Суббота, Июнь 10th, 2017 | Автор:

В это время Черноморское казачье войско построило два редута за Кубанью около рек Афипс и Шебш, которые были заняты двумя полками стрелков. 25 сентября штаб-квартира прибыла в Усть-Лабинск – это станица и форт, расположенный напротив устья Лабы, на правом берегу Кубани. 1 октября генерал-лейтенант Панкратьев направился из Усть-Лабинска в Длинный Лес, чтобы вести военные действия против абадзехов, совместно с генералом Эммануелем, который уже был там.
Длительные дожди задержали отбытие штаб-квартиры в Екатеринодар до 9 октября, а 13-го – граф Паскевич пересек Кубань и прибыл в Шебшский редут, где ожидали и корпус генерала Эммануеля, который, разбив и усмирив абадзехов, воссоединился с главными силами близ Шебшского редута 17 октября. 18 октября корпус генерала Эммануеля утром выступил в поход, чтобы напасть на шапсугов в высокогорных долинах, в то время как корпус под личным командованием графа Паскевича пересек долины параллельно корпусу Эммануеля.
Шапсуги ушли из своих аулов и увели свои семьи и скот в горы и леса, и при приближении русских они сами подожгли свои аулы, стога сена и зерно, чтобы лишить войска врага фуража.
Русские войска, разделенные на несколько колонн, которые одна за другой поднялись долинами Афипса, Убина, Асипса, Жу, Хапля, Анткира. Богундура и продвинулись вплоть до Абина, где они сожгли большую мечеть шапсугов, добились лишь того, что разорили эту территорию, но, если можно так сказать, самого-то врага они и не видели, зато сами днем и ночью подвергались постоянному обстрелу со стороны шапсугов, прятавшихся в густых лесах, через которые русские должны были проходить.
29 октября русский корпус покинул Абин, чтобы вернуться из-за Кубани, а штаб-квартира вновь прибыла в Екатеринодар 3 ноября.
Так закончилась экспедиция, которая, несмотря на весь ущерб, который она причинила шапсугам, не принесла никакой решительной победы и дала лишь еще одно свидетельство того, с каким упорством этот народ защищает свою независимость.
1831 год был знаменателен тем, что русские заняли порт Геленджик и прочно утвердились в этом районе. План предпринять экспедицию от Екатеринодара через земли шапсугов к Геленджику, чтобы открыть военную дорогу между этими двумя пунктами, будет приведен в исполнение в ближайшее время, и результат покажет, удастся ли России таким способом наконец добиться усмирения этого народа. Первым мысль об этом подсказал князь Варшавский, поскольку, расселяясь среди их земель посредством строящихся вдоль военной дороги фортов и редутов, мы рано или поздно добьемся того, что приручим их.
Кубанские черкесы
Черкесы, которых русские так и называют – «черкесы», а другие европейцы неправильно называют «циркасья», сами себя называют адыге или адехе (Некоторые писатели считали, что это название происходит от татарско-турецкого слова «ада» – остров, но эта этимология неизвестна черкесам, которые не имеют слова, обозначающего остров.
Прокопий Кесарийский, Страбон, Плиний и Этьен Византийский указывают, что черкесы живут возле Черного моря и называют их «зикхи» (по-гречески – «зюхой»), а генуэзец Георгий Интериано, который писал в 1502 году, начинает свое сочинение о нравах и обычаях зикхов словами: «Зихи, называемые так на языках простонародном (итальянском), греческом и латинском, татарами же и турками именуемые черкесами, сами себя называют «адига». Они живут от реки Таны до Азии по всему морскому побережью, которое ведет к Босфору Киммерийскому» (Рамузио. Путешествия. Т. 2. С. 196).). Этот примечательный народ делится на два больших племени: кубанских черкесов и кабардинских черкесов, называемых также кабардинцами. Первые живут по берегам нескольких речушек – левых притоков Кубани, которые впадают в восточное побережье Черного моря; другие живут в Большой и Малой Кабарде.
Считают, что название «черкесы» – татарского происхождения и состоит из слов «чер» – дорога и «кесмек» – резать; таким образом, «черкессан» или «черкес-сидж» является синонимом слова «йуолькес-сидж», которое до сего времени употребительно в турецком языке и означает «разбойник». Осетины – соседи черкесов – называют их «кезех» или «казах», и поскольку Казахию византийских авторов-историков следует искать за Кубанью, где ныне живут черкесы, то осетины, вероятно, правы, когда говорят, что до того, как кабардинские князья пришли из Крыма, черкесский народ сам себя называл «казах» (Арабский географ Масуди писал в 947 году н. э.: «Именно в Трапезунд, расположенный на берегу Византийского моря, каждый год приезжают мусульманские торговцы из Рума, Армении и страны кашеков».). Мингрелы до сих пор называют черкесских князей «кашах-мефе», что означает «царь кашахов».

Границы. Местоположение. Перечень черкесских племен
Территория, населенная кубанскими черкесами, простирается вдоль левого берега Кубани от ее истоков до впадения в Черное море и от ее левобережья до склонов Главного Кавказского хребта. Ее границами являются: на юго-западе – Абхазия и Черное море, на юге – Малая Абхазия и земли карачаевцев, на севере и востоке – Кубань, которая отделяет их от русских территорий и земель ряда ногайских, абазинских и кабардинских племен. С юго-запада и запада земли черкесов омывает Черное море – от устья Кубани до границ с Абхазией. Обитающие на побережье племена – это натухайцы, гусинцы и убыхи.
Площадь этого края может быть приблизительно определена в 24 тысячи кв. верст.
Наименование племен, занимающих северные склоны Кавказского хребта от крепости Анапа до истоков Кубани:
1. Натухайцы (натохайцы)
2. Шапсуги
3. Абадзехи (абедзехи)
4. Тубинцы
5. Убыхи
6. Саше
7. Бжедухи:
а) хамышеевцы;
б) черчинеевцы
8. Хаттукайцы
9. Темиргоевцы
10. Эгеркваевцы
11. Жанеевцы
12. Адемы
13. Мохошевцы
14. Хегаки
15. Бесленеевцы
Натухайцы, шапсуги, абедзехи, тубинцы, убыхи, саше, бжедухи, хаттукайцы, темиргоевцы, эгеркваевцы и жанеевцы имеют демократический образ правления, а адемами, мохошевцами, хегаками и бесленеевцами управляют князья – пши и дворяне – уорки.
Натухайцы расселены от побережья Черного моря и устья реки Кубани на восток до маленькой речушки Небеджея, которая берет начало в горах Маркотх, от ее истоков до впадения справа в Атакум и вдоль ее левого берега до Кубани. Их долины окружены скалами и покрыты редким лесом. Земледелие у натухайцев развито незначительно, зато благодаря своим прекрасным пастбищам они имеют возможность активно заниматься скотоводством. Беспрерывные войны, которые они ведут, и их склонность к разбою оставляют им мало времени для того, чтобы заниматься хозяйством.
Шапсуги населяют лесистые склоны гор, которые тянутся до предместий Анапы и вдоль речек Антхир, Бугундир, Абин, Афипс, Шебш и Бакан; их территории простираются от речек Небеджея и Атакум до горных вершин Тезогир и Псаф, а в долинах – до речушек Догая (берет начало на горе Псаф), Пшиш, Афипс и реки Кубань. Две деревни Абат принадлежат дворянину, носящему это же имя, они расположены на берегах Антхира и Бугундира. Большинство шапсугов живут семьями, у них мало скота, и они мало обрабатывают землю; главным источником средств к существованию для них служит разбой. У них нет князей. Предводителем у них является или глава самой многочисленной семьи, или самый отъявленный разбойник. Шапсуги говорят на «испорченном» диалекте черкесского языка. Их земли простираются на западе до гор, откуда берет начало Бакан, эти горы черкесы называют Шаг-алеш (по-русски – Пчеболеза), что означает на их языке «белая старуха», так как горы эти сформированы из белого камня; горы пересекает дорога, ведущая к крепости Анапа, которая удалена от этих мест на 40 верст.
Абедзехи граничат на западе с владениями шапсугов, на востоке – с землями бесленеевцев, на юге их граница – главная цепь Кавказского хребта, на севере – территории, занимаемые бжедухами, темиргоевцами и мохошевцами. Ранее абедзехи населяли снежные горы Западного Кавказа, поскольку их численность беспрерывно возрастала, они с течением времени спустились до сланцевых и черных гор и усилились за счет захвата людей, которых они обращали в своих пахарей. К ним примкнуло также большое число беженцев из других племен, в результате чего произошло такое смешение народа, что ныне только их дворяне являются подлинными абедзехами. Утверждают, что название «абадзехи» они получили по имени черкесской красавицы, некогда жившей среди них, поскольку по-черкесски «абазех-дах» означает «красавица».
Поля у них небольшие, а поселения состоят всего из нескольких дворов. У каждого есть свой собственный участок земли, небольшой лесок и выгон для скота, находящийся в пределах одной ограды. Каждый житель носит имя своего хозяина. Их земли покрыты лесами и пересечены многочисленными речками и ручейками. У них есть также превосходные пастбища по обеим берегам Лабы.
Никакой религии у них, собственно говоря, и нет; они употребляют в пищу свинину. Хотя многие абедзехские уздени исповедуют ислам, их веру не назовешь крепкой. Они очень гостеприимны по отношению к своим друзьям и готовы пожертвовать для них всем. Среди абедзехов проживает много русских – пленных и солдат-дезертиров.
Тубинцы являются одним из абедзехских племен и говорят на том же языке. Они дерзки и занимают наиболее высокогорные и труднодоступные районы вблизи речек Пчега и Сгагваша, вплоть до снеговых вершин, южные склоны снеговых гор и долины на побережье Черного моря до речки Гагрипши населяют племена убыхов и саше, которых называют также джикеты, пшавы, ясхипсы, иналкупы, свадзвы, артаковцы и марьявы. Черкесы называют их «кушхазир абазы», что означает «загорные абазы», однако на самом деле они адыгейского происхождения. Они не имеют над собой князя, но охотно подчиняются хорошему всаднику, хорошему воину, что в их понимании является свидетельством выдающихся способностей. Их земля плодородна и не требует особой обработки. Все они выращивают виноград, особенно убыхи, и делают из него хорошее вино в больших количествах, это вино они называют «сана». Также у них много фруктов, таких, как яблоки, вишни, груши, персики (по-татарски «шафталу», что обычно произносится как «чептала»). Как и в Мингрелии, у них можно видеть своеобразный прессованный и твердый мед, который они употребляют, размешивая его в воде в виде напитка. Их территория покрыта множеством кустарников невиданной густоты. Живут они в домах, поселениями по 3–4 двора, расположенными в лесу.
Бжедухи занимаются сельским хозяйством, у них есть некоторое количество скота, но они большие любители поживиться за чужой счет и часто совершают набеги и грабежи на станицы черноморских казаков. Их пастбища расположены вблизи домов. Бжедухи делятся на две ветви: хамышеевцы и черчинеевцы. Хамышеевцы проживают между Афипсом, Псекупсом, Кубанью и большой дорогой. Черчинеевцы, или киркенеи, проживают в междуречье Псекупса и Пшиша по обе стороны большой дороги, а именно: с правой стороны дороги в часе езды в сторону гор, а с левой – до Кубани; отсюда следует, что хамышеевцы и киркенеи, то есть бжедухи, занимают территорию междуречья Пшиша и Афипса от Кубани до владений абедзехов.
Хаттукайцы ранее проживали к западу от Кара-Кубани по речкам Убин, Зиль, Афипс до кубанских плавней, с юга ограниченные Яман-су, между черноморскими казаками и шапсугами, но под давлением последних покинули свои прежние жилища и теперь проживают между Пшишем и Сгагвашей от Кубани до владений абедзехов. Сейчас они стали «мирными». Они уже покорены и перенесли свои аулы ближе к Кубани.
Темиргоевцы делятся на два племени. Мирные темиргоевцы, которых называют также «келекюевцы», проживают между Сгагвашей и Лабой от Кубани до большой дороги, а эгеркваевцы занимают территорию с правой стороны дороги до владений абедзехов, границы которых не определены какими-либо естественными границами. Темиргоевцы воинственны, дерзки, действуют под предводительством Джамболета. Они являются самыми богатыми и чистыми из всех племен кубанских черкесов. Их поселения в большинстве своем укреплены; эти фортификации состоят из палисадников или двойного ряда больших перекрещенных кольев. Внутреннее пространство между этих двух рядов заполнено землей, а верхняя часть утыкана рогатками, которые представляют собой непреодолимое препятствие для их врагов – убыхов и тубинцев, которые проживают неподалеку в горах и с которыми темиргоевцам часто приходится сражаться.
Темиргоевцы содержат скот в загонах вблизи поселений зимой, а летом выгоняют его на пастбища по обоим берегам Лабы.
Жанеевцы проживают всего лишь в 6 поселениях. Ранее они жили на правом берегу Кубани выше Копыла, но при приближении русских в 1778 году укрылись на левом берегу реки вместе с жителями Тамани, а в настоящее время осели недалеко от Кубани на обоих берегах реки Пшиш.
Адемы – это маленькое черкесское племя, обосновавшееся на речке Сгагваше близ Кубани.
Мохошевцы проживают у подножия лесистых гор, откуда стекает множество речушек, которые, напоив влагой сей плодородный край, впадают затем в Яман-су, или Фарс. Главными потоками, берега которых они населяют, являются нижний Фарс, нижний Псисур и нижний Чехурадж. Мохошевцы богаты скотом, занимаются земледелием и живут в укрепленных поселениях. Зимой они держат скот в загонах, летом выгоняют его на пастбища на левом берегу Лабы, а весной и осенью – близ Кубани. Чтобы добраться до них, нужно по дороге от Прочного Окопа пересечь Кубань и горные вершины между Кубанью и Чалбашем, впадающим справа в Лабу, а затем переправиться через речку Шограг.
Хегаки, или шегакхи, – это маленькое черкесское племя, которое проживает на Бугре и его притоках, вблизи и ниже крепости Анапа. Их наименование черкесское и означает «люди, проживающие у моря». Ранее они жили на том месте, где сейчас находится Анапа. Число хегаков значительно уменьшилось в результате набегов натухайцев и опустошений, произведенных чумой.
Бесленеевцы занимают территорию от истоков речки Псисур, текущей с горы Хагваре на восток до устья речки Геген, которая впадает в Воарп, а на юге почти до снеговых гор. Зимой бесленеевцы содержат скот вблизи жилищ в загородках из плетенки; весной и летом они выгоняют его на пастбища на берегах Урупа, Большого Инджика и соленого озера Касма, воды которого стекают в Кубань. Они богаты скотом, особенно овцами. Их горы неприступны; живут они в постоянной вражде с другими горцами…
Браки, или баракаи, живут на правом берегу Верхнего Гупа. Их жилища находятся в лесах или на возвышенных местах; районы, где они живут отдельными группами, называются Кунак-тау или Джикхиль-булук. Раньше у них не было общего вождя, каждая семья подчинялась старейшему в ней, в то же время они были в зависимости от кабардинцев и перешли затем под власть бесленеевцев. Хотя они и приняли мусульманство, некоторые из них до сих пор едят свинину. Когда их беспокоят, они уходят в высокогорье, где невозможно обнаружить их жилища. У них много скота и хороших пастбищ, но сами они очень дикие и грубые.
Башилбаевцы, или беселбеи, раньше жили в лесистых горах Предкавказья, орошаемых реками Яфир и Бикх, которые, сливаясь в предгорье, где горы спускаются горизонтальными уступами вниз, впадают слева в Большой Инджик. Они также поселились на берегах и этой реки, в горах, богатых черным сланцем, у истоков Урупа или Воарпа и частично около Большого и Малого Тегхена, которые берут начало в высокогорье, постепенно спускаются к равнинам и впадают с левой стороны в Уруп.
Теперь они покинули Большой Инджик и его притоки и переселились на Уруп. К этой миграции их вынудила опустошительная эпидемия чумы 1806 и 1811 годов. Они говорят на «испорченном» диалекте абазинского языка и имеют своих князей, однако все они находятся под властью кабардинцев.
Они упрямы и непокорны, и, несмотря на те экспедиции, которые русские предприняли против них, они до сих пор не покорились. Живя в горах и лесах, они мало обрабатывают землю, их поля находятся лишь в самых низменных местах по берегам Урупа. Они занимаются главным образом разведением овец, коз и пчеловодством. Осенью и весной они перегоняют свои стада в низины, орошаемые Большим и Малым Инджиком, очень близко от русской границы, а летом пасут их в горах, зимой же – около своих жилищ. Именно у них находят замечательный мед, который дают дикие пчелы, собирающие нектар из рододендронов и понтийских азалий.
Единственная дорога, которая ведет в их земли, чрезвычайно плохая, и в основной ее части по ней надо идти пешком; она начинается в станице Невинной, пересекает вброд Кубань, которую татары называют Сулукис, и на протяжении 75 верст идет вдоль правого берега Большого Инджика таким образом, что, поднявшись по каменному мосту, пересекаешь его; после этого моста дорога идет по правому берегу долины Иналя – маленькой речки длиною примерно 16 верст, которая впадает в Уруп. От устья Иналя дорога ведет вверх по течению Урупа примерно 10 верст, здесь дорога становится топкой, часто приходится идти то по правому, то по левому берегу реки, пока не приходишь в первое поселение, расположенное в долине длиной в 3 версты и шириной в 200 саженей. Из этой долины можно подняться выше еще на две версты, где уже нет никаких деревьев; дальше дорога становится шире и ведет к ледникам. Племена бикхов, чейгереев, баракаев и башилбаевцев принадлежат, так считается, к племени бесленеевцев.
Оташи из племени абазов относятся к медазингам, медавам, или мадовам, они занимают истоки Большой Лабы в наиболее высокогорных и труднодоступных местах Кавказа. Однако их основные места обитания находятся на юго-западном склоне. У них совершенно нет мусульманства, они живут свободно и выбирают самых смелых и сильных своими вождями.
Казбеги, казилбеки или кызылбеги – это абазы, происходящие от тех же медазингов и занимающие Верхний Амтурк и наиболее высокогорные районы Кавказа. Они граничат с бесленеевцами. Казбеги подчиняются старейшинам и производят свое название от имени князя Казбека, который жил среди них.
Медазинги, называемые русскими «медовеевцы», занимают юго-западный склон Кавказа у истоков рек Лаба и Амтурк. Семь племен, о которых идет речь, говорят на наречии «азогат», именно поэтому их соседи, кабардинцы и бесленеевцы, называют всех их вместе – абазами. Между верховьями Кубани и Кумы живет народ, называемый черкесами «пашхох», а русскими – «абазинцы», мы расскажем об этом народе попозже.
Адалы – это бывшие жители полуострова Тамань, которые бежали оттуда во время оккупации Крыма русскими; это были частью татары из племени булнади, а частью – черкесы. Их называли адалами, что на татарском языке означает «жители острова»; они удалились на левый берег Кубани и поселились вдоль ее лимана, обосновав поселения и сохранив свое старое название – адалы. Они выращивали рожь, занимались огородничеством и рыболовством. После взятия Анапы в 1791 году большое число их погибло, и с этого времени они почти совсем исчезли или же ассимилировали с соседними племенами.
Беглые кабардинцы появились со времени волнений в Кабарде в 1807 году, когда значительная часть этого племени укрылась в Кавказских горах. Те, которые искали убежища у кубанских черкесов, занимают в настоящее время долины Верхнего Урупа и Верхнего Улу-Инджика. Именно эти беглые кабардинцы всегда возглавляют ватаги разбойников, совершающих набеги на русскую территорию; связи, которые они сохранили со своими соотечественниками, проживающими в долинах, облегчают эти нападения.
Султанеевцы – это некоторые потомки крымских султанов, которые совершенно независимо от предыдущих народностей укрылись в районах, расположенных за Кубанью. Их сторонники немногочисленны. Татары и черкесы объединяют их под общим названием «султанеевцы».
Семья Мурад-Герей-Хаз-Герей обосновалась близ Лабы за Навруз-аулом. Их подданные проживают не более чем в 40 жилищах. Семья его брата Девлет-Герей-Хаз-Герей живет у абедзехов в Черных горах на речке Курчипс. В зависимости у них осталось не более 40 семейств. Дети покойного султана Аслан-Герея и братья генерал-майора Менгли-Герея живут близ Большого Зеленчука вместе с ногайцами-мансуровцами, они живут в нищете. Потомки же султана Казил-бега рассеялись по разным племенам.
Все эти султаны не имеют никакой власти, и, когда они отправляются в набег, они не могут никого принудить следовать за ними, их сопровождают только добровольцы.
За Кубанью существует еще целый ряд мелких черкесских племен, о которых мы не будем говорить. В целом, эти племена, вполне вероятно, получили свои названия по имени главы первых семейств, которые некогда существовали, да и сейчас еще существуют в этом краю: так по традиции черкесов даже название шапсугов происходит от некоего Шапсуга и его потомков Коббе, Сханета, Гоаго, Соотоха, семейства которых до сих пор существуют среди этого племени. Натухайцы ведут свой род от братьев Натхо, Нетахо и Гусие. Бжедухи – от Бжедуха и его сыновей Хамала и Черчаны, по имени которых бжедухи до сих пор делятся на две ветви: хамышеевцы и черчинеевцы. В наше время имеются примеры мелких племен, частично русского происхождения, как, например, племя Пцаше, которое ведет свое происхождение от русского рыбака, захваченного в плен шапсугами. Он остался среди них, женился, и его потомки насчитывают сейчас до 30 семейств, которые носят имя Пцаше, что по-гречески означает «рыбак». Что касается племен, населяющих горные долины, большинство их именуется по названию мест, где они раньше проживали, как, например, убыхи – по местечку под названием Убых и т. п.
Облик жителей
Черкесы в целом красивая нация; мужчины у них отличаются хорошей и стройной фигурой, и они делают все, чтобы сохранить ее гибкой. Они среднего роста, очень подвижные и редко бывают полными. Плечи и грудь у них широкие, а нижняя часть корпуса – очень узкая. Они кареглазые, темноволосые, у них удлиненная голова, прямой и тонкий нос. У них выразительные и одухотворенные лица. Их князья, которые ведут свое происхождение от арабов, отличаются от простого люда черными волосами, более темным цветом кожи и некоторыми чертами в строении лица. Простолюдины имеют более светлые волосы, среди них даже встречаются блондины, и цвет лица у них более белый, нежели у их князей.
Женщины у них самые красивые на всем Кавказе и всегда пользовались такой репутацией (Арабский автор Масуди, который писал в 947 году, говорил о кашеках (черкесах): «Среди народов, живущих между Кавказом и Румом (Черным морем), нет ни одного, где бы мужчины отличались бы столь же правильными чертами лица, прекрасным цветом кожи и гибкостью стана. Говорят, что их женщины удивительной красоты и очень соблазнительны».). У них черные глаза, и они шатенки, у них греческий нос и маленький рот. У кабардинских женщин кожа лица белая с легким оттенком кармина. Если к этому добавить стройную и гибкую фигуру и маленькие ножки, можно получить представление об образчике черкесской красоты; однако не все отвечают этому идеалу, и мы должны сделать замечание, что необоснованным является общераспространенное мнение, что черкешенки населяют главным образом гаремы турок, так как черкесы очень редко продают туркам представителей своей нации, разве что это будут украденные рабы. Большинство прекрасных черкешенок, которые появлялись в Турции, привозились туда из Имеретии и Мингрелии (Султанша Валила, мать несчастного султана Селима III, была черкешенкой. Эта позорная торговля черкесами, мингрельскими и прочими рабами была полностью прекращена, с тех пор как Россия овладела восточным побережьем Понта Эвксинского.). Черкесы же продают главным образом рабов мужского пола.
Черкесские девушки стягивали грудь столь тесным корсетом, сделанным из кожи, что ее едва можно различить; у женщин же в период кормления она остается свободной, так что грудь вскорости становится отвисшей. В остальном надо сказать, что у черкесов женщины не находятся в таком заточении, как у других.
Примечание. Господин Тэбу де Мариньи, который посещал черкесов в районах, прилежащих к Геленджикской бухте, в 1818 году, таким образом описывает прекрасный пол этих краев: «Черкешенки из племени натухайцев имеют овальное лицо, черты его обычно крупные; глаза у них чаще всего черные, красивые; они осознают это в полной мере и считают глаза своим самым сильным оружием; брови у них красивого рисунка, и черкешенки, чтобы сделать менее густыми, выщипывают их. Стан, который, как я уже говорил, лишен у девушек своего основного украшения, чрезвычайно тонкий и гибкий, зато у многих женщин нижняя часть корпуса очень крупная, что почитается на Востоке за большую красоту и что мне показалось уродливым у некоторых из них. Тем из женщин, кто пропорционально сложен, нельзя отказать в благородстве осанки и большой привлекательности. К тому же их костюм, особенно у замужних женщин, очень красив. Но чтобы восхищаться ими, надо видеть их в интерьере их дома, так как, когда они выходят из дома, их медленная походка и ленивый вид, налагающие отпечаток на все их движения, неприятно поражают взгляд европейца, привыкшего к живости и элегантности наших дам. Даже длинные волосы, которые так приятно видеть разбросанными по груди и плечам черкешенки, и это покрывало, которым они драпируются с тем искусством, что свойственно прекрасному полу во всех странах, желающему понравиться, и даже, наконец, их платье, которое, сжимая вначале их талию, затем разделяется и открывает шальвары, которые также не лишены привлекательности, – все это вдруг превращается в смешные и стесняющие атрибуты, как только черкешенка покидает свою софу. В целом они не лишены ума; у них живое воображение, они способны на высокие чувства, любят славу, и у них вызывает гордость слава их мужей, добытая в боях».
Одежда и оружие
Одежда мужчин весьма похожа на мужскую одежду у татар-кумыков, но она сделана из более легкой, более высококачественной ткани и обычно более дорогая. Рубашка-уапа застегивается на груди; она шьется из хлопчатобумажной ткани или легкой красной тафты на грузинский манер. Сверху на рубашку надевается шелковый жилет, обычно украшенный вышивкой, а на него – своеобразный сюртук, очень короткий, который у черкесов носит название «цши», а у татар – «чекмень»; он едва доходит до середины бедра; они его очень плотно застегивают на поясе; на груди с обеих сторон имеются маленькие карманчики, с отделениями для патронов.
Мужчины бреют голову или очень коротко стригут волосы, оставляя на макушке клок волос длиною в палец. Этот клок волос называется «хайдар». Раньше черкесы носили только усы, теперь же нередко можно встретить черкесов, которые отпускают и бороду. И тот и другой пол не оставляют волос на половых органах, либо срезая их, либо выщипывая, либо уничтожая с помощью едкого вещества, состоящего из негашеной извести и аурипигмента.
На голове они носят стеганую шапку на вате, форма которой напоминает половину дыни, она оторочена мехом или простой овчиной. Их штаны широкие вверху и узкие, начиная с колена, бывают обычно серого или бурого цвета. На ногах они носят элегантные красного цвета туфли с очень высокими каблуками, благодаря чему кажутся значительно выше, чем они есть на самом деле; или же вместо туфель они носят мягкую обувь без подметок; казаки в Гребенской тоже привыкли к ним и называют их «чирики».
Никогда черкес не выходит без оружия, или как минимум без шашки, кинжала на поясе и без накидки из мягкого фетра на плечах, эта накидка называется по-черкесски «джако», по-татарски – «ямаче», а по-русски – «бурка». Чтобы дополнить описание их вооружения, надо, кроме того, упомянуть ружье и пистолет, кольчугу, маленький шлем (кипха) или большой шлем (таш), латные рукавицы и налокотники. Когда черкес при полном параде на лошади выезжает, например, делать визиты, он берет свой лук и колчан со стрелами; со щитом черкесы не знакомы. Стрелы у князей украшены белыми перьями, выдернутыми из хвостового оперения орла; дворяне и простолюдины не имеют права украшать свои стрелы подобным образом под угрозой строгого наказания. Можно было бы подумать, увидев воина, столь перегруженного оружием, что его движения должны быть стесненными и неуклюжими, однако черкес на коне со всем этим оружием являет собой пример подвижности, ловкости и прекрасных качеств всадника.
Во время войны черкесы одевают под кольчугу нечто вроде жилета из ваты, эластичность которого заставляет пули еще лучше отскакивать от корпуса. Они приобретают лучшие кольчуги в ауле Кубачи, в Дагестане; некоторые, правда, утверждают, что кольчуги очень хорошего качества делают также и в Абхазии, на побережье Черного моря. Однако черноморские казаки приспособились приподнимать кончиком копья край кольчуги и протыкать черкесов пикой на полном скаку. Оружие у черкесов обычно превосходное, но стоит оно очень дорого; полное обмундирование, например, князя стоит не менее двух тысяч рублей серебром.
Одним из главных занятий черкесов является чистка и приведение в боевой порядок оружия, поэтому оружие у них всегда чистое и сверкающее. С раннего утра черкес опоясывается шашкой и кинжалом и проверяет, не пострадало ли от ночной сырости остальное его оружие. Во время походов подушкой им служит маленькое седло, а находящийся под седлом кусок войлока они используют в качестве постели и накрываются буркой. Во время плохой погоды они делают небольшую палатку из войлока, которую натягивают на ветки деревьев; во время путешествий они укрываются от дождя, натягивая на голову своеобразный капюшон, называемый «башлык».
Остальную часть вооружения черкесы получают из Турции (по крайней мере, получали до 1830 года) и из Грузии; вместе с тем у них имеется еще много старинных сабель и пистолетов венецианской и генуэзской работы, которые у них в большой цене. Поскольку у них мало кремней для ружей, большую часть их поставляют им русские. Как и большинство других кавказских народов, черкесы сами производят порох «гин». В горах они добывают селитру («гин-хуш» или «чин-хуш», то есть «пороховую соль»); они также делают порох, выщелачивая подстилку в загонах для скота.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.