Суббота, Ноябрь 20th, 2010 | Автор:

КАРЛ ПЕЙСОНЕЛЬ. ТРАКТАТ О ТОРГОВЛЕ НА ЧЕРНОМ МОРЕ. XVIII В.
Черкесская Татария тянется в настоящее время от Босфора Киммерийского или пролива Эникале до Кабарды. Она граничит на севере с прикубанскими ногайцами, на юге  с абасами и Кавказскими горами, на востоке  с Кабардой, на западе  с Черным морем. Черкесы, зависимые от хана, разделяются на 14 кабиле или племен и каждое племя разделено на чагары. Чагар состоит из 10 семей. Население Черкесии делится на 4 класса: беи, сипаги, уздени, кулы.
В каждом кабиле имеется знатная семья, которая суверенно владеет всеми землями кабиле и деспотически правит ими. Каждая из этих семей имеет первого бея, который является главой и становится им по возрасту, и много других беев, начальников различных ответвлений дома; они все подчинены первому. Эти беи делят между собою земли и подданных кабиле. Главный бей имеет наибольшее число чагаров в своей доле, другие делят между собою то, что остается.
Все черкесы от рождения сервы – крепостные – и рабы своих дворян, которые могут завладеть их имуществом, умертвить их, продать или подарить их кому вздумается. Однако среди них имеется два разряда свободных людей: сипаги и уздени. Сипаги – куллы, которые после того, как были захвачены на войне или проданы своими беями, получили свободу и вернулись в свое отечество. Они и их потомки свободны, и если у них достаточно имущества для приобретения, они покупают чагар и часто возвышаются до уровня беев.
Уздени – вольноотпущенные, получившие от своих беев свободу в благодарность за некоторые услуги. Они и их потомки пользуются теми же правами, что и сипаги.
Кулы – подданные рабы, которые не были отпущены на свободу и которые являются рабами, следуя давнишнему устройству страны.
Беи Черкесии производят беспрерывные набеги один на другого, из кабиле на кабиле для захвата рабов. Все, что агрессор может увезти с собой, считается законной добычей и не подлежит возврату; но если он имеет несчастье быть захваченным, все люди, находящиеся при нем, остаются рабами. Лишь один бей не задерживается; оскорбленный довольствуется отправлением. Ему отрезают уши и хвост его лошади; это единственная месть, которую они применяют один к другому в подобных случаях. Дети беев не избегают рабства: как только их схватили или продали, они лишаются прав и не могут больше быть беями. Если, получив свободу, они возвращаются к ним, они становятся не выше, чем сипаги, и не могут больше войти в состав дворянского класса. Беи продают своих дочерей, как только они уличены в безнравственности; они продают даже своих детей мужского пола, если они совершили какие-нибудь важные проступки, которые считаются заслуживающими подобного наказания.
АБИВЕА, с. 200.

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.