Лашхет, Лешниул, Омиаш и Намджогу; они являются южной границей сванов и отделяют их от Мингрелии и Имеретии; между ними и снежным хребтом образуется широкое и очень глубокое ущелье, по дну которого течет Ингури в направлении с востока на запад, затем река впадает в Черное море близ крепости Анаклия. С западной стороны земли сванов отделены от Абхазии большим отрогом, отходящим от Кавказского кряжа в юго-западном направлении и называющимся хребтом Джодесюки.
Крутые склоны гор, со всех сторон окружающие страну сванов, прорезаны глубокими ложбинами и дают начало бесчисленному множеству потоков и ручьев, которые впадают в Ингури; основные из них впадают с правой стороны реки, следуя по течению, – Шихра, Дахмара, Кедлера, Кхене, Туби, Цхемара, Мейлера, Гештера, Маулаш, Никара, Чубер, Уди.
С левой стороны в Ингури впадают Лакудра, Бакари, Марчхоб, Кумпурра, Махашир, Ведера.
Протяженность
Сванетия протянулась в длину от горы Пазис-мта до хребта Джодесюки (с востока на запад) примерно на 110 верст, в ширину (с севера на юг) от горы Ингистав до горы Лешниул – на 50 верст; общая площадь территории, заселенной сванами, приблизительно составляет около 3700 квадратных верст. Если принять во внимание большую высоту гор Сванетии, их склоны должны занимать площадь, значительно большую, чем основания, и, следовательно, соотношение количества жителей и площади не должно рассматриваться только с учетом территории, занимаемой сванами, судя по карте.
Деление
Сваны разделяются на три племени, а именно:
1. Земля независимых сванов, которые сами себя называют «упуста» (без господ), простирается к западу от горы Пазис-мта на 45 верст по обоим берегам Ингури и граничит с территорией Татархана Дадешкильянова. Вот перечень селений этого округа: Латани, Лашли, Сола, Ленскер, Местия, Циорми, Мулах, Мужалуа, Бограши, Лагуст, Ленджа, Ипари, Мебзагер, Кусроли, Зарглеш, Каал, Ушкул, Мумикур, Лессу, Лам, Энаш, Лахусата, Чуанаш.
Число домов в этих селениях доходит до двух тысяч.
2. Территория князя Татархана Дадешкильянова находится между землями свободных сванов и землями князя Циохо Дадешкильянова, от которых она отделяется притоком Ингури – Кхене. В длину этот район не превышает 17 верст, здесь известны 30 селений, вот их перечень: Искари – является резиденцией князя, располагается недалеко от левого берега Верхней Кедлеры; Лабекал, Магаудер, Лезгара, Тубери, Сют, Уэбалдо, Каляш, Ладрер, Лашхер, Лантели, Целянар, Пхатрер, Угвал, Берж, Чалир, Моил, Кураш, Генут, Лянкури, Картвани, Долг, Чхидонар, Ушханар, Нашткол, Тхебишь, Багданат, Мазер, Гул, Келедкар.
В этих поселениях насчитывается до 750 дворов.
3. Территория князя Циохо Дадешкильянова занимает самую западную часть Сванетии и ограничена на востоке рекой Кхене, а на юге – Мингрелией. Сваны князя Циохо занимают площадь в 2250 квадратных верст по обоим берегам Ингури, у них 21 селение. Вот список этих селений: Пари – резиденция князя на правом берегу Туби; Большая Лахмула, Малая Лахмула, Большая Лыха, Малая Лыха, Ламхера, Кацха, Супи, Лакури, Гештера, Хофуа, Паледа, Кич-Хилдаш, Чубери, Цалери, Лашхераш, Таврар, Джухрани, Герухаш, Кудано, Гаиш.
В этих селениях насчитывается около 500 дворов.
Население
Предположив, что в каждой семье 7 человек, можно насчитать в Сванетии 23200 душ населения, но в новых данных приводится число жителей в 26800 человек, а именно:
Сваны Циохо Дадешкильянова – 7000
Сваны Татархана Дадешкильянова – 5000
Свободные сваны – 14800
Итого: 26800
Примечание. Существует еще и четвертое племя сванов численностью около 5000 душ, но поскольку они живут в высокогорных долинах Мингрелии, к югу от своих сородичей, и находятся в зависимости от князя Мингрелии Дадиани, то мы о них будем говорить, но не при описании этой области.
Климат, хозяйственные занятия и промыслы
Климат Сванетии очень суровый, так как эта область – одна из самых высокорасположенных на Кавказе и окружена горами, часть из которых покрыта вечными снегами, а другая открыта холодным безжалостным ветрам. Туманы здесь очень часты и настолько густые, что пешеход, внезапно захваченный туманом, не осмеливается продолжать путь из страха упасть в пропасть, а вынужден остановиться и стоять до тех пор, пока ветры не рассеют облака. Из всего вышесказанного можно заключить, что природа здесь не очень щедра на свои дары. Зима начинается в октябре и продолжается до мая, когда сваны сеют ячмень, в июне они обрабатывают поля проса и льна, в августе закладывают на гумно пшеницу, а в начале сентября – остальные зерновые. Не имея ни малейшего представления о сельском хозяйстве и с детства привыкнув к нужде, сваны выращивают лишь то количество пшеницы, которое необходимо для скудного питания семьи; они настолько привыкли к голоду, что им достаточно одного либра хлеба в день и, когда они отправляются в поход, одного маленького чурека им хватает, чтобы питаться три дня.
Полевые работы в Сванетии очень тягостны как летом, так и зимой; все перевозки зерна, леса и прочего осуществляются с помощью саней, похожих на сани наших крестьян. Они пашут землю плугом, в который впряжены быки, но счастлив тот, кто владеет таким наделом земли, где быки могут пройти, поскольку остальные должны обрабатывать маленькие клочки земли собственными руками.
Суровый холод, царящий в Сванетии большую часть года, мешает жителям активно заниматься разведением скота, тем не менее они продают его в Мингрелию и Имеретию, получая в обмен соль и железо. Они также меняют на серебро сукно, которое делают сами.
Князья сванов почти так же бедны, как и их подданные, но у них есть право иногда продавать кого-нибудь из подвластных им людей. Они берут за мужчину 200 овец, а за красивую женщину – 300 овец. Часть овец идет им в пищу, а другая – продается в Мингрелии, где взамен покупается шелковая ткань и другие предметы роскоши.
Свободные сваны богаче, чем подданные князей Дадешкильяновых, поскольку они часто устраивают разбойничьи набеги на своих соседей. Те из свободных сванов, кто приходит по торговым делам в селение Лентели на территории мингрельского князя Дадиани, вместо налога дают двухлибровую мерку пороха и несколько овец.
Гора Лакура на территории князя Татархана Дадешкильянова богата свинцом; несколько раз там находили слитки самородного серебра, которое жители используют для украшения своего оружия. Гора Латли на территории свободных сванов отличается теми же свойствами.
Ингистав дает серу, и сваны делают порох хорошего качества.
Облик и характер сванов
Лицом сваны похожи на русских, у большинства из них светлые волосы, они оставляют их и не сбривают с головы, как это делают черкесы, на которых они похожи манерой одеваться. На их чекменях с каждой стороны груди находится по двенадцать трубочек для вставления патронов. Оружие у них такое же, как и у остальных, и превосходного качества.
Сваны храбрые, нравы их грубые и отличаются безудержной распущенностью, что делает их отважными и предприимчивыми. Они посвящают все достижению поставленной цели. Сваны готовы отомстить за малейшую нанесенную им обиду, и часто какая-нибудь безделица вызывает смерть целой семьи и ее соседей; кроме того, сваны по своему характеру скрытные и лживые.
Обработав свое поле, сван принимает участие в каком-нибудь разбойничьем набеге или же разрабатывает его план и проводит свои дни, мечтая о счастливых временах, когда он не боялся встретить русские штыки и ему было позволено похищать людей и продавать затем туда, куда захочет.
Сваны считают постыдным сидеть возле своих жен, они даже не любят разговоров о прекрасном поле и, как следствие, не знают образа жизни женщин в кругу семьи.
Жилища сваны строят, как хижины, из горизонтально расположенных балок и необработанных камней. Их дома прижаты к какому-нибудь выступающему утесу или же помещаются под скалой, которая низко нависает и служит крышей. В домах можно встретить лишь самую необходимую мебель, но зато в самой бедной хижине есть превосходное ружье, украшенное серебром, хорошая шашка, пистолет и кинжал – неотъемлемое их оружие, всегда прикрепленное к поясу, обвивающему стройную талию свана.
Крутые и скалистые горы Сванетии не позволяют использовать лошадей, и сваны способны без особой усталости пройти 60–70 верст в день, и это по тропинке, все время идущей вдоль глубоких ущелий, где быстрые потоки постоянно преграждают путь, угрожая унести путника своим стремительным течением в Ингури.
Как и другие народы гор, сваны не запасают сено на зиму; в это время года они оставляют свои отары овец пастись у южного подножия Эльбруса, где животные сами находят себе корм вместе со стадами карачаевских овец и коз.
Язык
Язык сванов не имеет ни малейшего сходства ни с одним из наречий горцев Северного Кавказа; произношение в нем очень сложное, но, во всяком случае, язык сванов имеет что-то общее с грузинским языком. Сваны, торгующие в Мингрелии и Имеретии, говорят по-грузински, чтобы быть понятыми, но очень немногие из них хорошо на нем говорят, поскольку в основном сваны поддерживают мало отношений с подчиненными России областями.
Религия
Хотя сваны считают себя христианами и у них есть церкви (времен грузинской царицы Тамары), они не имеют ни малейшего представления о догматах религии. Во время раздела Грузинского царства в середине XV века сваны окончательно отделились от Грузии, и, будучи окружены с трех сторон языческими народами, впоследствии принявшими ислам, они избежали влияния фанатизма и собственно сейчас практически не имеют никакой религии.
Сван может жениться столько раз, сколько раз захочет, но не имеет права одновременно иметь несколько жен. Он должен отослать предыдущую жену, если берет новую. Сваны не знают ни крещения, ни причастия, они не соблюдают никаких таинств религии. Тем не менее среди них есть священники, выбираемые с общего согласия, они читают кое-какие молитвы в дни праздников, но паства ведет себя своеобразно, даже не крестится.
Форма правления
Сваны не могут признавать высшую власть без отвращения, и, хотя князья Татархан и Циохо присвоили себе право на жизнь и смерть своих подданных, они не могут ничего предпринять без общего согласия своих подданных. Споры, не касающиеся кровной мести, улаживаются князьями или старейшинами, которые пользуются всеобщим уважением.
Свободные сваны в важных случаях обращаются к князю Дадиани из Мингрелии; с делами меньшей важности они приходят к князьям Дадешкильяновым. В целом их форма правления представляет собой смесь деспотии и республики.
Воины
Поскольку у сванов мало лошадей, они никогда не могли совершать дальних походов, но расположение Сванетии очень выгодно для оборонительной войны и отлично подходит для устройства всевозможных препятствий врагу, и еще никто не осмелился напасть на них в их почти недоступных ущельях. В случае опасности четверть населения готова взять в руки оружие и защищать исходные рубежи своих горных поселений.
Пути сообщения
Из всего, что здесь сказано о Сванетии, можно сделать вывод о том, что сообщение здесь чрезвычайно затруднено и средства его представлены лишь узкими тропинками, годными лишь для пешеходов.
Примечание. Сведения о Сванетии были собраны на месте капитаном Генерального штаба князем Шаховским и переданы автору начальником Генштаба Кавказского корпуса г-ном генералом Волховским.
АЛТЫ-КЕСЕКИ
Историческая справка
Мы уже говорили об алазах, которые живут на северозападном склоне Кавказа и занимают восточное побережье Черного моря от Ингури до Гагрипша. Другие племена живут на Северном Кавкгизе; они смешались с черкесскими народами, такими, как башилбаевцы, тубинцы, казилбеки, шегереевцы, баракаи, медазвы и т. д., о которых мы уже упоминали, говоря о черкесских племенах. Наконец, самые восточные – абазы – образуют шесть родов Малой Абазы; сами себя они называют «тапанта», черкесы называют их «баске», или «баскех», а татары – «алты-кесек-абазы».
Племя этих абазов, раздираемое постоянными междоусобицами, покинуло свою бывшую территорию в конце XVII века и перешло на северный склон Кавказа, где кабардинцы уступили ему землю, которую оно теперь занимает, установив, к тому же, господство над кабардинцами.
В 1769 году они выступили против русских совместно с другими черкесскими племенами, но генерал Медем подчинил их силой оружия. В 1786 году одна часть этого племени ушла за Кубань вследствие разногласий с кабардинцами, однако вскоре они вернулись на правый берег этой реки (т. е. Кубани) (См. об этом: Дебу. Описание Кавказской линии. С. 118.).
Ныне они живут справа от Кубани, вплоть до Подкумка, на Андаре и Керкере – притоках Верхней Кумы, на Джегнасе и Тохтамыше они подчиняются России; другая часть живет слева от Кубани, на речках Малый Инджик, или Зеленчук, – они независимы.
Перечень алты-кесеков
Вот перечень шести родов племени алты-кесеков (по-русски: шестиродные) – клычевцы, кичевцы, лоовцы, бибертовцы, дударуковцы и джантемировцы – с их поселениями:
1. Клычевцы живут близ речушки Халмурза-Жилгаса, которая впадает в Кубань, тринадцатью верстами ниже Каменного моста, этот род занимает также селение Кечега, расположенное гораздо ниже, на правой стороне Кубани.
2. Трамовцы (трамкт) живут на берегах Теберды, которая вливается в Кубань слева, ниже Каменного моста; семьи этого рода живут также на Шоне – речке, впадающей в Кубань с той же стороны.
3. Лоовцы, или лоу-кваджи, живут на Малом Карденеке, который сливается справа с Малым Инджиком.
4. Асланкт, или аслан-гиреевцы, живут близ речушки Аксаут, которая впадает в Малый Карденек.
5. Дударуковцы живут близ Малого Инджика, и несколько селений этого рода находятся на расстоянии двадцати верст от этой реки, что близ Большого Инджика.
6. Бибертовцы живут на Марухе, которая впадает слева в Малый Инджик, или Малый Зеленчук.
Народонаселение
Общая численность населения этих племен достигает приблизительно 10 тысяч душ, из которых 1200 – воинов. Абазы сильно пострадали от эпидемии чумы в 1810–1811 годах, и точно указать их общую численность нельзя.
Абазы (абазины) возделывают и пшеницу, и ячмень, а главным образом просо, но лишь в количестве, необходимом для удовлетворения их собственных нужд. У них нет соли, и они покупают ее во время обмена на Линии.
Они имеют большое количество крупного рогатого скота, овец и лошадей. Они изготовляют войлок, бурки и т. д., которые продают в Пятигорске и Георгиевске.
Зимой они живут в аулах, а летом кочуют, перевозя свои кибитки с одного места на другое наподобие ногайцев.
Часть алты-кесеков живет в области Кавказа, они занимают три поселения, а именно: аул Трамова, или Трамкт, и верхний и нижний аулы Бабукова. Трамов аул расположен на левом берегу Подкумка, четырьмя верстами выше Константиногорска. Жители этого аула продают излишки своих продуктов в Пятигорске, где продовольствие в это время года становится более дорогостоящим в связи с большим притоком приезжих, которые посещают Кавказские Воды. Этот аул принадлежит абазинскому узденю Трамову (или Трамкту), конные заводы этой семьи славятся своими превосходными лошадьми черкесской породы, которых они разводят, их число – приблизительно 1000 лошадей. Кроме этого, алты-кесеки имеют еще два больших конезавода, которыми сообща владеет весь народ; каждый конный завод – на 1000 лошадей. Однако каждый уздень имеет еще свой собственный завод, среди которых выделяются конные заводы Лоова и Клычева.
Алты-кесеки не имеют общего руководителя (вождя), они подчиняются нескольким узденям и старейшинам, которые почитаемы лишь тогда, когда имеют много денег и имущества. Некогда они особенно уважали Адиль-Гирея Атажукина – кабардинского князя – и слепо ему подчинялись. Этот князь был в плену в Екатеринославле и убежал, сопровождаемый ногайцем в двухколесной повозке. Совершив несколько вылазок против русских властей, он был вынужден покинуть свой дом в Большой Кабарде и бежать с сотней черкесских всадников к абазам Дударуковым, что близ Малого Инджика. Поскольку его отряд увеличивался день ото дня, и так как он был заклятым врагом русских, он совершал частые набеги на их территорию. Он имел связи со всеми муллами, жившими в горах, и пользовался их влиянием, чтобы возбуждать закубанские племена к религиозной войне против русских, но провидение положило конец его действиям – он умер от чумы в 1807 году, и от его отряда осталось лишь три человека.
Абазы, которые живут в состоянии постоянной вражды с Россией, тем не менее имеют друзей и родственников по эту сторону границы империи, которых они тайно навещают, когда представляется случай; они стремятся незаметно обойти казачьи станицы и грабят соседние деревни, деля награбленную добычу с абазами, живущими на русской территории. Кабардинские разбойники находят убежище у абазов и часто приводят им захваченных людей и скот, чтобы они продали их за Кубанью.
Они были покорными князьям Кабарды и подчинялись посланным ими «агасирам»: каждый из них имел право взять у абазина скот, необходимый для пропитания, и даже жену (попользовавшись ею в свое удовольствие, он отсылал женщину обратно через несколько дней).
Абазины трудолюбивы, они смогли бы разбогатеть, если бы черкесы не отнимали у них все, что они зарабатывают. Почти весь абазинский народ раньше подчинялся черкесам, и последние еще и сегодня высокомерно относятся к ним; абазинские князья считаются ими равными кабардинским узденям, они женятся на дочерях кабардинских узденей, а те, в свою очередь, вступают в брак с абазинскими князьями. Этого различия не существовало до тех пор, пока они не подчинились черкесам.
Если абазины захватывают что-либо у кабардинского князя или у одного из его кунаков, они обязаны не только вернуть это, но князь, кроме этого, берет у них трех рабов любого пола в качестве штрафа; если же его кунак был убит, он берет девять рабов. Угнетение, которое черкесы осуществляют таким образом, очень сильно обеднило абазин.
Когда генерал Фабрициан командовал на Кавказской линии в 1770–1780 годах, алтыкесеки были объявлены независимыми от черкесов, после него этот народ вновь попал под прежнее иго. Ныне, поскольку Кавказская линия хорошо обеспечена войсками, которые держат черкесов в страхе, черкесы стали меньше тревожить абазин.
Они исповедуют ислам и имеют мулл, которые улаживают их споры по законам шариата. В важных случаях они обращаются к высшему суду, называемому «мегке», который обычно собирается в ущелье речки Теберды и состоит из кадия, эфенди и старейшин; их решение неоспоримо.
Между верхней Кумой и истоком Подкумка до сих пор видны остатки древних укреплений, которые представляют собой два ряда стен невероятной толщины. Эти укрепления, также как и развалины древних церквей, в достаточной степени свидетельствуют о том, что этот район раньше населял народ, который исповедовал христианство и который был более цивилизован, нежели те, о которых мы только что говорили.
ТАТАРСКИЕ ПЛЕМЕНА, ЗАНИМАЮЩИЕ ЧАСТИЧНО СЕВЕРНЫЕ СКЛОНЫ КАВКАЗА
Краткий исторический очерк о ногайцах
Между Ставрополем, Кубанью и Верхней Кумой, а также рядом с истоком Донгузлы и у притока речки Буйволы находятся кочующие племена татар: казбулат, кипчак, мангут, джамбулат, едисан, едишкуль и навруз; Восточные степи между Кавказским хребтом и Каспийским морем населяет часть орд едисан и Джамбула; а также целиком орда кара-ногайцев («черных ногайцев»); и, наконец, мансуровцы и наврузовцы занимают левый берег Кубани. Это остатки ногайцев, или кубанских татар, раньше столь известных. Они были переселены крымскими ханами в степи между Днепром и Днестром. Русские же отправили их обратно на их древние пастбища близ Кубани. Их неугомонный нрав и грабежи заставили правительство в 1788 году призвать их к порядку силой, при этом большая часть их укрылась за Кубанью, а весь народ почти полностью рассредоточился. Мы проследим некоторые детали этого события. Эти племена получили свое название от Нагая, или Ногая, – татарского полководца (предводителя), который в 1262 году после смерти Менгу-хана отделился от Большой Орды и некоторое время властвовал в Золотой Орде (в Даште-Капчаке, или Кипчаке). После смерти Ногая ногайцы составили отдельное племя. Но они ослабели ввиду междоусобиц с другими татарскими племенами; эти междоусобицы дали возможность Руси сбросить иго татарской Золотой Орды и подчинить их (ногайцев) в свою очередь. Перед завоеванием Казани и Астрахани в 1552 году ногайцы, жившие на Волге, просили царя Ивана Васильевича о защите их от Ямгурчея – астраханского правителя, а затем стали подданными России. Очевидно, что большая часть ногайцев, расселившаяся на северных склонах Кавказа, – это остатки Волжской Орды ногайцев.
Эти последние разделились на три колена: большие и малые ногаи – и едисанцы, или джетисанцы. Кроме этих наименований, они имели также особые названия по именам своих предков. Большие ногаи назывались также джемкиштеуловцы, они подразделялись на рода: келенши, хатай, кипчак, или кибчак, барлак, мангут, или мангит, и др. Малые ногаи подразделялись на три рода: каспулат-улу, навруз-улу и солтан-улу, т. е. дети Каспулата, или Казбулата, Навруза, Солтана; а так как мурзы этих малых ногаев вели свое происхождение от некоего мурзы Касая, то они, в общем, называются «дети Касая» (касаевцы). Малые ногаи могут выставить до 60 тысяч вооруженных людей.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.