АДАТЫ
КАВКАЗСКИХ ГОРЦЕВ.
_____________

МАТЕРИАЛЫ ПО ОБЫЧНОМУ ПРАВУ
СЕВЕРНОГО И ВОСТОЧНОГО
КАВКАЗА
_____________
I.
ВЫПУСК ПЕРВЫЙ
Предисловие. – Отдел I. Переписка Кавказского горского управления по собиранию сведений об адатах. – Отдел II. Адаты черкес бывшей Черноморской линии. – Отдел III. Адаты черкес Кубанской области. – Отдел IV. Адаты горцев Терской области – кабардинцев и малкарцев.
_____________

Ф.И. Леонтовича
орд. проф. Имп. воз. унив.
_____________

ОДЕССА.
ТИП. П.А. ЗЕЛЕНОГО (Б.Г. УЛЬРИХА), КРАСНЫЙ ПЕРЕУЛОК, ДОМ № 3.
1882.

Перепечатано по определению совета Императорского Новороссийского университета.
Ректор С.П. Ярошенко

(Из XXXV т. Записок Императорского Новороссийского Университета).

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Научное назначение обычно-правовых материалов
Адат, его названия
Происхождение адата
Маслагат судебный (третейский)
Маслагат вечевой
Действие адатов
Партикуляризм адатов
Шариат и его влияние на адат
Русское право и его влияние на адат
Кодификация адатов
Старые сборники адатов (до 40-х годов)
1. Аварские адаты (сбор. Омар-хана, XI в.)
2. Кайтахские адаты (Рустем хана, XII в.)
3. Кайтахские адаты (уцм. Ахмета, XVI в.)
4. Бежидские адаты (древн. времени)
5. Древние обряды кабардинцев (конца прошлого века)
6. Народное условие кабардинцев после чумы (1807 г.)
7. Дополнительный обряд кабардинцев (после 1822 г.)
8. Адата осетин (1836 г.).
История составления сборников адатов в 40-х годах.
9. Адаты чеченцев и кумыков (сбор. Фрейтана, 1843 г.)
10. Адаты кабардинцев, малкардцев и дигорцев (кн. Голицына,1844 г.)
11. Адаты осетин и чеченцев (Норденстренга, 1844 г.)
12. Адаты черноморских черкес (Кучерова, 1845 г.)
13. Свод адатов северного Кавказа (Ольшевского, 1847 г.)
14-16. Адаты о калыме и штрафе у осетин, чеченцев, кумык и черноморских черкес (сборники 1849 г.)
Сборники адатов 60-х годов.
17-21. Адаты Терской области (осетин, чеченцев и кумыков, 60-х годов).
22-27. Адаты Дагестанской области (округов Даргинского, Гунибского, Казикумухского, Андийского, Кюринского, Кайтаго-Табасаранского и Самурского).
Частные сборники кавказских адатов.
План изложения сборника.
Материалы по обычному праву кавказских горцев.

ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ. Переписка кавказского горского управления по сбору сведений об адатах кавказских горцев в 40-х годах настоящего столетия.

1. Доклад 1 февраля 1841 г. о собирании сведений об адате и переводе на русский язык правил шариата.
2. Докладная записка (о том же, до 11 декабря 1842 года).
3. Доклад 18 Декабря 1842 г. и программа по собиранию адатов.
4. Приказ 6 февр. 1843 о приобретении книг шариата.
5. Отношение ген. Гурко от 29 Марта 1843 г., начальнику правого фланга Кавказской линии, ген. Ольшевскому, о собирании сведений о местных адатах.
6. Рапорт начальника левого фланга, ген. Фрейтага, 26 июня 1843 г., о мерах по собиранию на месте сведений об адатах.
7. Уведомление начальника центра, ген. кн. Голицына, 26 Дек. 1843 г., о ходе работ по собиранию сведений об адатах.
8. Уведомление командующего правым флангом, ген. Ольшевского, 26 Декабря 1843 г., о том же.
9. Рапорт начальника центра, ген. Голицына, 26 Февр. 1844 г. , с представлением сборников адатов кабардинцев, малкарцев и дигорцев.
10. Рапорт владикавказского коменданта полк. Нестерова, 31 Марта 1844 г., с представлением сборника адатов осетин и чеченцев.
11. Рапорт командующего Черноморскою линией, ген. Рапшиля, 30 Мая 1845 г., с представлением сборника адатов черноморских черкес.
12. Приказ по ген. штабу, 24 Авг. 1845 г., о составлении общего свода адатов северного Кавказа.
13. Приказ начальника штаба, ген. Филипсона, 10 Сентября 1845 года № 2202, кап. Ольшевскому, о составлении свода адатов.
14. Отношение начальника штаба, 25 сентября 1845 г. начальнику правого фланга, о доставлении сведений о местных адатах.
15. Приказ начальника штаба, 6 июня 1846 г., о мерах по составлению полного свода адатов.
16. Отношение начальника штаба, 6 июня 1846 г., начальнику правого фланга, о собирании на месте сведений об адатах.
17. Рапорт кап. Ольшевского, 27 Августа 1847, с представлением сборника адатов северного Кавказа и программы собирания дополнительных сведений об адатах.
18. Отношения начальника штаба, 9 Марта 1849 г. местным начальникам о доставлении дополнительных сведений об адатах.
19. Рапорт начальника Владикавказского округа, 27-го Марта 1849 г., с предоставлением дополнительных сведений об адатах.
20. Отношение начальника штаба, 19 Апреля 1849 г., о доставлении сведений об адатах горцев управления правого фланга.
21. Рапорт начальника центра, 4 Мая 1849 г., с представлением выписки из обрядов кабардинцев, балкарцев и дигорцев.
22. Начальника левого фланга, 9 июня 1849 г., с представлением дополнительных сведений об адатах чеченцев и кумык.
23. Начальник правого фланга, 9 Мая 1849 г., о неуспешном ходе дела собирания местных адатов.
24. Начальника штаба, 13 июня 1849 г., об ускорении собирания сведений об адатах горцев управления правого фланга.
25. Командующего Черноморскою линией, 28 июля 1849 года, с представлением дополнительных сведений о местных адатах.

ОТДЕЛ ВТОРОЙ. Адатах черкес бывшей Черноморской кордонной линии.

а) Собрание сведений, относящихся к народным учреждениям и законоположению горцев – адату, 1845 года (Кучерова).
I. О разных родах сословий, различии и преимуществе прав, им присвоенных; обязанности и взаимные отношения сословий.
II. О дворянстве.
III. О духовенстве.
IV. О простом свободном народе
V. О крепостных людях.
VI. Об адате или суде по обычаям горцев.
VIX. О наследстве и духовных завещаниях (отношениях родителей к детям и супругов между собой).
b) Сведения об обычаях черноморских черкес, 1849 г. (Кучерова)
1. О калыме (плате за невесту)
2. О штрафах

ОТДЕЛ ТРЕТИЙ. Адаты черкес Кубанской области. Извлечение из «этнографического очерка черкесского народа», 1849 г. (бар. Сталя).

I. Племенной состав кубанских черкес.
II. Адат, маслахат и шариат.
III. Аталычество.
IV. Усыновление.
V. Кровомщение (зе–пии).
VI. Воровство и хищничество.
VII. Семейная жизнь.
VIII. Наследство.
IX. Право поземельной собственности.
X. Гостеприимство.
XI. Поединок.
XII. Куначество.
ХIII. Военные обычаи.
XIV. Сословия черкесского народа.
1. Князья (пши)
2. Тляко-тляж
3. Уорк второй и третьей степени
4. Крестьяне
XV. Народные общества у черкес.
XVI. Народное собрание (за–уча).
XVII. Судебная расправа.
ХVIII. Дефтер 1841 г.
XIX. Перевода тарикатного учения.

ОТДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. Адаты горцев Терской области.

I. Адаты кабардинцев.
а) Полное собрание кабардинских древних обрядов , 1844 г. (кН. Голицина).
I. Разделение кабардинского общества или племени на сословия, включая и класс крепостных людей.
II. Права и обязанности каждого класса и отношение одного сословия к другому, включая и духовенство.
III. Какие дела и преступления в Кабардинском обществе должны быть рассматриваемы адатом.
IV. Общий обряд, суд по обычаям или адату.
V. VI. Наследственное право всех состояний.
VII. Раздел имений
VIII. Обряд духовных завещаний и исполнений по ним.
IX. Отношение детей к родителям, права последних на первых.
X. Взаимное отношение мужа к жене и обратно.
XI. Мера наказаний за ослушание князьям и узденям.
XII. Мера наказаний за преступления всякого рода.
b) Прокламации ген. Ермолова (1882 г.).
1) Прокламация 14 января
2) Прокламация 26 июня
3) Прокламация 1 августа
4) Прокламация 9 августа
5) Прокламация 29 августа
6) Наставление временному суду в Кабарде, 29 августа
7) Формы дел гражданских.
8) Формы для дел уголовных
II. Адаты малкарцев, уруспиевцев и карачаевцев, 1844 г. (кн. Голицына).
I. Разделения племен на сословия
II. Права и обязанности каждого класса
III. Какие дела и преступления в каждом племени должны быть рассматриваемы адатом и по обычаям.
IV. Раздел имений
V. Обряд духовных завещаний
VI. Отношение детей к родителям и их права на первых.
VII. Взаимное отношение мужа к жене
VIII. Мера наказаний за неповиновение старшинам.
IX. Мера наказаний за преступления всякого рода.

ПРИЛОЖЕНИЯ.

I. Материалы для библиографии по обычному праву черкес и малкарцев
II. Указатель предметов, с объяснением главнейших адатов
Абрек, значение изгойства и потока
Азат, сословное положение вольноотпущенников
Аталык, значение аталычества, постриги и молочное родство
Аул, сельская община
Барамта, грабеж и различные его значения
Благага, округ – волость
Брак, следы архаических форм брака, современная его организация у черкес
Город
Гостеприимство, юридическое его значение
Джехад, война с неверными
Дети, родительская власть, личные и имущественные права законных детей, незаконнорожденные дети от неравных браков, дети крепостных и наложниц, усыновление
За-уча, вече – родовые и общинные веча, большие и малые веча, личный состав, дела и устройство вече
Землевладение – формы землевладения, владельцы, предметы владения, права частного и общинного владения, землевладение по мусульманскому праву.
Зе-пии, родовой характер кровомщения
Кабак – укрепление, отсутствие городов
Кочевание, его значение в быту черкес
Кош, кочевой стан и вечевой круг
Кунак, родовое патронатство, положение чужеродца
Кутан, параллель его с монгольским хотоном
Махтема, народный суд черкес
Мюридизм, местная форма тариката (учения об отшельничестве) в связи с джехадом
Плата по преступлениям – классификация преступлений по адатам, зависимость пеней от общественного положения обиженного и обидчика, родовая порука и ответственность по преступлениям, уплата пеней роду и обиженному, платеж пеней по «головам», пени по шариату
Псухо, формы черкеской общины – хутор (семейная община), сельская община (аул), погост (псухо), волость (хабль), поземельные связи общины, ее управление, отсутствие мирской поруки, сословия, недостаток общинной солидарности, влияние на общину genti adscriptio, хищничества и кочевых обычаев
Пши, родовое значение черкесских князей
Пшитль, образование класса зависимых людей из родовой «челяди»
Сословия, служебно-родовой характер сословий по черкесским адатам
Суд
Сха, голова – платежная единица пеней и калыма
Тлече-житман, примирение по убийству
Тляху, род – формы родовых союзов у черкес – кутан, чагар, кабиле, тляху, хабль и чилле, родовое старшинство и порука, genti adscriptio, положение чужеродца, родовое патронатство и усыновление, аналогии в праве монгольском
Торговля
Уздень, дружинник – служебное значение узденя в роде
Уорк, дворянин – подчинение его genti adscriptio, деление уорков на старшин, средних и младших узденей
Управление, племенные, родовые и коленные старшины, общинные старшины – вали и тамате
Цю, бык – мелкая платежная единица
Ясыр, холоп – положение его у черкес
ПРЕДИСЛОВИЕ.

Материалы по обычному праву кавказских горцев, обнародываемые в настоящем издании, извлечены из собрания рукописей, недавно подаренного Новороссийскому университету И. В. Бентковским, г. секретарем Ставропольского статистического комитета. Собрание это состоит из двух объемистых фолиантов рукописей. В первом из них заключаются документы, в подлинниках или официальных копиях, относящееся к переписке кавказского горского управления по предпринятому им в 40-х годах настоящего столетия собирания сведений об адатах, и затем 15-ть отдельных тетрадей, или сборников (тех же годов) адатов горцев северного Кавказа – черкес, малкарцев, осетин, чеченцев и кумыков. Второй том рукописей содержит 12 сборников (60-х годов) адатов горцев Терской и Дагестанской областей. В «Сборнике сведений о кавказских горцах», изд. кавк. горским управлением, помещены в неполном составе пять сборников 60-х годов, именно сборники адатов округов Кумыкского, Даргинского, Кюринского, Кайтого-Табасаранского и Самурского. Кроме того, в приложении в статье В. Пфафа: «Народное право осетин» (см. I. т. «Сборника свед. о Кавказе», изд. кавк. статист. комитетом), издан сборник осетинских адатов 1859 г. Что касается сборников 40-х годов, то в печати известны были до сих пор только извлечения из «Описания гражданского быта чеченцев» Фрейтага (1843 г.), помещенные в статьях Иванова «Чечня» (Москвит. 1851 № 19) и Берже «Чечня и Чеченцы» (Тифл. 1859). Остальные сборники 40-х и 60-х годов впервые появляются в печати в нашем издании рукописей И. В. Бентковского.
Мы предпринимаем настоящее издание, в виду несомненной важности обычно-правовых материалов по такому мало разработанному у нас вопросу, как инородческое право южно-русских окраин. Издаваемые нами сборники кавказских адатов, составленные на основании показаний самих туземцев (почетных стариков), дают возможность ближайшего ознакомления с правовым бытом целого ряда племен, населяющих северный и восточный Кавказ, и в особенности представляют не маловажный научный интерес для сравнительного правоведения. В обычном праве кавказских горцев, в большинстве стоящих на низких ступенях общественного развития, сохранилось не мало институтов глубокой старины, по своему происхождению и характеру принадлежащих к таким явлениям общественной культуры, которые на первых порах встречались в истории всех народов. В особенности обычное право осетин, принадлежащих к семье арийских народов, представляет капитальный интерес в отношении к изучению древнейших эпох в истории права славян, германцев и других народов арийского корня. Адаты осетин, как и других кавказских горцев, записанные старыми путешественниками и бытописателями горцев и большею частью сохранявшееся у них еще в то время, когда составлялись издаваемые нами сборники кавказских адатов 40 – 60-х годов, нередко целиком напоминают многие институты древнего германского или славянского права, – институты, о каких говорят еще древние историки и бытописатели славян и германцев и какие сохранялись напр. в Русской Правде, leges barbarorum и пр. Вообще нужно заметить, что, судя по всему складу и характеру общественной и правовой жизни кавказских горцев, как она воспроизводится в адатах, записанных в издаваемых нами сборниках, кавказских горцев следует причислять к типу народностей, стоящих по своему общественному развитию на переходной ступени от кочевого к оседло-общинному быту и удерживающих, рядом с институтами, развившимися на почве позднейшей, оседлой культуры, многие остатки от первобытного хищнического быта кочевых родов и племен. Действительно, как показывает изучение адатов Кавказских горцев, у них доселе не исчезли старые родовые формы и вместе с тем более или менее прочно утвердились и развились все типические явления быта оседлой, территориальной общины – «джамаата» кавказских горцев, резко отличающегося от их «тухума» (рода) и пр. Кроме таких повсеместно распространенных у кавказских горцев, институтов, как родовое кровомщение или хищничество, поддерживавшее между горцами до новейших времен архаические воззрения на имущественные правонарушения (грабеж и воровство – племенная «доблесть» между горцами и пр.), исследователь встречает в адатах кавказских не мало «переживаний» от древнейших эпох в истории горцев, когда у них господствовали в полной силе такие начала древнейшей культуры, как утробное родство (когнатство), матернитет или первобытные брачные формы, наприм. семейная полиандрия, религиозная и бытовая проституция и т. п. Начало специального исследования древнейших форм быта кавказских горцев положено последними работами В. Сокольского («Архаические формы семейной организации у кавк. горцев», в Жур. Мин. Пр. 1881, ноябрь) и С. Егиазарянца («Брак у кавк. горцев», в Юрид. Вестн. 1878, июнь-июль). Но работы этих исследователей далеко не обнимают всего богатства данных, записанных старыми бытописателями горцев, каковы наприм. Интериано, Олеарий, де-Лука, Ламберти и др. , и в издаваемых нами сборниках кавказских адатов, в которых найдется не мало данных, относящихся к вопросу об «архаических формах» горского быта кавказцев. Отсюда явствует само собою, что изучение кавказских адатов важно не только в практических видах ознакомления с современным бытом целого ряда горских племен, играющих немаловажную роль на южных окраинах России, но и в чисто научных интересах выяснения общих, коренных законов развития правовых идей и институтов.
Прежде разбора имеющихся в нашем рукописном собрании данных относительно истории составления издаваемых нами сборников кавказских адатов, считаем не бесполезным изложить несколько замечаний об адатах вообще, на основании сведений, извлеченных частью из существующих исследований о кавказских горцах, частью из имеющихся в нашем распоряжении рукописных материалов.
Общим названием народных обычаев у всех кавказских горцев служит адат. Термин этот арабского происхождения и в употреблении на всем мусульманском востоке. У кавказских горцев есть, кроме того, свои местные названия обычая. Так, у авар обычай называется батль, у кумыков ольгу – собственно судебный обычай, прилагаемый к решению дел («ольгу» – буквально «образец, выкройка»); чеченцы называют свои правовые обычаи эдиль или адиль, осетины – арьдау . В источниках адат употребляется в различных значениях. Общим, родовым понятием адата нужно считать обычай, живущий в народном предании. В «собрания кабардинских древних обрядов» кн. Голицина (1844 г.) под адатами разумеются «древние обычаи, которыми управляются все народные дела» (гл. 4). Тоже самое значение дается адату в сборниках черкес черноморских и кубанских, кумыков, осетин и чеченцев , как и в документах 40-х годов по собиранию сведений об адатах кавказских горцев .
Другое значение адата возводится к суду, или лучше – способам разбирательства судебных дел. В этом смысле адат – «суд по обычаям или обрядам», противополагается в источниках шариату – суду по мусульманским законам. В записке 1841 г., в которой впервые возбужден был вопрос о собирании сведений об адатах, говорится об адате в смысле, «суда, основанного на обычаях» и противополагающегося шариатy – суду по Алкорану . Точно также в сборнике адатов Владикавказских горцев (осетин и чеченцев) 1844 г. говорится об адате, как о суде, «рассматривающем все деда, происходящие от несогласия между членами общества», и «определяющем наказание за всякого рода преступление (гл. II, ст. 1). По определению сборника Фрейтага 1843 г., «адат есть суд по некоторым принятым правилам или законам, установленным обычаем и освященным давностью» (гл. 2). В своде адатов Ольшевского 1847 г. так определяется значение адата: «это есть суд посреднически, лишенный большею частью средств понудительных» и пр. (гл. I). Подобное же значение дается адату в сборниках 60-х годов .
Есть еще третье значение адата по источникам. В праве мусульманских народов адат противополагается не только шариату (как местный обычай или предание общему преданию мусульман), но и общему государственному закону, как закон местный, имеющий обязательное действие лишь в данной местности, по внутренним делам данной общины или народа. Таково именно значение у восточных мусульман адата – местного закона, в отношении к «ираде» и вообще законам верховного главы государства . Значение закона приобретал адат и на Кавказе, в особенности там, где, вместе с ранним упрочением ислама, началось с давних времен кодифицирование обычного права, составление из обычаев, живших в народном предании, письменных сборников: адаты, раз записанные в сборники, при дальнейшем применении в судебной практике, превращались в строго-обязательные «законы». Так именно было в Дагестане, где, благодаря арабским влияниям, ислам являлся господствующим уже в VIII веке, и где местные адаты стали кодифицироваться еще в XI веке и затем до позднейшего времени, удерживали значение действующих законов в местных общинах . В настоящее время адат употребляется в Дагестане в смысле «закона, постановление» . Понимая адаты в смысле законов, местные источники говорят об изменении, дополнении и пересмотре «адатов», о введении «новых адатов», хранении их в народных судах, о «чтении» адатов при разбирательстве дел, на сходках и пр. .
Источники дают ряд любопытных указаний на происхождение адата и формы его образования и развития. Главным органом образования адата кавказских горцев исстари являлось третейство, мировой суд посредников. Мировое разбирательство дел, «происходящих от несогласия между членами общества», служило преобладающим источником горских адатов. «Суд посредников, не находя в адате установлений на новые случаи, должен произносить решения еще небывалые, хотя и применяющиеся к общему духу адата. Для решений подобного рода обыкновенно приглашаются люди, сведущие в народных обычаях, и старики, которые могли сохранить в своей памяти какие-нибудь случаи, похожие на разбираемый. Постановленное таким образом решение называется маслагатом. Маслагат, повторенный потом в других подобных же случаях, присоединяется к общей массе народных обычаев и окончательно обращается в адат» .
Значение маслагата, как первичной формы образования адатов, видно из всех показаний местных источников, – у всех кавказских горцев маслагат, как «мировая сделка, соглашение», в случаях, не решаемых существующим адатом, является первичной стадией в процессе образовала адатов. В этом отношении маслагат (мир, мировая сделка, наш древний «ряд») и разбирательство дед по маслагату, или «маслагатное разбирательство», по исконному обычаю горцев, пользуются у них таким же правом гражданства, как и адат и адатное разбирательство дед. Таким образом, у дагестанских горцев «середину» между судом по адату и судом по шариату (духовным законам мусульман) занимает решение дел по маслагату, т. е. мировой сделке, при пособии посредников, избиравших сторонами . Процессуальные обычаи дагестанских горцев требуют, чтобы к разбирательству дел по адату суд приступал только после «совета помириться» (маслагата) . Путем маслагатного разбирательства разрешались у кавказских горцев не только тяжбы и споры между отдельными лицами, но и враждебные столкновения общин и целых племен. По обычаям кубанских черкес, «когда враждующие племена желают помириться, то высылают посредников, которые заключают между враждующими сторонами маслагат, чтобы жить мирно между собою и совокупными усилиями действовать против общего врага» .
Третейство, с характером посреднической функции, вырабатывающей основные начала обычного права, исстари лежит в основе всего судоустройства кавказских горцев. У осетин такое значение имеет до настоящего времени древний институт – «тархон» (буквально «суд на торгу»), народный мировой суд посредников, устанавливающих соглашения («минавар», мировые, мир) по спорам и столкновениям родов и их членов. Осетинский тархон решает дела по адату или «благоусмотрению», если в данном случае нет подходящего адата, – решения по благоусмотрению, при дальнейшей их практике в аналогических случаях, превращаются с течением времени в местный адат, или по осетинскому выражению – арьдау . Не менее интересны показания о формах образования адатов у других горцев. По кабардинским (адыхейским) преданиям, маслагат долго служил главною основою обычного права всего кабардинского племени, – в старину все дела решались на совещаниях (маслагате) старцев и только в конце XVI века появляется в кабардинских аулах особый народный суд (хеезжа) для решения дел по адатам, образовавшимся из старых маслагатов . Таковы же народные предания об образовании чеченских адатов. «В прежнее время пастушеской жизни чеченцев в случае родовых споров, старшие в роде советывались (установляли маслагат), как бы уладить дело, условливались и никто им не противоречил. Но, размножившись, народ стал иметь более тяжб, суд старшого в роде стал уже недостаточным. Тогда старики всех окрестных фамилий стали собираться для совещания о прекращении беспорядков в стране. Но и суд стариков в фамилиях был недостаточен в вольном чеченском народе, потому что некому было блюсти за исполнением его постановлений. Прибегали к маслагату, или примирению; тяжущихся мирили просьбами, вознаграждениями и уступками. Но и маслагат не мог удовлетворять целой стране и всяким тяжбам, а в некоторых случаях оказывал даже вред. Мало по малу он (маслагат) перешел в суд по адату – суд стариков (каной), творивших разбирательство дел на народных сходках, в определенных обычаем местах» . Маслагат доселе не перестает влиять на обычное право чеченцев. В этом отношении важно свидетельство «сборника адатов Нагорного округа» 1864 г. о «маслагатном разбирательстве», удерживающем у чеченцев равную силу с судом по адату. По чеченскому сборнику 1864 г., маслагат состоит в «миролюбивом окончании дел» медиаторским судом. «К этому способу туземцы часто прибегают, не обращаясь даже в суд, а избирая сами посредников. Но иногда, ежели на предложение суда окончить дело маслагатом тяжущееся согласны, маслагат делается в суде и даже у кадия, когда дело на шариате, – в таком случае депутаты суда или кадий есть посредники тяжущихся». Дело решается тогда по совести, – раз состоялось «маслагатное решение», оно по обычаю немедленно исполняется и не принимается на апелляции ни адатом, ни шариатом (см. «вступление» к сборнику Нагорн. округа 1864 г.). Таково же наконец значение маслагата по кумыкскому праву: раз состоялось маслагатное решение, всякий должен «беспрекословно исполнить все, что было сделано маслагатом» (см. вступление в «сборник адатов жителей Кумык. округа» 1865 г.). При такой силе маслагатных решений, часто повторявшихся в судебной практике, они легко превращались в постоянные народные адаты.
Кроме мирового разбирательства, вырабатывающего в форме судебного «маслагата» основные начала адатного права горцев, последнее образуется также вне судебной практики, именно в форме маслагатов вечевых, на мирских сходках, исстари являвшихся рядом с третейством главными органами обычного права народа. По коренному мусульманскому праву, каждое общество (джамаат) правоверных имеет свои сходки стариков и почетных жителей, для совещаний об общественных делах, – на таких сходах, при недостатке адатов по тому или другому вопросу, старики установляют мирский «маслагат», обращающийся при дальнейшей практике в постоянный адат общины . Те же порядки доселе существуют у всех кавказских горцев. Так, в дагестанских аулах всегда имеется особое место на площади, куда в установленные дни собирается по обычаю сельская община (донамаат), для установления «маслагатов» по общественным делам, не решаемым существующим адатом. В лице своих «саахвалов» (белобрадых старцев) община установляет мирской маслагат – соглашение, становящееся основанием народного адата по данным вопросам . По старым кумыкским обычаям, мирская сходка также решает общественные дела по маслагату, если на данный случай нет руководящего адата . Таковы же «советы» стариков и вообще мирские сходы и собрания, с их маслагатами по общественным делам, у других горцев северного Кавказа – осетин, чеченцев и пр. По словам Лаудаева, с умножением чеченских родов «старики всех окрестных фамилий стали собираться для совещаний о прекращении беспорядков в стране. На совете ими определялось, какое возмездие должно последовать за различные преступления. Старики возвращались домой, объявляли фамилиям устно свои постановления и заставляли их клясться свято исполнять их». Из таких определений слагался постепенно у чеченцев адат, называемый эдиль или адиль . Такие же собрания стариков и народа издавна известны у кабардинцев и черкес Черноморья и Кубанской области . Барон Сталь сообщает, в своем «Этнографическом очерке черкесского народа» (1849 г.), интересные данные об устройстве народных собраний (За–уча) черкес и о маслагатах («блягага»), постановлявшихся на собраниях старшинами и утверждавшихся народною присягою и особым актом – «дефтером ». У тосеин таким же образом практиковалась исстари вечевая форма образования народных «арьдау» (обычаев). На сходках (нихас) родов и аулов родовые старшины (альдер) и почетные старики (хистер) совещались об общественных и частных делах, – решения стариков, положенные на родовых собраниях, принимались аульцами в руководство на будущее время. В первоначальной форме родового компромисса (ряда или маслагата) обычное право установлялось у осетин еще в древнейшую пору господства силы и вражды родов и поколений. «В эпоху борьбы патриархальных обществ соседи, утомленные продолжительною враждою, иногда определяли раз навсегда, для разных правонарушений, известное возмездие. Подобные компромиссы – самый обильный источник обычного права. Для обсуждения правонарушений учреждаются третейские суды, и нормы, которыми они руководствуются, принимают постепенно все более и более определенный вид. Но все это не прочно, – при недостатке власти, достаточно авторитетной для поддержания действия установившихся обычаев, обычное право имеет только весьма условную силу: если обе стороны соглашаются на его соблюдение ».
В таком «соглашении» раскрывается новое значение и роль маслагата в отношении к обычному праву. Установляя первые начала образования адата путем судебно-посреднической и вечевой практики, маслагат являлся затем до позднейшего времени чуть ли не единственной компетентной силой, поддерживавшей действие утвердившихся так или иначе в народной жизни адатов. У кавказских горцев адаты до последнего времени действовали без поддержки специальных учреждений и органов, которые бы наблюдали за их исполнением. Недостаток таких органов восполнялся у горцев той же самой силой, которая и создавала адат, – силой «маслагатных» соглашений и союзов между отдельными родами и общинами, даже целыми племенами. Адат очень долго держался и действовал на почве мирных междусоюзных отношений родов и племен, вступавших между собою в соглашения и ряды, в видах защиты и охраны своих адатов и регулируемого ими правового порядка. В этом отношении справедливо замечают, что «адат ближе подходит к разряду международных прав, чем гражданских законов» . Лишь в сравнительно недавнее время, когда стало усиливаться у горцев значение местных органов (старшин и пр.), главным образом под влиянием русской власти, органы эти получили возможность более строго следить за действием и исполнением народных адатов .
Источники в одинаковых чертах рисуют «международное» положение вопроса о действии адатов у всех горских племен Кавказа. По наблюдениям Люлье над бытом шапсугов и натухажцев, действие их адатов и основанное на них признание неприкосновенности личных и имущественных прав каждого горца и целых родов и общин, по исстаринному обычаю, обеспечивались так называемыми «общественными обязательствами» (круговой порукой древнего русского права). Обязательства такие установлялись путем вечевых маслагатов, или соглашений между родами и общинами каждого племени, а иногда и между самими племенами, и утверждались взаимною присягою их представителей. «Присяга их служит для всех и каждого обязательством не делать ничего во вред и бесчестие союзу и кончать со взаимною справедливостию все могущие возникнуть между членами различных общин споры» . От таких обязательств зависело действие горских адатов: исполнение их считалось обязательным только для тех и в отношении к тем, кто принимал участие в «общественных обязательствах». Отсюда «покушение на чужое добро признается воровством, если оно сделано у своих. В этом случае разумеется не только та же самая община и тоже племя, к которым принадлежит вор, но даже чужое племя, если только состоялась с ним присяга жить в добром согласии; так это было между шапсугами, натухажцами и абадзехами. Напротив того, если кто явно промышляет воровством на земле соседей, в отношении которых нет никаких обязательств, то на это занятие смотрят только как на лучшее средство показать свое удальство и ловкость» . Этими началами объясняются адаты о воровстве, изложенные в собрании сведений об адате черкес Черноморской лиши, Кучерова, (1845 г.): «вор, если будет открыт, обязан возвратить тому, кому оно (уворованное) принадлежит, и в таком разе (вор) остается свободным от штрафа»; штраф уплачивается только при утрате или порче уворованного, если хозяин его не принимает . Здесь виновный не несет собственно никакого наказания, – воровство безразлично трактуется, будет ли оно сделано у односельца, принадлежащего к одному роду и племени с вором, или же у «чужого», не связанного с вором никакими «общественными обязательствами». Когда подобные обязательства не оберегали население от хищничества своих же, более сильных родов, обычное право черкес установляло в таких случаях чрезвычайную меру, известную под именем «повальной присяги» (эбер-тааредо). «Почетные старшины всех общин и родов, составляющих племя, отправляются в те места, где беспорядков больше, и обходят дома людей подозрительного поведения. Выставляется Коран, привешенный на палке, воткнутой в землю, и, – в силу того, что предпринимаемая мера касается пользы общественной, – начинается повальная присяга всего населения. Каждый присягает отдельно и формулою клятвы обязывается указать всех, какие только ему известны, виновников без порядка, сознаться вслух в своих собственных преступлениях против установленных правил и обещаться исполнять правила эти на будущее время ненарушимо». Всякий отступавший после от этой клятвы или дававший ложную клятву «покрывает себя в общественном мнении несмываемым пятном осуждения» .
Сходные же порядки находим у других горцев. Союзы родов и аулов ради взаимной защиты и охранения родовых адатов существовали у ингушей до начала настоящего столетия . У кумыков еще в 40-х годах держался в полной силе институт родовой защиты адатов, в виде «присяжных братств» . Институты родовой поруки доселе не исчезли у осетин . Легенды и предания осетин, чеченцев и других горцев, обнародованные в недавнее время Шанаевым, Ахриевым и др., яркими красками рисуют древний быт горцев, подчинявшихся требованиям адата лишь в тесных родовых кругах и считавших хищничество вполне законным в отношении в чужеродцам , – воззрения, которые доселе не утратили своей силы в жизни горцев. У осетин, напр., еще в 30 и 40-х годах воровство на стороне, у «чужих», не подлежало никакому взысканию: изобличенный вор должен был только возвратить украденное . По чеченским обычаям «удовлетворение обиженного за грабеж (у салатаевцев) состояло только в возврате ограбленного», а ингушей «воровство обратилось в доблесть, прославляемую в народных преданиях и песнях». По этому поводу составитель сборника адатов ингушей замечает: «к утешению все эти предания заметно бледнеют, при постепенном экономическом и нравственном развитии народа и новых требованиях жизни» . В своде адатов горцев северного Кавказа (1847 г.) находим следующий отзыв о воззрениях горцев на имущественные правонарушения: хищничество есть главный промысел горцев, приобретающих все средства к жизни добычей между своими единоверцами, но чаще у соседей за Кубанью и Тереком. «Горец старается счастливым и удачным исполнением грабежа обратить на себя внимание своих соотчичей и прибрести имя джигита или наездника. Воровство, поэтому, во всеобщем употреблении у горцев, гордящихся своим хищничеством у разноплеменников». Но, считая доблестным делом воровские наезды за пределы своего общества, «горец некогда и не упомянет про свои воровские дела, совершаемые им в пределах оного, а тем более того аула, в котором он живет; потому что воровство между аульцами и единоплеменниками не только не позволительно, но и позорно. Однако, не смотря на то, кавказские горцы, по врожденной страсти, часто совершают воровство и между своими и уличенный в краже на месте не только подвергается оштрафованию, но и делается презренным, не потому что он решился на воровство, а оттого, что он не умел совершить оное в тайне, как неискусный вор». Кавказские обычаи впрочем дозволяют в некоторых случаях воровство и между «своими». Таков институт «барамты», о которой говорится впервые в сборнике кайтахских адатов XII в. (уцмия Рустем-хана) . Точно также свод адатов северного Кавказа 1847 г. указывает на существование обычая барамты у кавказских горцев еще в настоящем столетии: «случается, что обидчиком может быть лицо, имеющее силу и вес в обществе, которого и судьи не в состоянии принудить в исполнении приговора; в таком случае обиженный удаляется в другую деревню или общество и, с помощью своих родственников или кунаков, что-нибудь ворует у обидевшего его» .
Обычай барамты является естественным результатом указанного нами «международного» положение у горцев вопроса об обязательности адатов, именно лишь между «своими», исполнявшими присяжный маслагат – обязательство жить в согласии, не нарушать прав членов своей общины и племени. Чуть только обидчик добровольно не удовлетворял обиженного, он нарушал тем самым союзный маслагат, становился вне защиты родового адата, – в отношении к нему последний терял силу и уступал свое место самоуправству (барамте). Такое же самоуправство в отношении к «своим» дозволялось и в других аналогических случаях: «когда два горца поссорятся между собою и, если обидчик не пожелает судиться с обиженным (т. е. будет уклоняться от суда), то последний крадет что-нибудь у первого и, представив украденную вещь в суд, заставляет этим противника своего судиться с ним» .
Заметим наконец, что и без прямого нарушения общественного маслагата (мира) дозволялось иногда безнаказанно нарушать существующей адат, если того требовало исполнение другого, более уважаемого почему либо в народе, адата. Известно, каким религиозным уважением в старину пользовался обычай гостеприимства: у древних славян дозволялось воровство, лишь бы в точности был соблюден этот обычай. Следы такого же обычая гостеприимной кражи удерживались в быту кавказских горцев до новейшего времени. В сборнике адатов горцев (чеченцев) Ингушевского округа (см. главу о воровстве), между прочим, находим указание на то, что «порой и в настоящее время прорывается старый взгляд туземца на воровство; эта доблесть выражается и в самих лучших сторонах туземного быта. Гостеприимство, первобытная добродетель всех народов, не гнушается воровством: хозяин, чтобы почтить своего гостя, доставить ему наибольшее удовольствие и радость, наводит его на воровство, коим угощает его, как лакомым десертом, в след за шашлыком; скрывает воровские вещи и даже жертвует собой для гостя-вора, принимая на себя всю ответственность преступления. Можно безошибочно сказать, что главные воры и проводники воров – хозяева, те из туземцев, в земле коих случается хищническое происшествие; краденный же вещи немедленно скрываются передачею в другие, отдаленные местности».
Развиваясь из маслагата, находя в нем компетентную поддержку в своем действии и применении, адат затем подвергался изменениям и переработке также путем маслагата общин и родов на мирских сходках. В описаниях обычаев нередко можно встретить указания на такую форму развития адатов. Так, по адатам малкарцев 1844 г. (гл. IV, § 29), «в составе обрядов убавка, прибавка или отмена делается по приговору и общему согласию: если народ убедится, что на будущее время невыгодно продолжать суждение по делу обрядом, до того существующим, тогда обряд уничтожается по приговору». Рассмотрение адатов составляет, по исстаринному обычаю кавказских горцев, дело общин (джамаат), собирающихся для этого на общественный маслагат . Замечательный пример рассмотрения адатов на сходке целого племени представляет «общий величайший народный сбор» туземцев военно-осетинского округа в 1859 году: на этом племенном вече осетин, «с общего согласия» (маслагата), признано было полезным и необходимым сделать некоторые изменения в существовавших до того времени обычаях, оказавшихся особенно вредными. Они были на собрании заменены новыми обычаями, одобренными народом; тут же, на собрании, были установлены меры для наблюдения за исполнением и действием адатов . В источниках есть, кроме того, указания на то, что у осетин не только целый народ, но и каждая отдельная община могла на своей мирской сходке подвергать пересмотру существующие адаты. Таково, напр., соглашение мирской сходки в осетинском селении Ортеви, в 70-х годах, касательно «хушт» – поминок, разорявших местное население громадными расходами, бывшими обязательными в таких случаях по местным осетинским адатам . Подобные же вечевые порядки пересмотра адатов существуют издавна и у других кавказских горцев. В сборнике адатов кабардинцев и малварцев, составленном в 1844 г. (см. ниже, IV отд. адатов Терской области), есть указание на пересмотр «древних обрядов» упомянутых племен на народном собрании 1807 г., после прекращения свирепствовавшей у них чумы: «описываемым обрядом (т. е. народным адатом) управлялись все народные дела в Кабарде до чумы; потом 1807 г. июля 10-го сделано, по настройству духовенства, с согласия князей и узденей, в отмену прежних обычаев по закону Могомета, народное условие» (маслагат) о суде и пр. . В источниках есть известия о подобных же народных «условиях», или маслагатах, составлявшихся в разное время у черкесов, чеченцев и других горцев, в видах пересмотра старых адатов, их изменения, дополнения или наконец полной отмены старых и введения новых адатов .
Маслагат, в смысле нашего древнего «ряда», как норма, установлявшая основные начала обычного права, не только практиковался у кавказских горцев в форме мирового третейства и вечевых соглашений общины или целого племени, но и имел место в сфере других общественных отношений. Источники указывают, что путем маслагата установлялись у горцев взаимные отношения между отдельными классами и даже лицами, напр. между владельцем и крестьянином. Держась старых народных обычаев и именно в видах ближайшего их применения в данных обстоятельствах отдельные лица и классы нередко заключали между собой, в присутствии сторонних посредников, «добровольные условия» о взаимных отношениях. «Условия» (маслагат) закреплялись обоюдною клятвою сторон, участвовавших в маслагате, и ради большего обеспечения иногда облекались в письменную форму (у черкесов известную под названием «дефтер») , с отдачей акта на хранение посреднику, наперед избиравшемуся в качестве судьи, на случай возможных нарушений маслагата и возникавших отсюда взаимных споров. Подобные «условия», практиковавшиеся напр. у черкес бывшей Черноморской лини до выселения их в Турцию, могли служить и действительно служили очень обильным источником народных адатов .
Раз образовался таким или иным путем адат, отвечавший народному характеру и потребностям он надолго упрочивался в народной жизни, сохранялся в преданиях и, освященный давностью, изустно передавался из рода в род, как непреложный закон предков . Впрочем, у горцев, в особенности восточного Кавказа (у дагестанцев по преимуществу), уже в VIII столетии ставших подчиняться внешнему господству (персов и пр.), замечается стремление гарантировать местные адаты более прочными средствами, чем простое народное предание, путем письменного изложения их в сборниках, служивших затем руководством для горских судей и правителей. У дагестанских горцев сборники адатов появляются уже в XI веке. Адаты записывались в сборники, ради практических целей судебной практики (ставшей подчиняться с VIII же столетии влиянию мусульманского права – шариата, – см. ниже), местными судьями и племенными правителями – ханами и пр. Некоторые из древних сборников адатов дагестанских горцев не переставали действовать в народных судах до последнего времени . У горцев северного Кавказа, где внешние влияния были сравнительно не так заметны, как у дагестанцев, и горское население вело очень долго вполне изолированную жизнь, письменные адаты едва ли были известны до конца прошлого века . Лишь с тех пор, как стало усиливаться на Кавказе влияние русской власти, именно с конца прошлого и начала настоящего столетия, начинают появляться у горцев письменные сборники адатов. Их составляют сами горцы, а с 30-х и особенно 40-х годов начинает заботиться о том же в собственных интересах местное горское управление, учрежденное русским правительством.
Прежде чем перейти к обзору упомянутых сборников кавказских адатов, мы скажем сначала о тех ограничениях, каким стали подвергаться эти адаты со времени подчинения горцев влиянию русского и мусульманского права (шариата).
Влияния эти отражались на многих сторонах правовой жизни горцев; они смягчили до значительной степени старый партикуляризм горских адатов и повели к уничтожению многих древних обычаев горцев, а главное – отразились в общем ограничении в судебно-административной практике действия местных адатов, совместно с которыми действуют в настоящее время мусульманский шариат и русское законодательство.
В кавказским горцам вполне применяется поговорка: «что город – то норов, что деревня – то обычай». У них установилось чрезвычайное разнообразие адатов: не только каждое племя, но и каждая община, аул, чуть ли не каждый дом и семья, имеют свои особые адаты, живут по своим «домашним обрядам». В своих общих основаниях все эти адаты в настоящее время представляют много сходных черт — тем не менее каждая община доселе строго держится своих домашних обычаев и потому можно сказать, что нигде не развился так партикуляризм обычного права, как у кавказских горцев . Партикуляризм кавказских адатов является вполне естественным результатом той битовой обособленности, какая исстари существовала и доселе существует, не только между отдельными кавказскими племенами, часто принадлежащими к различным человеческим расам, но и между мелкими родами и общинами одного и того же племени и его подразделений. Материалы, издаваемые нами в настоящем сборнике, как нельзя лучше доказывают господство партикуляризма в обычном праве кавказских горцев: рядом с общими адатами целого племени или общества, существуют также «частные» адаты отдельных местностей, имеющее свои местные особенности в отдельных «обществах», аулах и родах . Партикуляризм обычного права кавказских горцев начинает смягчаться лишь в сравнительно недавнее время. Здесь главное значение имеют внешние влияния – с одной стороны, шариата, распространившегося у большинства горцев северного Кавказа в начале прошлого века , а с другой – русского законодательства. Ограничивая действие адатов в народных судах лишь определенным кругом дел гражданских и уголовных, шариат и русское право вмести с тем ослабляли старую племенную рознь горцев, сводили их в «общества» и «округи», где действовали единообразные начала обязательного для всех права мусульманского или русского. Все это естественно и помимо особых правительственных мер должно было более или менее сглаживать резкие различия и местные особенности в обычном праве отдельных кавказских племен. Под внешними влияниями стали исчезать в течение прошлого и особенно текущего столетия такие «древние обряды» и обычаи горцев, в которых сохранялись следы от своеобразных институтов, сложившихся у горцев в древние времена и шедших в разрезе с условиями современного их быта и видами, правительства, напр. обычаи «канлы» (кровомщения), гостеприимной кражи, религиозной проституции, левирата и т. п.
В древнее время адат был исключительной формой права у всех кавказских горцев. Первые ограничения компетентности и обязательной силы адата появляются на Кавказе со времени введения мусульманской религии и права (шариата), сперва в Дагестане с VIII столетия, а с начала прошлого века и у племен северного Кавказа – чеченцев, кабардинцев и других .
Под шариатом разумеется на востоке мусульманское право, основанное на общих правилах и положениях ислама, изложенных в Коране и развитых позднейшими мусульманскими законоучителями . На Кавказе распространен по преимуществу шариат школы сунитов (сунни). В восточном Кавказе (Дагестане) встречаются впрочем некоторые общины, население которых причисляется к шиитам, хотя таких общин в Дагестане вообще немного . Горцы – сунниты восточного Кавказа придерживаются школы Абу Шефи (по местному названию – Шафи или Шапиэ), а западного – Ханафи. Местная практика горских судов восточного Кавказа усвоила «нававийский» сборник шариата (ильму-пикх) с комментариями Джемалледина, известный под общим именем «Maгали» (по другим известиям – «ибнухаджар») . Тот же сборник шариата практикуется также у горцев Терской области. В Кубанской области в употреблении между местными горцами другой сборник шариата, под именем «Дамат» . В 40-х годах известен был на Кавказе сборник шариатских законов, под названием «Дурерь» .
Влияние шариата на адаты кавказских горцев начало обнаруживаться в большей или меньшей степени в различных местностях Кавказа с первых же пор введения ислама. По замечанию горского управления 40-х годов, «шариат допускает большое влияние мусульманского духовенства, постоянно оказывающего нам неблагонамеренное свое расположение; а адат основан на обычаях, не согласных с общественным благоустройством и часто противоречащих и стеснительных для народа. Степень влияния того и другого суда у горцев весьма различна, смотря потому, с которого времени введена магометанская вера у того или другого племени, и как она успела укорениться у народа» . По вопросу о «распространении шариата» у горцев, в особенности северного Кавказа, мы находим несколько данных в своде кавказских адатов, составленном г. Ольшевским в 1847 г. (2 гл.). «Адат существовал у всех обитателей северной покатости кавказского хребта до введения между ними магометанской религии. С учением же Алкорана, адат начал заменяться шариатом, и те племена и общества подверглись в этом отношении большей перемене, в которых духовенство, по смыслу Корана, приобретало высокое значение и почетное место в обществе. В последнее же время, вновь возникшее учение мюридизма много способствовало в изменению прежних условий общественной жизни, в особенности же у чеченцев и других племен, сопредельных Дагестану, где это учение возникло . Таким образом, в настоящее время у горских племен существует смешанное законодательство, составленное из двух противоположных элементов: шариата, основанного на общих правилах нравственности и религии, и адата, основанного на обычаях, которого (т. е. адата) первый закон гражданского устройства – право сильного. Отсюда происходит, что адат распространялся и усиливался всякий раз, когда шариат приходил в забвение, и наоборот – адат падал и был отменяем всегда, когда шариат находил ревностных проповедников и последователей».
У дагестанских горцев адат лишь в сравнительно недавнее время стал подчиняться более сильным влияниям шариата, – до конца 30-х годов адат считался господствующим источником права местных горцев; шариат пользовался самым ограниченным действием в местной судебной практике . Не раз заявлялись стремления имамов и высших духовных глав (шейхов) к полной замене адата шариатом, считавшимся по мусульманскому учению единственным, обязательным для мусульман, законом; но стремления эти всегда оказывались неудачными Шамиль, в течении 27 лет, настойчиво стремился к уничтожению суда по адату, наказывая смертью не подчинявшихся требованиям шариата. Но лишь только пала власть Шамиля, пал и шариат, – адат восстановлен был самим народом в прежней его силе. За шариатом, после Шамиля, остались только немногие дела гражданские (брачные, также по спорам и несогласиям между мужем и женой, родителями и детьми), дела религиозные или вообще касавшиеся духовенства .
У кумыков точно также, не смотря на давнюю их принадлежность к последователям ислама, адат всегда имел решительный перевес над шариатом, к которому вообще прибегали редко (главным образом, по делам о завещаниях, опеке и пр.). Положение дела не изменилось и после учреждения народного суда «маккаме»: по шариату решались дела, главным образом, если на то были согласны стороны и большинство судей . По адатам кумыков, собранным Фрейтагом в 1843 г, разбирательство по шариату распространяется только на дела по наследству, завещанию и опеке (см. гл. «о духовенстве»). Несколько иначе ставится вопрос о компетентности шариата в сборнике кумыкских адатов 60-х годов. Здесь шариату подлежат дела по бракам, долговые дела (если есть проценты), исковые и тяжебные; но дела эти «передаются на шариат только тогда, когда суд, при разбирательстве таковых адатным порядком, затрудняется произнести приговор» напр. по недостатку фактических доказательств .
Точно также в Чечне, где ислам утвердился не раньше начала прошлого века, шариат не пользовался значением до самого водворения Шамиля. По сведениям, сообщенным о чеченском шариате в сборнике Фрейтага 1843 г., «чеченцы всегда были плохими мусульманами; суд по шариату, слишком строгий по их нравам, в редких случаях находил место; обычай и самоуправление решали почти все дела». И само духовенство в Чечне бедно и невежественно: в муллы обыкновенно избирают какого-либо деревенского грамотея; ему и дают в распоряжение шариатские книги, для отправление должности кадия, – сельский грамотей-кадий, таким образом, и разбирает по своему, лишь формально руководясь шариатом (произвольно толкуемым кадием), главным образом дела по наследству, завещаниям и опеке. При Шамиле изменилось положение дел: имам отменил вовсе адат, «потворствовавший слабостью своих постановлений буйным страстям чеченцев», и предписал судить все дела «ученым» кадиям по шариату; прежде адат остался в силе только в тех общинах (над-теречных деревнях Новом и Старом Юрте и Брагунах и чеченских деревнях, живущих на Кумыкской плоскости), на которые не простиралась власть имама . Господство шариата в Чечне длилось недолго: вслед за падением Шамиля, адат был восстановлен самим же народом, как и в Дагестане. И позже, как видно из сборников местных адатов 60-х годов, шариату в Чечне подлежали лишь немногие гражданские дела, и то в таком только случае, если адатный суд «затрудняется в решении последних, по неимению ясных фактических доказательств. Таким образом, делается постепенное уменьшение значения шариата и перенесение дел из его ведения в порядок адатного производства» .
Мало привился шариат и у осетин, уже во второй половине прошлого века принадлежавших к последователям суннитов. По сведениям, собранным горским управлением в 1844 г. о местных адатах осетин, «в случае преступлений, где нет ясного доказательства, а только сильное подозрение, прибегают к духовному суду (по шариату) и приводить подозреваемых к присяге, чем все и кончается» . В настоящее время шариату подлежат у осетин, главным образом, дела, касающаяся религии и некоторых частных правных отношений .
В Кабарде, с первых же пор введения ислама (в начале прошлого века), велась усиленная борьба между адатом я шариатом. По преданиям, собранным Шора Ногмовым, в прошлом веке подлежали суду по шариату не только гражданские, но и уголовные дела, – за обычаем оставались только дела по спорам и тяжбам князей с узденями и дела узденей с холопами . «Народным условием» составленным на собрании кабардинцев после прекращения чумы, в 1807 г., суд по адату сделан был сословной привилегией высших классов (князей и узденей), – простолюдины были подчинены по всем делам штатскому суду мулл (кадиев) . Сословные различия, установленные «народным условием» 1807 г., существовали в Кабарде до времен ген. Ермолова. В изданном им «наставлении Кабардинскому суду» (1822 г.) за шариатом признано общее действие, без прежних сословных различий, главным образом, по делам религиозным («до веры и совести касающимся»), семейным (несогласию между мужем и женою, родителями и детьми) и «вообще по делам, не имеющим улик, ясных доказательств и письменных свидетельств» . Время господства Шамиля отразилось и в Кабарде преобладанием шариата над адатом: в официальном сборнике кабардинских адатов 1844 г., представляющем собственно пересмотр «древних обрядов» кабардинцев, находим правило, установившее «на будущее время решать в Кабарде всякие дела по шариату, кроме касающихся черного народа, который не согласен на это», т. е. на подчинено шариату . С 60-х годов, вместе с преобразованием местного народного суда, компетентность шариата в Кабарде установилась на тех же основаниях, как и в других частях Кавказа, – по шариату решаются только дела, касающиеся религии и совести, и дела брачные .
Что касается, наконец, черкесов черноморских и кубанских, то у них введение ислама (в начале прошлого века) не повлекло за собой преобладания шариата. К нему черкесы прибегали только в редких случаях и то лишь по маловажным делам, как вообще по привязанности народа к своим обычаям и в силу открытой реакции привилегированных классов, стародавние преимущества которых не признаются шариатом, так и потому, что мусульманский суд (по шариату) допускает произвольное толкование шариатских книг, мало известных черкесам . По сведениям, собранным в 1845 г. горским управлением об адатах черкесов бывшей Черноморской линии, все дела разбирались у черкес по адату. «Одно духовенство по делам, между оным возникающим, разбирается шариатом; впрочем, не возбраняется никому и из другого сословия горцев разобраться в своем деле сим. судом (т. е. шариатом). Совершенно зависит от воли и согласия спорящихся сторон избрать для разбора своего дела суд адат или суд шариат» .
Действие шариата на Кавказе по русским законам последнего времени ограничено, главным образом, делами религиозными и семейными. Так, по положениям о горском управлении 1860 г., шариату подчинены лишь дела «по несогласиям между мужем и женой, родителями и детьми, по спорам об имуществе, принадлежащем мечетям» и пр. Точно также положение 1872 г. о мусульманском духовенстве ограничивает действие шариата религиозными делами туземцев и некоторыми гражданскими делами, в особенности семейными и наследственными .
Ограниченные в большей или меньшей степени действием в крае мусульманского права, адаты кавказских горцев стали подчиняться также влиянию русских законов с тех пор, как образовалось местное горское управление, учрежденное на Кавказе русским правительством. Нужно впрочем заметить, что в то время, как туземные приверженцы шариата стремились к полной отмене действия адатов в практике горских судов, русское управление во многих случаях становилась на сторону адата в борьбе его с шариатом прежде всего старалось ослабить действие шариата, а с ним парализовать и силу мусульманского духовенства, по отзыву горского управления 40-х годов, всегда представлявшего один из главных тормозов в деле умиротворения края . Русское правительство, вводя на Кавказе горское управление, оставляло в силе местные обычаи, не считало возможным ввести между горцами сразу русские законы с полной отменой применения местных адатов в судебно-административной практике. В 40-х годах горское управление категорически высказывалось за необходимость сохранения обычных между горцами порядков: «изменить существующий у горцев порядок судопроизводства (по народным обычаям) в настоящее время было бы преждевременно и даже опасно; ибо изменение это несомненно вооружило бы против нас одно из сословий – князей и дворянство или духовенство» . Тем не менее влияниее русских законов в некакоторых местностях Кавказа начало высказываться в значительных размерах уже в конце прошлого столетия. При открытии ген. Гудовичем в 1793 г. родовых судов и расправ в Кабарде было объявлено об изъятии из подчинения адату всех уголовных дел (убийства, измены, разбоя, грабежа, воровства и пр.), подлежащих рассмотрению по русским законам, – за адатом были оставлены лишь гражданская дела и незначительные проступки. Недовольство горцев, открыто отказавшихся в 1794 г. повиноваться родовым судам, как учреждениям, противным духу мусульманского закона и горским обычаям, заставило вскоре горское управление восстановить суд на старых основаниях, существовавших в Кабарде со времени введения ислама . Действие русских законов между горцами северного Кавказа, подчинявшимися русскому управлению, стало усиливаться в особенности при главнокомандующем Ермолове. В изданном им в 1822 г. «наставлении временному Кабардинскому суду» категорически поставлен был вопрос о действии русских законов в горских судах и об ограничении компетентности адата и шариата. Упомянутым актом изъяты из компетенции «древних обрядов» и подчинены русским (военным) законам важнейшие уголовные преступления: «убийство, измена, возмущение в народе, побег за пределы линии с злым намерением, подвод хищников к злодействам и сношения с ними, побеги в границы линии, нападения и хищничество в оной, наконец обнажение оружия в ссорах с причинением ран». Остальные дела гражданские и маловажные проступки предоставлено горским судам «разбирать и решать по их древним обычаям и обрядам, приспособляя оные, поколику важность случаев дозволит, к правам Российским» . В Дагестане древний суд по адату и шариату оставлялся в силе везде, где ближайшее управление народом предоставлялось прежним владетелям и правителям. Впрочем, и в тех областях и округах, где не было народных правителей, русское правительство на первых порах оставляло неприкосновенным суд по адату. Так, при устройстве управления Самурского округа в 1839 г., ген. Головин, в инструкции, данной окружному начальнику, предписал при решении дел преимущественно придерживаться народных обычаев. В следующем году сделаны были первые опыты подчинения русским законам жителей Кайтаха, Табасарани и магала Улуского; но опыты эти вызвали всеобщее неудовольствие, разразившееся вскоре восстанием всех дагестанских горцев. В 1848 г. везде было восстановлено прежнее родовое управление по народным обычаям . Как видно из сборников адатов горцев северного Кавказа, составленных в 40-х годах, тех же бытовых оснований держалось в то время горское управление осетин, чеченцев, кабардинцев и пр., – везде адат признавался руководящим законом при разбирательстве дел уголовных и гражданских . Не утратил адат своего значения и силы при новом образовании горского управления северного и восточного Кавказа в 1860 г. Правительство имело при этом в виду «дать народу такой суд, который, будучи сообразен с его понятиями и обычаями, давал бы возможность постепенно, без неудобств для народа, перейти со временем к решению всех дел на основании общих законов Империи». В положении об управлении Дагестанскою областью постановлено: «судопроизводство отправляется по адату и шариату и по особым правилам, постепенно составленным на основании опыта и развивающейся в них потребности»; вместе с тем установлено строгое разграничение компетентности адата, шариата и русских законов, с точным обозначением для каждого из них определенного круга дел. Так, русским законам (военным) подчинены лишь дела об измене, возмущении, явном неповиновении начальству, разбое и похищении казенного имущества; по всем остальным делам уголовным и гражданским допущено было разбирательство по адатам . Те же самые основания были приняты и при образовании в 1860 г. горского управления в северном Кавказе, – везде удержаны были народные суды по адату, с допущением разбирательства по русскому праву лишь в случае тяжких (главным образом, политических) преступлений .
Таким образом, обычное право кавказских горцев, в силу влияний мусульманского и русского права, подвергалось более или менее значительным ограничениям. В последнее время многие его институты, в особенности те из них, которые шли в разрез с новыми условиями жизни (напр. древний институт кавказских горцев – кровомщение и пр.), отменены русскими законами; последние более и более вытесняют адаты из местной судебной практики. Теперь уголовные дела разбираются в местных судах по обычаю, но только в видах выяснения вопросов о том, кто виноват и в какой мере обстоятельства смягчают или увеличиваю виновность подсудимого, – наказания назначаются не по адатам, но по уложению о наказаниях уголовных и исправительных. По отзыву лиц, близко знакомых с делом, такой порядок мало удовлетворяет горцев, которые, напр., по делам об убийствах далеко не оставили стародавний свой обычай кровомщения и потому не легко мирятся с его запрещением: «горцы смотрят на постановляемые решения по убийствам, как на нечто незаконченное и временное, скорее как на отсрочку, нежели наказание» . Самое расследование дел по убийствам и другим уголовным делам, производимое в настоящее время не по адатам, а по русским судебным уставам (судебными следователями), редко достигает цели: население само старается скрывать от следователя всякие следы преступлений, совершаемых по большей части под влиянием обычаев кровомщения и пр. . На практике, таким образом, многое, что в прежнее, «адатное» время так или иначе, но все таки подлежало воздействию правосудия (хоти и по патриархальным приемам и формам судебного разбирательства), теперь, под влиянием старых бытовых условий, реагирующих против «нового суда», совершенно ускользает от внимания следователя и судьи. Русские законы не действуйте в силу фактической реакции против них условий самой жизни; адат не признан и отвергается законом, – в результате остается масса правонарушений, на деле совершающихся сплошь и рядом совершенно безнаказанно. Все это, конечно, мало содействуем той благой цели, какая имелась в виду при введении на Кавказе новых судебных уставов, – упрочению в крае «суда правого, скорого, милостивого и равного для всех». На деле царит, по старому, самоуправство вольнолюбивого и мало знакомого с требованиями новой юстиции горца, не сдерживаемого более ни старым своим адатом, ни новым русским «уставом». Самоуправство это царит, прежде всего благодаря именно шаблонным приемам введения на Кавказе «нового устава», без всякой мысли о необходимости сообразоваться с «старыми» формами горского быта, без попытки сколько-нибудь рационально приспособить «новый закон» к застарелым условиям патриархальной горской культуры. – Что касается наконец действия адатов в сфере мирового разбирательства горцев, то в этом отношении горцы и по новому судебному порядку остались при своих старых адатах. Это доказывается сохранением в округах «словесных» горских судов, для разбирательства по народным обычаям споров и тяжб между самими туземцами. В камере мирового судьи горец является только тогда, когда ему приходится иметь дело с иноверцем .
Установляя начала судебно-аднинистративной компетенции местных адатов, русское управление на Кавказе заботилось вместе с тем о собирании «ясных и положительных» сведений об адатах, в видах предоставления местным органам «возможности вникать в дела горцев и решать их единообразно и скоро». По отзыву горского управления, высказанному в 1841 году, «подобною мерою (собиранием сведений об адате и шариате) правительство вскоре успело бы сыскать доверие народа, а вместе с тем несомненно упала бы неприметным образом сильная власть на народ духовенства, многими случаями доказавшего вредное свое влияние на умы горцев в отношении к русским» .
Дело в том, что на Кавказе существовали, кроме родовых и аульных судов, в которых туземные судьи решали дела по обычаям, еще апелляционные инстанции – окружные суды, состоявшее из туземцев и русских чиновников и рассматривавшие дела, переходившие по апелляции из горских судов . Русским чиновникам приходилось иметь дело с решениями низших инстанций по адатам, мало или вовсе не известным для этих чиновников, – приходилось следоват. принимать на веру решения по адатам, без строгой проверки дел с адатными положениями, или же приглашать для этого сведущих людей из туземцев, иметь особых переводчиков и пр. Устранить все эти неудобства можно было только предоставлением в руководство низших и апелляционных инстанций точных сведений о горских адатах. Собирание таких сведений с указанными целями и предпринято было горским управлением в 40–60-х годах.
Мы изложим здесь несколько замечаний об известных нам собраниях местных адатов в древнее время, а затем скажем о сборниках, составленных в 40-х и последующих годах под руководством местного горского управления.
Древнейшие сборники кавказских адатов принадлежат восточному Кавказу (Дагестану). Сборники эти составлялись официальным путем – местными правителями горцев; есть также указания на существование в прежнее время и частных собраний адатов, составлявшихся для памяти местными судьями (кадиями и картами). Из древних сборников дагестанских адатов нам известны в настоящее время следующее четыре памятника:
1) Сборника адатов аварского народа, составленный в XI в. Омар-ханом (Умма-хан) аварским (умершим в 1082 г.). Путем собирания местных обычаев, аварский правитель старался установить однообразные адаты для своих владений. Кроме старых обычаев, в сборник Омара вошло много новых, возникших в его время адатов. Омаровский сборник применялся в аварских судах до новейших времен и есть известия о том, что еще после Шамиля сборник Омар-хана принимался аварами в руководство при разборе дел местными судьями .
2) Сборник адатов Кайтаха, XII в. Он составлен местным уцмием Рустем-ханом из народных адатов и частию из постановлений составителя сборника. По преданию сборник отдан был ханом на хранение и для руководства кадию (судье) селения Киша; к нему обыкновенно обращались все жители Кайтаха (особое владение в южном Дагестане) за справками и указаниями в сомнительных и спорных случаях. Сборник составлен на арабском языке; теперь имеется русский перевод . Сборник разделен на восемь глав, заключающих более 100 отдельных статей. В начале каждой главы (кроме первой, составляющей как бы введение) стоит, в виде заглавия, однообразная формула: «кто будет беречь рот свой, того и голова будет спасена». Такой же формулой заканчивается целый сборник. По своему содержанию, сборник Рустема принадлежит к числу важнейших памятников древнего права кавказских горцев. При всей сжатости и сравнительно небольшом составе сборника, в нем мы находим указания на главнейшие институты, разъясняющие древний общественный и частноправный быт горцев южного Дагестана. Таким образом, сборник Рустема содержит ряд данных касательно политического и административного строя южно-дагестанских общин в XII в. Таковы статьи об «обществах», из каких состояло древнее Кайтахское владение, – о приеме в общество сторонних лиц и переходе из него отдельных членов в другие общества, как и об отделении сел от Кайтахсвого владения , о «противоречии» обществу и подчинении его адатам, о народных собраниях, беках (правителях отдельных общин), кадиях и судьях, «стариках» (родовых старшинах), чоушах (наших детских при князьях) и пр.; упоминаются отдельные классы узденей, чанков и рабов. Есть, далее, адаты, касающиеся военного (о походах, выезде на тревогу и пр.) и религиозного (о постах и молитвах) быта горцев. Из частноправных адатов записаны в сборники правила о браке (отказе жениха от брака), завещаниях и обязательствах – их исполнении, в особенности путем «барамты» (кража и грабеж скота и другого имущества, производимые по обычаю истцом у родственника или односельца ответчика-должника, не удовлетворяющего своего кредитора своевременной уплатой долга). С особенной же подробностью изложены все главнейшие институты права уголовного и процесса. Кроме общих адатов об ответственности «общества» по преступлениям его членов, о подстрекательстве к преступлению и пр., сборник Рустема содержит целый ряд адатов по отдельным видам преступлений личных («канлы» – кровомщениее, убийство, поранение и другие обиды, прикосновение и увоз женщин и пр.) и имущественных (воровство, грабеж, поджог, скрытие и насильное завладев чужим имуществом). Наконец, в процессуальных статьях сборника Рустема излагаются древние адаты касательно состава суда, обвинения и вызова к суду, доказательств, в особенности присяги с «тусевами» и исполнения приговора путем «примирения» или барамты (см. выше).
3. Сборника Кайтагских адатов, XVI в. Он составлен Кайтагским уцмием Ахметом, сыном уцмия Гасан-Али (умерш. в 1588 г.). В сборнике изложены древние адаты, главным образом по вопросу о правах владетелей и так назыв. чанков, т. е. особого класса, образовавшегося из детей от неравных браков владетелей и беков. Правила, изложенные в этом сборнике, вошли позже в общую практику во всем Дагестане .
4. Перевода с арабского о существующих в Бежидском округе адатов. Мы нашли этот сборник во втором томе рукописного собрания адатов, принадлежащего университетской библиотеке, и относим его к древнейшим сборникам, не только в виду первоначального арабского текста, но и в виду самого содержания и системы изложения сборника, вообще резко отличающегося от новейших сборников и во многом напоминающего сборник Рустем-хана (XII в.). В особенности буквальным почти сходством отличаются статьи о неявке на молитву, о постах, тусевах (соприсяжниках), переходе в другие «общества», поселении кого либо в «чужой деревни», о кражах, прелюбодеянии, насильном взятии чужого имущества и пр. В нашем сборнике есть, кроме того, статьи, в которых изложены самобытные адаты, не встречающееся в Рустемовском сборнике и принадлежащее к древнейшим кавказским обычаям, напр. о молотьбе хлеба в мельнице и отводе воды, о кошении сена прежде общества, посеве хлеба на чужой земле, пастьбе скота и пр. Есть основание думать, что собственно «перевод» адатов Бежидского округа (в южном Дагестане) составлен в новое время (чуть ли не в 60-х годах), в виде извлечения из нескольких древних арабских сборников, бывших исстари в употреблении в отдельных «наибствах» округа и сведенных в нашем «переводе» в один общий сборник. Во всяком случае «перевод» имеет характер свода партикулярных адатов по каждому наибству: «перевод» состоит из пяти отдельных частей, из коих в каждой собраны местные адаты окружных наибств (именно – Дидойского, Капучинского, Анцухского, Ухнадальского и Джурмутского) .
Что касается горцев северного Кавказа, то, сколько нам известно, до конца прошлого века у них не было в употреблении ни официальных, ни частных сборников адатов . Первые сборники адатов появляются у кабардинцев в конце прошлого века, вскоре после учреждения (в 1793 г.) в Кабарде «верхнего пограничного суда», составленного из местных представителей и из русских чиновников , между прочим, и для апелляционного разбора решений родовых судов (состоявших из туземных владельцев и узденей, без участия русских чиновников) . В руководство членов верхнего суда, для большинства которых были вовсе неизвестны квотные адаты по преданию, и составлен был, как можно полагать, первый сборник кабардинских адатов, известный в источниках под общим названием:
5) Древние обряды Кабардинцев. Ссылки на «древние обряды» и извлечения из них мы находим в так назыв. «народном условии после прекращения чумы», 1807 г. , в особенности же в сборнике кабардинских обрядов 1844 г. (См. ниже № 10). Мы встречаем здесь целый ряд ссылок и извлечений из «древних обрядов», или «судейских обрядов», «судебного обряда», «кабардинского обряда», известного также под именем «прав, имеющихся в суде» . Кн. Галицын, под руководством которого составлен был сборник кабардинских адатов 1844 т., поясняет в своем рапорте 26 Февраля 1844, № 343, что в тетради о «кабардинских древних обрядах» (составляющей 1-ю часть представленного им сборника) он «мог сделать некоторая замечания (в особых графах, по статьям) касательно разницы, существующей между показаниями стариков и тем, что внесено в книгу для руководства в приговорах судебных, но прочие племена в первый раз подверглись изысканиям по этому предмету» . Как видно из собственноручных замечай, сделанных кн. Голицыным по отдельным статьям сборника 1844 г., в состав упомянутой «книги», бывшей в то время в употреблении в кабардинских судах, входило нисколько сборников. В числе последних упоминаются «древние обряды», различающееся от двух других памятников – «народного условия» 1807 г. и «дополнительного обряда». Судя по цитатам и ссылкам сборника 1844 г. на статьи «древнего обряда», из последнего взято в первый до 30 §§, трактующих о положении князей, узденей и других сословий, о суде, преступлениях и наказаниях. Статьи именуются числами и сводятся в главы, имевшие свои особые заглавия. Вообще, по всему видно, «древние обряды» составляли довольно значительный сборник, заключавший в себе адаты, не только кабардинцев, но и их соседей – малкардцев. В сборнике адатов последних, представленном кн. Галицыным одновременно с кабардинским сборником 1844 г., помещены в извлечении правила о калыме у малкарцев, взятые из «древнего обряда» и «народного условия после чумы» 1807 г. Здесь ясно указывается на то, что первый памятник издан раньше второго.
6) Народное условие после прекращения чумы , 10-го июля 1807 г. Это – собственно «маслагат», народный «ряд», принятый кабардинцами на общем народном собрании, после бывших пред этим замешательств , и установивший новый modгs vivendi между отдельными классами горцев, путем пересмотра «древних обрядов» и формулирования адатов в новом сборнике, известном под приведенным названием. О пересмотре старых адатов на народном собрании в 1807 г. категорически говорится в сборнике 1844 г.: «описываемых обрядом, т. е. адатом или обычаем народным, управлялись все народные дела в Кабарде до чумы; потом 1807 г. июля 10 сделано, по настройству духовенства, с согласия князей и узденей, в отмену прежних обычаев по закону Магомета, народное условие» о суде и проч. В позднейший сборник кабардинских адатов 1844 г. вошло целиком или с незначительными изменениями до 30-ти статей, взятых из «народного условия» и трактующих о суде – его организации, в особенности о суде по адату и шариату, об отношениях различных сословий, о выкупе пленных, о посемейных разделах поселян, о десятинах духовенства, также о семейных отношениях – калыме, отношениях между мужем и женою, о преступлениях и пр. .
Основные начала кабардинских адатов, формулированные «народным условием» 1807 г., практиковались без всяких существенных изменений до 20-х годов, именно до «прокламаций», объявленных в 1822 г. ген. Ермоловым всему кабардинскому народу. В «прокламациях» и основанном на них «наставлении кабардинсвому суду» установлены некоторые, более или менее значительные изменения в «древних обрядах» и «народном условии». Вместе с изменением отношений привилегированных сословий к подвластным, более точно разграничена компетентность адата, шариата и русских законов; затем, в виду того, что по более важным решениям кабардинского суда положено допускать жалобы окружному начальству, 13-й статьей «наставления» установлено: «в тех случаях, дабы начальство тем с большею основательностью могло рассматривать таковые решения, владельцы, узденя и депутаты простонародные обязываются заняться составлением правил на законах и обычаях сего народа, для дел всякого рода, которые, по рассмотрении начальством, могут быть исправлены и утверждены для единообразного по оным исполнения». В виду изложенного правила можно полагать, что времени, последовавшему за изданием «наставления», принадлежит составление третьего сборника кабардинских адатов, известного под названием:
7) Дополнительный обряд, вошедший с «древними обрядами» и «народным условием» в состав упомянутой выше «книги для руководства на приговорах судебных» . Оба эти памятники, послужившие главным материалом при составлении (имеющегося в нашем рувописном собрании) сборника 1844 г., и могли быть изданы на основании приведенной выше 13-й статьи «наставления» 1822 года . Из «дополнительного обряда» вошло значительное число статей в наш сборник, главн. образом о сословных отношениях в Кабарде; есть правила о сельских старшинах, праздниках, пастьбе скота и его краже, о пчельниках, – затем о женитьбе, калыме, разводе, левирате и наследстве.
8) Описание юридических обычаев осетин, 1836 г. . Составление его стоит в связи с общим вопросом, возбужденным еще в конце 20-х годов бывшим министром финансов, гр. Канкриным, о необходимости всестороннего изучения быта различных кавказских племен. В 1827 г. гр. Канкрин представил по этому предмету особый проект, удостоившийся Высочайшего утверждения. Для описания края на месте было командировано несколько лиц, которым дано было особое наставление и программа работ. Сведения собирались в течении нескольких лет и затем в начале 1835 года, по представлении министра финансов, разрешено было издать собранный материал, причем редактирование издания поручено В. Легкобытову, принимавшему деятельное участие в работах по изучению края. В результате было официальное издание: «Обозрение Российских владений за Кавказом» (Спб. 1836). Во II части (стр. 192–200) этого замечательного по тому времени труда мы находим весьма обстоятельное «описание юридических обычаев осетин», значительная часть которых, как известно, занимает северную часть внутреннего Закавказья. Описание это составлено по сведениям, собранным на месте А. Яновским. Он специально изучал быт осетин и, между прочим, собрал тщательные сведения о главнейших их адатах (арьдау) . Сведения об осетинских обычаях изложены в 29 статьях и касаются права уголовного (в особенности о кровомщении) и процесса (о присяге); есть также довольно подробные данные о семейных отношениях (о левирате, купле жен, многоженстве и пр.) и наследовании имущества.
Заслуга возбуждения вопроса о необходимости ближайшего изучения обычного права горцев и составления из собранных сведений особых сборников принадлежит местному управлению мирными горцами северного Кавказа. В трех докладах, представленных в 1841 и 1842 гг. подполк. Бибиковым бывшему главнокомандующему Головину, изложены подробно мотивы и самые основания работ по собиранию сведений о кавказских адатах . Основания эти состояли в собирании сведений об адатах, главным образом горцев северного Кавказа (черкес, осетин, чеченцев и кумыков), и затем в составлении общего свода адатов, который бы, по рассмотрении и утверждении правительством, мог служить руководством по внутреннему управлению горцами. Собиранием сведений об адатах предложено было руководить местным начальникам отдельных частей северного Кавказа. Им предписано было избрать для этого способных лиц из членов местных судов и штабных офицеров, которые бы, посредством личных расспросов и показаний горских старшин и стариков, наиболее знакомых с туземными обычаями, могли с успехом исполнить предложенную работу. В тоже время выработана была (тем же подполк. Бибиковым) единообразная программа, по какой предполагалось приступить к изучению и собиранию адатов. Программа эта обнимала главнейшие вопросы о сословных отношениях, о суде и делах, решаемых по адату, затем – о наследовании по обычаю и завещании, об отношениях семейных (родителей к детям, мужа к жене) и наконец о преступлениях и наказаниях . Изложенная программа далеко не отличается полнотой; в ней недостает многих существенных вопросов. В особенности следует пожалеть о том, что в программу не были введены такие вопросы, как о родовом и общинном устройстве и управлении горцев – о их родах и «обществах», внешних отношениях между ними и внутреннем их наряде – об организации народных собраний, о родовых и сельских старшинах, об устройстве аулов и семейных общин (доселе существующих у всех горцев) и пр. Нет также множества вопросов по вещному и обязательственному праву; вовсе не затронуты напр. капитальные вопросы о формах землевладения на Кавказе или об обычаях по орошению полей . Нужно впрочем заметить, что, при ближайшем исполнении программы, она расширялась новыми вопросами, ВВОДИВШИМИСЯ в круг наблюдения при самом собирании данных .
Внести с тем, обращено было внимание на необходимость ближайшего ознакомления и приведения в известность мусульманского шариата. Горское управление предполагало перевести на русский язык шариатские книги, бывшие в то время в употреблении на Кавказе; для чего предписано было приискать между туземцами лиц, хорошо знакомых с русским и арабским языками, или же войти в сношение с Казанским университетом, где преподаются восточные языки . Впрочем, о дальнейшем ходе и результатах этих предположений мы не встретили в источниках никаких сведений.
К осуществлению предположений по собиранию сведений об адатах преступлено было в 1843 году. Руководство этим делом взяли на себя начальники отдельных частей Кавказа – ген. Фрейтаг I, кн. Голицын, Ольшевский, Несторов и Завадовский . В том же году представлен был сборник адатов Фрейтагом, руководившим работами по описанию быта чеченцев и кумыков ; в следующем (1844) году составлены кн. Голицыным три «тетради», с описанием адатов кабардинцев, малкарцев и дигорцев , и Несторовым – тетрадь адатов горцев Владикавказского округа (чеченцев и осетин) . В 1845 г. ген.м. Рашпиль представил собрание адатов черкесов Черноморской линии . – Что касается сведений об адатах горцев Кубанской области (правого фланга кавказской линии), то, как видно из официальной переписки горского управления, дело это с самого начала не нашло сочувствия в местном начальстве и вообще не привело ни к каким результатам. Начальник области уведомлял в 1843 году, что «по неимении офицера, которому можно бы было поручить дело, требующее весьма большой заботливости, продолжительных и постоянных занятий о собирании сведений об адате, предписание по этому предмету до сих пор остается без исполнения». В следующие годы делались неоднократные напоминания об ускорении работ и принимались другие меры; но все распоряжения и заботы центрального управления Кавказа не привели ни к чему, – в 1849 г. начальник правого фланга доносил, что по недостатку лиц, которым можно было бы поручить изучено горских обычаев Кубанской области, не могут быть доставлены сведения, требуемые горским управлением. На этом, сколько нам известно, дело и остановилось .
Составление общего свода сведений об адатах, собранных в отдельных областях, поручено было в 1845 году ген. штабом кап. Ольшевскому, который и исполнил поручение чрез два года . В след затем, от местных начальников были потребованы дополнительные сведения по новой программе, составленной Ольшевским (главн. образом, по двум вопросам – о количестве калыма и штрафов за различные преступления). Сведения по дополнительной программе были доставлены в 1849 году .
Таким образом, благодаря инициативе и настойчивости лиц, стоявших во главе горского управления Кавказом, в течение 40-х годов предпринят был и исполнен целый ряд описаний адатов горских племен Кавказа. Правда, местное управление не успело вполне осуществить конечной цели – составить вполне удовлетворительный свод, который был бы «верным изображением сущности так назыв. адата и мог бы впоследствии служить руководством начальства, замещая собой доселе мало известные основания этого первобытного Права кавказских горцев ». По крайней мере, из источников не видно, чтобы свод Ольшевского или какой либо частный сборник адатов отдельных областей были приняты правительством за руководство в судебно административной практике края; но все это не умаляет «научного» значения работ, исполненных целым рядом деятелей Кавказа 40-х годов. Самое беглое изучение сборников этого времени показывает, что в них записано не мало драгоценных данных, очень хорошо иллюстрирующих многие стороны правового быта кавказских горцев. Мы и сделаем общий обзор каждого из таких сборников в отдельности.
9) Описание гражданского быта чеченцев и кумыков, с объяснением адатного их права и нового управления, введенного Шамилем, 1843 г. Сборник этот составлен Голенищевым – Кутузовым и Лобановым – Ростовским, под руководством бывшего начальника левого фланга кавказской линии, ген. Майора Фрейтага І . Подлинный сборник представлен был в 1843 г., при рапорте от 26-го июня за № 102. Через два года впрочем оказалось, что ни сборник, ни рапорт, не находятся в делах горского управления; почему ген. Фрейтагу и было предложено выслать в штаб копии обоих документов, что и было исполнено . Этот то второй экземпляр сборника 1843 г., собственноручно подписанный Фрейтагом, имеется в подлиннике в нашем рукописном собрании ). Во время самых работ по собиранию материалов для означенного сборника, Фрейтаг значительно изменил и расширил предложенную ему программу. В рапорте 1843 г., при котором был представлен сборник, ген. Фрейтаг объясняет, что «при составлении правил суда по адату у чеченцев и кумыков, для большей полноты и ясности предмета, потребовалось изложить вкратце и историю управления, существовавшего у этих народов. Желая при том изобразить перемены, которые распространившееся в последние годы на Кавказе учение мюридизма произвело в нравах некоторых обществ, я приказал в статье о чеченцах упомянуть вкратце и о новом управлении, введенном в последнее время Шамилем у этого народа ). Сборник Фрейтага состоит из четырех отделений:
I. Чечня,
II. Владение Кумыкское,
III. Сведения по программе об адате, или суде у чеченцев, и
IV. Сведения по программе об адате, или суде у кумыков.
Первое отделение разделяется на три главы, второе – на две. Программа первых двух глав одинаковая в обоих отделениях. В них трактуется: а) об общественном устройстве (о происхождении племен, прав поземельной собственности, разделении народа на классы и отношения их между собою, управление, происхождение князей и их отношениях к другим сословиям и о духовенстве) и б) о суде по адату (о происхождении адата, о кровомщении, воровских делах, адатном разбирательстве, о семейных отношениях, наследстве, завещании опеке). В отделении о Чечне прибавлена отдельная глава – «о новом управлении, введённом Шамилем». – В последних двух отделениях адата дополнительные ответы по пунктам общей программы горского управления.
Сборник Фрейтага (особенно – «Чечня» и «владение Кумыкское») совершенно выходит из программы, предложенной горским управлением. Это – весьма обстоятельное исследование, со значительным запасом данных, взятых из преданий и современного быта народа; но тем не менее это – не то «описание» народных обычаев, в каком нуждалось горское управление Кавказа, и ради которого было предпринято изучение быта кавказских горцев. Такие трактаты, как о «призвании» и «изгнании» чеченских князей (Турловых), о «происхождении адата», «новом управлении Шамиля» и т. д., вовсе непригодны и неуместны в сборнике, предназначавшемся для практических целей горского суда и управления. Труд Фрейтага может быть назван «объяснительной запиской» к сборнику адатов. Тут не стоит на первом плане то, что именно требовалось в данном случае горским управлениям, – вполне объективное, догматическое описание и кондифицирование адатов, – материал, который был бы пригоден для предстоявшего, составления «общего свода» кавказских адатов. Тем не менее, как исследование обычного права горцев, описание Фрейтага до настоящего времени не утратило важного научного значения. Сведения, собранные и объясненные в «описании» ген. Фрейтага, представляют доселе едва ли не лучший источник для ознакомления с правовым бытом чеченцев и кумыков. Не даром этим сборником (собственно первым отделением) так усердно пользовался ниже один из известных знатоков быта горцев в 50-х годах.
10) Полное собрание древних обрядов кабардинцев и прилегающих к ним племён (малкардцев и дигорцев), 1844 г. Сборник этот составлен под руководством начальника центра кавказской линии, гeн. майора, кн. Голицына при сотрудничестве ротн. Давыдовского и майора Шарданова, на основании показаний почетных стариков из горцев, ). В состав этого сборника входят три самостоятельные памятки, изложенные в отдельных «тетрадях», каждая за особой подписью кн. Голицына, именно:
а) Кабардинские древние обряды. Эта «тетрадь» состоит из 12 глав (содержание которых вполне соответствует программе, предложенной горским управлением) и 127 статей; кроме того, более 50 статей с особой нумерацией изложено в виде прибавлений к отдельным главам, – прибавления эти состоят из извлечений, целиком или с некоторыми изменениями, из «древних обрядов» (до 1807 г.), «народного условия» 1807 и «дополнительного обряда» 20-х или 30-х годов (см. выше). Собственно новых статей, взятых из преданий, по показаниям стариков, насчитывается до 60-ти; в остальных статьях сборник представляет лишь переработку старых памятников кабардинских обычаев. На полях этой тетради кн. Голицын собственноручно делал примечания к отдельным статьям, с указанием на их источники – из преданий ли, по показаниям стариков, или же из упомянутых выше, старых сборников, причем указывается не редко на различие статей по старым источникам и новому сборнику, иногда же цитируются и сами адаты по прежним сборникам.
b) Древние обряды балкарцев и других соседних обществ – хуламцев, чегемцев, урусбиевцев, карачаевцев и безенгиевцев ). Здесь, как и в предыдущей тетради, насчитывается 12 глав; между ними разбиты 56 статей, расположенных по той же самой программе, как и «древние обряды» кабардинцев. В первой статье о калыме прибавлены извлечения из «древнего обряда» и «народного условия 1807 г.».
с)Древние обряды дигорского общества (осетин) – тоже из 12 глав и 56 статей, без всяких пометок об их источниках.
Сборник кн. Голицына как нельзя лучше приспособлен к целям, ради которых он составлен. В нем нет ни одной статьи исторического содержания, вообще с характером «исследования», как это мы видели в предыдущем сборнике Фрейтага. Труд Голицына – весьма удачный опыт систематического описания и кодификации адатов, согласно с программой, предложенной горским управлением. Как переработка существующего материала (старых сборников, бывших в употреблении в горских судах) по показаниям местных «стариков», настоящий сборник может действительно считаться «верным изображением сущности адата» ).
11) Сведения об адате или суде по обычаям кавказских горцев Владикавказского округа (осетин и чеченцев), 1844. Сведения эти собраны капит. Норденстренгом ). Сборник состоит из предисловия (о племенах, населяющих Владикавказский округ) и пяти глав (до 150 статей), расположенных соответственно с программой горского управления, – о сословиях, адате (суде по адату), наследовании, семейных отношениях и о преступлениях и наказаниях. Здесь нет строго разграниченных адатов осетин от чеченцев. В каждой главе излагаются общие адаты, с указанием лишь в некоторых местах на частные адаты того или другого племени. Мы считаем подобное изложение значительным недостатком настоящего сборника. Совместное изложено адатов таких существенно различных племен, как осетины и чеченцы, во всяком случае затрудняет специальное изучение обычаев отдельного племени.
12) Собрание сведений, относящихся к народным учреждениям и законоположениям горцев – адату (черкес бывшей Черноморской лини), 1845. Сборник этот составлен по поручению окружного начальства, штатным смотрителем Екатеринодарского войскового училища (бывшим судьей Екатеринодарского окружного суда), войсковым старшиною Кучеровым на основании показаний старшин черкесских аулов ). Статьи (95) разделены на семь глав – о сословиях (первые пять глав), суде по адатам (процессе и уголовном праве) и наследстве (собственно гражданском праве). Труд Кучерова во многом сходен с приведенным выше сборником Фрейтага: важная глава представляет самостоятельное исследование, в котором автор излагает адаты критически, определяет их значение, состав и пр. ). Для своего времени «собрание» Кучерова было замечательным явлением, как первый обстоятельный опыт специального изучения юридических обычаев черкесского племени, известных у нас в то время в печати лишь по отрывочным сообщениям путешественников и лиц, имевших случай наблюдать быт этого племени . Описание Кучерова имеет большую цену для нас, главным образом потому, что оно касается части племени, ныне не существующей на Кавказе (вследствие переселения в Турцию в 60-х годах): работа Кучерова является чуть ли не единственным специальным исследованием адатов черкес Черноморья, довольно обстоятельно знакомящим нас с тогдашним бытом этого потерянного для нас племени.
13) Об адате и о правах и обычаях племен, обитающих на северной покатости Кавказского хребта, на которых этот суд основан, 1847. Сборник этот составлен капит. Ольшевским, по поручению горского управления, и представляет Общий свод сведений об адатах, собранных в 1843 – 45 гг. Свод состоит из 139 статей, распределенных на семь глав, по плану, значительно отступающему от первоначальной программы, по какой собирались сведения об адатах в 1843 и след. годах. Первые две главы посвящены исследованию общего вопроса о значении адата и шариата, а затем специальному изложению адатов, касающихся суда, управления и сословных отношении; следующие три главы обнимают частно-правные адаты, относящиеся к наследственному праву, опеке, союзу родителей и детей и союзу супружескому со всеми его основными институтами; наконец, последние две главы специально трактуют об адатах по преступлениям и наказаниям. Труд Ольшевского – не простая компиляция отдельных сборников, бывших в его рассмотрении ), но самостоятельная и критическая их разработка, значительно пополненная, по показанию самого Ольшевского, собственными его наблюдениями и расспросом туземцев. Во время своих работ по составлению свода адатов, автор почти год прожил в Кабарде и Кубанской области, со специальной целью проверить на месте и дополнить имеющиеся уже в его распоряжении материалы новыми данными, каких недоставало в этих материалах ). В особенности нужно поставить в заслугу г. Ольшевскому то, что в свое описание адатов он ввел некоторый данные, самостоятельно им добытые касательно адатов горцев правого фланга Кавказской линии (Кубанской области), откуда, как мы уже знаем, окружным начальством вовсе не было доставлено никаких сведений об адатах местных горцев. К сожалению, составитель свода не позаботился снабдить его указаниями на источники, откуда взята та или другая статья, как это сделано кн. Голицыным, сборник которого представляет также свод статей из нескольких разновременных памятников. От того, при изучении свода г. Ольшевского, сразу трудно определить происхождение отдельных статей; для этого нужен немалый труд сличения свода с тем материалом, какой был в распоряжении Ольшевского. Составитель свода довольно точно устанавливает везде племенные и местные различия и особенности в адатах отдельных обществ и племен, – в этом отношении свод Ольшевского стоит гораздо выше сборника Норденстренга, не строго различающего адаты двух различных племен – осетин и чеченцев. С другой стороны, свод Ольшевского далеко не обнимает всего материала, на основании которого он составлен. Свод вообще отличается обобщением детальных правил, встречающихся в сборниках адатов отдельных местностей, – что не всегда ведет к «верному изображению сущности адата». В местных сборниках (напр. кн. Голицына и др.), бывших в распоряжении Ольшевского, встречается не мало любопытных деталей по отдельным адатам, вовсе не введенных в свод Ольшевского. Некоторый статьи свода (напр. 17-я: «какие дела разбираются в настоящее время адатом» ) излагают только Общий взгляд по данному вопросу, но не дают по нему категорических и подробных правил, а в них то собственно и вся суть такой работы, как свод Ольшевского. Наконец, в своде Ольшевского, подобно сборнику Фрейтага, находим целый ряд статей общего или исторического содержания ), вовсе неуместных в «своде», предназначавшемся для исключительно практических целей местного суда и управления. Указанные недостатки свода, вероятно, и были причиной того, что он не был принят в “руководство” в горском управлении. Впрочем, местное управление не оставляло мысли довести до конца дело составления свода адатов и потому, тотчас по получении сборника Ольшевского и, как мы уже знаем, по его же указаниям, предложило местным начальникам доставить дополнительные сведения, главным образом о размере калыма и штрафов за различные преступления. Таким путем и были действительно доставлен в 1849 г. в горское управление следующие три дополнительные сборника ):
14) Выписка о правах и обычаях горцах Владикавказского военного округа,
15) Сведения о величине калыма и о штрафах в обществах чеченских и кумыкских племен и:
16) Сведения о калыме и штрафах по адатам Черкесов Черноморской кордонной линии.
«Выписка» составлена комиссией, учрежденной во Владикавказе «для разбора народных дел» ) и состоит из девяти глав и 65 статей, в которых изложены адаты шести «обществ» чеченских и пяти осетинских . «Сведения», собранные во втором памятнике, составлены Андреевским городским судом (кумыков) и почетными старшинами надтеречных и сунженских деревень (чеченских) 8). «Сведения» эти состоят из трех отдельных «тетрадей»: а) «Сведения об адатах у жителей надтеречных деревень» (2 статьи), b) «сведения об адатах у кумыкских народов» (10 статей) и с) «сведения об адатах у чеченцев надсунженских деревень» (6 статей). Наконец, последнее собрание сведений о черкесах, состоящее всего из двух статей, составлено Кучеровым, как дополнение к большому его сборнику 1845 года ).
Перейдем к обзору сборников второго тома рукописей принадлежащих теперь университетской библиотеке. В этом томе помещено 12 сборников адатов Терской и Дагестанской областей конца 50-х и первой половины 60-х годов настоящего столетия. К сожалению, здесь нет официальных документов относящихся к переписке горского управления по собиранию сведений об адатах, и потому нам приходится руководствоваться по этому вопросу лишь теми недостаточными указаниями, какие мы могли найти в печати ).
Собирание сведений об адатах, предпринятое горским управлением Кавказа в 60-х годах, стоит в связи с современными судебно-административными преобразованиями на Кавказе, произведенными на основании «положений» об управлении областями и «инструкции для окружных начальников» (1860 г.). В последней принято за правило, что суд по адату и шариату отправляется, между прочим, по «особым правилам, постепенно составляемым на основании опыта и развивающейся в них потребности» ). Это то дало – составление правил для руководства местного управления и суда, на основании адатов, по каким жили и судились горцы, и поручено было окружным начальникам, представившим в течении первой половины 60-х годов собранные ими материалы ). По показаниям очевидцев, в конце 60-х годов существовали в горских обществах сборники адатов; по ним разбирали дела в народных судах и в нужных случаях, при судебном разбирательстве и на собраниях народных, «прочитывали» из книг подходящие к делам адаты ). Пржецлавский сообщает о Дагестане вообще, что «для решения подлежащих разбору суда дел, собраны к руководству сведения о существующих в каждом обществе, по приданиям, адатам, и внесены в книгу, хранящуюся при управлении, вместе с книгой, для записывания последовавших решений» ). Тоже самое было и в горских обществах Терской области. В конце сборника адатов чеченцев Нагорного округа, составленного в 1864 г., находим следующее сообщение о порядке собирания сведений об адатах
«Все эти сведения об адатах составлены: из примеров, бывших уже в суде, и из показаний депутатов суда; за погрешимость этого сборника положительно ручаться нельзя, так как и сами туземцы не имеют адатов положительных, а все их адаты изменялись в продолжении многих лет и оставались только изустными и с течением времени многие изменения эти утеряны в памяти народа. Вообще народ и в настоящее время, видя необходимость, применить к настоящему положению жизни общества, изменить который либо из старых адатов, охотно делает это; в таком случае дело нашей власти постепенно указывать народу на необходимость изменения и давать должное направление имеющим составиться народным постановлениям» (относительно адатов) ). Для изменения и отмены старых адатов, как и вообще для собирания их в сборники и книги, учреждались, по обычаям горцев, народные собрания, как это было напр. в 1859 г., при изменении у осетин старых обычаев, оказавшихся «вредными», (см. ниже).
Из Терских сборников 60-х годов в нашем распоряжении находятся два сборника адатов Осетинского округа и три сборника округов Нагорного, Ингушевского и Кумыкского. Остаются еще округи: Кабардинский, Аргунский, Чеченский и Ичкеринский, относительно которых мы не имеем сведений, были ли в них составлены в 60-х годах сборники местных адатов, или нет. Нет сведений также об адатах горцев Кубанской области. В нашем издании помещаются следующее пять сборников адатов Терской области:
17) Описание вредных обычаев, существовавших в туземных племенах Военно Осетинского округа до настоящего времени, 1859 г.;
18) Сборник обычаев (адатов), существующих у туземцев Осетинского округа, 1865 или 1866 г.;
19) Сборник адатов жителей Нагорного округа,1864 г.;
20) Краткое описание обычаев, существующих между туземцами Ингушевского округа, 1864 или 1865 г., и
21) Сборник адатов жителей Кумыкского округа, 1865 г. ‘ )
Выше уже указано на составление первого сборника «с общего народного согласия», именно «на общем величайшем народном сборе» (собрании), и на меры исполнения принятых на этом собрании изменений в существовавших обычаях, признанных народом «вредными» и замененных новыми обычаями ). Из «циркуляра», приложенного к «описанию», видно, что пересмотр осетинских адатов на народном собрании 1859 г. предпринят был по инициативе местного начальника округа, полковника Кундухова, в присутствии которого народное собрание осетин произвело пересмотр местных адатов и отменило те из них, которые оказались «вредными и несоответствующими духу настоящего времени, обременительными и разоряющими домашнее благосостояние». Время издания «описания» определяется 102й статьей следующего сборника (См.№18) осетинских обычаев, указывающей на издание «описания» в 1859 г. ). Отмена старых обычаев и замена их новыми, как видно из заключительной статьи сборника, одобрены народом, за подписью 30 «доверенных от общества» лиц, и затем особым «циркуляром» утверждены начальником округа, полк. Кундуховым. «Описание» состоит из 22 пунктов; в каждом из них излагаются сначала «обычаи, существовавшие до настоящего времени», затем в параллельном тексте – обычаи, «постановленные на будущее время». К обычаям, признанным вредными, отнесены: кровомщение (по убийству, поранению, изнасилованию и пр.), левират, сватовство малолетних, древние обычаи присяги, некоторые свадебные обряды и обычаи завещательные, «идольские» и похоронные обряды (старые обычаи родопочетания). К «описанию» приложена особая статья «о поминках по умершим», с таксацией поминальных расходов. По поводу пересмотра обычаев в собрании 1859 г. начальника осетинского округа, (полк. Кундухов, обнародовал «циркуляр, в котором изложены интересные сведения о тех же самых обычаях, о каких шла речь на упомянутом собрании осетин, вместе с определением мер по наблюдению за исполнением новых «обрядов», установленных народным собранием ).
Остальные четыре сборника Терской области составлены под руководством окружных начальников, «из бывших уже в суде примеров», частью же но показаниям депутатов окружных судов и «сведущих по сему стариков». Адаты изложены в общих чертах по однообразной программе, касающейся главным образом уголовного Права и процесса; есть также отдельные главы о браках, семейных и наследственных отношениях и обязательствах, в особенности возникающих из долговых отношений ).
Из сборников адатов Дагестанской области, изданных в 60-х годах, имеется в нашем собрании рукописей семь отдельных тетрадей, содержащих в себе следующие сборники дагестанских адатов:
22) Сборника адатов Даргинского округа, составленный в 1865 г. Даргинским окружным управлением );
23) Сборника адатов, существующих в Гунибском округе Среднего Дагестана );
24) Сборнике адатов, существующих в Казикумуском округе );
25) Сборник адатов, существующих между жителями Андийского округа );
26) Адаты, существующее в Кюринском ханстве );
27) Сборник адатов, существующих в Кайтаго – Табасаранском округе ),
28) Сборник адатов, существующих в Самурском округе ).
Главным содержанием исчисленных сборников служат адаты по уголовному праву – об убийстве и кровомщении, нанесении ран и других обид, прелюбодеянии, воровстве и пр. Кроме того, в некоторых сборниках изложены адаты, относящихся к праву вещному (сборн. коринск. и как того – таб. округов), семейственному (гуниб., кюрин), наследственному (кюрин.) и обязательственному – о продажах, долгах, торговых сделках, товариществе и пр. (гуниб., казикум., кюрин., кайтаг.). Наибольшей полнотой и системой отличается Даргинский сборник: в I – II главах изложены адаты процессуальные, гл. III – ХIII – адаты уголовные в гл. XIV и ХV – адаты частноправные. Есть сведения также о существовали других сборников дагестанских адатов, не вошедших в наше собрание рукописей. Таковы три сборника адатов горцев Темире-Хане-Шуринского округа (в северном Дагестане), именно: горцев бывшего Тарковского владения, Мехтулинского ханства и наибства Присулакского ).
Кроме сборников адатов, составлявшихся по инициативе и под руководством местного горского управления, сохранились также частные записки отдельных лиц, имевших возможность наблюдать на месте быт отдельных горских племен и вносивших в свои записки нередко очень важные данные относительно адатов кавказских горцев. Многие из таких записок, особенно начиная с 20-х годов настоящего столетия, представлялись правительству, получавшему через то возможность ближайшего ознакомления с обычаями местного населения Кавказа. В настоящее время целый ряд записок подобного рода хранится в военно-ученом архиве главного штаба в Петербурге, отчасти также в Московском архиве министерства иностранных дел. Есть, кроме того, известия о записках, хранящихся в частных книгохранилищах. Считаем небесполезным указать здесь на известные нам записки, содержащие сведения об адатах кавказских горцев и, сколько нам известно, данные не обнародованные в печати ). В военно-ученом архиве главного штаба находятся следующие рукописи, содержащие описание быта различных кавказских племен:
1) Опыт истории о черкесах и в особенности о кабардинцах.
2) Общие замечания о закубанцах
3) Дагестан.
4) Записки о грузинах, хевсурах и других кавказских народах .
Исчисленные записки принадлежат академику Буткову, специально изучавшему быть кавказских племен во второй половине 20-х годов настоящего столетия. Судя по извлечениям, сделанным Н. Дубровиным из записок Вуткова, последние заключают не мало материала, непосредственно относящегося в обычному праву горцев ).
5) Записки Тучкова. Они относятся, главным образом, к племенам, населяющим Закавказье, – грузинами, хевсурам и др.
6) Описание Абхазии 1828 г., записка штабс. капитана Блома ). Собраны не лишенные интереса сведения о разделении горцев на общества и аулы, о их экономическом положении и юридических обычаях.
7) О черкесских народах, рукопись поручика Новицкого ). Это очень важный источник, дающий обстоятельные сведения о быте черкес и, между прочим, о их адатах. По отзыву Дубровина, «сведения, собранные автором, отличаются наибольшею полнотою и достоверностью из всех ему современных и служат прекрасным материалом для изучения современного состояния черкес» ). Содержание записки: наименования племен, границы, политическое разделение, народонаселение, разделение народов по происхождению и религии, язык, разделение на сословия, народные постановления – суд присяжных и пр., союзы, гостеприимство, торговля, военные силы, способы ведения войны, преимущество шапсугов перед прочими племенами в военном отношении, вооружение, разбои в море ).
8) Описание Абхазии, рукопись поручика Бларамберга ), составленная в 1831 г. Она заключает в себе военно-статистическое обозрение страны, заключения между Мингрелею, креп. Анапою, Черным морем и северо-западной частью Кавказского хребта. Сведения, сообщаемые о черкесском и абхазском племени, касаются его истории, разделения на общества и деревни, устройства аулов, военных обычаев, управление промыслов, торговых обычаев и разделения на сословия.
9) Географическо-статистическое обозрение земли, населенной народами Адехе, рукопись поручика Бларамберга ). Собраны сведения, между прочим, о разделении черкесии на общества, границах их поселений, политическом разделении, происхождении характере черкес, разделения их на сословия об обязанностях каждого из них; о народном богатстве – земледелии, скотоводстве и пр.; об образовании, народных постановлениях и суде, аталычестве и усыновлению ,браке, гостеприимстве, преступлениях, торговле и военном устройстве
10) Топографическое описание северной покатости Кавказского хребта от крепости Анапы до истока реки Кубани и исчислении народов Адиге, рукопись поруч. Бларамберга ). Есть данные о местных условиях горской жизни, разделении черкес или адиг на поколения и общества, о местах, занимаемых каждом обществом; и их составе.
11) описание народов, обитающих на пространствах земель по левую сторону военно-грузинской дороги, к югу от хребта Кавказских гор, к западу до р. Урюха (Уруха), протекающей из земли большой Кабарды, и к северу до Кабардинских гор, именуемых по черкески Арык, рукопись поруч. Бларамберга ). Собранные в этой рукописи сведения не лишены интереса для изучения состояния осетинского народа в начале 30-х годов. Для нас важны данные о разделении осетин на общества – тагаурцев, вуртатинцев, чемитинцев, аллагирцев и дигорцев, о их земледелий и скотоводстве, оборонительных мерах, управлении и путях сообщения.
12) Сведения о горских народах Черкесы закубанские ). Рукопись составлена в 1830 г. и заключает в себе Общий взгляд на положение горских народов – черкес, кистов, осетин, кумыков, акеайвцев, ногайцев, абхазцев и лезгин, затем описание черкес, с указанием на их поколения и обычаи.
14) Рукопись генерального штаба поручика Щербачева ). Она касается быта черкесского племени и абазинских поколений абхазского народа. Автор указывает число дворов и душ каждого общества, местожительства и перечисляет главнейшие фамилии владетелей. В конце рукописи сообщаются сведения о хлебопашестве, скотоводстве, торговле, путях сообщения и об отличительном характере народов.
14) Ногайцы внутри Кавказской губернии частью кочующее, частью постоянными усадьбами расположенные ). В этой рукописи есть, между прочим, замечания о разделении ногайцев на колена, о их кочеваниях, скотоводстве и обычаях.
15) В положении Карабача, рукопись Прушановского ). Содержится ряд данных о юридических обычаях татар Закавказья (в Елисаветпольском уезде).
16) Замечания об Адиге ). Есть сведения о разделении черкес на племена; переименованы фамилий дворян, управлявших обществом, у которых не было князей.
17) Этнографический очерк черкеского народа, генерального штаба полковника ) барона Сталя. Записка эта составлена в 1849 г. после 3х летнего пребывания барона Сталя за Кубанью. В 1852 г. автор привел первоначальные свои заметки в порядок и дополнил их при помощи поручика Омара Берсеева, абазехского уроженца. Записка эта заключает в себе описание обычаев черкес правого фланга Кавказской лини (ныне Кубанской области); есть также отчасти описание других племен, обитающих на северном склоне Кавказского хребта – осетин, абазинцев (или абхазцев) и татарского племени (ногайцев). Из переписки горского управления по собиранию сведений о кавказских адатах в 40 х годах видно, что в 1846 г. главный начальник края поручал начальнику правого фланга Кавказской линии возложить на состоявшего в то время при генеральном штабе штабс капитана барона Сталя собирание сведений об адатах горцев правого фланга ); но поручение это не состоялось. Как сообщал нам барон Сталь (ныне живущий в Одессе), его записка составлена им вполне самостоятельно, без всякого поручения со стороны горского управления. Эту то записку и доставил нам автор, для извлечения из неё данных, относящихся к обычному праву кубанских черкес, за что мы приносим бар. Сталю искреннюю признательность. Записка бар. Сталя для нас тем более драгоценна, что, как уже сказано выше, не смотря на все заботы горского управления, официальным путем не было добыто в 40-х годах никаких сведений об адатах горцев правого фланга. Пробел, имевшийся по этому предмету в нашем рукописном собрании, вполне возмещается извлечениями из «Этнографического очерка» барона Сталя. В III отделе нашего собрания адатов мы помещаем в извлечений богатые данные, записанные в упомянутом «очерке», именно: о племенном составе кубанских черкес, об адате, маслахат и шариате, аталычестве, усыновлении, кровомщении, воровстве и хищничестве, семейной жизни (о браке и положении черкеской женщины), наследстве, праве поземельной собственности, гостеприимстве, поединке, куначестве, военных обычаях, сословиях, народных обществах и собраниях и судебной расправе ). В последних двух главах помещен нами перевод «дефтера» – некого акта, составленного в 1841 г. на народном собрании черкеских племен и установившего modus vivendi этих племен, и перевод «Тарикатного учения» – памятника, сколько известно, впервые появляющегося в печати в нашем издании ).
18) Краткое описание восточного берега Черного моря и племен, его населяющих», рукопись Карилюфа ). Записка эта заключает в себе описание племен черкесского, абхазского, сванетов, мингрельцев и гурийцев. Сведения о черкесах состоит в описании топографического положения занимаемой ими страны, политического их устройства, управлении юридического быта, религии, промышленности и торговли, образованности и военного искусства ).
Для изучения обычного права Кавказских горцев, представляют немаловажный интерес также записки, хранящаяся в частных книгохранилищах. Нам известны следующие записки ):
19) Об обычаях чеченского племени.
20) Об обычаях осетинского племени.
21) О черкесах закубанских.
22) Об образе войны у черкесов и дагестанцев ).
23) Выдержки из записок о Г. X. Зассе.
24) Горы и Чечня, записки подполковника генерального штаба Пассека.
25) Из путешествия по Мингрелии в 1862 году, А. П. Берже ).
Материалы по обычному праву Кавказских горцев сгруппированы в настоящем издании по племенам, населяющим северный и восточный Кавказ, в следующих в отделах:
Отдел I. Переписка Кавказского горского управления по собиранию сведений об адатах в 40-х годах.
Отдел II – адаты черкес бывшей Черноморской линии, по сборнику Кучерова, 1845 и 1849 г.
Отдел III – адаты черкес Кубанской области, по записке барона Сталя, 1849 г.
Отдел IV – адаты горцев Терской области:
1) Кабардинцев, по сборнику кн. Голицына, 1844 г., и «прокламациям» ген. Ермолова, 1822 г.
2) Малкарцев (или балкарцев), по сборнику кн. Голицына, 1844 г.
3) Осетин, по сборникам – а) Яновского 1836 г., b) Норденстренга, 1844 г., с) кн. Голицына, 1844 г., d) комиссии для разбора народных дел, 1849 г., е) народного собрания осетин, 1859 г., f) полк. Кундухона (циркуляр), 1859 г., и g) горского управления, после 1865 г.
4) Чеченцев, по сборникам – а) генер. Фрейтага, 1843 г., b) его же, 1843 г., с) Норденстренга, 1844 г., d) комиссий для разбора народных дел, 1849 г., е) и f) чеченских старейшин, 1849, g) начальника Ногорного округа, 1864 г., и h) начальника Ингушевского округа, 1865 или 1866 гг.
5) Кумыков, по сборникам – ген. Фрейтага, 1843 г., b) его же, 1843 г., с) Андреевского городского суда, 1849 г., и d) окружного начальника, 1865 г.
Отдел V – свод адатов горцев северного Кавказа, Ольшевского, 1847 г.
Отдел VI – адаты дагестанских горцев следующих округов: 1) Гунибского, 2) Казикумукского, 3) Андийского, 4) нежидского, 5) Даргинского, 6) Кюринского (ханства), 7) КайтогоТабасаранского – : а) Рустенехана, XII века, и b) адатах 60-х годов настоящего столетия, и 8) Самурского округа.
В первом выпуске настоящего издания помещены, кроме предисловия, документы по собиранию сведений об адатах в 40-х годах настоящего столетия, затем сборники адатов черкес черноморских, кубанских, кабардинцев и малкарцев. Во второй выпуск войдут сборники адатов осетин, чеченцев и вуинков и свод адатов горцев северного Кавказа; в третьем выпуске будут помещены сборники адатов дагестанских горцев. При каждом выпуске будут находиться следующие приложения: а) материалы по библиографии обычного права кавказских горцев и предметный указатель по изданным материалам с объяснениями отдельных институтов и адатов.

Материалы
по
ОБЫЧНОМУ ПРАВУ КАВКАЗСКИХ ГОРЦЕВ.

ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ.

Переписка кавказского горского управления по сбору сведений об адатах кавказских горцев в 40-х годах настоящего столетия.

1.

Доклад 1го февраля 1841 г. № 9й, по предложению собрать полные сведения об адате и перевести на русский язык правила шариата .

Вашему Превосходительству известно, что все дела горцев, кроме уголовных, разбираются и решаются адатом, т. е. судом, основанным на обычаях, и шариатом, как называют его, судом по Алкарану.
Сомнения нет, что правила как адата, так и шариата, во многих случаях могут быть недостаточны, односторонни и даже противоречащие между собою; но, не имея ясных и положительных сведений об них, нельзя утвердительно сказать адат или шариат охотнее бы можно было допускать в управление между горцами. Первому можно отдавать преимущество потому только, что о нем и теперь существуют некоторые сведения из расспросов; что же касается до шариата, то можно сказать, что до сих пор он остается для нас совершенной тайной, и не совсем охотно допускается потому только, что введенный между горцами с магометанской религией он оставался и теперь остается в руках мулл и вообще их духовенства, которое, толкуя по произволу предписанное шариатом, и понимая весьма хорошо, что с ослаблением шариата и введением другого законоположения, уничтожится политическая можно сказать власть их на народ, стараются всячески удержать ее в своих руках.
Некоторые думают, что правила шариата изложены в Алкаране; но многие из мусульман, заслуживающие доверия, с коими случалось мне говорить об этом, утверждают, что шариат есть собрание законов, весьма достаточных для всех случаев быта гражданского, кои изложены в особых книгах, как например в книге под названием Дурерь и других.
Нет сомнения, что если бы представлялась возможность в непродолжительном времени ввести между горцами русские узаконения, то не было бы и надобности изыскивать все способы ознакомить себя ни с одним на вышесказанных законоположений, между горцами принятых; но так как правительство, считая справедливо меру эту единовременную, допускает разбор дел между ними по правилам адата и шариата, то должно бы кажется стараться достигнуть возможности иметь об них понятия более ясные и положительные, а потому я допускаю себя доложить на благоусмотрение нижеследующее:
1) Горцы, разделенные на общества, и различествуя между собою в обычаях, должны, мне кажется, иметь и разные правила адата, основанные лишь на преданиях. Сбор адата, по мнению моему, был бы делом весьма для вас полезным, и в исполнение этого, думать надо, больших затруднений не встретилось бы. Назову одного из азеатцев, с коим случилось мне говорить по этому предмету: Генерал-Майор Султан Азамат Гирей, на вопрос мой, почему никто из них в своем обществе не составит полных сведений об адате, отвечал: «на подобное дело надо знать волю начальства и иметь поручение, от исполнения коего конечно никто бы из нас не отказался». В сборе сведений об адатах не встретится особых затруднений и потому, что нужны по этому сведения могут быть собираемы расспросами и даже не одними азиатцами, из коих теперь можно указать на Султана Азомат Гирея, Аслан Гирея, Мамат Гирея Педисова, ШоруБек Мурзина, Давдет Гирея Шихалеева, Махошевца Оиара и других, каждый о своем обществе, или обществах ему известных, но и каждым частным начальником в кругу своего управления. По сбору сведений и после строгой проверки, можно бы было привести их в лучший и систематически порядок, и польза, кажется, была бы от того несомненна.
2) Чтобы узнать правила шариата, мне кажется, полезно было бы перевести его на русский язык. Исполнение этого предприятия сопряжено конечно с большим трудом; но от окончания сего неисчислимы выгоды. Мусульманское духовенство, зная, что правила шариата для нас не тайна, удерживалось бы от превратных и лживых толкований, частью, быть может, вредных для правительства, а местные начальники поставлены бы были в возможность вникать в дела горцев и решать их единообразно и скоро, тогда как теперь, в решении самых ничтожных дел, мы совершенно затруднены и по неволе должны или отдавать их на суд мулл, или спрашивать их советов. Мне кажется, что подобной мерой правительство вскоре успело бы снискать доверие народа, а вместе с тем несомненно упала бы неприметным образом сильная власть на народ духовенства, многими случаями доказавшего вредное свое влияние на умы горцев в отношении к русским.
3) Если перевод шариата призван будет полезным, то не угодно ли будет, для личного объяснения по этому предмету, вызвать сюда находившегося в Кавказско-Горском полуэскадроне Аксаевского эфендия Юсуна Клычева, весьма преданного правительству и знающего очень хорошо по арабски ; полагать надо, что он не откажется от этого поручения и с помощью хорошего переводчика татарского языка мог бы исполнить этот труд с успехом.

(Копия подписана помощником секретаря Сердюковым).

2.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА .
(До 11-го Декабря 1849 года).

10-го тома Свода Гражданских Постановлений статьею 2651 определено: внешним инородцам в исковых делах и других неудовольствиях, как между ними, так и с посторонними людьми, предоставляется право разбираться на основании древних обычаев и законов их.
На основании этого, все дела горцев решаются: судом по книгам шариата, или судом по адату, т. е. по народным обычаям, существовавшим у них до введения магометанской веры.
Полных и удовлетворительных сведений об означенных законоположениях горцев мы не имеем; и все, что можно сказать об них из поверхностных и совершенно неудовлетворительных сведений, так это то, что шариат допускает большое влияние мусульманского духовенства, постоянно навязывающего нам неблагонамеренное свое расположение; а адат основан на обычаях, не согласных с общественным благоустройством и часто противоречащих и сомнительных для народа, потому что по адату в пользу владельца за все присуждаются штрафы, не соразмерные с состоянием простого класса людей. Степень влияния того и другого суда у горцев весьма различна, смотря по тому, с которого времени введена магометанская вера у того или другого племени, и как она успела укорениться у народа.
Изменить существующий у горцев порядок судопроизводства в настоящее время было бы преждевременно и даже опасно; ибо изменение это несомненно вооружило бы против нас одно из сословий – князей и дворянство или духовенство. Поэтому, исполнение этого весьма важного ) обстоятельства должно оставаться без разрешения, и так как нам совершенно почти неизвестны правила адата и шариата, то, по моему мнению, мы непременно должны стараться достигнуть возможности иметь об них понятия более ясные и положительные.
Для достижения этого весьма важного предмета, по моему мнению, необходимо должно книги шариата перевести с арабского на русский (язык), а правила адата, известные у (горцев) по одним лишь только преданиями, собрать для составления сколько возможно более полного из них свода. Эта работа конечно будет стоить много трудов и занятий; но, убежден будучи, с окончанием ее, в несомненной пользе и выгоде правительства, я полагал бы немедленно приступить к ней.
Докладывая Вашему Высокопревосходительству все выше прописанное на благоусмотрение, имею честь покорнейше просить решения Вашего на приведение в исполнение моего предположения и присовокупляю при том, что сбор адата я полагаю поручить каждому частному начальнику в кругу своего управления и сверх того избранным из числа способных и более нам преданных азиатцев; что же касается до перевода книг шариата, то в этом конечно встретится большое затруднение, ибо должно будет приискать человека, знающего хорошо арабский и русский языки; впрочем, если бы оказалось невозможно здесь приступить к этому переводу, то я полагал бы войти в сношение по этому предмету с Базанским университетом, где преподаются восточные языки.
(Подлинная записка за подписью правителя канцелярии подполковника Бибикова. В нашем сборнике помещена копия записки, заверенная помощником секретаря Оердюковым. На поле сделана пометка: с Командующим войсками на это согласен и приказал приступить к исполнению». 11-го Декабря 1842).

3.

Доклад канцелярии по управлению мирными горцами, 18 Декабря 1842 г., № 62, г. начальнику штаба войск Кавказской линии и Черномории, о собрании правил адата и о переводе книг шариата ).

Согласно доклад канцелярии по управлению мирными горцами, господину командующему войсками угодно было приказать – приступить к сбору правил адата. В следствие чего имею честь представить при сем на благоустроенные Вашего Пр – ва программу, по коей я полагал бы приступить к сбору правил адата; по мнению моему, указание, в каком порядке должны собираться правила адата, необходимо для того, чтобы впоследствии, когда материалы будут собраны, то удобнее можно бы было их поверять; при этом имею честь доложить, что я полагал бы сбор сведений об адате, кроме гг. частных воено-начальников, поручить на правом фланге: флигель адъютанту полковнику Хан-Гирею подполковнику Мамаде Тирею Педисову, султанам: ген.Майору Азимате Гирею, майору Каий Тирею и князю Мамате Тирею Лову в центре линии, включая и малую Бабарду: султану шт-ротм. Арслане Тирею, майорy Шарданоеу и шт.кап. Шоре Бек Мурзину в общества ведомства Владикавказского коменданта: поручику князю Магомету Дударову и прапорщику Есенову, и на левом фланге: гвардий штабс-ротмистру князю Хасого Уцмгеву, штабс-капитану Давлет Мурзе Ниихальеву, капитану Касиме Курумову и кадиям – поручику Юсупу Клычеву и Мустафе Могома Казиеву.

ПРОГРАММА,
по коей предназначается собрать сколько возможно верные, точные и подробные сведения об адате, или суде по обычаям кавказских горцев .

1-е) Разделение каждого общества или племя отдельно на сословия, включало и крепостной класс людей.
2-е) Права и обязанности каждого класса и отношение одного сословия в другому, включая и духовенство.
3-е) Какие дела и преступления в каждом обществе должны быть рассматриваемым адатом.
4-е) Общий обряд суда по обычаям или адату.
5-е) Права и обязанности каждого сословия.
6-е) Наследственное право всех сословий.
7-е) Раздел имений.
8-е) Обряд духовных завещаний и исполнений по ним.
9-е) Отношение детей в родителей и их Права на первых.
10-е) Взаимное отношение мужа к жене и обратно.
11-е) Мера наказаний за неповиновение к князьям и узденям.
12-е) Мера наказания за преступления всякого рода.
(Подпись – подполк. Бибиков).

4.

Приказ г. Командующего войсками ген.-лейт. Гурко от 6 февр. 1843, № 393, казначею штаба, о записке денег (65 р.), уплаченных за три книги шариата на арабском языке, предположенная к переводу на русский язык.
(В нашем сборнике – засвидетельствованная копия приказа).

5.

Отношение г. Командующего войсками ген.-лейт. Гурко от 29 Марта 1843 г., № 1019, начальнику правого фланга Кавказской линии, ген. Майору Ольшевскому.

10-го тома свода гражданских законов статьею 2651 предоставлено внешним инородцам в исковых делах и других неудовольствиях, как между ними, так и посторонними людьми, разбираться на основании древних обычаев и законов их.
В – му Пр–ву известно, что по настоящее время мы имеем только поверхностные а вовсе не определенные сведения о разбирательстве дел горцев по их обычаям и законам. Предмет этот, не смотря на то, что по важности его он должен бы быть делом первостепенным при внутреннем управлении горцами, остается до сих пор для нас почти неизвестным, потому что и у самых горцев правила, коих они придерживаются при разбирательстве дел, и древние обычаи их, по коим дела решаются, известны нам только по одним лишь сохранившимся преданиям.
Озабочиваясь приведением сколько возможно в большую известность обычаев горцев и правил их суда адата, я покорнейше прошу Ваше Пр–во избрать из подведомственных вам чиновников офицера усердного и с хорошими способностями вам известного, поручите ему заняться сбором сведении об адате или обычаях кавказских горцев, придерживаясь в сем случае сколько возможно более прилагаемой у сего программе, дабы впоследствии иметь более удобств при проверке собранных по этому предмету сведений.
Так как для составления описания правил адата, тому, кому вы поручите это, необходимо будет приобретать материалы из расспросов, то Ваше Пр–во не оставьте распорядиться избранием для того из числа почетных, умных пожилых горцев нескольких лиц внушении им, что правительство заботятся о приведении в известность обычаев их, имея в виду вышеуказанную Высочайшую Государя Императора волю , коею представляется им право делать разбирательство по их древним обычаям, а потому они должны в деле этом, сохраняя самое строгое беспристрастие, действовать по крайнему их разумению для блага и общей пользы их соотечественников.
(В нашем сборнике настоящее предписание помещено в копии, засвидетельствованной Сердюковым. Так же предписания посланы и начальникам других частей Кавказа: нач. центра Кавк. линии кн. Голицыну 25 Марта № 964; нач. черном. Кордон. линии ген.-майорy Завадовсвому 29 Map. № 1020; нач. левого фланга ген.-майорy Фрейтагу 29 Map. № 1021 и Владикавказскому коменданту полк. Несторову 29 Map. 1022).

6.

Рапорт начальника левого фланга Кавказской линии ген.-майорa Фрейтага 1-го от 26 июня 1843 г. за № 102, командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории ген.-лейт. Гурко.

В предписании ко мне от 29 Марта, № 1021, Ваше Пр–во, изъясняя желание привести сколь можно в большую ответственность обычаи у горцев и правила их суда, приказать изволили возложить и собрать по этому предмету сведений на одного из состоящих при мне офицеров.
Я поручил заняться этим состоящему при мне генерального штаба капитану Голенищеву-Кутузову и юнкеру Нижегородского драгунского полка прикомандированному к Куринскому полку князю Лобанову-Ростовскому. Ныне оконченный ими труд представляю на благоусмотрение Вашего Пр – ва, честь имею объяснить следующее:
1) При составлении правил суда по адату у чеченцев и у кумыков, для большей полноты и ясности предмета, потребовалось изложить вкратце и истории управления, существовавшего у этих народов. Желая притом изобразить перемены, которые распространившись в последние годы на Кавказе учением мюридизма произвели в правах некоторых обществ я приказал в статье о чеченцах упомянуть вкратце и о новом управлении, введенном в последнее время Шамилем у этого народа.
2) При объяснении законодательства чеченцев и кумыков, дабы сохранить более последовательности в изложении, представилась необходимость отступить от программы, препровожденной при предписании ко мне Вашего П–ва № 1021; но, имея в виду сказанное в упомянутом предписании, что бы сколь возможно более придерживаться программы для облегчения поверки собранных об адате сведений, я приказал по этой программе составить краткие выписки из описания адатского права.
В заключение обязываюсь присовокупить, что при составлении представляемого у сего описания гражданского быта у чеченцев и у кумыков с объяснением адатского их Права и нового управления, введенного Шамилем, имелось скорее в виду ознакомить читающего с духом законодательства помянутых народов, чем изложить в подробности принятие ими законы на все возможные случаи; последнее, по совершенной неизвестности предмета, требовало бы постоянного и продолжительного изучения, исключительно занятий, а следовательно и много времени.
(В сборнике нашем имеется копи рапорта Фрейтага I, засвидетельствованная им же самими. См. сборник, т. I, стр. 142 – 143).

7.

Уведомление начальника центра ген.майорa кн. Голицына от 26 Дек. 1843 г., № 1742.

Для окончания удовлетворительным образом дела об адате, при ограниченных канцелярских способах управления центра, потребно еще несколько месяцев, но не менее того оно в ходу и остановилось за справками из племён более отдаленных, ожидаемыми в непродолжительном времени.
(Подлинная бумага).

8.

Уведомление временно командующего правым флангом Кавказской линии ген.-майорa Ольшевского от 24го Декабря 1843 г., № 3831.

По мнению офицера, которому можно бы было поручить дело, требующее весьма большой заботливости, продолжительных и постоянных занятий, о собрании сведения об адате, или обычаях кавказских горцев, предписание г. командующего войсками, от 29-го Марта за № 1019, до сих пор остается без исполнения.
(Подлинная бумага).

9.

Рапорт начальника центра Кавказской линии ген.-майорa князь Голицына от 26 Февр. 1844 г. за № 343, командующий войсками Кавказской линии и Черномории ген.-лейт. Гурко.

9-го Февраля 1843 года за № 408, начальник штаба войск Кавказской линии и Черномории ген.-майор Траскин, по поручению предместника Вашего Пр – ва, объявил мне волю г. командира отдельного Кавказского корпуса, чтобы я доставил сколько возможно поспешнее сведения по пунктам 13 и 23 наставления, генералом Ермоловым данного кабардинскому временному суду.
Тогда же были приняты мною деятельные меры, для приведения в пополнение воли г. корпусного командира; но члены временного суда, которым от меня поручено собрать требуемые сведения и заняться составлением правил, на законах и обычаях Кабардинская народа основанных, а также донести во всей подробности, какие подати или иного рода повинности отбывались подвластными и холопьими в отношении владельцев, после долгого молчания представили мне копию с собрания, народных обычаев, которая, по неудовлетворительности своей, не может служить руководством к составлению общего свода узаконий для горских народов.
В одно почти время я имел честь получить предписание Вашего Пр – ва от 25 Map. 1843 г. за № 964, и по указаниям, заключающимся в нем, убедился еще более в ничтожности Кабардинским временным судом доставленного мне акта, с которого точная копия сверх того находилась и в канцелярии Вашего Пр – ва по управлению горцев.
В таких обстоятельствах я счел необходимым приняться за дело совершенно иным образом и, минуя членов суда, обратился к почетнейшим старикам всех племён, под ведомством управления центра Кавказской линии состоящих». Ротмистр Давыдовский всегда отличный и неутомимый, когда дело идет о службе Его Имп. Величества, был главным сотрудником моим; Майор Шарданов проверял собственными воспоминаниями и записками показания стариков и таким только образом я мог успеть в течении почти целого года составить полное собрание древних обычаев кабардинцев и прилегающих в ним племён. Многие из обычаев этих заметно ослабевают; но не менее того я счел себя обязанным передать их неприкосновенно в том виде, в каком они сообщены мне.
В тетради о кабардинских древних обрядах я мог сделать некоторые замечания касательно разницы, существующей между показаниями стариков и тем, что внесено в книгу, для руководства в приговорах судебных; но прочие племена в первый раз подверглись изысканиям по этому предмету. Следовательно, Российское правительство вполне может положиться на данные, которые, без всякого противоречия, прошли через столько рук.
В заключение могу сказать, с некоторым удостоверением, что шариатское разбирательство в Кабарде день ото дня теряет очевидно силу свою; народ постигать начинает выгоды быть судимым по законам, а не по произволу одного лица. Для подкрепления в нем этой мысли, я счел необходимым объявить во всех аулах, что сделки, покупки и продажи, выпуск холопьев на волю, калымы, платимые за невест, одним словом все, что может служить поводом к тяжбе, должно совершаться в кабардинском суде и записываться в книгу, на этот предмет заведенную, поставив сверх того неизменным правило о том, чтобы, по прошествии 15-ти лет, не могло возобновляться никакое дело. Этими мерами я надеюсь уменьшить и даже совершенно уничтожить влияние духовенства на общественные дела.
(Подлин. бумага в сборн. I, стр. 21. В нашем сборнике имеются три подлинные тетради адатов: а) кабардинского общества или племени, b) балкарцев (также хуламцев, чегемдев, урусбиевцев и карачаевцев) и с) дигорского общества или Дигорской Осетии, препровожденный при рапорте кн. Голицына за его подписью и пометкой: «Февраля, 24 дня, 1844. Кр. Нольчик». На полях тетрадей сделаны рукою князя Голицина замечания на отдельный статьи сборника.)

10.

Рапорт Владикавказского коменданта полковника Нестерова от 31 Марта 1844 г. № 267, командующему войсками ген.-майорy Гурко, с представлением тетради – описания адатов горцев Владикавказского округа.

(Подлинный рапорт; приложенная к нему тетрадь адатов, – за подписью кап. Норденстренга, составившего описание адатов. Сборн. рукоп., стр. 64).

11.

Рапорт временно-командующего Черноморскою кордонною линией ген.-майорa Рапшиля, от 30 Мая 1845 г. за № 2311, командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории, ген.-лейт. Завадовскому.

Вследствие предписания командовавшего войсками Кавказской линией и Черноморией ген.-лейт. Гурко от 29-го Марта 1843 г., № 1020, имею честь представить при сем собрании сведений, относящихся к народному законоположению горцев – адату, составленные по поручению моему штатным смотрителем Екатеринодарского войскового училища (бывшим судьею Екатеринодарского окружного суда), войсковым старшиною Кучеровым. Сведения эти проверены мною посредством личных расспросов с более сведущими старшинами мирных аулов, и найдены вполне удовлетворительными.
При этом обязываюсь довести до сведения Вашего Пр – ва, что означенное поручено войсковой старшина Кучеров исполнил собственными средствами, без всяких денежных пособий от начальства; между тем как, для достижения успеха в собрании сказанных сведений, он должен был заводить знакомства с почетными черкесами, принимать и посещать их, приобретать их доверие и вызывать их на откровенность и сообщительность – подарками, тем более, что старейшины аулов не весьма охотно делились своими сведениями об адате, вследствие тайных подозрений – не основательных, но тем но менее упорных, по свойственной горцам недоверчивости в благонамеренности таких распоряжений с нашей стороны, которых пользы не видят они в настоящую минуту.
(Подлинный документ. См. сборник т. I, стр. 95).

12.

Приказ и. д. обер-квартирмейстера по ген. штабу 24 Авг. 1845 г. № 2070, канцелярии по управлению мирными горцами.

Начальник штаба войск Кавказской линии и Черномории возлагает на генеральный штаб совокупление в один общий свод сведении об обычаях и туземных правах горских племен.
(Подлинный. См. сборн. Т. I, стр. 194).

13.

Приказ начальника штаба ген.-майорa Филипсона 10-го Сентября 1845 года № 2202, генерального штаба капитану Ольшевскому.

С давнего времени чувствуема была необходимость иметь в штабе положительные сведения о сущности так называемого адата, или суда по обычаям у различных горских племен, как равно и о самих обычаях, на коих этот суд основан. С этою целью посредством гг. начальников частей Кавказской линии собраны были, по особо составленной программе, необходимые данные.
Ныне, препровождая к Вашему высокоблагородью дело под № 58 из канцелярии по управлении мирными горцами, где заключаются помянутые данные, возлагаю на вас привести все эти материалы в один систематический свод, который был бы первым изображением сущности так называемого адата и мог бы впоследствии служить руководством начальства, замещая собою доселе малоизвестный основания этого первобытного Права кавказских горцев.
Я вполне уверен, что занимательность этого труда будет служить вам вашим побуждением глубже оный исследовать, а потому, нисколько не стесняя вас наперед определенною системою, я считаю нужным указать вам только одно общее соображение. Обычаи горцев на всей северной покатости Кавказа довольно одинаковы и различие в них зависит более от разнородности и политического быта, чем от мест жительства. Поэтому, сводя доставленный местными начальниками сведения, нужно обратить особенное внимание на группирование народов в этнографическом отношении, излагая в виде отступления те обычаи, которые существуют у некоторых народов или обществ одного племени вследствие каких либо политических изменений их первоначального быта. Таково, например, положение племени Адиге, состоящего из натухайцев, абадзехов, шапсугов, убыхов, некоторых мелких племен, обитающих на правом фланге. К этой же группе принадлежат и кабардинцы, как одноплеменные; но в обычаях сих последних необходимо должны быть свои особенности, произошедшие от различия политического их общества. Народы абазинского и ногайскою племени, живущие в районе правого фланга, приняли обычаи кабардинцев, коими некогда были покорены; но легко может быть, что у них сохранились и некоторые свои собственные обычаи, которые тоже необходимо обозначить. Я говорю здесь об одной только этой группе, потому что она более известна, и вероятно тоже самое может быть сказано и о горских народах левого фланга и ведомства Владикавказская коменданта.
По мере обзора данных, представленных гг. частными начальниками, прошу вас донести мне: не откроется ли где недостатка сведений сравнительно с тем же предметом, изложенным другим лицом, чтоб можно было требовать дополнение указывая именно, что нужно сообщить по прежде высланным данным.
(Копия, заверенная старшим адъютантом, капит. Срезневским. См. сборн. т. I, стр. 196 – 197).

14.

Отношение начальника штаба от 25 сентября 1845 г. № 2306, и. д. начальника правого фланга Кавказской линии, об ускорении доставления сведений об адатах местных горцев, в силу предписания ген.-лейт. Гурко от 29го Марта 1843 года № 1019, и о сообщении сведений о положения этого дела.

(Копия. Сборн. рукоп. т I, стр. 198).

15.

Приказ начальника штаба 6 июня 1846 г. за № 1711, генерального штаба капитану Ольшевскому.

Желая воспользоваться близостью настоящего нахождения вашего от Кабарды г. временно-командующему войсками угодно было поручить вам собирать дополнительные сведения об адатах, или суде, основанном на обычаях, и тем сведениям об этом суде, которые были представлены бывшим начальством центра ген.-майором Голицыным, а потому я уведомил об этом полковника Хлопина, просил его об оказании вам полного содействуя при собирании вами означенных сведений. Что же касается до собирания сведений об адате жителей правого фланга, то таковые поручается постепенно собрать генер. штаба штабс-капитану бар. Сталю.
(Копия. См. сборник т. I, стр. 207).

16.

Отношение начальника штаба 6 июня 1846 г. № 1715, начальнику правого фланга.

Командующий войсками, не получил до сего времени сведений об адате горских обществ, живущих на правой фланге Кавказской линии, поручил мне покорнейше просить Ваше Пр–во возложить на ген. штаба штабс-капитана барона Сталя собрание этих сведений постепенно, но так, чтоб сбор их можно было окончить к 1 ноября текущего года. Так как в предприятии такого рода всего важнее однообразие в сборе многоразличных показаний то я приказал кап. Ольшевскому, занимающемуся общим систематическим сводом адата всех горских племен Кавказской линии, в проезд его чрез Прочный Окоп, передать шт.-кап. бар. Сталю принятую для этого свода систему.
(Копия. См. сборн. т. I, стр. 208).

17.

Рапорт ген. штаба капитана Ольшевского 27 Августа 1847 г. № 45, начальнику штаба войск Кавказской линии Черномории, ген. майору Филипсону.

В исполнение предписания Вашего Пр – ва от 10 Сент. 1845 г. № 2202, имею честь представить при сем общий свод нравов и обычаев горных племен, обитающих на северной покатости Кавказскою хребта, на которых основывается у них суд, называемый адатом.
Судя по тем сведениям, которые получены от гг. частных начальников Кавказской линии, и на которых мною основано, большею частью, составление этого общего свода, я вполне убежден, что этот мой труд не полон, в особенности же по статьям о правах разных классов, на которые разделяются горские племена, и о мерах наказания за разного рода преступления. Убежден также и в том, что не все нравы и обычаи горцев описаны миною верно, не смотря на то, что в бытность мою в прошлом году в центре и на правом фланге Кавказской линии, я сам старался проверить и пополнить означенные сведения но по трудности общения с горцами, происходящей от подозрительности и недоверчивости к нам, на самом деле убедился в затруднениях собирания сведений, необходимых для составления полного и верного свода об адате.
Но чтобы по возможности пополнить представляемый мною свод об адате, я считаю необходимым теперь же потребовать от гг частных начальников те сведения, которые означены мною в прилагаемой при сей программе.
В непродолжительном времени я буду иметь честь представить Вашему П–ву описание мое о горских племенах, обитающих на северной покатости Кавказского хребта по следующим предметам:
1) Общий состав народонаселения северной покатости Кавказская хребта и происхождение племен, входящих в Состав этого народонаселения. 2) Подразделение на племена и общества. 3) Границы, пространство и число жителей каждого общества или всего племени вообще. 4) Изображение общего характера местности, обитаемой каждым из племен. 5) Очерк исторических и военных событий, совершавшихся в каждом племени. 6) Разделение каждого племени или общества на классы. 7) Право поземельной собственности. 8) Права и отношения владельцев к своим подвластным. Обязанности подвластных к своим владельцам.
Описание всех этих предметов не только не будет излишне, но, как я полагаю, оно будет служить дополнением к общему своду об адате.

ПРОГРАММА

дополнительным сведениям, которые должны быть потребованы от гг. начальников частей Кавказской линии верховно-командующего Черноморскою кордонною линией, для пополнения общего свода об адате, или суде, основанном на правах и обычаях горских племен, обитающих на северной покатости Кавказского хребта.
1) От временно-командующего Черноморскою кордонною линией и начальников правого фланга и центра.
О величине калыма, платимого князьями или старейшинам. узденями разных степеней, чигарами или простым свободным народом, за девиц и вдов, взятых в замужество, между племенами и обществами, обитающими за Кубанью я в центре Кавказской лини.
О штрафах, налагаемых на князей или старейшин, узденей разных степеней и чигар за смертоубийство, нанесение ран, разного рода обиды и оскорбления, прелюбодеяние, насилие женского пола и воровство, учиненное разными классами народа, у тех же племен или обществ.
2) От военного начальника Владикавказского округа.
О величине калыма, платимого разными классами осетинских обществ, а именно: узденьлагами, фарсалагами, кавдасердами и гурзиягами за девиц и вдов, взятых в замужество.
О штрафах, налагаемых у этих же обществ за смертоубийство, нанесение ран, разного рода обид и оскорбление, прелюбодеяние, насилие женского пола и разного рода воровство.
О величине калыма и штрафах за разного рода преступления у обществ чеченского племени, состоящих в ведении военного начальника Владикавказского округа.
3) От начальника левого фланга.
О величине калыма, платимого обществами чеченского племени, за девиц и вдов, взятых в замужество.
О штрафах, налагаемых у этих же обществ: за смертоубийство, нанесение ран, разного рода обиды и оскорбления, прелюбодеяние, насилие женского пола и воровство скота и разных вещей.
О величине калыма, платимого за девиц и женщин, а также штрафах за означенные преступления, взыскиваемых у кумыков с князей, узденей разных степеней, чигаров и крепостного класса или рабов.
(Подлинник. См. сборн. т. I, стр. 187 – 189).

18.

Отношения начальника штаба: временно командующему Черноморскою кордонной линией от 9 Марта 1849 г. № 549; и. д. начальника центра Кавказской линии № 550; начальнику Владикавказского военного округа № 551 и начальнику левого фланга № 552, о доставлении сведений о величине калыма и штрафах.
(Копии. См. сборн. т. I, 210, 211).

19.

Рапорт начальника Владикавказского округа от 27-го Марта 1849 г. № 568, в ответ на отношение 9-го Марта 1849 г. № 551, с препровождением составленной по распоряжению начальника округа комиссией, учрежденною в крепости Владикавказе для разбора народных дел, выписки о правах и обычаях, о калыме и штрафах горцев Владикавказского округа.
(Подлинник. См. сборн. т. I, стр. 212).

20.

Отношение начальника штаба от 19 Апреля 1849 г. № 902, начальнику правого фланга кавказской линии.

В производившейся по ген. штабу войск Кавказской линии и Черномории переписке не видно, были ли представлены сведения об адате (кавказских горцев управления правого фланга), а потому имею честь покорнейше просить Ваше Пр–во о доставлении ко мне копии, если сведения эти были составлены.
(Копия. См. сборн. рукоп. Т. I, стр. 222).

21.

Рапорт и. д. начальника центра Кавказской линии 4-го Мая 1849 г. № 831, в ответ на отношение начальника штаба 9 Марта № 550, с представлением выписки из обрядов у кабардинцев, балкарцев и дигорцев.

По справке в кабардинском временном суде и в делах управления центра, не оказалось более сведений о калыме и штрафе, кроме означенных в представляемой выписке. Эти обряды собраны под руководством бывшего чиновника со стороны русского правительства при кабардинском временном суде, Майора Давыдовского, со слов почетных горцев управления центра, в течении целого года, и я полагаю, что кроме них нет ничего, касающегося до обряда и обычая.
(Подлинник. См. сборн. т. I, стр. 223).

22.

Начальника левого центра 9 июня 1849 г. № 1653, в ответ на отношение 9 Марта № 552, с представлением сведения о калыме и штрафах, платимых в обществах чеченских и кумыкских племен, – сведений, составленных Андреевским городским судом и почетными старейшинами надтеречных и сунженских деревень.
(Подлинник. См. сборн. т. I, стр. 233).

23.

Начальник правого фланга от 9 Мая 1849 г. № 1584, начальнику штаба ген.-майору Филипсону.

По программе, препровожденной при предписании ген.-лейт. Гурко от 29 Марта 1843 г. № 1019, сведений об адате и обычаях кавказских горцев представлено не было. Командование правым флангом ген.-майор Ольшевский от 24 Декабря того же года за № 3831, доносил командовавшему войсками, что по мнению офицера, которому можно бы было поручить дело, требующее весьма большой заботливости и постоянно продолжительно занят, предписание за № 1019 остается без исполнения. По этой самой причине и я не могу доставить к Вашему Пр – ву сведения об адате и обычаях горцев.
Приставы горских народов, которым 22 Ноября 1845 года предписано было составить по программе сведения, до сих пор такого мне не представили.
(Подлинник. См. сборн. т. I, стр. 231).

24.

Отношение начальника штаба 13 июня 1849 г. № 1322, начальнику правого фланга, о подтверждении подведомственным ему приставам о собрании и доставлении сведений об адате и обычаях горцев.
(Копия. См. сборн. т. I, 232).

25.

Временно командующего Черноморскою кордонною линией 28-го июля 1849 года, № 2585, начальнику штаба, с препровождением истребованного им от войскового старейшины Кучерона от 19-го сего июля № 10 сведения о калыме и штрафах, платимых кавказскими горцами.
(Подлинник. См. сборн. т. I, стр. 241).

ОТДЕЛ ВТОРОЙ.

Адаты черкес бывшей Черноморской кордонной линии.

а) СОБРАНИЕ СВЕДЕНИЙ,
относящихся к народным учреждениям
и законоположению горцев – адату, 1845 года

Сведения об обычаях кавказских горцев, в каждом обществе или народе,
собранные из расспросов их самих .

I. О разных родах сословий, различий и преимуществе прав, им присвоенных; обязанностей и взаимных отношений сословий.

§ 1. Народ, живущий в Кавказских горах и у подошвы оных, на пространстве Черноморской и Кубанской кордонных линий, по левому берегу реки Кубани, известен под общим названием черкес, который разделяется на следующие пленена или общества: хамышейское, черченейское, хатикосийское, темергойское, мохошское, бесленеевское, абазехское, шапсугское, натухайское и убыхское ).
§ 2. Из сих племен: хамышейское, черченейское, хатикосийское, темергойское, мохошское и бесленеевское делятся на сословия: князей, дворян, духовенство, простой свободный народ и крепостных людей; а абазехское, шапсугское, натухайское и убыхское имеют только сословия дворян, духовенство, простой народ и крепостных людей.
§ 3. Все оные племена исповедуют религию магометанскую и в сущности не признают никакой власти над собою, но, живя обществами, следуют более правилам аристократического и демократического правления почему ни одно сословие у них не имеет, так сказать, в сущности своих твердых основных прав, преимуществ и обязанностей но таковые некоторым образом усвоены каждому из них народными преданиями, принятыми издревле в руководство в общежитии их; – посему все лица, принадлежащее к одному из сих сословий, пользуются правом, оному присвоен там, с нижеследующими ограничениями: каждое лицо пользуется правом сословия своего в особенности не прежде, как по достижении совершеннолетия, которое принято у черкес, в мужеском поле, когда в состоянии мужчина владеть оружием и участвовать в набегах, т. е. шестнадцати лет; в эти лета он может располагать своим имуществом, вступать в брак, договоры и обязательства, без всякого попечительства; до достижения же сих лет состоит под попечительством и не может располагать собою и своим имуществом ). Женский пол может вступать в брак 14 лет и даже с 12ти, и с сего времени принято их совершеннолетие; но располагать имуществом, делать какие либо договоры и обязательства женскому полу у черкес никогда не предоставляется, потому что у них жены, как и у всех магометян, покупаются мужьями за известную плату отцу невесты, называемую калым, а если такового нет, то родственникам , а если и сих нет, то тому, у кого она находится на воспитали, – которая (плата) бывает не одинакова, а более зависит от условия и достатка жениха. Мужчина, какого бы он ни был сословия, может иметь у себя от одной до семи жен законных и семь наложниц, лишь бы в состоянии был содержать оных. Законными имеются те жены, которые венчаны с мужчиною муллою ), а наложницы – те, которые не венчаны. Дети, рожденные от законных жен, считаются законными наследниками, а рожденные от наложниц почитаются незаконными и не имеют Права на наследство, кроме только – получат то, что им назначено будет от отца их за жизни его.
§ 4. Муж высшего сословия сообщает право сего сословия жене но жена не сообщает своего сословия ни мужу, ни детям; сама же не теряет оного браком, если оно принадлежало ей до замужества.
Примечание. Во всех черкесских племенах принято, чтобы жены, оставшись вдовами, выходили вторым и третьим браком в замужество за родных и двоюродных братьев умерших своих мужей, если они есть и пожелают на них жениться; а если оных нет, то могут жениться на них племённики мужей их и другие его родственники; но когда родственников таковых нет, то вдова может выходить замуж и за стороннего мужчину одинаково сословия с умершим её мужем, который платит за нее обыкновенно родственникам её, у которых она живет по смерти своего мужа, калым; если же останется вдовою, то живет при детях своих или при своих родственниках с отцовской стороны.
§ 5. Если кто право своего сословия утратит последствием каких либо обстоятельств, как то: чрез неправильное присвоение в крепость и тому подобное, то ему предоставляется, предъявить положенные тому доказательства, отыскивать по оным право своего сословия.

II. О дворянстве.

§ 6. Дворянство у объясненных племен разделяется на высшее и низшее; то и другое есть потомственное, переходящее от родоначальника дворянина на всех его потомков в мужеском и женском коленах. Родоначальники высшего дворянства получили сиё достоинство в древние еще времена, полагать должно, от арабских калифов, татарских князей, турецких султанов и других повелителей азийских народов, имевших более или менее влияние на оные племена, за особенные их заслуги, оказанные им; а низшее дворянство присвоено уже сими другим достойнейшим из числа живших под покровительством их, и служением у них телохранителями, которые обратили на себя их внимание: своею расторопностью, предусмотрительностью, распорядительностью в делах военных, опытностью в советах, преданностью и верностью к их особе; сего то рода дворяне именуются у черкес второстепенными и третьестепенными.
§ 7. Принадлежащее в высшему дворянству именуются хамышейцев, черчевейнев, хатикосийцев, темергойцев, мохопщев и бесленеевцев князьями; у абадзехов же, шапсугов, натухайцев и убыхов называются первостепенными дворянами, которые почти равняются в правах своих с князьями; но тот князь и первостепенный дворянин имеют всегда преимущество пред подобными себе, которого предки в особенности прославили себя чем либо вниманья достойным. Впрочем у первых шести племен есть также первостепенные дворяне, но они почитаются всегда ниже князей и первостепенных дворян последних четырех племен; второстепенные же и третьестепенные дворяне во всех сих племенах существуют па одних правах с весьма небольшими различиями; например, в народных собраньях шапсугские, абазехские, убыхские и натухайкие дворяне сего рода имеют преимущество пред таковыми прочих племен.
§ 8. Дворянство сообщается родом и браком; каждый дворянин сообщает состоянье свое посредством рода всем законным его детям и потомкам, а посредством брака жене, не смотря на происхождение её или брак предшествовавший.
§ 9. Дочь дворянина, выходящая в замужество за не дворянина, сохраняет свое состояние, но мужу и детям оного не сообщает. Вдова дворянина, какого бы она ни была происхождения, сохраняет состояние, чрез сей брак её приобретенное, хотя бы впоследствии она вышла в замужество за не дворянина, но мужу и детям своего состоянье не сообщает. Впрочем принято за правило: мужчины должны избирать себе жен одного с ним сословье, и потону редко случается, что князь женится на дворянке, а дворянин на простой.
§ 10. Никто у горских народов из духовного званья, простого свободного народа и крестьян не может достигнуть дворянского достоинства; оно не присваивается ни за личную храбрость, ни за опытность и благоразумье в советах, словом никой услуги.
§ 11. Князь пользуется совершенною свободою и ни от кого не зависим. Жители аулов, которые находятся под покровительством его, признают в некоторой степени над собою власть его и он пользуется особенным и отличным уваженьем, не только простого народа, но всех низших дворян и духовенства; он почитается владельцем покровительствуемых им аулов и земель им принадлежащих, обязан оные оберегать и защищать; тот же аул, в котором сам живет с крепостными своими людьми, покровительствует в особенности и считает оный как бы своею собственностью, хотя не имеет Права распоряжаться жителями оного и их имуществом по своему произволу. Священною обязанностью поставляет князь для себя доставлять жителям оного удовлетворенье от обидчиков их и во всяком случае сохранять полость оного.
§ 12. Князья над крепостными своими людьми и их имуществом имеют неограниченное право. Они получают таковых людей по наследству от своих предков и такого рода крестьяне именуются родовыми; их приобретают также покупкою от других владельцев, но в том и другом случае без земли, которая у горцев считается общею, неделимою и никому в собственность не принадлежащею. Наконец, князья увеличивают число оных пленными, закачевыми, в разных случаях у своих единоплеменников и единоверцев; эти крестьяне называются благоприобретенными. Владельцы делают между ними суд и расправу сами, без участья других лиц, употребляют в работы по своему произволу, продают и дарят, кому пожелают, семействами и раздробительно, даже могут лишать жизни и за сиё не подвергаются никакой ответственности; за то обязаны печась об их благосостоянии, защищать их совершенно от всяких сторонних обид, доставлять им всевозможные способы в безбедному содержанью и пропитанию себя; а малолетних сирот их, остающихся без родственников, берут на собственное своё содержанье; тех же, которые имеют своих родственников, а особливо зажиточных, поручают оных им для содержанья и воспитанья.
§ 13. Во всех народных собраньях и совещаньях князья занимают нервна места по старейшинству их родоначальников; после них таким же порядком первостепенные и низшие дворяне. Благоразумные советы и сужденья князей уважаются преимущественнее первостепенных и низших дворян и приводятся в исполнение, хотя впрочем и сих нередко приемлются, а особливо когда основательны.
§ 14. Князья не имеют никакой власти над дворянами, духовенством и простым свободным народом; но сословье сие повинуются некоторым образом воле их, единственно из уважения в так называемому ими высокому титулу их, которое ниспослано им, как они верят, от самого Аллаха, и сиё связывают они более тому из них, который приобрел славу своим умом, мудростью в советах, справедливостью, честностью, бескорыстием, прямодушьем и храбростью. Такому князю они повинуются почти слепо и воля его или приказанье для них закон. Низшие дворяне таким преимуществом не пользуются, но также имеют право на уваженье духовенства и простого народа. А крепостными людьми, которых они так же приобретают как князья и первостепенные дворяне, низшие дворяне распоряжаются совершенно по своей воле, подобно сии последними
§ 15. Князья имеют исключительное право пред дворянами, пользуются лучшими местами для пастбищ своего скота на всем пространстве земли, на которой жительствуют покровительствуемые ими аулы одного с ними племени, а близь того аула, в которой живут сами, даже пользуются правом ограничивать для себя собственно удобнейшую землю под хлебопашество и сенокос, которой жители сего аула, также и других, не могут обрабатывать в свою пользу иначе, как с дозволения их; лес же, принадлежащий в сему аулу, жители оного для своих потребностей могут рубить, но ежели пожелают рубить для промина на меновых дворах, то делают сиё с дозволения князя, и по промене оного дают ему за сей лес известный калым (дань), т. е. не из каждой мерки соли, полученной за лес, дают им коряк (ковш) оной, который выходить весом пять фунтов. И когда дань сию платят по собственному условию, которое делается между ними однажды навсегда и изменяется очень редко и то по весьма уважительным причинам. Дань сию платят не только солью, но вообще теми продуктами, каше получают на меновых дворах за свои продукты, т. е. разным красным лавочным товаром и проч., рассчитывая соразмерно количеству соли. Жители других аулов, признающие покровительство их, ни на свои потребности, ни для промена, не могут рубить сего леса, кроме по приглашении их, а пользуются таковым из прилежащих лесов в тем аулам, в которых имеют жительство, и когда променивают оный на меновых дворах, то платят князю такой же калым; равным образом получают они от всех их дань за все произведенья их, промениваемые ими на меновых дворах, как то: за кожи разного рода, масло, мед, орехи, кислицы, груши и проч. Равномерно, если привозят что либо для промена жители аулов другого племени чрез землю покровительствуемых ими аулов, то платят им большей частью такую же дань, а иногда по условию и большую, из которой для себя получают они две части, одну отдают дворянам, и такую же простому народу; такую дань делят старейшины семейств между собою по равной части. Дворяне и духовенство, живущие как в покровительствуемых ими аулах, так и в других, за промен леса и других своих продуктов на меновых дворах, подобной и никакой другой дани не дают князю.
§ 16. Для наблюдения за количеством промениваемых продуктов и леса на меновых дворах простых народом, и для верного получения калыма, каждый князь или дворянин, имеющий усвоенный ему менный двор, назначает на оный от себя доверенного навсегда или временно, который ему по сей обязанности и отчитывается.
§ 17. Князья все работы по хозяйству своему производит крестьянами своими, но для пахания земли, жатвы хлеба и сенокоса, а иногда рубки и вывоза лиса, употребляют и свободный простой народ покровительствуемых ими аулов; особливо обязанность ми. выполняет жительствующей в одном с ним ауле, но работы сие не вменены сему народу в непременную обязанность и делаются им по приглашении князя и по доброй своей воле, единственно из уважения в его званию. На работы сие выходить народ с собственными волами, рабами и нужными рабочими орудиями, а продовольствие получает от того, кто работает, и он обязан доставить ему таковое в изобилии и лучшего качества. Князь режет для сего хороших волов и баранов и чем лучше будет кормить, тем более привлечет в себе народ; он прилежнее работает, остается вполне доволен и охотно идет вновь на работу по приглашении его; если же народ встретить недостатков в продовольствии или нехорошего качества будет оное, то работает лениво, нередко прежде времени оставляете работу и в другой раз не идет уже на оную; а князь понудить его к сему власти не имеет права. Работы сие продолжаются день, два и всегда не более трех, а когда встретится еще надобность, то народ приглашается вновь. Первостепенные и низкие дворяне также имеют право приглашать простой свободный народ на таковых же совершенно правилах, но только того аула, в которой дворяне имеют свое жительство; из других же аулов и из того, где живет князь, хотя бы в оном дворяне и имели свое жительство, делать такого приглашения они не могут.
§ 18. С незапамятных времен (так выражаются черкесы) ведется у всех вообще черкес обыкновенье одарить чем либо своего гостя и угощать его, чем только может хозяин и иметь лучшего Подарки сие всегда делаются лучшими вещами и животными, как то: оружьем, луком, колчаном с стрелами и панцирем, богатым одеянием, конскою сбруею, богато украшенною серебряным набором, с золотою насечкою и под чернью (что они отделывают довольно превосходно и с особенным свойственным им вкусом), хорошими лошадьми и буйволами; дарят даже быков с арбами, коров и овец, что делают более менее дворяне и простой народ. Сиё преимущество делается таким гостям, которые приезжают из других племен и дальних аулов; одного же племени черкесы хотя и бывают в гостях один у другого, но без особенных подарков. Обыкновенно один знакомый приезжает к другому с несколькими своими знакомыми, гостить дней шесть и более, и хозяин обязан угощать на ровне с своим приятелем и всех с ним приехавших, а старшему из них подарить что либо. Гостеприимство сего рода и этикеты оного наиболее и в точности соблюдаются между князьями, первостепенными и прочими дворянами. Гость их имеет даже право требовать себе у хозяина понравившуюся ему лошадь или какую либо вещь и хозяин в сем требовании его не может ему отказывать; иначе отказ считается обидою и порождает между ними неудовольствие, вражду, непримиримую злобу и наконец мщение, которое нередко оканчивается убийством кого либо из них или из родственников их. Даже если требуемой гостем лошади или вещи нет у хозяина, а имеется у простого черкеса покровительствуемого им аула, то он обязан доставить ему оное; но выполнить сие может только князь, которому издревле усвоено право брать самопроизвольно у простого свободного народа покровительствуемых ими аулов понравившееся их гостям или им самим что либо из оружья и вещей или несколько лошадей, быков и баранов для подарков своим гостям и угощенье их; чего дворяне те дать не могут. Впрочем, князья делают подобный побор под условьем пополнить хозяину взятое у него такого же рода вещами или животными, хотя взяты; если же князья сего не исполнять, то дворянин, живущий в том ауле, у простых жителей которого сделан подобный побор, считает уже в таком разе и себя обиженным, просит князя удовлетворить тех, у коих взято, а когда князь не уважит его ходатайства, то он вместе с жителями аула ищет покровительства другого князя одного же с ним сословья (а иногда и другого, что впрочем случается редко); они переселяются со всем своим имуществом в покровительствуемый им аул на жительство, посредством которого уже и ищут удовлетворенья судом обиженному побором, и когда этот получить вполне удовлетворение, то обязан возвратиться с теми же людьми на прежнее жительство свое и признать покровительство прежнего князя. Если же и по суду обиженный не получить удовлетворенья, то остается с людьми жительствовать навсегда на новом месте и старается уже возвратить взятое хищничеством; причем даже случается нередко драка, когда не удается угнать какого либо скота тайно, или уворовать вещь, или утащить у кого ни будь из крестьян их; во всех сих случаях князь, принявший дворянина с народом под свое покровительство, подает их пособье и не допускает до обид.
§ 19. Гостеприимство у черкес считается первейшею добродетелью и гость у них, это бы он ни был, есть особа неприкосновенная, а если кто либо из сторонних дерзнет причинить ему обиду, то хозяин принимает ее более себе за обиду, нежели бы нанесена была ему прямо, и обязан доставить ему удовлетворенье с обидевшего непременно, хотя бы это стоило крови.
§ 20. Кроме подарков, делаемых князьями гостям своим, князья по обыкновенью считают себя как бы обязанными дарить чем либо но временам не только дворян, но и простых почетнейших жителей покровительствуемых ими аулов. Сиё делается ими наиболее с целью, чтобы расположить их и привязать более в себе. Это делают первостепенные и низшие дворяне почетнейшим гражданам с одинаковою же целью, как и князья ).
§ 21. Обязанность князей есть прекращать между жителями покровительствуемых ими аулов всякого рода ссоры и возникающая неудовольствия, удерживать их в добром согласии и дружестве, а за обиды, им причиняемые жителями других аулов, искать, на кои следует, и доставлять обиженным удовлетворенье. Такую же обязанность исполняют и первостепенные дворяне между племенами, у которых нет князей, а низшие дворяне вообще обязаны ограждать от обид и утеснений жителей тех аулов, в которых сами живут.
§ 22. Из князей и вообще из дворян, кто пожелает, если выучится грамоте турецкой, изучить хорошо Алкоран и все правила в подробности религии магометанской, может поступить в духовное знание, но сиё очень редко случается.
§ 23. Князья и всех степеней дворяне за обиды, им причиненный, получают по суду от обидчиков своих вознаграждено большее, нежели люди других состоянии, – князь наибольшее, первостепенный дворянин меньшее, второстепенный еще меньшее и так далее.
§ 24. Поступки и действия князей, противные принятым правилам общежития, разбираются только князьями и первостепенными дворянами, а таковые поступки и действия первостепенных и низших дворян разбираются лицами дворянского происхождения и князьями; но лица простого сословия в сем участвовать не могут.
§ 25. Князья и дворяне не платят никому никакой подати и ни за какие преступления, ими сделанные, не лишаются по черкесским обычаям, своего достоинства, а ответствуют за оные штрафом, какой судом будет определен.

III. О духовенстве.

§ 26. Духовенство у черкес составляют: эфенди или кадий, старший мулла (соответствующим русскому благочинному священнику), мулла (священник), муэззин (диакон), которые голосом созывает на молитву, и их прислужники, или причетники, сафота (дьячок), иджако (пономарь). Все сие лица исполняют правила, предписанные им в Алкоране, и признают над собою власть верховного муфти (митрополит-архиерей) – главы магометского духовенства.
§ 27. В духовное сословие могут вступать лица из всех сословий, даже и из крепостного, по дозволяет владельца ), если только излучится турецкой грамоте читать и писать, Алкорану и узнает твердо все правила магометанской религии. Лица княжеского и дворянского сословия весьма редко поступают в духовное знание, а избирают оное всегда лица из простого свободного народа, которые, достигли звания муллы, пользуются же правами дворянина.
§ 28. Желающие поступить в духовное званье первоначально учится турецкой грамоте читать и писать, потом, изучении до известной степени, впрочем довольно подробно, Алкоран, является в эфендию, которым испытывается в знати сего и, когда найден будет сведущим, то, по удостоверенью свидетелей, что он незазорного поведения, сей дозволяет ему именоваться муллою и на сиё званье дает ему письменное на турецком языке удостоверенье; прочих же лиц духовного знания, как то: муэззина, сафту и иджако, нарекает сам мулла, по мере приобретения ими сведений в турецкой грамоте и Алкорана, не спрашивая разрешения эфенди. Достоинство эфенди дается верховным муфти – главою магометанского духовенства, живущим в Константинополе, таким только муллам, которые сделались известными довольно твердым и подробным знанием Алкорана, непоколебимым в правилах магометанской религии, сведущие даже в политике магометанской и получившим достаточное образование в турецких училищах.
§ 29. Эфенди и мулла, не смотря на их происхожденье, пользуются особенным уважением и доверием, не только простого свободного народа и крестьян, но и самих дворян и князей; они даже имеют право вместе с князем сидеть и кушать, какого Права не имеют и дворяне, когда не будет сиё дозволено им особенно от князя. Муэззин же, сафта и иджако подобным уваженьем не пользуются.
§ 30. Все лица духовного званья могут иметь крепостных людей, которых получают по наследству, приобретают и распоряжаются ими и их имуществом, как князья и дворяне.
§ 31. Эфенди и мулла с своими причетниками отправляют богослуженье по правилам магометанской религии, изложенным в Алкоране; они обязаны непременно участвовать в сражениях, делаемых черкесами, быть всегда впереди и даже нередко предводительствовать оными.
§ 32. Эфенди и мулла могут иметь только по одной жене, которых они покупают у низших дворян и простого свободного народа, а по смерти сих могут жениться на других и так далее, приобретая оных покупкою; но могут вступать в сиё сословие и быть в оном неженатые, или жениться, бывши уже в сем звании. На таком же основании могут иметь и не иметь жен и прочие лица, принадлежащие к духовному сословию. Вдовы сего сословья, по смерти своих мужей, выходят замуж за их братьев или других ближайших их родственников, если таковые есть и пожелают на них жениться, а если нет оных, то остаются при своих семействах или возвращаются в своему отцу или ближайшим родным, которые уже оными и располагают, выдают замуж за того, кто заплатил им калым либо содержит их на своем иждивении по смерть их.
§ 33. Дети духовного сословья: 1) мужеского пола, по изученья турецкой грамоты и Алкорана, обязаны принять на себя, соразмерно степени своего образования, один какой либо духовный сан, а если пожелают и усовершенствуются в знании Алкорана, то могут получить и высшую степень оного. Впрочем, если кто из них не пожелает принять духовного сана, то к сему не принуждается, а остается свободным и пользуется этим званием, из которого происходить отец его, то есть: дворянством или простого свободного народа, но в крепостное состоянье никогда не обращается, хотя бы отец его происходил и из оного. 2) Женского пола выдаются замуж отцами, а если таковых лишились в малолетстве своем, братьями, а если и сих не имеют, то воспитателями своими: родственниками или старшинами, преимущественно за лиц, принадлежащих к духовному сословью, за князей и дворян, не получая от жениха за невесту никакой платы.
§ 34. Лица духовного сословья живут в черкесских аулах по своему произволу, где они пожелают и куда пригласить их князья, дворяне и простой свободный народ тех аулов, от которых они, равно и от крепостных людей, не принадлежащих, получают для содержания себя и семейств своих определенную плату за совершенье духовных треб и, сверх сего, берут дань от каждой мазы (дом), а именно:
а) За обрезание младенцев, которое совершают только эфенди и муллы, получают кожи с зарезанного при сем скота и баранов на угощенье гостей.
б) За венчанье, которое совершают также эфенди и мулла, а если их не имеется, то и муэззин может совершить, получают: от князя скотом, овцами и лошадьми, сколько он назначит им по своему желанью; от дворянина, простого свободного черкеса и крестьянина тоже самое, но большею частью по одной корове, а иногда дается и лошадь.
в) За погребение, которое могут совершать эфенди и мулла, а если сих не случится, то и муэззин, получают: от князя или княгини 30 штук скота и более или соразмерно сему овцами, а иногда лошадь и две; за дворянина и дворянку от 7 до 15ти штук скота, соразмерно его состоянью, или одну лошадь; за простого свободного черкеса, крестьянина и женщин сего сословья одну штуку скота, а кто богаче, дает и более. Сверх сего, получают все одеянье и обувь покойников, тела которых они совместно с муэззинами, если сии случатся быть, обязаны обмыть и обвернуть чистым бельем, калинкором или миткалем; одежду же и обувь умерших женщин они не получают, а отдается таковое тем женщинам, которые обмывают и обвертывают нечистый калинкор или миткаль их тела; за погребенье детей мужеского и женского пола, умерших до 15ти лет, не получают никакой платы от их родителей, родственников и воспитателей; за умерших старее 15 лет получают выше объясненную плату соответственно сословью умершего; но если девушка выйдет замуж до 15ти лет и умрет, хотя на 13м году, то за погребение её платится уже, как за женщину.
г) От каждой мазы получают сажень дров, арбу сена, десятую мерку каждого рода хлеба, одну, овцу из ста штук, одну скотину из 60 штук рогатого скота, одну лошадь из шестидесяти лошадей, одну сапетку (улей) пчел из десяти сапеток, десятое яйцо каждого рода, десятую луковицу луку, десятую головку капусты, а из дворовой птицы, по их просьбе, дают им, сколько кто может.
Примечание. Эфендий и мулла из дохода, получаемого ими на погребете умерших, каждый одну часть оставляет себе, а две отдает муэззину и прочим своим причетникам, которые они и разделяют между собою поровну. С прочего же дохода эфенди и мулла уделяют части своим причетникам по своему усмотрению, каждому порознь.
§ 35. Кроме объясненного дохода, эфендии и муллы имеют еще таковой и от спорящихся между собою лиц, если решают они возникшее между ними дело шариатом, т. е. судят по Алкорану; например: изобличенный в воровстве возвращает украденное хозяину и платит эфендию или мулле, кто из них производил суд, в виде штрафа: от уворованной им лошади пять рублей, от уворованной коровы и быка один рубль и от уворованных пяти овец рубль серебром; изобличенный же в убийстве кого-либо, если, его самого не убьют, родственники убитого, кроме удовлетворения сих положенным за cиe преступление по Алкорану штрафом, 200 штуками рогатого скота, какого бы сословия убитый ни был, платит эфендию или мулле, производившим суд, в виде такового же, двести рублей серебром, или десятую скотину, а сделавший прелюбодеяние с женою, у которой имеется муж, по изобличении его в сем поступке, платит эфендию или мулле 15 штук скота, если муж ее не пожелает, чтобы она наказана была смертью по Алкорану; муж от соблазнителя не получает никакого удовлетворения.

Примечание. Все оные штрафы уплачиваются всегда у черкес большею частью скотом, овцами, лошадьми, а иногда оружием и другими вещами, по неимению у них собственного изобретения денег, приводя все cиe в объясненную цену. Но кто три раза присягал в чем-либо и не исполняет по данной присяге, напр. продолжает воровать, тот называется таабезе (отъявленный вор), которого убивают непременно, если поймается, – так определено в Алкоране.

§ 36. Все лица духовного сословия пользуются совершенною свободою. Никто из них не обязан никому никакою данью, не отдает никому никакого отчета о родившихся, браком сочетавшихся и умерших, но совершенные эфендием, муллою и муэззином браки каждый из них у себя записывает, для справки и удостоверения законности брака в последствие: а) при разборе возникающих семейных распрей и разных неудовольствий, и б) при разделе имения между наследниками. Они могут переходить для жительства из аула в аул не только того племени, из которого происходят, но в аулы и другого племени, куда их только пригласят, по своему произволу, без согласия на cиe князей или дворян тех аулов, в которых жительство имеют; даже муэззин, сафта и иджако могут оставлять эфендиев и мулл без согласия сих последних, и поступать к другим таковым по своему произволу, для совместного отправления духовных треб. Впрочем, все лица духовного звания имеют всегда должное уважение и почтение к князьям и дворянам и исполняют их приказания, относящиеся до светских дел; по духовным же делам они не имеют на них никакого влияния.
§ 37. За преступление лица духовного сословия судятся шариатом – судом духовным – и подвергаются взысканию, означенному в Алкоране по разным родам преступлений. Муэззин, сафта и иджако судятся муллою, мулла эфендием, а сей муфтием. Если духовное лицо сделает воровство или учинит прелюбодеяние с замужнею или вдовою, женщиною либо девицею, то виновный лишается своего сана и платит за женщину мужу, а когда его нет, то родственнику или отцу ее 15 штук, а за девицу отцу или родственнику ей 5 штук рогатого скота, а уворованное пополняет хозяину.

IV. О простом свободном народе

§ 38. Хотя сословие сие и признает в некоторой степени над собою власть князей в тех племенах, где сие существуют, но власть сия есть весьма поверхностная, не имеющая ничего определительного, твердого и постоянного; почему сей класс людей пользуется совершенною свободою во всех племенах или обществах горских народов, можно сказать, наравне с сословиями дворян и духовенства, особенно в тех племенах, в которых не имеется князей.
§ 39. Простой свободный народ пользуется по своему произволу землею, лесом и другими произведениями в местах своего жительства, также занимается свободно и скотоводством, не платя ни князьям, ни дворянам и никому никакой положительной подати, кроме обязанности делать только подаяние духовным лицам и давать князьям и дворянам калым за промен на меновых дворах, ими устроенных, леса и других своих продуктов, как cиe объяснено выше. Если же сей народ и работает князьям и дворянам в нужное для них время, под покровительством которых он жительствует, то cиe делают единственно по приглашению их и по доброй своей воле; работа сия не вменяется ему в непременную его обязанность никаким непреложным постановлением.
§ 40. Хотя князья одного с сим народом племени имеют некоторое право брать у него по своему желанию что-либо из оружия его, скота, овец и лошадей, ему принадлежащих, но обязаны за взятое удовлетворять его. Если же князь добровольно сего не сделает, то обиженный подобным побором в праве выйти со своим семейством и имуществом из покровительствуемого им аула на жительство в аул одного с ним племени, покровительствуемый другим князем, и через сего уже требовать себе следуемого удовлетворения, который, приняв его под свое покровительство, как бы внести с тем принимает на себя и обязанность доставить ему удовлетворение от князя, взявшего что-либо самопроизвольно из имения его. Нередко даже случается, что через неудовлетворение князьями за подобные поборы, целые аулы сего сословия людей от них отлагаются, ищут покровительства других князей и переходят к ним на жительство, где иногда остаются навсегда, а иногда, получив удовлетворение, возвращаются на прежнее жительство.
§ 41. Мужчины сего сословия имеют право только жениться на девицах своего же сословия; жениться же на девицах другого происхождения права не имеют, разве жених уворует невесту по согласию с ней; но сие преступление преследуется и невеста от похитителя отбирается, когда не будет повенчана; а когда уже будет повенчана, то не отбирается и похитивший платит отцу или родственникам ее весьма большой калым. Но девицы сего сословия могут выходить в замужество за дворян и даже за князей; сие последние платят за них отцам или воспитателям их условленный калым; но для дворянина, а тем более для князя, жениться на простой девице предосудительно, почему и редко сие случается.
§ 42. По принятому обыкновению, простой свободный черкес, покупая себе жену из своего же сословия, платит за оную от 7 до 15 штук рогатого скота, а достаточный платит за красивую и молодую девицу, ему понравившуюся, от 25 до 100 штук, или против сего количества лошадьми, овцами, оружием и конскою сбруею. Но бывает и так, что жениху понравится невеста, а он, не имея состояния заплатить за нее требуемый отцом или родственником ее калым, спрашивает втайне ее согласия на выход за него замуж и когда она на сие согласится, то он ворует ее и отправляется вместе с нею верхом на лошади к мулле, который их венчает. Исполнивши сей обряд, он может уже не платить за нее ничего; но случается, что по доброй своей воле или по приглашению сторонних людей, принявших в сем деле участие, по просьбе отца или родственника невесты, жених обязывается заплатить им присужденный или требуемый калым в то время, когда в состоянии будет, особенно если они бедны, в чем дает присягу и обещанное в свое время выполняет.
§ 43. Сему сословию предоставлено иметь крепостных людей, которых они получают по наследству и покупают, распоряжаясь ими и их имуществом по-своему усмотрению точно так, как своею собственностью.
§ 44. Свободный черкесский народ имеет голос в общественных собраниях, где рассуждается о предприятиях к набегам и других предметах, относящихся к народности. В такие собрания обыкновенно отправляются представители сего сословия, по избраню оного, из опытнейших и известных умом людей, которые что предпримут сделать, то народ уже выполняет беспрекословно.

V. О крепостных людях.

§ 45. Крепостных людей у кавказских горцев может иметь каждый, какого бы он сословия ни был, кто только в состоянии их приобрести покупкою, или к кому дойдут таковые по наследству.
§ 46. Люди cиe суть сущие рабы, повинуются своим владельцам слепо и исполняют все работы по их приказанию, переносят терпеливо самые их угнетения, словом несут всю тяготу жизни – и не имеют возможности, в облегчение своего состояния, приносить кому-либо на своих владельцев жалобы; потому что сие, какого бы сословия они ни были, владеют и пользуются ими совершенно на одних правах.
§ 47. Крепостные люди, но принятому издавна обыкновению, работают вообще для себя и своих владельцев и из вырабатываемого хлеба каждого рода и сева определяют половину для владельцев, а другую для содержания себя с семейством и своего скотоводства, и из своей части хлеба и сена никому ни продать, ни подарить, не имеют права без воли своих владельцев. Продавая же или променивая свой скот, лес и другие продукты своего хозяйства по своему усмотрению, из вырученной за оные суммы, полученной за промен соли и лавочных товаров, обязаны также уделять половину своим владельцам. Кроме сего, крепостные женщины и девицы исправляют все работы по дому своего владельца, относящиеся в их полу.
§ 48. Крепостные люди, хотя, пользуются приобретенным ими скотом и другим имуществом, но владелец их в праве оное от них отобрать и употребить в свою пользу.
§ 49. Крепостной человек может получить свободу по воле своего владельца и по доказательству о свободном своем происхождении, из которого он неправильно вовлечен в крестьянство. Получив свободу, он остается в сословие простого свободного народа и может поступать в духовное сословие, когда научится турецкой грамоте и Алкорану.
§ 50. Крестьянин может жениться на крестьянской девке и вдове одного и того же владельца с позволения его и за невесту не платит никому никакого калыма; но на крепостной девке и вдове другого владельца, равно и свободного простого сословия, жениться но своему произволу на таком же основании не может; а если владелец, не имея между своими крепостными девок и вдов, пожелает женить его на крепостной девке или вдове другого владельца, то покупает у сего для того невесту и платит ему за девицу от 15 и до 20 лет 60 штук рогатого скота или 1000 руб. на ассигнац., а за вдову, не старее 30 лет, от 30 и 40 штук рогатого скота, и кроме сего отцу невесты или родственнику ее, у которого она находится, платит еще три штуки скота. Равным образом, владелец может приобретать покупкою у другого владельца и крепостных мужчин для своих крепостных девок, но сии платятся уже гораздо дешевле, а именно: за мальчика от 15 и до 20 лет платится 15 и 20 штук рогатого скота, от 20 и до 30 лет за мужчину платится 25 и 30 штук рогатого скота или 700 р. на ассигнации . Таким же порядком владельцы могут приобретать невест для своих крепостных мужчин и из свободного простого сословия, по согласию на сие их родителей или родственников и воспитателей, у которых они находятся, платят им за оных от 25 и до 60 штук рогатого скота.
§ 51. Кавказские горцы, при покупке невесты, из какого бы сословия она ни была, берут наиболее во внимание ее красоту, здоровье, телосложение и знание рукоделий, приличных женскому полу и у них употребительных.
§ 52. Если крепостной человек не в состоянии за сделанное им преступление уплатить штрафа, то за него платит его владелец и из имения его постепенно возвращает оный себе или отдает его на несколько времени в услужение тому, кому он должен заплатить штраф. По прошествии условленного времени владелец возвращает его к себе и берет с него присягу не делать более преступлений. Подобную присягу берет с него и тогда, когда уплатит за него штраф; но если и после сей присяги крепостной человек сделает преступление во второй и в третий раз, то в таком разе пополняется следуемый штраф из его имения, если таковое он имеет, а если не имеет, то платит оный его владелец; последний его продает или променивает навсегда другому владельцу какого-нибудь дальнего племени либо турецко-поддонному. Случается, что если такого негодяя владелец никому не продаст и не променяет, а исправление в нем не предвидит, то он лишает его жизни и в таком разе не платит уже за преступление его никакого штрафа.
§ 53. Крепостные люди участвуют в набегах и сражениях не иначе, как с дозволения своего владельца, совместно с ним, который имеет оных при себе, как телохранителей своих, что делается им в крайних только случаях. Владельцы дорожат своими крепостными людьми, чтобы иметь через них большую для себя выгоду получения дохода; почему они, в случае сборов горцев к набегу, стараются всячески уклониться, чтобы крестьяне их в сем не участвовали.

VI. Об адате или суде по обычаям горцев .

§ 54. Суд у всех вышеупомянутых кавказских горцев, по древним их обычаям, есть словесное примирительное разбирательство спорящихся лиц, по добровольному согласию оных, через избираемых ими судей – посредников их.
§ 55. Все дела, возникающее между горцами, можно разделить на гражданские и уголовные . Сообразно понятию горцев о преступлениях, к 1-м можно отнести всякого рода тяжбы и споры, как-то: о праве на земли и угодья оных, владеемые каким-либо обществом или племенем, об аулах, о крестьянах мужского и женского пола, о праве собственности на движимые имущества, споры по неисполненным словесным договором и обязательствах и споры за нарушение прав личными обидами, ущербами, убытками и самоуправным завладением, воровство и поджог; ко 2-м убийство, нанесете ран, изнасилование женщины и девицы, удар плетью или другим каким-либо оружием и явный грабеж.
§ 56. По всем делам гражданским виновный ответствует налагаемым по суду на него штрафом или пенею, если не примирится добровольно с тем, кому причинил каким-либо случаем обиду; по делам же уголовным ответствует жизнью, а если сыщет возможность укрыться от лица им обиженного или его наследников и родственников, то вина его разбирается судом и за преступление налагается на него штраф, но гораздо больший, нежели по делу гражданскому. По всем оным делам и преступлениям штрафы у горцев заключаются в том, что виновные платят обиженному присужденное судом: рогатым скотом, лошадьми, овцами, оружием, конскою сбруею, одеянием и крепостными людьми. Если сделавший обиду или преступление так беден, что не имеет чем пополнить присужденного с него штрафа, то пополняет оный за него тот, кто принял его под свое покровительство, а он ему таковой уже отрабатывает; если же покровитель его не соглашается на сие, то виновный продается кому-либо из горцев, а большею частью туркам (когда они имели свободную торговлю с ними) и полученные за него вещи или деньги отдаются обиженному. Телесному наказанию по суду учинивший преступление, какого бы он звания ни был, никогда не подвергается.
§ 57. Мщение у горцев развито в высшей степени. Оно между ними после первенствующей страсти к воровству не есть ли вторая страсть; почему, отец семейства рассказывает уже детям своим – отрокам о мщении, как о высшей добродетели, которую он внушает им выполнять непременно, a сие впоследствии внушают оное своим детям, и таким образом переходит оное мщение из рода в род, отчего получивший обиду изыскивает все средства, позволительные и не позволительные, отмстить достойно обидевшему его. На сем-то основано у них правило, что кровь отвечает кровью, или, как они выражаются, «кровь за кровь», то есть, что убийца непременно должен быть сам убит. Сие исполняют наследники убитого и родственники даже до третьего колена, где только отыщут и захватят убийцу. Если сей последний скроется от них так, что нет никаких средств отыскать и схватить его, или если он приобрел беспредельное покровительство князя, имеющего сильное влияние на народ, то убивают наследника его или ближайшего родственника и сии прекращается вражда между убийцею, родными его и родными убитого. Нередко бываете так, что убийца, не имея возможности укрыться в аулах одного с ним племени, уходит в аулы другого племени и там отыскивает себе убежище; в сем разе принимает уже на себя ходатайство примирить его с родными убитого принявший его под свое покровительство, чрез посредство лиц одного племени с убийцею, заслуживающих уважения и доверия; но когда покровитель в сем не успеет, то всячески старается захватить хищнически у самого ближайшего родственника убитого малолетнего сына от 4-х до 9-ти лет, которого, тщательно храня у себя, воспитываете, как свое собственное дитя до совершеннолетия, а потом, снабдив его богатым одеянием, хорошим полным вооружением, лучшею верховою лошадью с принадлежностью к ней, отправляет к отцу его вместе с подарком его, который заключается в нескольких штуках рогатого скота или хорошей лошади. Сей, принимая своего сына, не может не принять и присланных с ним подарков, как знаков совершенной покорности убийцы, испрашивающего у него прощение, и изъявление к нему дружбы и уважения покровительствующего убийцу и воспитавшего его сына; прощает убийцу, посылает взаимно достойный подарок покровителю его и воспитателю своего сына и делается с сим тесным другом, считаясь с сего времени как бы единокровными родственниками . Равномерно, отвечают преступники жизнью, если не спасутся подобным образом, и за все преступления, отнесенные к уголовным делам.
§ 58. Кроме суда по обычаям, горцы с недавних времен ознакомлены турками с судом шариат, т. е. духовным судом, который производится муллою по правилам Алкорана. Сколько турецкое правительство, особенно перед начатием прошедшей войны с Россией и во время продолжения оной, ни старалось ввести между горцами во всеобщее употребление суд – шариат, для чего разослало было к ним по равным местам нарочитых мулл, но цели своей не достигло. Горцы, сначала, хотя, и приняли оный, по-видимому, с энтузиазмом, но, увидев впоследствии неправильные действия, суждения и злоупотребления мулл, начали мало по малу отставать от него; так что ныне все возникающие дела между князьями, дворянами и простым народом кавказских горцев разбираются судом по древнему их обычаю (адат). Одно духовенство по делам, между оным возникающим, разбирается шариатом. Впрочем, не возбраняется никому и из другого сословие горцев разобраться в своем деле сим судом: совершенно зависит от воли и согласия спорящихся сторон избрать для разбора своего дела суд адат или суд шариат.
§ 59. Для разбора дел, как гражданских, так и уголовных, судом – адат, все вышесказанные горские племена, каждое для себя, назначают из среды себя постоянных судей по четыре или по 6 из каждого сословия, которые и обязуются присягою по Алкорану разбирать и решать дела, возникающие между жителями их общества, каждое в своем сословии, по совести и по крайнему своему разуменью. Сверх сих судей, тяжущиеся, по своему согласию, имеют право избрать еще и одного общего судью, или посредника в своем деле, который имеет при разборе дела два голоса против одного из означенных судей; он также, перед начатием разбирательства дела, принимает присягу по Алкорану быть совершенно беспристрастным в разбирательстве оного. Впрочем, обыкновение сие нимало не стесняет горцев поручать дела свои разбору судей, избираемых ими по своему произволу для каждого дела порознь, которые, согласясь на сие, принимают присягу по Алкорану разобрать предлагаемое дело по совести и беспристрастно.
§ 60. Когда спорящиеся стороны не примиряются между собою сами добровольно, то условливаются, поручить ли свое дело разбору постоянным судьям, или новых для сего избрать, и, по соглашению о сем предварительно, назначают, каждый для себя, по два и по три человека из постоянных судей, большею частью того сословия, к которому они принадлежат, или особенных заслуживающих в сословии и целом обществе доверия, которых и упрашивают быть судьями по их делу. Кроме таковых, избирают одного общего судью, или посредника, из постоянных судей, или особого человека; или поручают разбору дело свое избранным судьям и без такового посредника ; но князья и дворяне к разбирательству возникающих между ними дел простых свободных горцев никогда не допускают, считают их недостойными обсуживать их дела, а избирают судей из своих сословий.
§ 61. Избранные спорящимися судьи, прежде рассмотрения их дела, требуют от них согласия: довольны ли они будут разбирательством их и решением и не предоставляют ли себе права приговор их, если по мнению их он будет учинен ими несправедливо, передать разбору и суждению новых судей, имеющих ими избраться для сего. Если спорящие объявят, что какое бы избранные ими судьи, одни или с общим посредником, ни постановили решение по их делу, таковым они останутся навсегда довольны и не предоставят себе права подвергать оное вновь разбирательству и суждению других судей, то cиe свое согласие должны утвердить присягою по Алкорану чрез муллу. Когда же стороны останутся оным недовольны и предоставят себе право постановленное избранными ими судьями решение по их делу подвергнуть разбирательству новых судей, то в таком разе стороны присяги не принимают; но судьи приступают к разбору поручаемого им дела.
§ 62. Предоставляется также право принять присягу и одному из спорящихся, что он останется всегда решением дела доволен; и в таком разе, если противник его, не принявший присяги, будет оным также доволен, то решение приводится в исполнение; ибо давший присягу, хотя будет приговор учинен и не в его пользу, совершенно лишается права подвергнуть оный новому пересуждению.
§ 63. Сей вновь избираемый спорящими лицами суд можно назвать апелляционным судом – адат: ибо обязанность его есть разобрать точно существо дела, обнаружить справедливость или несправедливость приговора, сделанного по оному бывшим судьею и потом, если оный будет им найден правильным, то подтвердить его; а если – неправильным, то обнаружить, в чем именно, и, отвергнув оный, поставить вновь приговор по переданному их обсуждению делу, основав его на строгой истине и крайнем своем разумей; что исполняют в России высшие суды в отношении решений, учиненных в низших судах, на которые приносят жалобы, называемые апелляционными жалобами, или апелляционными прошениями.
§ 64. Недовольному разбирательством дела сего и приговором по оному, учиненным избранными им судьями, предоставляется только один раз подвергнуть оное разбирательству и суждению новых судей, которых он изберет для сего по своему произволению, а более уже не дозволяется, хотя бы и после сего вторичного разбирательства он остался недоволен приговором судей, который приводится в исполнение, не смотря на таковое его неудовольствие, и он обязан таковой приговор выполнить в точности.
§ 65. Разбирательство судьями дела и по оному решительный приговор их производятся словесно, следующим порядком: избранные спорящимися лицами судьи из числа постоянных или особенные, с каждой стороны по ровному числу (по 2, по 3 и по 4, cиe зависит от произвола спорящихся), по выполнении ими и спорящимися обрядов, объясненных в §§ 59, 60, 61 и 62, выслушивают жалобу истца или обиженного, после оправдание ответчика или причинившего обиду, потом свидетелей того и другого и после сего, отпустив их, имеют суждение и, согласив свои мнения о разбираемом ими деле, делают по оному приговор, основывая оный на справедливых доводах спорящихся, а наиболее на свидетельских показаниях, заслуживающих совершенного вероятия и правдоподобия. Таковой единогласный приговор свой передают рассмотрению общего посредника тяжущихся, если оный избран, который при их суждении не бывает. Если сей посредник найдет оный приговор правильным, то изъявляет на оный свое согласие; если же по мнению его оный будет неправильный, то посредник объявляет о сем судьям и вместе с оными уже рассуждает, которые иногда единогласно принимают его мнение и согласно с оным изменяют свой приговор; или некоторые только из судей с ним соглашаются, а другие остаются при прежнем своем мнении. Приговор почитается окончательным тот, который произнес общий судья и с ним согласилось большее число, или по крайней мере равное, других судей противу числа судей противного оному мнения. Само собою разумеется, что приговор общего судьи, если с оным не будут согласны мнения судей спорящихся сторон, или будут согласны менее половины оных, так что и два голоса общего судьи противу одного не превысят голосов прочих судей одного мнения, то оный приговор оставляется без исполнения, а почитается окончательным приговор, основанный на единогласном мнении судей, и сей приговор приводится в исполнение. Таковой окончательный приговор объявляется спорящимся лицам и, тогда сие изъявят удовольствие, приговор приводится в исполнение; а если которая сторона останется недовольною, то передается оный на рассуждение других судей, которые будут недовольными избраны, если только право сие предоставили себе спорящиеся, как сказано в § 61, а если нет, то хотя кто из них и будет недоволен оным, но таковой приговор приводится в исполнение и дело их сим оканчивается, которого уже они и наследники их никогда возобновить не могут.
§ 66. Из сего следует, что суд-адат у кавказских горцев есть ни что иное, как словесное мировое добровольное разбирательство; ибо оный производится таким же порядком, таким числом судей и по таким же правилам как и в России производится мировое словесное разбирательство. Суд-адат можно в некоторой степени уподобить и добровольному третейскому суду, в России существующему: ибо существующее право у горцев передавать разбирательство дела вновь избираемым судьям, если кто из спорящихся лиц останется первоначальным приговором по оному неволен, о чем они должны объявить избранным ими судьям прежде разбора сими их дела, можно уподобить формальной записи, которая составляется при Российском добровольном третейском суде.
§ 67. Ваше сказано, что кавказские горцы, за преступления по суду, не подвергаются телесному наказанию и отвечают налагаемыми на них штрафами, которые у них известны под названием головы и определяются соответственно степени преступления: например, за убийство князя хамышейцев и других племен, где находятся князья, и первостепенного дворянина у шапсуг, абадзех, натухайцев и убыхов виновный платит сто голов, которые судьи разделяют на мокрые и сухие, поставляя в число сих голов первостепенные, средние и низшие с их подразделениями, и соответственно сему назначают уже, сколько именно виновный обязан в пополнение своего штрафа поставить крепостных своих людей, лошадей, оружия, конской сбруи, рогатого скота, овец и разных вещей домашнего изделья, что должно составлять, по их исчислению, на российскую серебряную монету, не менее трех тысяч рублей. За рану и удар плетью или чем другим, причиненные князю и первостепенному дворянину, виновный платит пятьдесят голов; но за убийство первостепенного дворянина у тех племен, где находятся князья, платит виновный только тридцать голов, a за рану и удар, ему причиненные, – пятнадцать голов; сим же штрафом виновный ответствует за убийство муллы и причиненные ему рану и удар. За убийство второстепенного дворянина у всех племен виновный платит пятнадцать голов, за рану и удар, ему причиненные, семь голов; за убийство третьестепенного дворянина также у всех племен виновный платит пять голов; за рану, ему причиненную, – две головы. За убийство простого черкеса у всех племен виновный поставляет пару волов с арбою и принадлежностью к оной и 25 пустых тулуков, или пятнадцать быков, или крепостного мальчика не менее 12 лит; за рану и удар, ему причиненные, платит третью часть сего штрафа. Подобные же штрафы полагаются за убийство жен, девиц и детей обоего пола из сих сословий, что, однако ж, очень редко случается у горцев. За бесчестье женщины из сословий княжеского, дворянских, духовного и свободного простого народа, причиненное ей насильством, между горскими племенами полагается штраф в пользу мужа ее пятнадцать штук рогатого скота; за бесчестие девицы из сих сословий, причиненное ей насильством, взыскивается штраф в пользу отца ее или родственника, у которого она находится, пять штук рогатого скота .
За бесчестие крепостной женщины, причиненное ей насильством, которое относит владелец ее к себе, полагается штраф с виновного девять быков, из которых владелец получает 6, а муж ее три быка; за бесчестие крепостной девицы полагается с соблазнителя штраф пять быков, из которых владелец ее или родственник, у которого она находится на воспитании, получает два быка. Сообразно сим штрафам налагаются таковые на виновных и за другие преступления, например: вор, если будет открыт, обязан возвратить уворованное тому, кому оно принадлежит, и в таком разе остается свободными от дальнейшего штрафа. Если же уворованное (виновный) утратил или испортил так, что владелец оного не захочет принять его обратно к себе, то вор обязан заплатить ему штраф, а именно: князю и первостепенному дворянину за одну штуку скота, какого бы то рода ни было, платит девять штук, низшим дворянам по восьми, а простому черкесу по семи штук. Крестьянину же за уворованное у него платит тот же самый штраф, что и его владельцу; ибо кража у крестьянина почитается кражею у его владельца, но крестьянин из сего штрафа за украденное у него получает вознаграждение по усмотрению своего владельца, а прочее остается у сего последнего. В такой соразмерности ответствует виновный, причинивший умышленно вред другому, каким бы то ни было случаем, и за всякую похищенную вещь.
§ 68. Как кавказские горцы свободного происхождения пользуются народною свободою, то за неповиновение князьям и дворянам своим у них не существует определенной меры наказами, кроме только некоторых ограничений; например: если свободного сословия черкес выходит из повиновения князя или дворянина, под покровительством которых он живет, то они сами стараются от того воздержать его усовещанием и содержанием под арестом; но если он не раскается, то может перейти на жительство под покровительство другого князя или дворянина, если только, ни он, ни предки его, не давали присяги первым оставаться всегда на жительстве под их покровительством; но если таковую присягу он или предки его дали, то на подобный переход он не имеет никакого права и обязан оставаться у них на жительстве и им повиноваться. Подобные переходы у горцев, большею частью и всегда почти, делаются тайно-ухо-дом – и в сем только случае ушедший может воспользоваться своим скотом и другим имуществом; в противном же случае остается все cиe у владельца, от повиновения которому он отстал.

VII. О наследстве и духовных завещаниях.

§ 69. Наследственное право во всех состояниях у кавказских горцев остается всегда в мужском поле; женский же пол на наследство не имеет никакого права, потому что жены, как сказано выше, приобретаются мужьями покупкою. Оно переходит от отца к сыновьям, после смерти его, а если оных нет, то к родным братьям его; если же и сих нет, то к родным племянникам, но когда и таковых нет, то к двоюродным братьям или их сыновьям. Дочери наследуют имение после отца в таком только разе, когда не остается у него ни сыновей, ни родственников никаких в мужском колене. Жена же его на наследство вовсе права не имеет, а по смерти его получает то, что он назначил ей из имения своего при женитьбе на ней, на что тогда же, обыкновенно через муллу, дает ей письменное обязательство, в котором поименовывает все подробно; обязательство хранится у нее, но большею частью у ее родственников, и она получает то, что назначит ей муж при смерти своей. Получивши все оное имение, она, до выхода в замужество, остается на жительстве при сыновьях своих или возвращается к своему отцу, когда жив он, или к родственникам своим из мужского пола, к кому пожелает. Бывает и так, что муж жене, ни при женитьбе на ней, ни при смерти своей, не назначил никакого имения; в таком разе назначение ей оного зависит совершенно от наследников сего имения, или, не назначая такового, содержат ее прилично при себе, до выхода в замужество, а если не выйдет, то и до самой смерти.
§ 70. Получивший наследство обязан содержать и дочерей умершего прилично их званию, до выхода оных в замужество или до смерти, а при выдаче их в замужество; получает за оных себе калым от жениха.
§ 71. Имения у кавказских горцев бывают наследственные или родовые и благоприобретенные, которые вообще почитаются движимыми. Теми и другими владелец распоряжается по собственному произволу, без всякого ограничения, и при жизни своей может оные разделять между своими наследниками и даже приятелями беспрекословно.
§ 72. Если владелец имения умер, не оставив духовного завещания, то имение его наследуют ближайшие наследники, как сказано в § 69, разделяя оное между собою по равной части и по соглашению между собою; один из них берет на воспитание к себе и дочерей умершего, или каждый по одной и по две, как случится. Кто возьмет на воспитано всех дочерей умершего, тот получает преимущественную часть имения его.
§ 73. У кавказских горцев существует обыкновение издревле – делать духовное завещание пред смертью, то есть, домашнее духовное завещание, и воля завещателя, в нем объясненная, исполняется свято и ненарушимо.
§ 74. Духовные завещания делают они по большей части, когда остаются после них малолетние наследники и когда оных вовсе нет.
§ 76. Духовные завещания бывают у них большею частью словесные, а иногда и письменные, которые пишет мулла па турецком языке; но те и другие делаются при свидетелях, не менее двух.
§ 76. Завещатель, в своем духовном завещание письменном и словесном, распределяет все имение свое подробно, по своему произволу, указывая, кому из наследников его какую часть оного получить и что именно на какой предмет из оного употребить. Завещатель назначает в оном душеприкащика, который вместе с сим принимает на себя обязанность и попечителя или опекуна малолетних его наследников свято обязывается выполнить волю завещателя и, по возрасте наследников, удовлетворить их назначенными завещателем частями. Если завещание составлено письменное, то оное подписывает мулла и он же подписывается на оном вместо завещателя, душеприкащика и свидетелей, если все они не знают турецкой грамоты; если же кто из них знает оную, то подписывается сам за себя только, а вместо прочих подписывается мулла. После сего завещание хранится у душеприкащика, по которому он и выполняет волю завещателя в точности. Если же душеприкащик не исполнит оной, то свидетели обязаны настоять на выполнении завещания и от сего душеприкащик оградить себя ничем не может. Сим же порядком исполняются и словесные духовные завещания.
§ 77. Когда наследники имения остаются совершеннолетние, то владелец оного, делая распоряжение по оному о духовном своем завещании, не назначает стороннего душеприкащика для выполнения оного, но возлагает сию обязанность на одного из самих наследников, по своему усмотрению, также при сторонних свидетелях; этот наследник и обязан выполнить все им завещанное в точности. Cиe также делается и тогда, когда между наследниками есть и малолетние. В сем разе, совершеннолетий из них, на которого возложено выполнение духовного завещания, заступает место попечителя и опекуна малолетних, воспитывает их, управляет назначенным им имением до совершеннолетия их, потом отдает оное им в полное их распоряжение.
§ 78. Дети состоят в безусловном повиновении родителей своих и воля отца есть для них непреложный закон, пока не достигнут совершеннолетия. В сем возрасте дети имеют уже некоторое право располагать собою: сыновья вступать в брак, а дочери выходить в замужество, но не иначе, как с согласия родителей, в особенности отца; ибо сын, не владея никаким имением, не может заплатить калыма за невесту, если ему отец не даст оного; дочь же он сам, продает в жены тому, кто больше ему заплатит за нее.
§ 79. Никто из сыновей, достигши совершеннолетия при жизни отца, не имеет права требовать выдела себе части имения, а большею частью все живут вместе с отцом, хотя и вступят в брак; по смерти же его разделяются оным, как сказано выше. Впрочем, есть многие примеры, что сыновья, женившись по соизволению своего отца и получив от него определенную им часть имения, живут от него отдельно, управляя полученным имением, как собственностью.
§ 80. Сын выполняет в точности приказания отца и не может сопротивляться оным; за неисполнение же оных отец имеет полное право поступить с ним по своему произволу.
§ 81. Отец имеет право непокорных детей его воли, нанесших ему огорчения, лишить совершенно наследства своего и изгнать из своего жилища, не отдавая в сем никому отчета. Если кто из таковых детей будет противиться отцу, не переставая наносить огорчения, то он нередко, чрез преданных ему слуг или приятелей, лишает детей жизни придуманным, хитро-лукавым способом и за сие не отвечает, если бы и обнаружилось, что по распоряжению его они лишены жизни.
§ 82. Изгнанные отцом дети ищут себе убежища у знакомых и приятелей, которые, принимая их под свой кров, стараются примирить их с отцом. Примирение cиe не иначе бывает, когда будет принесено ими пред родителем чистосердечное раскаяние, и они дадут твердое обещание повиноваться совершенно его воле и не наносить ему никаких огорчений; но если отец не пожелает их простить, то ни раскаяние их и никакие сторонние ходатайства не могут его к сему принудить.
§ 83. Дети на родителей, хотя от сих и будут обижены несправедливо, не могут приносить жалоб и требовать от них удовлетворения за обиду, им причиненную; равным образом (дети не могут требовать) и следуемых им из имения частей, если таковых родители сами им не определят.
§ 84. Муж, приобретая себе жену покупкою, есть полный властелин оной; она состоит в безусловном к нему повиновении, не вмешивается ни в какие его дела и распоряжения по имению, а занимается только присмотром и воспитанием детей, исполняя все домашние работы, относящиеяся к женскому полу, то есть: разного рода шитье, как мужеское, так и женское, вышивание, вязание, делание чеканок и прочее. За то муж обязан содержать ее безбедно и охранять от всяких посторонних обид.
§ 85. Жена обязана почитать и уважать своего мужа, быть покорною и верною ему по смерть свою. За непослушание же и, в особенности за нарушение супружеской верности, муж имеет право удалить от себя жену свою временно или навсегда к ее родителям или родственникам, продать новому любовнику ее, если сей открыт, или тому, кто пожелает ее иметь у себя женою.
§ 86. Если же жена ни в каких дурных поступках, не изобличена противу мужа, а сей возненавидел ее по собственным своим прихотям, то хотя он имеет право удалить ее от себя и приобрести себе другую, но обязан первой доставлять непременно по смерть ее содержание.
Собрал и составил войсковой старшина Кучеров.

b) СВЕДЕНИЯ
об обычаях черноморских черкес, доставленные Кучеровым в 1849 г.

1) Между племенами и обществами кавказских горцев, обитающих на пространстве Черноморской кордонной линии, принято издревле за непременное правило, что мужчины покупают себе жен того же сословия, из которого они сами происходят; но случается, только очень редко, что дворяне и даже князья женятся на девицах духовного и простого свободного происхождения. Князьям же на дворянках и дворянам на княжнах жениться допускается; но простые свободные черкесы могут только жениться на девицах и вдовах сего же происхождения, а на таковых другого происхождения не могут. Князь, избирая себе в жены девицу или вдову княжеского происхождения, не платит за нее калыма отцу ее или, за неимением оного, родственнику ее воспитателю, иди вообще тому, у кого она находится, а дает им при этом в виде подарка, без всякого договора, крестьян 7 и 8 душ, хорошее оружие, панцирь и лошадь с седлом и прочую принадлежность, по своему желанию. Если же князь избирает себе в жены девицу иди вдову дворянского происхождения, то платит уже за нее калым рогатым скотом по договору: за красивую, молодую и знающую все употребляемые у нас женские рукоделия, девицу 200 и 260 штук, за такую же вдову 40 штук; за обыкновенную девицу 60 штук и за такую вдову 30 штук; за девицу и вдову духовного происхождения платит он такой же калым, как и за дворянку. За девицу и вдову простого происхождения князь платит следующий калым: за девицу молодую, красивую, не имеющую никаких телесных недостатков и знающую рукоделия, свойственные женскому полу, платит 60 штук, за таковую же вдову 30 штук; за обыкновенную девицу 50, 40, 30 и 25 штук, а за такую вдову 15, 13, 12 и 10 штук. В числе рогатого скота, даваемого за девиц и вдов, должна быть по крайней мере половина коров. Дворяне разных степеней, избирая себе жен происхождений: княжеского, дворянского, духовного и иногда простого свободного, платят также за них вышеобъясненный калым сообразно ее происхождению и личным достоинствам; а простой свободный черкес, избирая себе жену из сего же сословия, платит за нее калым рогатым скотом, смотря по ее достоинствам и своему достатку: за девицу от 7 и даже до 100 штук, а за вдову от 5 до 40 штук; или противу сего количества дает лошадей, овец, оружие и конскую сбрую.
2) Князья, дворяне разных степеней и простые черкесы, сделавшие преступление, как то: смертоубийство, нанесение ран, разного рода обиды и оскорбления, прелюбодеяние, насилие над женским полом и воровство, ответствуют все равно штрафами, о которых объяснено мною в § 67 сведений об обычаях кавказских горцев. Подробных же сведений, налагаемых горцами на преступников за вышеобъясненные преступления, я не имею у себя.
Войсковой старшина Кучеров.

ОТДЕЛ ТРЕТИЙ
Адаты черкес Кубанской области.

ИЗВЛЕЧЕНИЕ
из «этнографического очерка черкесского народа»,
составленного генерального штаба полковником бароном Сталем в 1849 г.

I Племенной состав кубанских черкес. К народам черкесского происхождения, обитающим в районе правого фанга кавказской линии (нынешней Кубанской области) принадлежат:
1) Абазинцы (Алты-Кисек ) или Басхаги) – происхождения Цебельдинского, выходцы из Абхазии. Они подразделяются на семь отдельных частей или обществ: a) кумские (или верхне-кумские) абазинцы, по месту жительства подчиненные управлению центра кавказской линии, b) кубанские абазинцы, с) башильбаевцы, d) ташовцы, е) шагиреевцы, f)кизильбековцы, g) баговцы и h) баракаевцы .
2) Беглые кабардинцы – выходцы из Большой Кабарды (с 1804 г.).
3) Беслинеевцы.
4) Махошевцы.
5) Темиргоевцы (Кемгой).
6) Егерукаевцы.
7) Машхирцы.
8) Бжедухи.
9) Гатюкаевцы .
10) Абазехи – самое многочисленное и воинское черкесское племя . Абазехи разделяются на нагорных (или дальних) и на равнинных (ближних) и живут сплошными аулами и хуторами, в числе девяти отдельных обществ: Туба, Тем-даши, Дуар-Хабль, Дженгет-Хабль, Гатюко-Хабль, (или Тфишебс), Нежуко-Хабль, Анчоко-Хабль, Бешуко-Хабль и Едиче-Хабль. Каждое общество (хабль) разделяется на общины (псухо), независимые друг от друга, но не враждебные между собою и тесно связанные союзом (блягага). Абазехи не имеют князей; их главное сословие – дворяне (уорк-тляхотляж) Псухо управляется своею сходкою, на которой важную роль играют старшины (тошата). Каждое общество (хабль) также имеет свое народное собрание. В важных случаях весь абазинский народ (аба-зехе-чиллаго), в лице своих старшин, собирается на общее собрание (за-уча или ибар), где обсуждаются вопросы, касающиеся войны и мира и пр. Сходное же устройство имеют и другие кубанские горцы .
II. Адат, маслахат и шариат. Народы черкесские не имели никогда письменных законов и управлялись искони своими древними обычаями. Эти обычаи изустным преданием переходили из рода в род. Совокупность обычаев каждого народа, служащая ему правилом для семейной или общественной жизни, называется адатом или адетом. Каждый из черкесских народов имеет свой собственный адат. Все эти адаты в общих своих основаниях сходствуют. Адат кабардинский считается самым лучшим и принят почти везде у черкес.
Маслахат есть договор. Когда враждующие племена желают помириться, то высылают посредников, которые заключают между враждующими сторонами маслахат, чтобы жить мирно между собою и совокупными усилиями действовать против общего врага. Маслахат, как и всякий договор, есть мера временная, и терять свою важность и обязательную силу с изменением обстоятельств.
Шариат есть нравственная философия и гражданское право магометан. В этой книге, основанной на коране, находятся правила нравственности, о браках, наследстве и наказаниях за преступления. В настоящее время возгоревшаяся ревность к магометанству в Дагестане и Чечне повела за собою падение или ослабление силы адатов.
У черкес шариат до 1829 г. был распространяем агентами анапского паши, а с 1841 г. в пользу распространения шариата действуют агенты Шамиля, украдкой пробирающееся из Чечни в Закубанский край. Не менее того шариат не везде еще принят у черкес. Князья и дворяне, не подписав сами уничтожение своей власти, не могут охотно согласиться на уничтожение адата и полное введение шариата; но в обществах абазехских, шапсугских и по всему восточному берегу шариат, не встречая никакого сопротивления в высших классах, введен в употребление. Усилению шариата способствует в особенности таригат – учете религиозно-политическое, основанное на коране. Главные основания таригата: 1) все мусульмане должны быть свободны; рабство должно быть уничтожено; магометанин не должен платить никакой дани, кроме «заката» (десятины) на мечети, в пользу распространения исламизма. 2) Все магометане равны и разница в сословных правах должна быть уничтожена. 3) Магометане должны жертвовать всем, чтобы не быть под игом неверных. – Главою последователей таригата считается Шамиль и носит титул имама; последователи таригата называются мюридами (оттого и учение таригата называется также мюридизмом). В этом новом учении примиряются и уничтожаются прежние враждебные секты шиитов и сунни, как нечто устарелое. Учение это, возникшее в Дагестане и Чечне, мало-помалу проникает к черкесам. Везде, где оно проникло, горцы разрывали связь с нами, меновая торговля прекращалась, покорные нам бросали свои аулы и уходили в горы. У черкес проповедывали шариат Гаджи-Минет (1842–1844), Салиман Ефендий (1845) и Шейх Магомет Амин (с 1849 года). Bсе они родом из Дагестана или Чечни; доверенность и уважение к ним черкес весьма значительны. Не менее того шариат еще не утвердился между черкесами и встречает сильное сопротивление в классе князей и дворян, которые не желают потерять своих прав и преимуществ. От этого агенты Шамиля преимущественно стараются возбудить в народе вражду против князей и дворян и ласкать чернь. – В Закубанском крае чернь, темно понимая учение, проповедуемое агентами Шамиля, сильно ему сочувствует; что же касается до князей и дворян, то Магомет Амин не многих успел склонить в свою сторону.
Ш. Аталычество. Воинственный черкес, избегая всего того, что могло бы изнежить его душу, не воспитывает своих детей у себя дома, а отдает их на воспитание своим ближайшим друзьям. Вскоре поеле рождения дитяти у князя или именитого дворянина (уорк), являются многие охотники, желающие взять новорожденное дитя и быть его воспитателем или «аталыком». Аталык обязан вскормить ребенка, выучить его наездничеству, стрельбе в цель, безропотному несению голода, труда и опасностей, водить его или посылать его с надежными людьми на хищничество, сначала легкое, после – более значительное и опасное. Аталык должен знакомить своего воспитанника с верою и народными обычаями, водить его на народные собрания и разбирательства. Закончив воспитание молодого князя, аталык должен вооружить его, одеть прилично, подарить ему коня и привести в отцовский дом. С этого времени оканчиваются обязанности аталыка; но воспитанник часто так привязывается к аталыку, что любит его больше своего отца. Бывали случаи, что в ссорах отца с аталыком воспитанник принимал сторону последнего против родного отца. Связь по аталычеству почитается у черкес священною: все семейство аталыка есть родное своему воспитаннику. Чем значительнее князь иди дворянин, тем более находится охотливо породниться с пим и принять на воспитание его сына. Иногда между желающими возникают споры, и князь должен допустить чтобы его дитя, пробыв несколько лет у одного аталыка переходило к другому, а после к третьему. Аслан Бек сын Джембулата Болотокова Темиргоевского князя, имел трех аталыков. Первым был Куденетов кабардинец, приближенный друг Джембулата; после, по добровольному согласию князя и Куденетова, абазехский старина Аджимоков взял Аслан Бека к себя. – Хаджи Берзек, шапсугский дворянин бывший аталык Джембулата, пожелал быть аталыком его сына, украл у Аджимокова молодого Аслан Бека и воспитывал его у себя. Через это произошла кровавая вражда; между Аджимоковым и Берзеком; наконец, обе стороны предались на суд народный; сделано было разбирательство молодой Аслан Бек был отнят у Берзека и возвращен Аджимокову, с тем, чтобы через несколько лет быть возвращенным опять Берзеву, у которого Аслан Бек Болотоков и окончил свое воспитание. В течение нахождения сына у аталыка отец не должен позволить себе малейшей нежности и ласки своему детяти и при свидании не должен даже подать вида, что узнает его. Всякое публичное выражение нежности к детям, до полного их совершеннолетия считается в высшей степени неприличным. После возвращения сына из аталыков, князь должен вознаградить воспитателя за его труды и расходы. Богатство и щедрость родителей определяют величину вознаграждения. Обыкновенно князь дает аталыву два или три семейства крестьян, что coctbi ляет за Кубанью значительную сумму. Князь может отдать свое дитя на воспитание узденю, но сам не может воспитывать у себя иначе, как княжеское дитя. Дворяне также как и князья отдают детей своих в аталыки. Таким образом, черкесское семейство всегда воспитывает у себя чужих детей, а своих собственных отдает в чужие семейства. Не имея государственного устройства, раздираемые беспрерывной войной, враждою княжеских домов и кровомщениями, черкесы находят в аталычестве средство дать каждому семейству опору, связи и обширное родство. Аталычество тесно связало семейства и роды между собою; а связь семейств и родов повела естественно к соединению между собою союзами небольших враждующих народов.
IV. Усыновление. Кроме аталычества, связывающего семейства воспитателя и воспитанника, есть еще другого рода связь не менее священная – усыновление. Лицо чужого народа для чужого общества, переселившись в один из черкесских народов и желая остаться там навсегда, желает быть усыновленным одним из семейств того аула, в котором поселилось. Глава семейства, призвав к себе приемника, в присутствии всех, обнажает жене своей грудь, а приемыш устами дотрагивается до груди. Этим символом глава семейства дает знать присутствующим, что приемыш был вскормлен грудью его жены и считается отныне сыном в семействе. Усыновление делается очень редко; оно считается священною связью и налагает на приемыша те же обязанности, какие имеет сын к отцу.
V. Кровомщение (зе–пии). У черкес, как и во всяком обществе, где своеволие лица не имеет никаких пределов, где столько средств безнаказанно совершить преступление, кровомщение есть единственная узда, которая хотя в некоторой степени обуздывает дикие страсти удальца, готового на все. Еще в недавнее время кровомщение существовало во всей силе у черкес. За одного убитого мстил род роду, аул аулу. Раз совершенное преступление, вело за собою ряд кровомщений, тянувшихся в нескольких поколениях даже несколько веков.
Иногда враждующие стороны, утомленные своими потерями, прекращали взаимные убийства; но после утихшее кровомщение вдруг возгоралось с новою силою. Ныне приговоры народных судов больше уважаются; обиженному есть средство получить удовлетворение, и этот дикий обычай начитает ослабевать. Не мало содействует правительство наше в уничтожении кровомщения между мирными народами. Шамиль тоже со своей стороны старается уничтожить кровомщение в непокорных нам народах. Таким образом, этот дикий обычай медленно и постепенно исчезает .
Обычай (адат) определяет в точности цену князя, дворянина и простолюдина. Был случай, что лошадь ударила ногою дитя; отец дитяти тотчас потребовал у хозяина лошади плату за кровь и тот не смел отказаться, потому что, отказавшись, он подвергся бы кровомщению раненного дитяти.
При совершении кровомщения, нет ничего рыцарского откровенного. Кровоместник (зе–пии) обыкновенно убывает из засады, сжигает хлеб и сено враждебного ему семейства, поджигает ночью сакли, крадет детей. Все это делается скрытно, воровски, избегая опасности. Предприимчивый кровоместник в непродолжительном времени столько наделает вреда, что обидевшее его семейство принуждено, просит через посредников мира и заплатит обиженному условленную обычаем плату за кровь.
Чаще всего случается ныне, что при договорах виновный платит половину установленной обычаем платы за кровь и берет из обиженного семейства дитя к себе на воспитание. Этим уничтожается всякая вражда .
Плата за кровь (пле-уас) столь значительна, что одно лицо не в состоянии заплатить за кровь. В таком случае целый род (тляку) виновного складывается и единовременно или по частям выплачивает цену крови. Некоторые черкесские семейства или целые роды связаны между собою присягой (тхар-огг) и, в случае совершения преступления лицом одной из фамилий, связанных присягой, все в совокупности складываются для платы за кровь. Такая связь родов для совокупной платы не всегда ведет за собою, чтобы все связанные фамилии отвечали кровью за кровь. В случае преступления, кровью за кровь отвечает только семейство убийцы.
Иногда случается, что род, которому принадлежит убийца, отказывается от платежа за кровь, предоставляя обиженным самим отомстить убийце. Тогда убийце остается только бежать из общины в абреки и скитаться бездомным, пока он не будет убит мстителями или не найдет средства помириться и заплатить за кровь.
Плата за кровь по шариату за убийство крестьянина 200 коров. Цена крови князя разнится по фамилиям. Некоторые княжеские фамилии, например, Болотоковы, учредили для себя цену за кровь невозможную к выплате: например, известное число панцирей самых лучших в крае, луки с колчанами лучшие в крае, оружие первое в крае, кони самых высоких статей, пару черных борзых без всяких отметин и пр., так что плата за кровь невозможна, и уже от произвола фамилии Болотоковых зависит принять какую-нибудь плату и помириться с виновным. Плата за кровь прочих княжеских фамилий также высока. Когда в 1847 г. кончилось дело о кровомщении между беслинеевцами и нагайцами, по причине смерти князя Береслана Карамурзина, убитого беслинеевским дворянином Тазартуковым, то беслинеевцы, за общим поручительством целого народа, заплатили за кровь убитого князя: 1) панцирь один или 16 коров, 2) шишак 1 или 16 коров, 3) саблю 1 или 16 коров, 4) налокотники или 16 коров, 5) нарукавники (в натуре), 6) лошадь ценою в 16 коров, в ней седло с полным прибором, украшенное серебряным набором с позолотой, 7) еще лошадь, ценою в 12 коров, в ней седло с прибором, без серебряных украшений, 8) лук с полною принадлежностью, ценою в 16 коров, 9) полную щегольскую одежду на князя, т. е. чекмень, шаровары, ноговицы из лучшего европейского сукна, украшенные кругом серебряным галуном, два шелковые бешмета, белье, чевяки из красного сафьяна с серебряным галуном. Кроме того, беслинеевцы обязались, по указанию князя Карамурзина, обмундировать и снарядить одного из князей, родственников убитого, всем тем, чем аталык снабжает своего воспитанника, отпуская его домой. Кроме того, беслинеевцы обязались сыну убитого Карамурзина уплатить половину того, что стоит панцирь, шишак, сабля, налокотники, нарукавники, лук и 2 лошади, на том основами, что убитый Крамурзин был русский офицер и посылался по службе, когда его убили. Сия последняя статья не существовала в древних обычаях, а введена нами.
За кровь дворянина виновный платит 400 коров или вещи по обычаю. Например, за убитого черкесского дворянина Пшиза заплатили виновные в1846 г.: панцирь, нарукавники, саблю, шишак, три лошади, лук со стрелами, приличную одежду, полную для человека, 2 лошади, из коих одна с седлом, другая также с седлом, мерою не менее 5-ти пядей, стоящая одной крестьянки. Этою дороговизною платы за кровь, по древне-освященным обычаям, черкесы старались, сколько возможно, обуздать кровомщение.
Самые жестокие кровомщения бывали за женщин. Вот один недавний пример. Черкес, полюбив девушку и получив ее согласие, увез ее и женился на ней. Через несколько времени брат увезенной девушки, не довольный этим браком, собрав своих друзей, напал, в отсутствие своего зятя, на его саклю, схватил свою сестру и, посадив ее насильно на круп лошади, увез домой. Муж приезжает и, не застав жены, кидается в погоню, догоняет партию, врезывается в ее средину и убиваете на повал брата своей жены. Преследованный всею партией, он избегнул погони и укрылся в соседнем народе. С этого времени начался ряд неистовых мщений мужа над семейством его жены. Скрываясь тайно, он сжигал сена и хлеба, поджигал сакли, похищал детей, и не было никакого средства разыскать и убить его. Одна смерть положила конец его мщению. Положение жены его было горестно: она была первой причиной кровомщения; ей нельзя было жить с убийцей ее брата и, не смотря на красоту свою, она не могла выйти замуж. Никто не смел бы жениться на оставленной жене абрека, потому что немедленно подвергся бы смерти от руки первого ее мужа.
VI. Воровство и хищничество играют важную роль в жизни горца. Современный черкес хочет подражать громким подвигам своих народных нартов (гигантов) и тле-хуп-хов (рыцарей), о хищничестве которых гласят ему народное предание и народные песни. Понятие о праве собственности хотя и существует, но оно имеет особенный характер, образовавшийся под влиянием горского быта, в котором все подчинено одной мысли – развить в народе отвагу и воинственность. Черкес готов жизнь отдать за свою собственность; к чужой же собственности не имеет никакого уважения и с опасением жизни, где может, готов себе присвоить чужое. Воровство и хищничество, последствия этого неуважения к праву собственности, считаются занятием почетным; они уважаются горцами, потому что питают воинственный дух народа и развивают в нем все качества, необходимые для того, чтобы сохранить его независимость. На все увещания превратить хищничество горцы отвечают: «а что же станется с нами, когда перестанешь хищничать? Мы сделаемся из воинов пастухами». Вообще хищничество занимает важное место в жизни горца. Для черкеса хищничество поныне есть единственное средство сделать себе состояние, вес и доброе имя. Воспитываясь у аталыка, черкес с детства приучается к оружию и лошади, с 16 лете начинает вместе с аталыком ездить на воровство. Как младший в партии, он должен ночью сторожить лошадей, заботиться об их продовольствии, услуживать хищникам и пр. Многократное участие в наездах и храбрость в отстаивании похищенного мало-помалу снискивают молодому горцу вес и уважение; его начинают приглашать на все хищнические предприятия; отличившийся в набегах сам собирает партии, – количество собранных участников есть вывеска его достоинства. В трудностях и опасностях набегов – вся слава хищничества. Хищник ищет добычи везде и не всегда далеко. Когда отряд строил одно укрепление за Кубанью, в 1848 году, князь одного из ближайших кабардинских аулов постоянно снабжал отряд порционным скотом за очень умеренную плату. После оказалось, что он с товарищами без церемонии воровал скотину у своих подвластных. Подвластные, хотя и узнали это после, но никогда не жаловались, потому что дело делалось ловко. И после женитьбы черкес продолжаете свою хищническую жизнь. Так проходят средние лета его жизни: усталый и израненный, он, наконец, оставляет хищничество, обзаводится хозяйством посредством подарков знакомых и друзей и только по старой привычке, по временам, ездит на хищничество. Снискав себе имя и вес, он является на народных собраниях, ищет популярности в своем народе, сообразно способностям своим играет роль более или менее важную на народных вечах и разбирательствах. Здесь он можете добиться до высшего предела честолюбия, т. е. сделаться языком народа (тлегубзыг). Это название дается черкесами храбрейшему в бою, красноречивейшему на вече, разумнейшему на разбирательствах и судебной расправе. Этим названием черкес обозначает человека, который есть выражение всех высоких качеств своего народа и один умеет высказать ясно, чего желает целый народ и что он чувствует. Участие языка народа на вечах и при всех предприятиях решительно; язык народа увлекает весь народ и ворочает им по своей воле. Все смиряются перед его умственным могуществом. Кто не хищничает, тот не уважаем в народе, молодежь его преследует насмешками; он в старости будет без веса и уважения; женщины его презирают. А черкешенки любят славу и доблесть: молодость мужчины, его красота и богатство ничего не значат в глазах черкешенки, если ищущий ее руки не имеете храбрости, красноречия и громкого имени. Черкешенка при выборе жениха всегда предпочитает седого удальца юноше богатому и красивому. Если бесславие и неуважение есть удел дворянина, чуждающегося войны и хищничества, за то громкая слава сопутствует смелому наезднику. Сочиняются песни о его подвигах; имя его в горах везде известно. Все нынешние старшины Закубанского края были «хаджиретами» – название, принятое хищниками с 1835 г., когда воровство стало принимать религиозный характер. Хищничество и набеги, особенно в русские пределы, считаются у горцев делом душеспасительным, а смерть, понесенная на хищничестве в русских пределах, дает падшему венец шашда (мученика).
VII Семейная жизнь. Черкеская княжна или дворянка отдается в аталыки, где и остается до 12 или 13 лет, а иногда и до замужества. Обыкновенно княжна отдаётся на воспитание жене богатого дворянина (тляхо-тляж), имеющего свой аул вблизи княжеского аула. Аталычка учит девушку женским работам, объясняет ей будущее ее положение и обязанности. Как низшая по происхождению, аталычка своей воспитаннице княжне отдает в доме первое место, наблюдает с нею строжайший этикет. Девушек грамоте не учат, кроме необходимых молитв, дабы они могли молиться дома и не ходить в мечеть. Возвратившись из воспитания в отеческий дом, девушка остается до замужества при матери. Здесь на аульных свадьбах она может видеть молодых князей, танцевать с ними; здесь молодой князь может дать заметить княжне свою любовь взглядом и выстрелами в ее честь, когда она танцует кафеныр (в роде лезгинки). Разговор и объяснение с девушкою не допускаются. Жених через друзей и доверенных женщин должен узнать чувства девушки и тогда он сватается или уговаривает девушку к побегу. Если девушка согласна на побег, то в назначенный день, одевшись прилично, она ожидаете жениха ночью, вблизи аула. Жених является с друзьями, схватывает девушку на лошадь и скачете быстро, стараясь избегнуть погони. Брак посредством похищения считается благороднее брака по сватовству и избавляет жениха и сватов от многих неприятных церемоний. После брака тотчас наступают переговоры о «калыме». Калым есть плата, вносимая женихом в дом родителей невесты, – обеспечение против непостоянства мужа, который, по неудовольствию или невозможности жить с женою, захочет отправить ее в родительски дом. Тогда калым есть имение отринутой жены и средство ее жизни. За дворянку у черкес платится калыма 1200 рублей серебр., за крестьянку 600 рублей; величина же калыма за княжну зависит от того, из какого дома берется невеста, – во всяком случае, не менее 2000 руб. сер. Часть калыма нужно уплатить тотчас после свадьбы, деньгами или скотом, лошадьми и пр.; другая часть калыма остается в семействе (мужа?), как собственность жены, и почти никогда не выплачивается. Обхождение мужа с женою скромно и деликатно. Молодой муж не позволяете себе видеть жену днем, а непременно ночью и то украдкой. Видеть жену днем, входить к ней в саклю и разговаривать с нею в присутствии других может себе позволить только пожилой простолюдин, а князь и дворянин никогда. Княгиня может принимать у себя в сакле родных обоего пола и почетных. Сакля мужа и кунацкая, где принимают гостей, составляют особые строения. В присутствии княгини Темиргоевсвой, жены Джембулата Айтекова, одна женщина позволила себе какое-то незначительное неприличие, кажется, надела на свою голову, для шутки, головной убор княгини, бывший в то время в ее руках. Княгиня, не сказав ей ни слова, тотчас велела вооруженным прислужникам идти на выгон и взять пару быков, принадлежащих этой женщине. Быки были приведены на княжеский двор, убиты и отданы на съедение княжескому двору и прислуге.
Женщины черкесские очень гордятся своим происхождением. Княгини и дворянки отлично знают старшинство родов княжеских и дворянских, важность каждого рода; все это изустно передается из поколения в поколение. Нравственность черкесских жен довольно строга; но примеры неверности нередки, особенно у шапсугов. У них больше всего случается неверность жен, кровавые истории и убийства за женщин. Не менее того шапсуги любят волокитство (пе-тхап-сеных). В прежнее время нравы черкес были свободнее, и каждая женщина должна была иметь своего любовника (ч-ас). Это было вывеской достоинства женщины. Мужья гордились тем, что жены их любимы другими мужчинами.
Хотя многоженство дозволяется обычаем, но немногие черкесы имеют более одной жены. Причина этому – дороговизна содержания лишней жены, а главное – ревность жен и ненависть их между собою. Если у черкеса несколько жен, то каждая жена имеет особую саклю и особую прислугу. Но это не всегда помогает: жены, несмотря на отдельные жилища, не ладят между собою, и старшая жена, при малейшем предпочтении, оказанном второй жене, считая себя обиженной, обыкновенно призывает на помощь своих родных, – начинается разбирательство, и иногда дело доходит до того, что муж или разводится с первою женою, или должен отослать вторую жену домой.
Черкешенки не в таком глубоком рабстве, как восточные женщины. Обиженная мужем черкешенка терпит долго свое положение; но, в крайнем случае, она обращается к родным, которые требуют удовлетворения от мужа.
Все сословия женятся на равных себе. Княжеские дети, происшедшие от неравного брака, называются тумаками или джанками и считаются не более, как дворянами 2 разряда.
Когда крестьянка выходить замуж за крестьянина другого владельца, то князь получает от этого владельца калым, наличными деньгами 600 руб. серебром, из которых часть, по своему усмотрению, дает отцу девушки.
Разводы допускаются. Муж, если считает свою жену преступною, отсылает ее в дом ее отца, потребовав возврата данного за нее калыма. Отсылка жены есть кровная обида, и подвергает мужа большим неприятностям, а иногда и кровомщению со стороны братьев и семейства жены. Для расторжения брака, муж призывает муллу и двух свидетелей и объявляете жене, что он отвязывается от брака с нею, причем называет ее по фамилии ее отца. После этого жена может уехать к отцу. Если бы после того муж раздумал и хотел взять ее вторично, то, без согласия на это жены, муж не имеете никакого права взять ее насильно у отца. Жена, без согласия мужа, не может его оставить, исключая только двух случаев: 1) если муж принял христианскую веру, а жена осталась магометанкой, и 2) случай физической неспособности. В таком случае жена имеет право требовать развода и, если муж не сознается в неспособности, то ему дается годичный срок для поправления здоровья; если, по истечении года, жена будете продолжать жаловаться, то муж обязан доказать противное при свидетелях. Но до этого дело не доходит никогда; жена возвращается домой и калыма мужу не отдает.
VIII. Наследство. После смерти отца, сыновья делят между собою поровну наследство. Старший сын имеете преимущество; сверх своей части, он имеете право выбирать себе из каждого рода вещей по одной лучшей, например, одну лошадь, одного быка, одну шашку и проч. Младший сын, сверх своей части, получает одну какую-нибудь вещь, например, лошадь или шашку. Средний сын получает только свою часть. Дочери по адату ничего не получают в наследство; по шариату же дочь получает шестую часть тереке, т. е. такого имущества, которое досталось отцу ее по наследству от умерших родственников.
IX. Право поземельной собственности. По понятиям черкес, земля принадлежит не лицу, но целому обществу. Вода и лес принадлежат всем без исключения. Если соседнее общество займет под посев или пастьбу участок, ему не принадлежащей, то возникают споры между обществами Рубка леса на топливо и постройки в чужом обществе ни воспрещается. Каждое семейство берет себе земли, сколько ему нужно для запашки. О продаже земли, передаче ее в наследство, уступке за калым, не было никогда речи, и русские первые познакомили черкес с мыслию, что землю можно превратить в деньги.
Усадебные земли заняты аулами, принадлежащими князьям и лицам других разрядов. Вблизи княжеского жилья (уна, дом) расположен аул князя (пше-уна-хабль); там живут его крестьяне и вольноотпущенные, занимающееся земледелием и пастьбой скота. Половина их труда принадлежит князю. Отдельная часть усадебной земли в том же ауле занята саклями «пше-уна-огг», или вольных жителей и дворян, составляющих так назыв. «дом» князя. В случае поездок князя пше-уна-огг составляют свиту князя, ходят с ним на войну. На обязанности же пше-уна-огг лежит доставление помещения и продовольствия для свиты княжеских гостей. Кроме указанных случаев, пше-уна-огг не несут никаких обязанностей и не платят князю даней. Но если князь обеднеет и лишится всех своих крестьян, то весь пше-ува-огг должен в совокупности распределить поденно полевые работы для своего князя, так чтобы могло быть обеспечено годовое продовольствие князя и его семейства.
Деревня, где живет сам князь или владетельный дворянин, называется уорк-кодж, для отличая от других деревень, в которых не живет князь или владетельный дворянин, а живут только дворяне меньших разрядов, причисленные к владению князя. Деревня (куодже) дворянина (тляхотляжа) устроена, так же как и князя; кроме того, в ауле дворянина живут дворяне (уорки) 2-го и 3-го разрядов, причисленные к фамилии тляхотляжа. Тлях-тляж такой же хозяин в своем собственном ауле, как князь в своем.
Князь с подвластных не берет никакой дани за землю, как и тляхотляж со своих подвластных. О подати черкесы понятия не имеют, а каждый владелец живет тем, что для него сделают его крестьяне. Вообще обязанности подвластных к князю незначительны; в большой Кабарде князь получает с подвластных ясак медом, дровами и барантою, но это есть право завоевателя, неизвестное за Кубанью.
По обширности земель, прежде занимаемых черкесами, они никакой цены земли не приписывали, но теперь начинают чувствовать стеснение.
Переселения аулов с места на место очень часты: истощив кругом себя землю, аул переходит на другое место. Для земледелия черкесу нужно немного земли; садоводством и огородничеством редко занимается черкес за Кубанью. Переселение черкесских аулов развивается по мере утверждения русских в крае: черкесские народы, которые не хотят им покоряться, отступают дальше в леса в трущобы за р. Белую. Аулы, переселяясь, выбирают крепкие места и стараются иметь вблизи сел лес, куда бы можно было скрыться в случае нападений. Искусственное укрепление аулов прежде не было известно черкесам и только в последнее время черкесы стали укреплять аулы перекопами и завалами на манер чеченских аулов.
X. Гостеприимство есть одна из важнейших добродетелей черкеса всех сословий. Гость приезжает со свитою к какому-нибудь князю или тляхотляжу и живет у него неделю или две, или сколько ему заблагорассудится; выезжая, приготовится к подарку и получает его. Хозяин обязан отъезжающего гостя проводить до границы своих земель; тягости гостеприимства уравновешиваются взаимностью, потому что двери всякого открыты для всех. Виднейшие сословия так же гостеприимны, как и высшие, и бедный человек, даже крестьянина угощает, чем может, накормит гостя, его свиту и лошадей, сколько бы дней и недель ни прожили они. Чего черкес сам не имеет, то займет у соседей. Неисполнение обычая гостеприимства считается у черкес большим пороком; у них есть пословица: «ты ешь один (не делясь) как ногайский князь». Беслинеевские крестьяне слывут у черкес скупцами и негостеприимными; а у прикубанских нагайцев нет даже кунацких, исключая князей.
Князь или тляхотляж, известные своим богатством, несут большие обязанности. Кроме обязанностей гостеприимства, они должны быть щедры и делиться своим добром. К ним, например, приезжает так называемый «гость с просьбой» (хаче-уако) и, прожив у них сколько заблагорассудилось, просит князя подарить ему 10 лошадей да 20 быков, да сотню других овец или крестьянина, и князь обязан удовлетворить просителя.
XI. Поединок. Оскорбление чести у черкес всегда разрешалось поединком; даже их междоусобные войны нередко оканчивались поединком знаменитейших наездников. В прежние времена единоборство было в ходу у черкес до такой степени, что наездники, получившие известность и славу в народе, искали себе достойных соперников, при встрече с ними искали поводов в ссоре и вступали в единоборство, чтобы решить, кто из них должен пользоваться более громкою славою и известностью. Поединки бывали всегда «на неминуемую смерть»: победитель имел право поступить с побежденным, как с убитым, т. е. снять с него оружие и обобрать его до нитки, что навсегда покрывало побежденного бесчестием. Поединки сохранились в полной силе у хевсурет, но у черкес, особенно ближайших к нам, обычай этот уже устарел.
XII. Куначество. В прежние времена, когда междоусобные войны раздирали маленькие черкесские княжества, каждый черкес, вступив в границы земель чужого владения, был считаем как неприятель и иностранец, т. е. подвергался опасности быть убитым, ограбленным или проданным как невольник куда-нибудь на восток. Чтобы не подвергаться этому, он должен был иметь в чужом обществе влиятельного кунака, т. е. покровителя, на которого в случае надобности он мог бы положиться. И потому куначество было весьма важным обычаем между всеми горцами, а в особенности между черкесами. Покровитель (кунак) и прибегший под его защиту черкес были тесно связаны между собою, и никто не мог обидеть клиента, не подвергаясь неизбежному мщению кунака. В настоящее время, когда черкесы видимо стремятся к единству и стараются устроить у себя центральную власть, когда вместе с этим внутренние раздоры видимо ослабили, черкес не подвергается уже прежней опасности : он везде у соседей как дома. Но, следуя древнему обычаю, он все-таки не может обойтись без кунака, который бы мог его выручить в случае ссоры, драки, убийства или воровства. Кунаком в горах, разумеется, может быть только князь или владетельный дворянин, которого имя влияние имеют вес в горах.
Каждый иностранец, без различия его происхождения веры, имеющий влиятельного кунака в одном из горских обществ, совершенно безопасен в этом обществе. Таким образом, все иностранцы, посещавшие секретно горские племена, живущие по берегу Черного моря, отправляясь из Турции, должны были иметь рекомендации на имя шапсугских и натухайских владетельных князей, которые делались их кунаками, т. е. принимали их под свое покровительство. Одни русские изъяты у черкес из этого права: ни один князь не может бать кунаком русского. Отчуждение это началось еще в начале XIX столетия и постепенно развивалось до 1840 г., когда новое учение (мюридизм) до высшей степени развило у черкес ненависть к русским. С этого времени каждый русский в глазах черкеса есть «зе-пии», т. е. находится под кровомщнием: черкес считает для себя заслугой, где может, тайно или открыто убить русского. Русский дезертир, не смотря на все обещания хозяина, никогда не может бать уверен, что его хозяин сам не продает его в неволю, или за ничтожную плату не выдаст дезертира обратно русским. Черкес, добросовестно исполняя обещание, данное черкесу, считает ни во что нарушить слово, данное русскому. С некоторого времени, впрочем, дело стало изменяться, – на народных собраниях черкес решено беглых русских считать вольными людьми, хотя корыстолюбие берет верх, и всегда можно найти людей, которые украдут и уведут из гор беглеца.
ХШ. Военные обычаи. Закубанские черкесы, привыкнув к политической раздельности, неподчиненные власти одного князя из своих, обыкновенно производят набеги небольшими силами, мало способны к правильной войне. Малая партия более опасна, чем большие сборища, затевавшиеся иногда черкесами, так как в таких сборищах было столько же голов для совета, сколько рук для боя. Успехи, оказанные чеченцами и лезгинами в уменье употреблять военные силы, еще не усвоены черкесами. С 1842 г. Шамиль постоянно посылает возмутителей, с титулом наибов, в Закубанский край, с поручением стараться собрать воедино все черкесские и магометанские народы для наступательных действий. Ради этого наибы старались ослабить власть князей и дворянства, уничтожить раздельность племен и захватить власть в свои руки. По распоряжению наибов собирались скопища; движения их имели целью – заставить колеблющийся народ приступить к союзу и стараться силою поднять против русских мирные племена и увлечь их за Лабу. С этих пор явилось единоначалие.
В случае войны черкесских народов между собою, все дело кончается барантованием и мировою. Обиженный народ собирает парию, скрытно идет на обидчика и старается отбить его табун или баранту. Если нападающему удается последнее, побежденный высылает депутатов для мировой. Когда условия приняты и плата за кровь определена, победитель тотчас возвращает баранту и заключает мир.
Малые партии от 16 до 50 человек вторгаются через Лабу на Кубань, имея целью поживиться чем-нибудь. Главным путем вторжения служит волнистое пространство, ограниченное на Лабе укреплением Ахметовским и Подольским постом, а на Кубани – укр. Каменною башнею и ст. Беломечетскою. Переправившись на правый берег Кубани, партии скрываются, высматривают удобный случай и, совершив хищничество на Лабе или Кубани, даже на средней Куне, уходят в Баталпашинский участок, а оттуда или к вершинам Зеленчугов или Кумы. Как скоро партия успеете переправиться обратно на левый берег Кубани, она все равно, что дома. Ловить эти парии очень трудно. Собираясь на хищничество, партия отлично «подъярует» лошадей. Каждая большая или малая партия имеет своего начальника – «дзепши» (князь войска), который, ведя партию, отвечает за то, что она не попадется оплошно в руки неприятеля. Если партия застигнута и окружена неприятелем, начальник партии должен скорее погибнуть, чем бежать, оставив партию.
Партии от 500 до 700 душ – слишком значительные, чтобы скрытно пробраться на правый берег Кубани, и слишком слабые, чтобы действовать открыто. Обыкновенно стараются кинуться на Лабинскую линю, на пространстве между Некрасовской, Владимирской и Урупской станицами. С устройством Лабинской линии, прорывы партий в Усть-Лабинский и Прочно-окопинский участки совсем прекратились.
Большое сборище от 3-х до 4-х тысяч всегда собиралось два раза в год – весною и в октябре или ноябре месяце. Раньше трех недель скопище собраться не может, и русские всегда имеют время собрать отряды и принять надлежащие меры. Недостаток продовольствия заставляет партию скоро разойтись; но бывали случаи при Хаджи Магомете, что скопище держалось в сборе до шести недель. Большие сборища охотнее кидаются на Лабу, но главною их целью служит Ставропольский или Баталпашинский участок. Некоторые народы, например, тфишебсы, делают набег раз в год целым народом, преимущественно на нижнего Лабу, стараются отбить скот и, если это удастся, после того целый год сидят тихо.
Бегство во время боя не считается у черкес стыдом, лишь бы только партия при первой возможности оправилась и, заняв удобную позицию, опять начала драться. За то считается постыдным, если партия застигнута врасплох, если без боя отдала добычу, если у нее отбили лошадей и если, вступив в дело, партия не вынесла из боя тел своих убитых. Сдаться военнопленным считается верхом бесславия и потому никогда не случалось, чтоб вооруженный черкесский дворянин сдался в плен. Крестьяне и баранщики, окруженные неприятелем, тоже сопротивляются, но нередко сдаются в плен.
Что касается положения у черкес пленных, то пленников из дворян или линейных казаков и солдат сажают в яму, держат в цепях, кормят весьма дурно. К строгому надзору за пленными побуждаете черкес как надежда получить хороший выкуп, так и опасение их бегства. Пойманных крестьян черкесы уводят подальше и обращают в своих пастухов и земледельцев, а в случае перехода в магометанскую веру, женят и водворяют на хозяйстве. «Земледельцу, говорят черкесы, все равно пахать, что у русских, что у нас, а дворянину не все равно – уйдет или умрет».
XIV. Сословия черкесского народа. Черкесы имеют своих князей (пши), разностепенное дворянство (уорк) и разностепонное сословие крестьян и невольников (пшитль). Абазехи, шапсуги, натухайцы, убыхи и некоторые малые абазипские народы не имеют князей, но дворяне и рабы существуют у всех народов.
По преданию черкес, кабардинцы и беслинеевцы считаются древнейшими черкесскими народами, поселившимися па северной покатости Кавказа, – их быт наиболее развит сравнительно с другими черкесами . Князья у кабардинцев и беслинеевцев одной фамилии: по преданию они происходят от Инала-Кеса (или Касая), родоначальника кабардинских князей. В большой Кабарде насчитывается до девяти отдельных классов:
1) Князья (пши) – потомки Инала-Касая; их четыре; фамилии: Бекмурзины, Кайтукины, Мисостовы и Атажукины.
2) Дворяне (уорк) 1-й степени; в большой Кабарде они суть потомки Генартука грузинского князя: Анзоровы, Куденетовы, Коголковы и Тамбиевы. Этот класс дворян называется тлехотль или тляхотляж и, хотя подчиняется князьям, но считается владетельным наравне с князьями.
3) Дворяне 2-й степени (беслень – уорк или тль–фо-котль); они причислены к княжеским или дворянским аулам. К этому классу принадлежат незаконнорожденные из князей (тума).
4) Дворяне 3-й степени (уоркша отлехуса) – дворовые княжеского дома, пожалованные в узденя князьями за особенные заслуги .
5) Отпущенники из рабов (азаты).
6) Княжеский собственный крестьянин (беслен–пшитль) – княжеские люди. К этому же классу причисляются дворянские 1 разряда крестьяне (огг или ук, также просто пшитль) . Они составляют собственность князей или дворян; половина их труда принадлежит владельцу. При женитьбах они платят калым сами, а отдавая дочерей в замужество, сами же получают калым.
7) Дворянский 2-го разряда крестьянин (тляхо-шао )– дети одиноких пришельцев, которым князь или дворянин дал в жены свою крестьянку . Половина их труда принадлежит владельцу. Они отличаются от крестьян предыдущего класса тем, что владелец, в случае женитьбы крестьян этого разряда, платит сам калым за девушку, а если дочь крестьянина 2-го разряда выходит замуж, то владелец, а не отец девицы, получает калым.
8) Дворовая прислуга (лагуни-пши) – княжение комнатные люди.
9) Алгава – дети незаконнорожденные: они не имеют никаких прав ни на личность свою, ни на собственность, не могут быть продаваемы в одиночку от семейства .
Эти девять классов можно свести к пяти, именно: князья, дворяне владетельные, дворяне невладетельные, адаты и крестьяне.
Дворяне невладетельные могут владеть крестьянами и иметь деревни; но эти деревни с их владельцами причислены к владению одного из тляхотляжей. В этом и состоит все различие дворян владетельных от невладетельных. Рассмотрим теперь подробно все эти сословия.
1. Князь (пши) считается главою своего народа (чилле), начальником его вооруженных сил. Народ обязан его уважать, как высшего по происхождению, как старшего между владетельными дворянами. Лицо, покусившееся на жизнь князя, будет непременно истреблено с целым семейством. Князь в большой Кабарде берет с подвластных ясак (т. е. дань) хлебом, медом, дровами и барантою; у Закубанских же черкес князь не берет никакой подати с народа, а живет войною и тем, что для него работают его собственные крестьяне.
Собственный конвой князя составляют его пше-уна-огг, пшиш-уорк и пши-хао (княжеского дома двор, княжеские дворяне и княжеские отроки), все люди вольного происхождения, живущие около княжеского аула, ловкие наездники и хищники. Черкесы очень уважают своих князей, если видят в них доблесть и справедливость; за доброе слово готовы все сделать для князя, переносят обиды терпеливо, если князь их обворовывает или обижает; но есть всему предел. Случалось, что и знаменитые князья, но с крутой волей, вооружали против себя народ и недовольные ими уходили в другие места. Для любимого князя народ готов на всевозможные жертвы, принимает живое участие в его спорах и вражде, помогает ему оружием и запасами. С дворянами-владельцами (тляхо-тляж) князь должен ладить: они стоят под ним во главе народа, и могут сопротивляться князю и вредить ему. С бедными и слабыми князь иначе поступает. Случается, что к князю приезжает гость с просьбой, и просит князя подарить ему крестьянина. Князь не думает делать подарка из собственных крестьян, но посылает своего огг на розыски: ловят какого-нибудь сироту, за которого тляхотляж и родные не заступятся, и князь пойманного сироту дарит гостю.
На народном собрании (за-уча) князь занимает первое место и имеет решительное (а иногда и полновластное) влияние на решения собрания. Но для того нужно, чтобы князь был рыцарь (тле-хупх) и имел дар слова, – тогда он – первый «язык народа» (тлегубзыг).
Судебная расправа делается по обычаям (адату), но князь, принимая кого-нибудь под свое покровительство, может ускорить разбирательство.
Когда князь умирал, оставив несколько сыновей, то народ обыкновенно разделяется на части, и каждый тляхотляж со своим аулом признает своим князем того из сыновей умершего князя, который ему нравится. Так, по преданиям, гатукаевцы отделились от темиргоевцев и образовали два отдельных народа . Бывают случаи, что и при жизни князя часть народа переходит от него к другому, младшему брату. Так, жена Джембулата темиргоевсвого, уроженка Конокова, враждовала с женою егерукаевского тляхотляжа Мамат-Али Бзагумова. Бзагумов с частью егерукаевцев перешел от Джембулата к младшему его брату Шеретлуку Болотокову и затем, переселившись с ним на Лабу, покорились русским. Видя себя оставленным большею частью народа, Джембулат с остальным народом переселился к бежавшим, покорился России и тем восстановил единство своего владения.
В случае разделения народа на части, в интересе князя было помирить и уничтожить неудовольствия, – народ опять соединялся под властью князя.
Случаи пресечения дома владетельного князя очень редки. Тогда тляхотляжи должны выбрать себе в князья одного из родственников умершего князя. Рассказывают, что некогда князь Болотоков, убитый в деле, оставил молодую жену без потомства. Тляхотляж Догужиев на первых же порах убедил молодую княжескую вдову иметь с ним связь, и родившийся от этой связи сын был признан всеми тляхотляжами законным сыном Болотоковых и наследовал власть.
Значение князей стало падать прежде всего под русским влиянием. Потеряв свою независимость и видя, что пристав русский имеет силы больше князя, народ перестает его уважать. Нередко на сходках возникают толки о том, нужен ли князь при подчинении народа русскому правительству, – нужно ли сохранить за князем те выгоды, которые народ предоставляет ему доселе? Теперь в обществах нередки споры о платеже ясака князьям, на том основами, что, покорившись России, они не нуждаются в вооруженной защите своих владельцев. Так, в недавнее время осетины подняли вопрос подчиненности против своих ельдаров, дигорцы против своих бадилатов, нагайцы против своих мурз и султанов. Бывали нередкие примеры, что враждебный нам князь, помирившись с нами, вдруг лишался всякого веса и влияния. Нет сомнения, что успехи русского оружия на Кавказе совершенно поколебали у черкес власть князей.
Другая опасность угрожает князьям со стороны мюридизма, который стремится к уравнению всех горцев и уничтожению прав и преимуществ дворянства. Наибы, посылаемые в Закубанский край Шамилем, постоянно стараются утвердить свою власть во вред князьям. Хаджи Магомет не одного князя потянул плетью, а когда тот потребовал у него разбирательства, то Хаджи Магомет, опираясь на святость своего сына, отказал в разбирательстве князю. – Магомете Амин женился на Болотоковой, сестре темиргоевского князя, – пример неслыханный неравного брака княжны с дагестанским пастухом. Тот же Магомет Амин расстрелял махошевского князя Магомета Багарсокова. Итак, мюридизм с одной стороны, а успех русского оружия с другой, колеблют власть князей, доселе столь твердо стоявшую, укорененную незапамятными обычаями народа.
2. Тлякотляж. Народ разделяется на дворянские роды (тляку). Каждый род живет не вместе, но по семействам и там, где хочет. Не менее того, каждое дворянское или вообще свободное семейство (тльфокотль и оркша отлехуса) со своими крестьянами причислено к своему тляхотляжу, т. е. владельцу. В каждом черкесском народе не более двух или трех семейств тляхотляжей.
Тлахотляж есть владелец в своем ауле. Он имеет своих крестьян, которые работают для него или связаны с ним условиями. В его ауле живут дворяне (уорк) меньших разрядов со своими крестьянами и признают тляхотляжа своим главой. Тляхотляж повинуется князю, ходит с ним на войну или посылает ему своих воинов; но, кроме уважения к особе князя, он не несет никаких обязанностей. Он – самостоятельная власть в своем ауле. В случае неудовольствия к князю, тляхотляж имеет право удалиться со своим аулов в другое, какое угодно общество. За обиду, причиненную князем тляхотляжу, не только весь его аул, но и все равные ему тляхотляжи, вступаются. Князь должен стараться помириться с тляхотляжем; если князь допустит, что тляхотляж со своим аулом уйдет от него, или, по выражению черкесскому, «потеряет тляхотляжа», то это бросает на князя пятно. Поэтому такие примеры очень редки. В недавнее время был только один пример. Беслинеевский тляхотляж Кодз, недовольный князем Кононовым, перешел со всем своим аулом к темиргоевцам, а когда темиргоевцы бежали за Белую, Кодз со своим аулом поселился на Кубани, где его аул живет и поныне среди мирных ногайцев.
3. Уорк второй и третьей степени живут с семействами в аулах тяхотляжей, по вызову которых дворяне обязаны идти на войну. Их положение зависит от того, имеют ли они крестьян. Тляхотляж обыкновенно дает тльфокотлю вспомоществование скотом и запасом. Это называется уорк–тын. Если тльфокотль не поладит с тляхотляжем, то со своими крестьянами удаляется к другому тляхотляжу и причисляется к его аулу; в таком случае он должен возвратить прежнему тляхотляжу подаренный ему уорк–тын. Но это перемещение дворян случается редко, и тляхотляж, «потерявший дворянина», не употребивший усилий, чтобы помириться с ним, пользуется дурным мнением и охлаждением к нему других дворянских фамилий его аула.
Переходя в чужое общество, тльфокотль освобождается от подчиненности своему тляхотляжу. Если он переходит в черкесское общество, имеющее князей, то он обязан приписаться к одному из тляхотляжей того общества. Если же он перейдет на жительство в абазехи, то, избрав себе место жительства, водворяется там без всяких условий.
Здесь надо заметить, что тляхотляж у абазехов и у шансухов не имеет такого важного значения, как у черкесских народов, имеющих князей. В общинах, не имеющих князей, народ разделяется на самостоятельные общества (псухо); каждое псухо управляется само собою, своими старшинами. Об этом подробно будет сказано ниже.
У кавказских народов дворянство, по всей видимости, не произошло из лона самого народа. Почти везде дворянин есть воинственный пришелец, завоевавший или добровольно призванный пастушескою общиной, защищающей эту общину и получающий за это ясак или плату. Так, у осетин ельдары суть потомки беглых, лишенных престола, армянских царей; у дигорцев бадилаты суд потомки мадьярина Бадели: в большой Кабарде, у беслинеевцев и абазинцев князья считают себя происходящими от арабов, что, впрочем, не вероятно. Князья темиргоевские, гатукаевские и бжедухские считаются происходящими от Инала-Кеса и родными владетельным князьям Абхазии и Кабарды.
Из трех народов, обитающих на северном склоне Кавказа, черкес, осетин и чеченцев, у первых двух аристократическое начало сильно выражено; у чеченцев же нет никакого следа аристократии: чеченцы хвалятся тем, что они все равные, все дворяне, и что князей никогда у них не бывало.
Чеченцы тоже имеют свои предания. Родоначальниками их считаются Нашхо и Джахго. От Нашхо произошли три, до сих пор существующие, фамилии: Го, Нашхо и Мозгорой. От Джахго произошла важная и поныне по влиянию на народ фамилия Чендухой. Прочие чеченские фамилии; Пешхо, Цонторой Мурдншевых и Дудаевых считаются менее важными. У назрановцев считается четыре родоначальных фамилии: 1) Цехенбух, 2) Гарц Маиерзо, 3) Каратыш Шармеевич и 4) Даутыльго. Когда шамхал Тарковский, тревожимый чеченцами, искал у них мира и получил его, то чеченцы давали ему постоянно аманатов из четырех главнейших фамилий: Го, Нашхо, Мозгорой и Чендухо. Чеченец расскажет свои родоначальные фамилии и тут же прибавит, что это фамилии не княжеские и не владельческие, что все чеченцы равны между собою, все без различия дворяне, князей никогда у них не было, и что чеченцы никогда никем не были завоеваны.
Черкесское дворянство (уорк) образует третью часть всего черкесского народонаселения. В Закубанском крае и у народов, живущих по Черноморскому берегу, считается более 100 т. дворян. Каждое княжеское или дворянское семейство имеете свой герб (тамга). Гербы редко вырезываются на оружии, еще реже для печатей, а употребляются преимущественно для таврения конских табунов. Тамги состоят из различных крючков и математических фигур, сплетенных между собою.
Поземельной собственности, отдельно от своего народа, князья и дворяне у черкес никогда не имели. Так по крайней мере видно из многих споров, затеваемых общинами против своих князей.
В числе князей и дворян черкесских есть также потомки Крымских ханов (хануко), поселявшееся здесь в разные времена. Князья черкеские глубоко их уважают. Крымские гиреи соединены все родственными связями с черкесскими князьями. Султан Каплан Гирей жил у егерукаевцев, Шаан Гирей живет у гатукаевцев, Султан Ериг жил у кизильбековцев. Многие султанские фамилии живут у шапсугов.
У абазехов, шапсугов, натухайцев и убыхов нет князей; но есть дворянство – уорк и тляхотляжи. У абазехов, в числе туземных тляхотляжей, есть татарские фамилии Едиков, живущих в обществах Туба, Темдаши и Дженгет-Хабль; но аристократическое начало в этих обществах ослабело. Распространение влияния шариата и мюридизма есть смертельный удар для черкесского уорка.
4) Крестьяне (пшитль, – огг, лагуни пши). Все эти несвободные люди составляют собственность своих князей или тляхотляжей. Половина труда крестьянина по обычаям принадлежите его помещику. Князь или тляхотляж имеете право продать или подарить все семейство крестьянина; но продажа семейства в раздробление, в разные руки, не принята по обычаю. Все крестьяне имеют оружие и владеют им так же, как и дворяне. Положение их не так тяжело, и обиженные крестьяне могут удалиться к другому владельцу и просить его покровительства. Бывали (редкие впрочем) примеры мщения обиженных крестьян против владельцев. Бегство крестьян к русским очень редко случается. Все, что крестьянин имеет и нажил себе, составляет его собственность; впрочем, если владелец продает крестьянина с семейством другому владельцу, то все имущество крестьянина, как то: домашний скот и лошади, остаются собственностью прежнего владельца, исключая одежды и домашней рухляди. Покупающий семейство крестьянина может купить у владельца весь крестьянский скот. В случае смерти крестьянина имущество его делят между собою его дети и владелец в это не вмешивается.
XV. Народные общества у черкес . На пространстве между р. Белою (Шаугваше), от вершин ее до впадения в р. Кубань, по р. Пшехе, Пшишу, Псекунсу, Абину, Афипсу и прочим притокам нижней Кубани, по долинам речек, впадающих в Черное море на пространстве между креп. Анапой и р. Бзыб, живут народы черкесского племени, еще независимые, и число их душ достоверно нам не известно. Народа эти суть: абазехи, большой шапсуг, нахто-куадж, малый шапсуг, убыхи, вордан цахе, агзах, ахучипси, псху.
Все эти народы в союзе между собою и в 1841 г. подписали памятный у черкес дефтер, положивший основание их союзу.
У всех этих народов князей нет; но есть дворянство (уорв) и класс крестьян. Абазехский народ (абазехе чиллаго) разделяется на общества (хабль), друг от друга независимые и неравные силою . Общества Туба, Темдаши, Джан-гет-Хабль и Даур-Хабль, в 1846 г., в первый раз вступили было с русскими в мирные сношения.
Каждое из этих обществ делится на большее или меньшее число общин (псухо). Общины независимы друг от друга и связаны между собою союзами, дружбою и семейными связями. Величина псухо или общин неравная; в каждом псухо считается от четырех до десяти деревень.
Каждое псухо управляется своею мирскою сходкою (за-уча), где обсуждаются и решаются все вопросы общины. На мирской сходке прямым образом участвуют все дворяне (уорки) общины, а большим влиянием пользуются почетные старшины (томата) из важнейших дворянских фамилий. Крестьяне могут присутствовать на за-уча; но голоса никакого не имеют.
Состав народа и разделение на сословия у абазехов теже, как и у черкес, имеющих князей; но у абазехов больше равенства между сословиями. У них есть также сословие первостепенных дворян (тляхотляжей); вероятно, они имели прежде тоже важное значение, какое имеют поныне тляхотляжи у темиргоевцев и кабардинцев; но в настоящее время это исчезло, так что тляхотляжу осталось одно имя. Власти он не имеет никакой, – его власть отняла мирская сходка. Как след прежнего значения, осталось только то, что первостепенные фамилии оставили свое название некоторым абазехским обществам (хабль) и общинам (псухо). Так, например, община Берзек-Хабль именуется по фамилии Берзеков, общество Джангет-Хабль – по фамилии Джангетов и пр.
Положение несвободного класса (крестьян) тоже, что у черкес, управляемых князьями.
Население абазех большое. Долины их речек битком набиты народом. В земле нет большего недостатка, но нет большого излишка. Землею абазехи дорожат и бывали примеры, что участки обработанной земли продавались.
До 1829 года народы, обитавшие на Черноморской береговой линии, ватухайцы, шапсуги и абазехи, признавали над собою покровительство турецкого султана. Тогда к этим народам был занесен шариат. Гусейн паша анапский деятельно старался о его распространении. Незадолго до начала последней турецкой войны 1828 года, по предложению Гусейна паши, абазехи и шапсуги уничтожили у себя власть тляхотляжей, обязались не иметь у себя князей и судиться по шариату. С этого времени гражданское развитие получило некоторое движение вперед. Взаимные распри между народами исчезли; учреждены у абазехов народные суды (мегкеме) и ибары, т. е. общие народные собрания, о чем скажем ниже.
XVI. Народное собрание (за–уча). Черкесские общества искони управлялись своими мирскими сходками или собраниями народа. Круг действий этих собраний был сообразен с потребностями обществ. Здесь разрешались споры о земле, вопросы о войне и мире. Утверждения русских на Лабинской линии придало мирским сходкам более объема и значения Чуждым друг другу, даже враждебные, общины начали заключать между собою союзы и договоры (маслахат, блягага) и таким образом черкесы осоюзились, явился у них общий интерес. Междоусобная вражда или ослабела, или совсем уничтожилась. Народные собрания ныне очень часты; без них никакой важный вопрос не разрешается старшинами. Черкесы имеют дар слова, а на собраниях говорят много речей. Голос старшин (в особенности враждебных русским) очень уважается, так же как голос ефендиев и отважных наездников. Происхождение, удальство, родственные связи и ученость в магометанском законе дают средства возвыситься и управлять судьбою своего народа. Человек, отличающийся храбростью, знанием обычаев и красноречием, называется у черкес «язык народа» (тлегубзыг).
По коренному обычаю черкес, каждое сельское общество (хабль), каждая община (псухо), каждый народ (чилле), совершенно самостоятельны, никому не подчиняются, управляют сами собою на мирской сходке, судятся на народном суде по адату (обычаю) или по шариату. Общее народное собрание (за–уча или джеме) имеет более целью разрешение спорных вопросов между обществами или принятие мер для общей безопасности, т. е. все вопросы о войне и мире. Важнейшие народные собрания в последнее время были:
1) Собрание абазехов, шапсуг, убых, вердан, чаче, ахучипси и абзах у Меакопы и на Пшехе, в 1841 году, вследствие которого был заключен союз между этими народами против русских (что утверждено было дефтером всего собрания) и устроено у абазехов пять народных судов (мегкеме). Главную роль играл на этом собрании, в числе прочих, старшин Ташав Хаджи Дунакай. Собрание это длилось несколько месяцев.
2) Народное собрание беглых кабардинцев на Марухе 1846 года. Беглые кабардинцы учредили у себя народный суд (мегкеме). Главным деятелем и языком народа был здесь Хаджи-Трам.
3) Собрание абазехов на Пшехе в 1847 г., на котором решено все пять народных судов, учрежденных с 1841 г., слить в одно общее абазехское мегкеме. Главным деятелем и языком народа был здесь Зеккерия Хатко, абазехский старшина, пользующийся у абазехов огромным влиянием.
4) Большое народное собрание на р. Адагуме в 1848 г. В этом народном собрании участвовали абазехи, шапсуги, натухайцы и убыхи. Оно продолжалось целый год (с февраля 1843 по февраль 1849 г.) до прибытия за Кубань Шейха Магомет Амина, агента Шамиля, которому Адагумское собрание передало свою власть. Цель этого общего народного собрания была очень обширная. Здесь высказывались с большою подробностью и точностью те же самые идеи, которые в первый раз выразились на народном собрании у Меакопы в 1841 г. Целью народного собрания было образовать общий союз всех черкесских племен. На Адагумском собрании, которое пыталось действовать, как правильная организованная власть, решено учредить настоящую военную силу, конных «муртазиков», назначив из поголовного налога по 60 руб. сер. жалование каждому из муртазиков. Народы, приступившие к союзу, должны были разделиться на участки. В каждом участке 40 присяжных старшин должны были наблюдать за исправностью наряда. Муртазики должны были разделяться на сотни, каждая со своим значком. Народное собрание решило прервать всякие сношения с русскими и строго преследовать «мирных» . Здесь было высказано много идей, свидетельствующих о практическом уме черкесского народа; но для приведения этих идей в исполнение не нашлось, ни одного человека, которой бы мог твердой рукою управлять народом. Слияние черкес в одно целое надолго препятствовать будет сильно развитая самостоятельность общин и аристократический элемент, который не хочет отказаться от своих вековых преимуществ. Собрание Адагумское то собиралось, то расходилось, то распадалось на отдельные собрания; наконец, в январе 1849 года, Магомет Амин, агент Шамиля, пробравшись из Чечни, появился у шапсугов, и Адагумское народное собрание передало власть в его руки.
Народное собрание состоит из всех вольных людей народа. Рабы на эту мирскую сходку не допускаются. Конновооруженный народ собирается преимущественно во время подножного корма, на условленном месте, на кургане или урочище, освященном обычаем. Масса назначает уполномоченных своих между ефендиями и старшинами. Когда избранные уполномоченные старшины обсудят и решат предложенный вопрос, старший между ними по летам и почету сообщает собранному у подножия кургана народу, чем решено дело. Если народ согласен с решением старшин, то подают коран и народ пообщинно присягает исполнять свято это решение. После присяги ефендий составляет акт (дефтер); присутствующие прикладывают к нему печати (мухор) или пальцы, омоченные в черниле, и с этого времени дефтер обязательную силу.
У народов, имеющих князей, тоже бывают собрания и очень часто. Это в народном духе: черкесы любят много говорить и слушать красноречивые речи своих тле-губзыгов. Но недолго черкесы соблюдают то, что поклялись выполнять. Своеволие, хищность, частный интерес заставляю скоро забывать данную клятву, и нет принудительной силы, которая могла бы заставить ослушников уважать и покориться приговору собрания. Оттого собрания народные, по большей части, бесплодны. Но в руках враждебных нам людей, эти народные съезды – опасное орудие для возбуждения вражды против нас и поддержания в народе духа непокорности.
XVII. Судебная расправа. Маловажные споры решаются у черкес без особенных церемоний; но в важных случаях, например, при преступлениях, вынуждающих кровомщение, тяжущиеся стороны избирают себе уполномоченных, в роде адвокатов. Назначаются посредники от обеих сторон, которые, выслушав дело, решают его. В важных случаях призывают в посредники «язык народа», чтобы помирить обе стороны. Дело длится, пока посредники не дойдут до решения, на котором обе стороны готовы помириться. При разбирательстве важных дел (по убийству или насилию), когда противные стороны приходят на суд, принимаются посредниками большие предосторожности, чтобы иногда не дошло до убийства. Обе стороны подходят на назначенное посредниками расстояние, имея винтовки наготове; нередко завязывается перестрелка между тяжущимися. Во время разбирательства произносится тле-губзыгами много речей в горском вкусе. Приговор по адату или шариату предоставляется выбору тяжущихся. Когда тяжущийся видит, что по адату выиграет дело, то настаивает, чтобы его судили по адату, упирается на примере своих предков, о шариате же и слышать не хочет. Когда видит, что шариат для него выгоднее, тогда тяжущийся прикидывается строгим фанатиком, хочет быть судимым не иначе, как по книге Божией, с которой буквы изобретены и посланы на землю самим Богом. – Уполномоченные берут с тяжущихся деньги за свои труды, и потому их интерес – возбуждать разбирательства. Иногда тяжущиеся стороны готовы оставить дело; но уполномоченные поджигают тяжущихся и дело продолжается долго. Когда обе стороны согласились на решение посредников, назначается по адату или шариату удовлетворение. Тяжущиеся платят адвокатам и посредникам за их труд, и дело кончается. Остается выигравшему дело получить удовлетворение, – проигравший дело, неохотно платит, а нет власти, кроме кровомщения, чтобы принудить проигравшего удовлетворить сыщику.
Для примера разбирательства и судебной расправы у черкес, приведу один случай, бывший в 1847 г.
В конце 1846 г. помощник пристава, поручик князь Береслан Карамурзин, послан был приставом с несколькими нагайцами, для розыска хищнической партии. Возвращаясь назад, он на Урпе был настигнут беслинеевскими дворянами Абазой и Омаром Тазартуковым, Бахшы Гиреем Докшуковым, имевшими против Карамурзина кровавую обиду. Они кинулись на него, ранили из винтовки, погнавшись за уходящими, убили его лошадь и самого изрубили шашками. – Это произвело сильное волнение между нагайцами, живущими по Кубани. Кипчаковские и Карамурзинские нагайцы тотчас же собрались, поскакали на Уруп к Тазартукову аулу, сожгли сакли убийц, сено и хлеб в скирдах и два баранкоша, принадлежащие Тазартуковым. Тазартуковы, не дожидаясь этого нападения, с семействами укрылись в непокорные ташовские аулы. Это было началом кровомщения. По обычаям, два народа, находящиеся между собою во вражде, не упускают случая нанести друг другу возможный вред. Так как беслинеевцы и нагайцы принадлежат к числу покорных нам народов, то начальником фланга были приняты все меры не допустить до драки и склонить оба враждующих народа к разбирательству и примирению. Как у нагайцев, так и у беслинеевцев, были между тем беспрерывно народные совещания. Наконец, оба народа решили съехаться в Прочный-Окоп, где должны были миролюбиво окончить дело. До этого же времени обещали удерживаться от всяких насильственных поступков. В исходе мая съехались нагайские князья всех прикубанских фамилий в Прочный-Окоп; Дауд ефендий, кадий нагайский, Каплан Нечев, Султан Азамат Гирей, были главными тле-губзыгами нагайцев. Беслинеевцы, тоже по вызову начальства, прибыли в Прочный и остановились в армянском ауле. Главные предводители беслинеевцев были: князья Коноков и Шалохов, Крым Гирей Доктуков, Кодзев и Сукур ефендий. Кроме того, беслинеевцы пригласили в посредники абазехского старшину Магомета Джаубатырова и кабардинского старшину Мустафу Еругова. Здесь вполне выразилась осторожность и недоверчивость черкес. Не смотря на обещания начальника правого фланга, беслинеевцы боялись, чтобы нагайцы не воспользовались силою и не напали на них во время переездов их из армянского аула в крепость и обратно, и выпросили у начальника фланга 15 человек казаков в прикрытие, чтобы нагайцы не сумели напасть на них. Долго оба народа совещались в лице своих ораторов и посредников; по всему видно было, что беслинеевцы уклонялись от окончательного решения дела. Им все казалось, что начальство тянет на сторону нагайцев, и потому, чтобы как-нибудь отделаться, беслинеевцы положили съехаться с нагайцами чрез месяц у Неванно-Мыского Приставского Стана и там опять начать разбирательство. В июле месяце, поэтому, собрались вновь беслинеевцы и нагайцы для разбирательства. Сначала нагайцы потребовали, чтобы на разбирательство явились лично Тазартуковы и Докшуков, убившие Карамурзина. Но беслинеевцы отказали, отговариваясь, что это противно обычаям; в сущности же они боялись, чтобы пристав не заарестовал убийц. После многих споров, нагайцы уступили в своем требовании. Тогда родился вопрос, как должны разбираться оба народа – по адату, т. е. по древним обычаям, или по шариату, основанному на коране? Беслинеевцы настаивали, чтобы разбирательство было произведено по шариату. Они имели в виду платить меньше, потому что шариат, уравнивал князя с простолюдином, назначает за убийство обоих равную и не весьма значительную плату за кровь. Нагайцы настаивали, чтобы разбирательство и плата за кровь были произведены по древним обычаям, назначающим плату за кровь, смотря по сословию. Им хотелось взять с беслинеевцев побольше. После долгих споров, беслинеевцы должны были уступить и, при посредничестве Азамат Гирея, Каплан Нечева, Дауд ефендия с одной стороны, а с другой – Джаубатырова, Иругова в Мемат Гирея Лоова, дело было решено тем, что беслинеевцы обязались выплатить Карамурзину, отцу убитого, определенную по обычаям плату за кровь . – Порешив плату за кровь и назначив для ней трехмесячный срок, обе стороны разъехались по домам. Но прошел год и нагайцы продолжали считать беслинеевцев своими врагами и тайно воровать у них скот и лошадей. Беслинеевцы неоднократно посылали плату за кровь; но Карамурзин не принимал оной. Оказалось, что беслинеевцы не выполнили одной формальности, за которую нагайцы обиделись. По обычаям, беслинеевцы должны были выслать к отцу убитого депутата от своего народа, с приглашением приехать к ним и подучить плату за кровь; депутация должна была состоять из одного князя и одного дворянина с приличною свитою. Беслинеевцы, как черкесы, считая нагайцев ниже себя породой, послали депутацию, состоящую из одного дворянина, и то постороннего, не беслинеевца. Нагайцы отвергли приглашение и плату за кровь. Начальник фланга, узнав о причине неокончания спора и продолжении тайной вражды между обоими народами, приказал беслинеевскому старшине князю Канокову и узденю Тазартукову отправиться в Карамурзину с приглашением, что и было исполнено. В июле 1848 г. дело было окончено; оба народа помирились.
Отсутствие принудительной силы чувствовали абазехи, издавая дефтер 1841 г. Главные статьи дефтера относятся к внешней обороне края, и об этом будет сказано ниже. Абазехи решились уничтожить у себя воровство, хищничество и измену, назначив огромные штрафы и наказания. Для споспешествования этому, они учредили у каждого народа верховное судилище – мегкеме, состоящее из судей, избранных из среды старшин, под председательством наиба. Наибу вверили власть исполнения приговоров суда. Наиб имеет под своим начальством команду муртазиков (из сыновей почетных фамилий), которые, по приказанию наиба, должны заставить ослушника повиноваться, кто бы он ни был, старшина или простолюдин. Суд произносится по шариату. По обычаям, преступников не свободного класса секут плетью, облагают штрафом, убивают камнями, кидают с кручи или застреливают. Преступники свободного класса отделываются штрафами.
Кроме мегкеме, учрежденного в 4-х абазехских обществах, учреждены были у них также ибары (суды на сходках). Старшины с муртазиками объезжали каждую общину (псухо) по очереди, производили суд и наказание и штрафовали нещадно. В первое время после учреждения мегкеме, абазехи строго исполняли свое постановление; но, с прибытием за Кубань Хаджи Магомета, дела приняли другой оборот. Война против русских усилилась. Сила мегкеме начала падать, так что многие из них были закрыты. В последнее время, в 1847 г., народные суды получили опять силу и значение и на народном собрания на Пшехе пять народных мегкеме слиты в одно общее абазехское мегкеме. На этом же собранииизбраны председатель, судьи и муртазики. – Многим своевольным этот порядков вещей не нравится. Неоднократно были схватки между муртазиками и осужденными. Письма Шамиля к абазехским старшинам поощряют введение мегкеме.
Единовременно с абазехами учреждено мегкеме у шапсугов и у натухайцев. Местоприбывание первого на реке Афипсе, а последнего на реке Псиф. – В большой Кабарде уже давно существует народный суд около кр. Нальчика. В марте 1846 г. беглые кабардинцы учредили у себя также мегкеме и избрали себе кадия, валия и наиба. Целью устройства мегкеме они положили «восстановление падающей веры, уничтожение воровства, разбоя, измены, обмана и зависти». Местопребывание этого мегкеме на реке Ходз.
Устройство народных судов есть мысль самородная у абазех и делает честь способностям этого народа. Чувство правомерности начинаешь возрождаться и народ сам себе находит органы для сокращения зла.
ХVIII. Дефтер 1841 г. «Слава Богу, который нас сотворил и показал нам свое величие, возвысив нас над другими животными. Слава Богу, который нам дал все средства жить счастливо на этом свете и получить награду в другом мире, указавшему нам истинный путь спасения, веру истинную свою, через пророка своего и посланника Магомета. Слава Богу, который есть наш защитник и спаситель в день воскресения.
«Мы хотим помочь всем неустройствам нашего края и не делать зла друг другу.
1) «Наша первая обязанность есть строгое выполнение шариата. Всякое другое учение должно быть оставлено и отвергаемо; все преступления должны быть судимы не иначе, как по этой книге.
2) «Никто из нас не должен идти к неверным; дружеские сношения с ними строго запрещаются, и потому всякий мир, всякое предложение с их стороны, должны быть постоянно отвергаемы. Кроме того, не позволяется покупать что бы то ни было в их укреплениях , которые стоят на нашей земле, и каждый виновный в этом платит штраф в 30 туманов (300 руб. серебр.). Те, которые будут нуждаться в покупке вещей, должны их доставать на границе .
3) «Никто не должен сметь предупреждать русских каждый раз, когда будет у нас собрание войск для набега к русским. Кто донесет (как только этот донос обратится во вред нам), должен будет заплатить за кровь, если вольный, то 200 коров, если крестьянин то 100 коров; кроме того, заплатить штраф в 30 туманов. Те, которые перейдут к русским, и служить им будут, как враги своего края, не будут иметь, ни они сами, ни их родные, никакого права на наше сострадание.
4) «Если хаджирет (беглый мирный черкес) явится на нашу землю, его особа священна; тот, который силой или хитростью отнимет у хаджирета что-нибудь, заплатит штраф, полагаемый нами за всякое воровство.
5) «Когда народ мусульманский придет на нашу землю, чтобы разделить намерения черкесского народа против общего врага, то мы обязываемся обращаться с этим народом дружески и, если нужно будет для устранения всякого недоверия, (обязуемся) дать этому народу детей наших в аманаты .
6) «Внутренность каждого жилья будет ненарушима; кто сотворит воровство в чужом доме, заплатит, кроме штрафа (в 30 туманов), еще пеню в 7 туманов.
7) «Если русский беглый сделает воровство, то воровство, то он платит только тройную ценность украденной вещи, но штрафа не платит».
Затеи следуют другие статьи, относящиеся к воровским делам. В заключение изложена присяга о взаимной защите, в случае вторжения :
«Как только рyccкие войска войдут в страну, то каждый должен взять оружие и идти туда, где опасность требует; те, которые не имеют оружия, не изъемлются от восстания».
XIX. Перевода тарикатного учения с арабского на русский язык. Тарикатное учение приняло начало свое от Магомета и передано главным Шейхом Сагид–Абдул–Кадры Кейлянским всем прочим последователям его. От этого источника оно перешло в Персию, Турцию и Бухарию и допускалось только в кругу секты, не касаясь общественного порядка и узаконений. Секта тарикатного учения ограничивалась созерцанием религиозных таинств и изучением их, ради спасения души. Тарикатное братство разделялось на четыре степени: шейхов , суфий, дервишей и мюридов; достоинство же имама присвоено халифам и с упадком их перешло к одним царствующий лицам, соединяющим в особе своей три верховые власти: духовную, гражданскую и военную. Один имам имеет в руках своих меч, мирту и алкоран; прочее же духовенство, как-то: эфендии и муллы, могут участвовать в судебных разбирательствах и разделять военные подвиги и даже предводительствовать лично войсками, если способности и знания их в делах военных испытаны и в народном уважении. Общество же тарикатного учения не может разделять этих преимуществ не нарушая правил, запрещающих входить в дела, противные уставу первого тарикатного учителя, отвергающего всякое честолюбие, почести и славу мирскую.
Таким образом, тарикатное учение не могло распространяться далее круга своего; оно чуждо было светским обычаям и не переходило за черту духовной деятельности, а потому и народ, не заражаясь глубоким фанатизмом, оставался спокойным при обычных обрядах веры. В особенности кавказские племена, имея темное понятие о религии, исполняют одно наружное богопочитание, без всякого умозрения и на тех условиях, которые переданы им от предков их, не исключая туземного магометанского духовенства, едва переступающего выше одних обрядов. Из них мало таких, которые разумели бы тексты алкорана в отношении религиозных умозрений, – это сверх их познаний и выше меры учености. Вся же богословская премудрость ограничивается заповедями имама и ислама: во-первых, верить, что Бог един и нет ему равного, бытие ангелов, несомненно, все священные книги справедливы, Магомет есть истинный и неложный посланник Божий, – что будет другая жизнь, добро и зло ниспосланы от Бога, все умершие восстанут, возвратятся им души и жить будут; во-вторых, строго держать один месяц в году пост Рамазан, исполнять неупустительно пять раз в сутки обычные молитвы, – кто имеет состояние, обязан хотя единожды в жизни свою посетить и поклониться гробу Магомета, – каждый от избытков должен уделять десятину неимущим, как жертву, назначенную им Богом; верить свидетельству пророка Магомета о единстве Божием. Эти заповеди обязывается знать каждый мусульманин и научить детей своих с 7-летнего возраста. Вот все, в чем заключается сила духовного учителя кавказских горцев, не исключая их безграмотных владетелей.
В 1822 г. начал проявляться на Кавказе мюридизм, или тарикатное учение. Первый зародыш его оказался в северном Дагестане от ефендия Джемамрина, учившегося в Персии, но не получившего степени шейха; от него передано ефендию Магомету Эрагию, от Эрагия заимствовал Кази Мулла, а от последнего наследовал Шамиль. На этих началах распространилось неизвестное дотоле в кавказских горах тарикатное учение, слабое и не предвещавшее при своем возрождении тех важных событий, какие сказались впоследствии. Кази Мулла первый положил основу распространению нового и чуждого для народа учения, чтобы на этом оплоте утвердить власть свою над умом народным; но он мало был известен своим соотечественникам, а по низкому происхождению не мог надеяться на силы, чтобы поддержать принятое на себя звание шейха, с соединением в лице своем двух властей – духовной и светской. Вот причины, по которым вся предприимчивость его не могла соответствовать ожиданию; за всем тем, брошенные семена не остались бесплодными. По смерти Кази Муллы, хотя и заступил место шейха товарищ его по замыслам, Гамзат Бек, но все виды этого себялюбивого человека обращены были более на подвиги военные, нежели на верховное звание шейха, как первой основы религиозного соединения с народом, и потому владычество его было кратковременно, без всяких замечательных событий.
Шамиль, принявши звание главного учителя веры, утвердил план свой на началах первого предшественника своего, и военная власть была соединена с духовною. Таким образом, распространяя темное учение между безмолвными обществами, он смело завладел железною волею, поражая непреклонных именем верховного главы духовенства и повелителя народного; но, чтобы в умах соотечественников своих теснее соединить эти две власти в одном лице своем, присвоил себе звание имама. Так заблуждался народ и так предал себя безусловной покорности одного решительного человека.
Чтобы приблизиться к такому предмету, который мало еще известен нам в его основе и важности, с историческою последовательностью верховных пастырей магометанского закона и таинств его, я принял смелость передать тарикатное учение в том виде, как оно переведено с подлинника, случайно мне доставшегося в столь редкого не только в простом магометанском духовенстве, но и между учеными, не посвятившими себя тарикатному братству, ученейшим мужем между кавказскими племенами, Якубом Шардановым, с арабского на татарский, а с последнего мною на русский язык, придерживаясь всевозможно подлинника .
Позволяю вам, как и мне дозволено от учителя моего. Я шейх Мустафа Инджемайский, ученик Ахмеда Бегчетинского, он же из учеников шейха Махмуда, верховного учителя Накшибендинского. Господи! прослави тайны святых твоих.
Сей акт вполне от меня нищего и служителя нищим передан Сагиду шейху над всеми шейхами Сеиду Абдулла Кадри из поколения Кейлянского. Господи! возвеличи тайны святых твоих в доме Маалаюхан (место святых).
Во имя Бога явлен вам посланник из среды вас: повинуйтесь ему и будьте мумишами (мусульманами). Создатель мира есть Бог Всемилостивый: если усумнитесь, то скажите – един Бог на Эмперийском небе.
Каждый должен верить, что нет иных богов, кроме Единого, и что святым людям Ааллия Уллаг, нет опасности и нет скорби, воистину! Кроме единого Бога нет другого и Магомед раб и посланник его, он есть Сагид я Сеид над всеми посланными, верный слуга и возлюбленный Богом, все создавшим. Я ахапи (ей Господи!).

Мы сделали все возможным и откровенным, и нет ничего более для вас невозможного.
Да будет Господь Бог вам помощником по вере вашей.

Эти слова переданы пророку Магомету чрез Ангела Гавриила перед завоеванием Мекки.

Тарикатное учение.

Во имя Всемилостивейшего Создателя всех благ Бога, которому принадлежат все сокровенные тайны, поклон и здравие рабам его, служащим с чистотою сердца и исполняющим обеды свои. Из Ханафийской части закона да исполняются все заповеди Господа, с приношением молитв к стопам Пророка Его Магомета и святым ученым в законе. Все почести и хвала Пророку и рабу Божию; он есть путеводитель наш в истинной религии от прочих. Бог сподобил его быть защитником и избавителем ходящих по пути праведных; он испрашивает перед Богом спасения и прощение грешнику; от его соизволения предоставлено недостойному нищему Кадрийское тарикатное учение со слов почитаемого шейха, со стороны родственницы бабки шейхали, Сагида, Кадри Кейлянского. Его священная наука вознеслась высоко в мире; он удостоил меня быть на молитвенном ковре и возносить сию науку пред Богом до тех пор, покуда дух мой воспарит в вечность Божественного видения.
Прежде еще вступления моего в эту священную обязанность, я в искренних молитвах моих испрашиваю соизволения предаться мысленно о Божестве, дабы постигнуть сокровенность тариката и передать его другому по содержанию и преданию семи первых шейхов. Ныне обещаюсь с клятвою исполнить все по примеру святых мушидов во время Мура-Каба . Так как сия тайна передана от подобного утренней заре Ангела, вознесшего на раменах своих Пророка Магомета на небо, где и дана ему верховная власть над всеми святыми, кроме двух Ахмедов, Абусалих отца Салихова и Абдул Кадри Чейменского, Ханбелинского, Багдадского и Кейлянского, провозгласителя тайны Божией; отвори, Господи, ему все врата рая, не отвергни молитву его и будь милостив ко всем мусульманам; осчастливь души их в сей и будущей жизни; а с ними восприми и сопричти нас, недостойных рабов, в недра неизреченных Твоих щедрот, под знамением Пророка Твоего Сеида Магомета ,ибо по воле Твоей мы исповедуем исламизм и от всей души приносим Тебе нашу жертву, свидетельствующую, что нет иного Бога, кроме Бога, и Магомет раб Его и посланник, которому по соизволению Вышнего все дано, яко верховному пастырю. О, Господи! прослави его с семейством и со всеми избранными!
Примите от меня нищего, пославшего сей акт к братьям моим по вере, чистейший поклон. Дай Бог, чтобы на всяком месте вера ваша была всем ясна для просвещения вашего; вы клятвою должны утвердить покорность вашу и да будет вам известно, что нищий Бога ради и раб Его, праведный сын наш и ходатай, пекущийся о будущей жизни, Хайху Абдрахман Гарив, сын Умара Камелинского, изведавший мудростью своею истинного Бога, просил моего дозволения сесть на молитвенном ковре, быть халифом и шейхом над низшим учением Кадрийского тариката. Принеся усердную молитву Господу, все создавшему, я просил мысленно главного мюшида над всеми святыми и сердаря мюридов, а также умолял душу блаженного шейха Мамсудина Холотийского вразумить меня, достоин ли и следует ли передать ему это учение? И по внушению святых сил, он Умар посвящен мною к познанию тарикатного учения, которое и передано ему от меня, со внесенем в наследственный акт, дающий право быть халифом и шейхом над низшим Кадрийским тарикатом, с дозволением передавать это учение, кого изберет он достойным, с тем знамением, что воспитание его будет наравне с младенцами, как и я сам воспитан и обязан передавать святое правило это другим; ибо власть моя разрешена сеидом и имамом над всеми святыми, как блестящая звезда разделяющего и объясняющего тайны религии Султана Кадри Кейлянского. Провозгласи его, Господи! от него проистекло святое тарикатное таинство, я же получил от учителя моего сеида шейха Алия; он няставлен был отцом своим, учившимся у сеида шейха Магомета Сагдинского, – Господи! прославь тайны его учения, – шейх Магомет заимствовал от отца своего шейха – воспитателя мюридов и наследника всех шейхов от шейхов Мугров, сеида эфенди; он же образовался от отца своего, известного ученого шейха сеида (последний наставлен был отцом своим) Алгари–Буфеллах, т. е. достигшего высокой степени божественного знания, мюршида саликин Ибрагима. Все вышепомянутые шейхи – родственники со стороны матери моей; Господи, превознеси их многочисленные тайны, – сотвори, прими и удостой души сих праведных светлого рая. – Алгари образовался от шейха, учителя мюридов и ревнителя религии, Джемалудина; сей же от шейха и служителя Господу, Шемадзина, принявшего учение от брата своего, Шехабудина Ахмета; Ахмет научился от отца своего, мюршида шейха Касима, Касим – от племянника своего, Зейнадина; ему же передано от отца его, шейха Абиль Аббаса; Господи, прослави его тайны! Аббас изучен отцом своим, Хасаном шейхом Бадредином, светильником звезды. Хасану передано от шейха и отца Галаудина, научившегося от шейха Шемсудина Магомета. Господи! упокой и прослави его душу. Магомет наставлен отцом своим, Шейфурдином, научившимся от учителя мюридов, шейха Чемадудина Абдалах, а сей научен от отца своего, шейха и служителя шейхов, известного богомольца из поколения Абубекира, Абдул Ризака Горинского, получившего эти тайны от отца своего шейха сеида Месляна, нашего путеводителя, имама над всеми имамами, верного блюстителя шариата и тариката, наместника Пророка Магомета и наследника живущих в бессмертии сорока святых и равного им во святости, наименованного Риджауль, который не только шейх людям ислама, но ангелам и джинам, – в его руке все сердца праведных, как главы богобоящихся, – он жаждоутолитель в будущей жизни святою чашею и звезда над всеми святыми, глубоко проницающий в сокровенные тайны, ревнитель и восстановитель пути Абдул Кадри Кейлянского. Господи! ради души его ниспосли на нас высокую милость Твою! Он подучил эту премудрость от верховного шейха, достигшего до познания Бога, отца Сагидова и внука Алиева, Мубарека Багдадского, Господи! прославь Твоего соревнователя, получившего тайны закона Твоего от шейха Абдул — Хасик Уретийского, принявшего святое учение от шейха, постигшего истину веры, Абдул Фарег Терсунского, занявшего учение свое от шейха Абдрахмана Абдулазизы Тамипсвкго, принявшего учение от шейха Абубекира Шаблинского; он же от шейха сеида Таифа и мюршида над святыми святых, Дженейка Багдадского, почерпнувшего премудрость свою и познавшего Бога от Серира Сактейского, заимствовавшего учение свое от покровителя трудов в религии, объяснителя сокрытных тайн и чудес, шейха Магруфа Керакийского; Господи! ниспошли на него Твое благословение. Магруф достиг священной тайны от наставника своего, шейха, полного владетеля тариката и высокого достоинства святости, Давуда Танийского, образовавшегося от шейха над всеми в мире шейхами, познавшего все господни таинства, Хабаба Хаджетского; Хабаб же от почетного имама, владетеля всех богобоящихся, главного толкователя путей господних, Хасина Берийского, научившегося от сеида, прозванного львом религии ислама, мужа Фатимет Изухара, дочери Магомета, Алия Абиталибова, он же есть меч Господень, хранитель и защитник невинных и кротких перед Богом, познавший тайны учения от отца своего, Сеида всех пророков, избавителя грехов, султана над всеми приближенными к Богу, народного очистителя, скорого помощника и заступника, родом из арабов Хашимских, Мустафы Муштаба Алмунтака, первой зеницы между народом; сей-то есть сын Абдулла Пророка, Абдулла сын Абдулла Муталиба, а сей сын Абдулла Хашешима. Хашешим сын Абдулла Мапафа, сравненного с золотом и драгоценными каменьями. Ниспошли, Господи! все щедрые милости Твои на них и на сопутников их, а также женам Магомета, матерям всех мусульман и детям, от них рожденным, – равным образом, повинующимся и послушным закону Твоему, все благое во веки; ибо Пророк Магомет удостоился лично получить таинство веры через ангела Гавриила, явившегося в красоте павлина; – Гавриил получил от ангела Исрафиля, принявшего мудрый закон ислама от Создателя всей вселенной, Единого Всемогущего Бога, коему нет равного.
Пророка Магомета проповедует: Господь Бог мой, по великой милости своей, наставил и вразумил меня, что каждый нищий прежде богатого предстанет на тот свет вперед за половину дня : и как я есмь нищий из нищих братий моих и, еще проповедуем я всегда, лучше пребуду за нищими, нежели за богатыми, и прежде услышу их, ибо из всех нищих братий моих полагаю первым себя. О, Господи! молю Тебя: когда испущу дух мой, прими душу мою и оживи ее в образе нищего и сопричти в числе святых твоих нищих, ибо в законе Хадиса сказано: «Дай, Господи, всем мусульманам быть перед Тобою нищими во «уважение таинства релит и приблизь в Твоему милосердию тарикат сей, как путь Тобою указанный Пророкам и названный Бегиль Меллядун , предоставленный мне к научению сопутников моих с их наследниками». Из них первый получил Абубекир и Алий; Алий передал Хасану Басерскому, далее: Хабибу Афкенскому, Дауту Мал Ханафийскому, Магруфу Керакийскому, Серир Сактийскому, Дженеиде Багдадскому, шейху Абубекир Шаблинскому, шейху Абухасан Курешейскому, Абисагаду Массунскому; от него передано поборнику религии Абдул Кадри Кейлянскому, он же сыну своему Абубекир – Абдул Ризаку, от Ризаку шейху Джемадудину, Абесалеху, шейху Тарфудину, Галаудину, шейху Бадрудину, шейху Абельлабасу Шерабудину, шейху Зейнадину, шейху Касиму, шейху Шехабудину, шейхам: Шемейдину, Абун Уфа, Джемалудину, Абдулаг Магомету Багдадскому, Ибрагиму и сыну его Магомету, Магруфу, Ахафу, Магомету и шейху Алию, от которого получил кадрийское тарикатное учение я, самый беднейший и грешный служитель нищих, не стоющий праха под стопами святых, равный шести братьям, спящим, как верный пес у прага праведных, подобно Итмиру , сеид шейх Хаджи Ахмет Созийский. Разрешаю, с дозволения отца нашего, брату моему по религии и сыну по пути божественного тариката, шейху Абдул Рахману Гарифу Умару Килийскому, сидеть на молитвенном магометанском ковре, управлять тарикатом Кадрийским и быть халифом над всеми магометанами. Подай, Господи, ему и последователям его благословенные пути. Причем, завещал ему строго «бояться Бога во всех делах своих и все молитвы Пророка исполнять свято, следовать по указанным путям угодников Божиих, воздерживаться от яств и пития, быть более молчаливым и мало спать, иметь попечение о молитве к Господу и воздерживаться от всего недостойного желаниям чистого сердца; вставать от сна прежде рассвета, приложить всемирное усердие к научению мюридов познанию религии, во всякое время следовать тарикатному учению свято и без отступления».
Каждый, кто только увидит сей акт, должен ведать, что имеющий его есть шейх, которого обязаны почитать, слушать и повиноваться ему, как Пророку, ибо таковые именуются мужами крепкими. Господи! ниспошли новоизбранному Твоему силу уважения, таковых ибо хочу иметь соучастниками духовного ковра к совокупному прославлению имени Твоего. Он должен сидеть молча с алкораном на молитвенном ковре, окруженный мюридами, и мысленно читать Фатага, потом провозглашать: «чтите имя Господа вашего», толкуя Его единство, и все предстоящие повторяют слова пастыря; потом прочитывают тихо и гласно Ольджелялю-Ольджеманю, затем Алхаю — Алхазюм, стоя и сидя, сложа руки одну на другую, до тех пор, пока ослабеют все силу во имя Господне.
А также разрешаю ему принимать желающих в общество мюридов и с тех, которые признаны будут достойными, брать байгат и тогда уже сопричислять к братству, научая каждого из них: кто будет почитать и уважать таинство тарикатного учения, тот и нас почитает, а кто почитает нас, почитает дедов наших, – почитающий предков, почитает султана над всеми святыми, Абдул Кадри Кейлянского, почитающий Абдула Кадри, чтит деда его, Пророка Магомета, чтущий Магомета, почитает со смиренным благоговением Вседержителя Бога и получит в земной и духовной жизни высокую награду. Кто же не признает тариката, не признает меня, отвергает отца моего, шейха Кадри Кейлянского, Пророка Магомета и самого Бога, да погибнет в огне гиенском! Сохрани и спаси нас, Господи, от такого преступления!
Когда явится где-либо шейх, имеющий акт сей, мюриды кадрийские обязаны явиться к нему с честью и почтением, для поздравления с благополучным прибытием; тогда учитель приглашает их сесть вокруг себя и начинает превозносить имя Господа, размышлять и толковать им их обязанности и, ежели найдет достойными желающих вступить в общину, сопричисляет таковых в число братства мюридов, куда не возбраняется входить и женскому полу с закрытым лицом, но не иначе, как по выполнении присяги в том, что она обязывается следовать по пути Пророка Магомета, сопутников и жен его. Да совершится все сие во славу Господа!
Из всех важнейших наставлений, иною переданных, суть: «бояться Бога во всех делах своих, всемерно стараться служить шариату, не выходить из пределов Божественного писания и образоваться в алкоране. Сын ной! Бог наш и всех мусульман да будет путеводителем твоим к познанию закона, ниспосланного с небес Пророку нашему Магомету; старайся привязать душу твою и все помышления к единому Богу, будь щедрым и откровенным для всех чистосердечных. В твоей обязанности иметь всегда и во всех делах религии сообщение с нищими, почитать нелицемерно шейхов, обращаться человеколюбиво и смиренно с братьями твоими, родственниками и прочими младшими и высшими тебя, делать полезные наставления, – споры, вражды и всякие сторонние или мирские дела всевозможно уклонять от себя. Знай, брат мой по вере и сын по тарикату, Един Бог путеводитель всех мусульман. О действительной же пищете я вразумлю тебя: ты не есть нищий, но богатый; ибо не в чем не имеешь нужды, кроме Бога, ни о чем не заботишься, только о Боге. Итак, тайсуф заповедует нам крепко хранить тайну, дабы ни в чем не быть свидетелем. Когда встретится с тобою нищий в первый раз, не любопытствуй узнавать, кто он, а, унизив себя, говори с ним благосклонно и ласково, чем приобретешь в себе любовь и уважение, ибо закон научает нас унижать себя пред нищими, а сильным воздавать должное без обмана, дабы во всех делах наших была видна одна святая истина. Всякое свидание с светским обществом прекратить, а стараться всем сердцем приближаться к Богу и указать братьям твоим по вере путь к Нему Единому. Храни все, заповеданное мною, тайно и, вкоме Бога, забудь обо всем мирском.
Вот тебе строгое мое наставление. Кто поймет его и примет чистосердечно, да утвердит Господь Бог желания его и да наставит на путь праведных.
Ты должен знать, сын мой, что тайсуф заключает в себе восемь правил:
1) Саха – быть щедрым,
2) Риза – всем довольным,
3) Ибра – терпеливым,
4) Курбат – приблизить себя к Богу,
5) Лепсысуф – одеваться в шерстяную одежду, по примеру Пророка нашего Магомета,
6) Вассийя Ахат – всегда путешествовать,
7) Водовамисехри – быть алчущим и жаждущим,
8) Вольдилуг Вольфакре – быть нищим.
Ибо щедрые дела принадлежат Аврааму, довольным быть – Исааку, терпение – пророку Иову, быть приближенным – пророку Иосифу, шерстяное одеяние – пророку Яхве, путешествие – пророку Иисусу, голод и жажда – пророкам Моисею и Давиду, нищета – покровителю нашему, Магомету, возлюбившему ее.
Если кто будет тебя спрашивать: кому присвоены одежды шерстяные? отвечай – Магомету, получившему через ангела Гавриила четыре листа от райского дерева «туба», и когда он был одет ими, по воле Господа, они превратились в шерстяной хитон. А когда ты будешь вопрошеп: что значит Эманул Хиркат, Исламуль Хиркат, Геслуль Хиркат, Ташратуль Хиркат, Умафщелиль Хиркат, Уфирикаль Хиркат, Умамектубу Хиркат, Умамектубу Физейлйль Хиркат? а) желать мусульманам всего того, чего себе желаешь, б) кроне Бога, ни о чем не помышлять, в) быть верным без обмана, г) не употреблять в пищу и питье запрещенного, е) удалить себя от суеты мирской и иметь уважение к нищим, е) повиноваться шейх мюршиду, быть чистым и серьезным, ж) исполнять очищение и омовение на всяком месте перед молитвою, з) всегда иметь сокрушенное и смиренное сердце перед Богом и людьми, и) и быть стыдливым.
Когда будут тебя вопрошать: из какой шерсти и кем сделана ткань для духовного одеяния? отвечай: из шерсти того барана, который по могуществу Господа прежде еще создания мира уготован был ангелом Аврааму на жертву вместо сына Исаака; шерсть из этого барана принес с неба ангел Хаяиль жене Адама Еве, которая умоляла его спрясть из этой шерсти нити, и ангел исполнил ее желание; из этих нитей ангел Гавриил одну половину дал пророку Адаму, а другую вознес с собою на небо и сохранял в раю до пророка Магомета, и тогда, как по воле Господней в помощь войны, названной Хунеин, ниспослано было с небес тридцать тысяч невидимой силы, то нитью из этой шерсти ангел опоясал пророка Магомета и повел носить шерстяной харкат . – Если тебя спросят: сколько заповедей имеет тарикат? отвечай: покаяние, поручить себя Богу, быть набожным, богобоязненным, довольным, удаленным от мира и молить о прощении грехов. На вопрос же: какие суть пути тариката и сколько таковых? шесть: мюршиду и учителю твоему служить верно, поручить себя Богу, быть преданным ему всем сердцем и всеми помышлениями принимать без исследования слова учителя, признавать поучения его за непреложные и благоговеть в его воле. На вопрос: что есть высшая присяга по тарикату? какой имеет ключ, замок и сердце замка? отвечай: когда Бог изгнал Адама из рая, он повелел взять от него с детьми присягу, Адам отвечал: Господи! кто мои дети, я их не знаю. Бог, могуществом своим, произвел от Адама все народы и вопросил его: «Алесту Берабикум?» – не я ли сам Бог ваш? они отвечали: «воистину, Господи!» Вот что значит присяга и оя начало. Она вложена в камень, названный Хансефиль Авсада; сверх того, присяга значит по слову Господа: «я создал народ мой и все видимое и невидимое, для прославления имени моего и служения мне, с верою и чистотою помышлений». Сердце замка: верить, что един есть Бог, коему предаться всем существом своим, благоговеть ко всему, ниспосланному от него, ибо корни райского дерева Туба суть шариат, а ветви – тарикат, фрукты – верность, а семена – знание. Замок присяги: являться мюридам к учителю шейху; ключ замка – произнесенная клятва, ибо Господь Бог возвестил пророку Магомету: «кто учинит присягу, тот связан ею, а кто исполнит ее в чистоте сердца во имя мое, тот примет от меня награду, – все же отступники погубят себя на вечную смерть». И тот ключ присяги отдан на вечное сохранение лифимдам. – А когда вопрошен будешь: что есть Мадапули Иман и Маданули Ислам? первый, что Бог видит сердца наши; второй – смотрит и на чистоту наших деяний. Если же пожелают знать, сколько тарикат имеет судей ? отвечай – шесть: любить ближнего, быть щедрым, униженным, богобоязненным, решительным и размышляющим о всем создании Господнем. При вопросе о молитвенном ковре и его заповедях, отвечай: Господь Бог заповедал подстилать его в молитвенных домах и па нем приносить ему моление пять раз в сутки, имея впереди шейха, мюршида или духовника. Если же спросят тебя, что значит шариат, тарикат, халикат и марграфат? ответ твой да будет: шариат есть слово, тариват – размышление о пути Господнем, халикат – познание самого себя, марграфат – положиться всеми надеждами на Бога. Что же есть имамы шариата, тариката, халиката и марграфата? отвечай: первый – алкоран, второй – шейх и мюршид, третий – верность, сам пророк Магомет, и последний – сам Всемогущий Бог. На вопрос же: кто твой отец, мать и брат? отвечай: отец мой – любовь, мать – чистое сердце, брат – верность. Что значит купаться у шариата, тариката, халиката и марграфата? Во-первых, – молиться на молитвенном ковре, во-вторых, – исполнять в точности правила тарикатного учения, в-третьих, – хранить верность, удаляться от всего мирского и путешествовать, в-четвертых, – предаться Единому Богу всем сердцем и всеми помышлениями с твердым упованием на него. Да будет во всем путеводителем нашим сам Господь Бог наш.
Итак, я нищий, крепко нуждающийся в милостях Господних, разрешил сим достопочтенным актом шейху Абдрахману Гарифу сыну Умарову быть халифом, моим наследником, с дозволением одеваться харкатом и носить на главе кадрйский венец, к прославлению имени Единого Бога, принимать присягу от достойных быть его соучениками, не опуская всех предписанных в акте сем правил. Вместе с тем, строго повторяю: все заповеди Господни соблюдать без отступления, не исключая добавленных пророком, как-то: молиться на рассвете, служить с уважением нищим, быть униженным и принятым, не быть сердитым, строптивым и ругателем, – все благие пути исполнять, дабы указать народу пути истины и пути зла, бодрствовать над противными правилу учения желаниями сердца, и Господь Бог да будет твоим путеводителем во всех твоих намерениях. Знай, брат мой по религии: месть, подлежащих для шейхов, есть сорок, и этиии лутяии только можно достигнуть иилосердия Божия: в шариате их 10, в тарикате 10, в фаль халикате 10 и фаль марграфате 10, и все они принадлежат Единому Богу.
В заключено данного мною правила и наставления, ты должен знать: когда шейх накажет ученика или прогонит от лица своего, виновный не должен иметь злобы, но обязан сносить заслуженное наказание терпеливо и с покорным унижением умолять неотступно о прощении. Но если шейх не в состоянии отвечать на все предписываемые в акте сем правила, то имя, принятое им на себя, есть недостойное и он не может ни носить звания шейха, ни наследовать святому учению закона религии. О, Господи! укажи нам неизреченную твою милость, Ты, Единый и Благий Господи! сохрани нас от худых поступков и диавола; не дай нам быть неосторожными и ошибочными в делах наших, сопричти к числу нищих в жизнь вечную, ради имени Твоего и Пророка Магомета; ибо все похвалы и приношения принадлежат Тебе Единому во веки аминь.
Сверх того, вы должны исполнять тартейбахат мекладжи : а) молитва об оставлении грехов из алкорана Фатиха; б) салават в честь Пророку; в) прочитывать семь раз Сура Сурей Инжирах; г) из алкорана Ахлас тысячу раз; д) Фатиха семь раз, е) салават сто раз, ж) Ашри один раз. После прочтения указанных молитв, просить Господа утвердить вас в ниспосланном от него законе, с приношением жертвы чистого сердца Богу и Султану над всеми пророками, пророку Магомету и Его «Чегариаруш» – четырем спутникам: Абубекиру, Умару, Осману и Алию. Господи! прослави тайны святых твоих и место их Хаадже, а с ними удостой милосердия Твоего Магомета Бахавдина шейха Накимбендинского, Абдул Халена Гождуинского, Абдул–Хасана и Боязида Бастамского, всех святых и свиту Господню и всех пиров чистые души освяти, Господи! А потому, как мне дозволено, так я и передал вам все, не убавляя и не прибавляя, с разрешением производить учение по вторникам и четвергам, во время восхождения и захождения солнца, – так и меня учил шейх и путеводитель мой, сардар над всеми сардарами, Мустафа Тархиловский, – Господи, упокой душу его и освяти могилу праведного Твоего! Буди, Господи, благоволение Твое над нами и родителями нашими. Все же похвалы и восклицания принадлежать Тебе Единому!
ОТДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ.
Адаты горцев Терской области.

I. АДАТЫ КАБАРДИНЦЕВ.

а) ПОЛНОЕ С0БРАНИЕ
кабардинских древних обрядов (1844 г.) .

I. Разделение кабардинского общества или племени на сословия включая и класс крепостных людей.

1. Кабардинское общество разделяется на одиннадцать сословий и степеней узденских, включая и класс крепостных людей.
а) Князья, происшедшие от князя Инала, потомка Казия, – Джембулат, Мисост и Атажука; от Джембулата сыновья Бек-Мурза и Кайтука, наследники которых приняли фамилии по именам своих отцов, и потому теперь в Кабарде четыре княжеских фамилии: Бек-Мурзина, Кайтукина, Мисостова и Атажукина .
б) Узденья первой степени, происшедшие от родоначальника Генардука: Анзоровы, Куденетовы и Коголковы, каждого из них именуют тлехотлеш или коц; узденья Тамбиевы равны с ними, но только фамилия их сама по себе особо .
в) Княжеские узденья называются беслень орк; к этому классу также причислены по приговору незаконнорожденные от князей, называемые тумак.
г) Узденья третей степени принадлежат к первостепенным узденьям; название им: оркша отлехуса.
д) Вслед за ним узденья, называемые пшехао.
е) Отпущенники от князей и узденей, называемые азад .
ж) Княжеский беслень бщитл.
з) Узденский ук, или крестьянин, который господину своему платит годовую дань и работает ему не всегда, а только в назначенные дни года, называемые оку.
и) Узденский второго рода крестьянин называемый тло-хосшао , который весьма мало уплачивает своему господину работает ему менее, чем вышеозначенный ук.
i) Дворовые люди, которые живут при своем господине, исполняя все его приказания, называются Лагунипит .
к) Служанка и прислуга: первую зовут унаут, а последнего лигава .

II. Права и обязанности каждого класса и отношение одного сословия к другому, включая и духовенство.

2. Князь, как от своего узденя, так и от прочих, которые в его владении находятся, в каждый год с баран-коша получает для пищи по барану и барашку; дань эта называется мелжаго.
3. Князь, по обряду, имеет право на время требовать от узденских табунщиков лошадей для езды себе товарищам, с тем, чтобы, не изнуряя их, возвратить обратно.
4. Когда к князю приедет другой князь, как-то: из за Кубани и других мест, князь показывает гостю квартиру у своего узденя, пшехао, и сколько бы приезжий ни прожил, пшехао должен кормить его со всеми при нем находящимися; полученные же князем от навещающих его подарки, как-то: платье и конская сбруя, отдаются им тому узеню, у которого гость квартировал и продовольствован был со всею свитою .
5. Кабардинцы, отправившиеся в партии против других горских народов, для наказан или по другим причинам, если останутся победителями и возвратятся с добычею, состоящею из людей, скота и прочего, то они обязаны старшему князю, хотя бы он и не был в партии, дать одного человека из лучших; когда же людей в добычу недостанется, отдается ими, чего таковый стоит, скотом и прочим; остальная добыча делится по частям между теми, кто был в партии.
6. Князь имеет право посылать по собственным делам узденя своего с наставлением, что делать там, куда он отправляет его.
7. Князья, имеющие своих дворовых людей, властны продавать их, дарить или разбивать семьи из Кабарда в другие места; а если проданные, подаренные или остающееся принесут в судебном месте жалобу, то она не принимается.
8. Когда князь узнает, что есть у кого хорошая охотничья собака иди барсучье нагалище, то он в праве взять и то и другое; удостоверясь в доброте собаки, он платит хозяину по усмотрению своему.
9. Когда князь умрет и останутся на нем кому бы то ни было долги, которых при жизни он не уплатил, то все иски по ним остаются без внимания, и наследники ни за что не ответствуют .
10. Когда князь расположится жениться, то за невесту платит по желанию состоянию его узденя .
11. Князья женятся на княжеских дочерях, узденья на узденских, вольные на вольных, холопья на холопках; чагары берут по желанно родителей невест своего звания или из холопок. Чагарам также предоставляется жениться на дочери вольного или холопа .
12. Князю назначается калыму за дочь: лучший панцырь, стоящий двух крестьянок; другой панцирь, пониже добротой, ценою, однако же, не менее как в одну холопку; налокотники, стоящие одной крестьянки; еще налокотники и шишак, стоящие одной крестьянки; сабля ценою в служанку; сабля похуже; пять лошадей, из которых лучшая стоила бы непременно одной служанки, а прочие похуже и без цены, но только на выбор. Когда прописанных вещей и лошадей не окажется, то платят служанками .
По народному условию после прекращения чумы 1807 г. июля 10-го, по убавлении калыма на следующие разряды:
При взятии в замужество княжеской дочери, князь платит за невесту из девушек 500 руб. серебром, на скот по оценке или оружием, а ежели будет вдовая, то калыма 300 руб. .
Уздень первой степени за девицу платит калыма 350 р., за вдову 200 руб., по оценке на скот, лошадей и вещами .
Меньшие узденья за девку 220 руб., за вдову 150 руб., серебром.
Вольные за девку 150 руб., за вдову 100 руб. сер. .
За девок из черного народа платится калыма 160 р. серебром и венчают их по религии, с согласия родственников, отстраняя самовольство прежних времен, когда девки уходили замуж без позволения хозяев, за что народ, хотя, и полагал виновных с прижитыми детьми возвратить тем владельцам, от которых они бежали, но это оставлено без исполнения, дабы не подвергнуть всей стороны разорению и не произвести бунта .
До чумы, всякий крестьянин отдавал своих дочерей в замужество без позволения господина; теперь же, в таком случае, помещик имеет право отданную без его согласия с прижитыми детьми отобрать от мужа .
Холоп, отдавая дочь за холопа, брать за нее калыма не может, а получает таковой господин его. Дворовый, имевший дочерей, при выдаче их в замужество, полученный калым, заключавшейся в 160 руб. серебром или 16 штук скотом за каждую, отдает своему господину все, кроме одной штуки скота, которая дается дочери на платье .
Дочерей княжеских, узденских и дочерей вольных людей насильно не брать; прежде было не так: кто бывало какую девку заметит, мог взять ее даже разбоем, из-за чего происходили беспрестанные ссоры и даже убийства. Прежде за подобное самоуправство виновный платил сродникам только калым. Теперь же это изменено и без согласия родственников и венчания муллою своего аула, никто ни у кого девки похитить не имеет права; тот же кто, презрел это постановление, возьмет жену буйством, а посторонний мулла примет участие в этом беспорядке, то первый из них подвергается штрафу, объясненному ниже, статьею 101-ю.
13 .) Когда князь вступит в брак, то жену должен поместить на год у своего узденя; по прошествии же года, он берет ее в свой дом, а узденю дает целое семейство в уплату за содержание жены своей. В случае же невозможности со стороны князя уплатить семейством, уздень получает от него сто баранов.
В пользу того узденя или чагара, у которого находиться будет княжеская жена в продолжении первого года ее замужества, остаются все лошади, на которых она к нему привезена.
14. Из полученного князем калыма за дочь свою дается его узденям часть, которая делится по степени важности каждого из них.
15 ) По переселении князем на другое место, узденья, им принадлежащие, переходят с ними и живут в недальнем расстоянии от их аулов; переселение это относится единственно до Кабарды, а когда князья пожелают перейти в другие места, за Кубань или далее, то узденья остаются в Кабарде; народ не должен допускать их переселения, хотя бы они и сами пожелали последовать с князьями. Самому же князю дается свобода одному выходить из Кабарды, куда пожелает.
Когда уздень обижен князем или не получит следующих ему подарков, то может переселиться на другое место.
По народному условию после чумы:
Уздень не имеет права переселиться во владение другого князя; всякий должен жить близь своего (князя), ежели не вместе, собственным аулом.
Отпущенным на волю князьями и узденьями людям не дозволяется уходить из их аулов в другие; они должны жить в них, как сами, так и происшедшие от них дети, не перенося имущества.
Узденский уздень, после смерти своего узденя, может по своему произволу остаться у родственников умершего или его князя; в другое же место ехать и к иной фамилии он отойти не может.
16. Отца и мать князя ругать воспрещается узденьям и сам князь не имеет права ругать узденя по матери и отцу .
17. Узденья насильственно не служат князьям, а по собственному желанию, и тогда только, когда от своего князя получают узденьскую дань сполна. Дань эта заключается:
Первостепенному узденю из 15 предметов, из коих непременно семейство людей, 500 или более баранов, часть земли, разные железные вещи и проч.; но более это делается, по общему согласию .
Уздень третьей степени получает дань от узденя 1-й степени из семи предметов; в числе их необходимо одно семейство или выбранное из него два человека, 100 баранов, панцирь с нарукавниками и налокотниками, ружье, сабля, пистолет и ежегодно жеребенка, Прочие узденья получают такую же дань от своих князей.
18. Во время нахождения узденя при князе внутри Кабарды, он получает, сверх уздонсвой дани, еще разные подарки, например, лошадей, крестьян, железные вещи .
19. В бытность князя в чужих краях, за Кубанью или в другом месте, он наделяет узденей своих из подарков, которые получает, смотря по степени достоинства каждого.
По народному условию после чумы:
Князь не имеет права требовать обратно от узденя подарков, ему данных с давних времен; но узденю не воспрещается добровольно возвращать их.
20. Узденья всех степеней, получивши от своего князя по обычаю дань, по требованию князя находятся при нем из каждой степени по одному вооруженному. Если бы князь пожелал ехать за Кубань к разным горцам или в Дагестан, узденья следуют за ним, и ежели князь получит там подарки, то делит их с узденьями, соображаясь с услугами всякого из них. Если между ними будет находиться первостепенный (уздень), хотя бы младший прочих летами, то он получает из раздаваемых подарков лучшую часть.
21 ). Когда князь едет в Россию, Персию, Турцию или другие отдаленный места и с ним первостепенный уздень, то этому дается особенное от князя место, как почетному человеку, хотя бы находились в сопровождении князя люди летами старее помянутого узденя. Он имеет перед ними преимущество и награждается более прочих, которые между собою, как в наказаниях, так и в уважении у князя, во всем равны и во время нахождения в свите имеют право ожидать наград, соответствующих заслугам.
22 ). Первостепенные узденья, где бы ни находились, по извещении князя, являются к нему для совета и находятся при нем, сколько ему угодно.
23 ). Узденья пшехау, т. е. княжеские, исполняют все то, что князь прикажет. Они не суть холопья, но и не равняются с настоящими узденьями; они служат князю ежедневно и безотлучно, наблюдая домашний порядок, унимая, по приказанию князя, всякие невежества и дерзости, наблюдая, чтобы все были послушны. Князь по обряду защищает их от всяких несправедливых обид, вступается за них, взыскивает с обидчиков. Народ обязан сносить терпеливо все, что князь сделает правильно или неправильно, и не может выходить из повиновения. Если взыскание будет неправильно, то за это отвечает сам князь, а не уздень пшехау .
В дополнительном обряде:
Когда уздень пшехау поссорится в доме князя, с него за то штрафу никакого не полагается.
24. Княжеские узденья, беслень-орк , должны, с каждого двора по одному, всякий день находиться с князем, верхом на собственной лошади и со своим оружием, а в случае необходимости снабжать тем и других, исполняя все приказания князя беспрекословно. Когда кто из тех беслень-орков будет убит в горах, то с виновного взыскивается по статье 90-й.
25. Князья, по обычаю народному, права не имеют обижать узденей без причины.
26. Узденьям третьей степени за обиду от князей, узденей и равных ему производить удовлетворение саблею и лошадьми.
27. От князей незаконнорожденные тумаки, причисленные к разряду узденей 3-й степени, если отправляются по собственному делу и будут кем-нибудь обижены во время следования, то получают штраф наравне с узденьями 3-й степени; если же они занимают экзекуторскую должность и посланы от суда, то в пользу их взыскивается за обиду, им нанесенную, штраф наравне с князьями.
28. Узденья, чагары и прочие вольные люди, подвергшиеся несправедливой обиде со стороны своего князя, имеют право уйти тайно к князю, какому пожелают или первостепенному узденю, и просить разбирательства. Князь или первостепенный уздень обсуживает дело и по окончании уговаривает господина, чтобы он обходился лучше; проситель возвращается по-прежнему к господину. Обстоятельство это может повториться несколько раз, если господин будет продолжать притеснения свои .

29. Когда женится уздень, он оставляет на время жену в доме чагара или оку, где происходит гулянье; чагар или оку в таком случае платит музыканту быка и штуку товара, какая случится .
30. Уздень волен делать чагаров из холопов, дав на первый раз для домашнего обзаведения пару волов, пару коров, котел и восемь тулуков .
31. Каждому чагару дозволяется иметь у себя холопьев, но по правам народным он не может их продать или подарить, без согласия на то господина; на других такого же состояния променять ему не воспрещается, однако ж, не иначе, как с позволения своего господина.
32. Когда чагар имеет холопьев и с позволения своего господина захочет продать их, тогда он избирает трех покупщиков, в числе коих был бы сам господин и предоставляет на волю холопу, кому из них он назначает себя в продажу.
33. Если холоп или чагар иметь будет подаренный им от родственника скот, то князь или уздень не вправе отнимать его; но дабы кто не сказал напрасно, что он имеет подаренную скотину, тогда как господин утверждаете, что она собственная его, холоп или чагар к оправданию своему обязан указать подарившего ему ту скотину родственника, который тогда вызывается и обязан присягнуть в справедливости показаний; а если он не пожелаете сделать этого, то правда остается на стороне господина, и этот приобретает полное право отобрать скотину у чагара или холопа, чего не может учинить, если вызванный родственник присягнет.
Когда чагар за женою получит подаренный ее родственниками скот, то господин пользовать им не в праве, а при продаже чагара скоте остается у его жены, сколько бы ни народилось его от подаренного в течение времени. С холопьями поступается точно также.
При женитьбе чагар или дворовый даете на первую ночь жене корову из собственности; сколько бы от этой коровы ни произошло приплоду в течение времени, ни муж, ни господин, не вправе отбирать, а все остается в пользу жены, даже при продаже мужа чагара или холопа другому господину. Дворовым господин дает таковую скотину, если они своей не имеют, и таким же порядком она остается всегда жене.
34. Кто из крестьян имеете дочерей, обязан, при выдаче их замуж, отдать господину за каждую, из получаемого калыма, по 3 скотины или по четыре; господин может брать посредственных, не выбирая лучших. Господин обязан, при выдаче девки замуж, сделать ей шелковый кафтан, а в случае неисполнения этого, но добирает одной скотины, которая поступает в уплату за кафтан.
35. Когда брать умершего чагара берет вдову в супружество, то платит в пользу родственников жены одного быка, сверх прежде уплаченного за нее калыма (это называется физ-штажичав).
36. Если чагар до того обеднеет, что будет не в состоянии господину своему уплатить положенной подати, то должен служить у господина во дворе наравне с холопьями; скота же господин не в праве отбирать у него и, когда он от своего скота получит прибыль, на которую в состоянии купить себе жену, господин его не может удержать у себя и должен отпустить с женою, чтоб жил по-прежнему особо; чагар же платит за это господину годовую дань.
37. Чагар, нажившийся в доме у господина до такой степени, что в состоянии завести собственное хозяйство, волен отойти и забрать весь скот, который он привел к господину; а то, что приобрел из господского в бытность у него в доме, оставляет все без изъятия у господина.
38. Уздень, будет иметь в доне холопьев и из них есть чагар, а прочие холопья, не может отпустить на сторону холопьев, а должен освободить преимущественно перед ними чагара, хотя бы этот беднее был холопьев.
39 ) По взятии кого из холопов или чагар где-либо в плен, господин вносит половину выкупной суммы, а другую половину платят родственники пленного.
39. I) Крестьяне одного семейства, состоящего из нескольких братьев, живущих вместе, не могут разделиться, не дав господам по 40 баранов с ягнятами каждый. Кто не имеет баранов, тот делиться не в праве. Это сделано для того, чтобы не расходились врознь, а жили вместе; потому что через раздел они беднеют и уже не в состоянии ни исполнять работ, ни уплачивать должного господину.
В дополнительном обряде:
II) При разделе чагар, касательно платежа господину, существуют разные постановления: иные дают господину пару быков, другие холопку, некоторые сто баранов или пять лошадей, а по неимению оных и рогатого скота, делаются ими с господами условия, с принятием на себя разных обязанностей.
41. Когда уздень обидит в чем-либо своего чагара, который будет просить на него в том разбирательства, то обиженный остается свободным от услуг, пока кончится разбирательство; остающееся же чагары ни мало не должны ослушиваться господ, а обязаны служить им обыкновенным порядком .
42. Чагары платят господину своему годовую подать и работают по нижеследующему народному положению:
I) Холоп или чагар, имеющий для пашни две пары волов, обязан отдать своему господину в год три пары обмолоченного проса, но при неурожае или недостатке не дает ничего; а тот, который будет пахать одною парою, отдает господину на том же основании одну арбу при урожае и достатке; когда же в пашне будет три пары, то господин берет четыре арбы проса, после отделения чагаром или холопом в пользу свою потребного количества проса на семена.
Крестьяне сколькими быками производить хлебопашество, столько арб проса обязаны отдать своему господину .
II) Из крестьян каждый дом семенами господина ежегодно засевает земли на один тулук проса; господину же возвращает готовым. В работе, к прокормлению, припасы должны быть от господина в достаточном количестве; когда же господин доставлять их не будет, то крестьяне от работы в пользу его освобождаются.
Ш) В сенокосное время крестьяне должны господину работать: три дня косить, а два убирать скошенное, потом класть в копны, с помощью дворовых холопьев, и возить сено в кутаны или дома; – дворовым же холопьям и крестьянам перевозить только то, что они накосили и в копны поставили.
Холопья, в 1-й раз поступившие на работу муллы, и крестьяне, из которых есть холопья или дворовые люди, баранщики и табунщики, для узденей не косят; вообще, буде господин не захочет косить по каким-либо причинам или даст припасов для прокормления рабочих, то крестьяне обязаны дать ему с каждого двора по семи арб готового сена, в уважение того, что избавлены были от кошения сена в его пользу.
IV) Дров давать господину по осьми арб со двора; делать это, если возможно, из гор, смотря по местоположению; когда же окажется препятствие, то каждый дом обязан доставить в замен господину пятнадцать толстых брусьев, годных к строению, перевозя их зимою на быках (волоком).
V) Когда было прежде позволено кабардинцам ездить на линию за Мажарскою солью, то всякий, кто поедет из господских крестьян на собственных своих быках, обязан был отдать господину половинную часть соли , после отделения себе из нее по сапетке с быка; а кто быков не имел и ездил на выпрошенных у другого, тот господам ничего не давал; отправляющийся за солью на собственных конских арбах, тоже господину отдавал по одной сапетке с арбы; за чужих же лошадей не платил ничего.
VI) Кто будет ковать железо, отдает из сделанных в год по одной полосе господину.
VII) В случае если узденю понадобится большой дом с кухнею, крестьяне обязаны безотговорочно выстраивать ему таковой, а женщины их мазать, возить глину и месить ее вместе с дворовыми женщинами .
VIII) Огородные плетни делают крестьяне обще с дворовыми людьми; полоть траву в саду обязаны по три раза в год крестьянские женщины, а равно и вымазывать дома .
IX) Плетни около своего дома, где окажется надобность, должны делать крестьяне с дворовыми людьми ; колья и хворост привозятся на крестьянской скотине.
X) Во время двух годовых праздников, Рамазана и Курбана, крестьяне обязаны варить господам бузу из своего проса, но в посуде господской.
XI) Крестьяне, имеющие пчел, в первые три года ничего не дают господам; по прошествии же трех лет, когда от одной сапетки составится три, все отдаются господам. – Когда в хороший год будет более трех сапеток, то все, превышающее три сапетки от одной, остается в пользу крестьянина. В случае неудачи и малого числа роев, господам отдается только одна матка или две сапетки; три сапетки, отдаваемые господину, не должны браться им по выбору из всех, а назначаются те, которые выведены из одной сапетки.
XII) Прислугу и волов прибывших к господам гостей женского пола обязаны прокармливать крестьяне .
ХIII) Они же (крестьяне) дают господам в поездку лошадей, но только в то время, когда они свободны; если же они понадобятся хозяину для поездки или по другим надобностям, то крестьяне не дают лошадей и господа не в праве брать их насильно, дабы отдать за калым, ехать куда-нибудь по торговым видам или для кузнечной работы. Когда из взятых на время лошадей будет какая украдена, загната или падет от другого случая, то господин обязан заплатить за нее крестьянину, которому она принадлежит.
XIV) Кто из крестьян зарежет рогатую скотину собственную, а не подаренную жене крестьянина, тот обязан половину спины с боками, свежею и сырою, доставить господину. Эта часть мяса называется ясва-бго. Равно с барана сваривши переднюю лопатку, он (крестьянин) должен принести господину.
XV) Во время Рамазана, т. е. поста, всякий крестьянин со двора должен в одну ночь приносить господину кушанья и напитки, соответствующие его состоянию, но не превышающие средств его.
XVI) Кто из крестьян имеет баранов, обязан давать господину с каждого двора по одной лопатке копченной баранины, единожды в год, в декабре, до наступления поста.
XVII) После уборки хлеба, по возвращению работы, каждый крестьянин должен дать господину со двора по кувшину бузы и по одному большому просяному чуреку.
XVIII) При варении бузы в большом или малом количестве, крестьянин обязан отнести один кувшин таковой к своему господину.
XIX) Бели господин пожелает строить вновь дом, крестьяне обязаны его поставить, а старое и вообще, что будет годиться от старого дома, остается в пользу крестьян.
XX) Господину, отправляющемуся на поминки к родственнику, арбы с волами крестьяне должны давать поочереди.
По условию после чумы:
43. С бедных, в аулах живущих людей, о которых будут свидетельствовать владелец, хозяин аула и ифендий, не требовать положенных народом податей.
44. Из аула обществом выбирается один крестьянин сообщения народу обо всем, что требуется к исполнению; избранный на этот предмет исключается из народной подати, ежели он чагар или ок, то господское положение платит наравне с прочими .
45. Холопья исполняют в полной мере все приказания господ и работают, что велено безотговорочно .
46. Когда, по приказанию господина, с баранов его стригут шерсть, то сколько бы из нее ни оказалось белой и из прочих цветов сколько нужно, назначается господину и его детям; остальное же делится па равные части (с включением в дележ господина и детей) дворовым людям.
47. Когда режется скот для пищи господина, шкуры делятся по частям на дворовых людей для выделки чувеков и ремней .
48. Господин в зимнее время, когда режет для пищи баранов, обязан ежегодно давать овчин на две шубы для дворовых людей; в противном случае они в праве ему не работать.
49. Во время сенокоса, если дворовые люди режут баранов, овчины остаются в пользу косцов .
50. Во время продажи господином дворовых людей семьею кому-либо из кабардинцев, буде они (дворовые) не согласятся идти к покупателю, господин должен отыскать грех покупщиков из узденей, и семья та без всяких уже отговорок обязана избрать из них одного .
51. Кто имеет пчел, сеет просо и водит баранов должен отдать из меда и проса десятую часть, из баранов сороковую, из рогатого скота третью, – и сороковую часть из товаров и денег; все это получает ефендий и делит по частям: одну берет себе, другую дьякону, а третью бедным, остальное же делит поровну; в случае нужда и сам валий требует пособия от народа .
52. Обижать эфендиев и муллов, живущих в аулах, воспрещается; напротив того, всякий должен их защищать, а тем более главный эфендий, присутствующий в мехтеме.
53. Запрещается кабардинцам брить бороды, курить трубки и сеять табак.
54. В праздник Жум неявившегося в мечеть на богомолье хозяин аула штрафует пятью рублями серебром .
55. Владелец земли получает с каждого дома по барану в год за сенокос; за водворение на его земле он также берет по барану с дона. Это, впрочем, не относится до князей, а только до их узденей, вольных и чагар.
56. Когда кто, избегая погони со стороны князя, намеревающегося убить его, для обороны в крепком месте выстрелит и убьет у князя лошадь, то не подлежит взысканию за убитую лошадь, а также не подвергается мщению; он обязан только заплатить князю за лошадь, а жизни лишиться не должен.
57. Во время народного сборища по делам, аул становится кошами врознь и у кого родится сын, тот дает на пищу своему аулу корову; в случае отказа он платит штраф. Когда таковых коров соберется столько, что не возможно их аулом израсходовать, то излишние сберегаются па будущее сборище.
58. I) Господин вправе выбрать из крестьян чагар табунщика; но при этом дает ежегодно табунщику по выбору лучшего жеребенка от одной из тех маток, которых он пас; одежда у табунщика своя; из подати его уменьшается одна арба проса, а когда зимою господин режет кобылу для пищи, то внутренность и шея отдаются табунщику, за исключением самой незначительной части, отдаваемой господину из внутренности.
II) Когда князь имеет свой табун-кош и табунщика, то узденья его должны пасти табуны свои вместе с княжеским .
Ш) Годовому ночному караулу при табун-коше платится за пастьбу лошадей, кто имеет более четырех кобыл, с каждого двора по стригуну; из означенного караула при табуне, княжеский табунщик берет быка за то, что он избирает караульщиков при табуне; это делается для того, чтобы не трудно было найти годовой караул за награждение, превышающее то, которое получают за другой труд, и потому многие стараются попасть в число годовых караульщиков при табун-коше; назначение таковых зависит от главного табунщика. При табунах князей в карауле состоит дворов тринадцать и сорок, более или менее .
IV) Получающий по стригуну с дома платит прочим табунщикам, с ним находящимся, в год двадцать пять баранов и корову, два раза варит бузу в таком количестве, чтобы в каждой варе было не менее пяти пудов меду и достаточное число припасов, к бузе принадлежащих. Лошади, приставшие к табуну, когда не сыщется их хозяин, остаются в пользу княжеского табуна.
59. Когда пристанут к баран-кошу чужие бараны, то отарщик обязан об них объявить повсюду; в случае неотыскания им хозяина, они остаются в пользу баранщика, а хозяин коша не имеет на них никакого права.
60. За пастьбу рогатого скота, принадлежащего аулу, по обоюдному согласию производится с каждого двора плата пастухам поровну, не смотря на число скота, к каждому двору принадлежащее.
61. Старший смотритель при пчельнике князя или узденя выбирает себе помощника, который дает ему быка за избрание его на это место. Пчельники за присмотр получают каждый по пуду меду .

III. Какие дела и преступления в Кабардинском обществе должны быть рассматриваемы адатом.

62. Beе преступления, выше сего поясненные, и те, о которых будет говориться в следующих статьях, – смертоубийство, взаимные обиды, брань, ссоры, ослушание князьям и узденям, неповиновение своим господам крестьян и дворовых людей, воровство лошадей и прочее, рассматривались и решались посредством адата, соображаясь с обычаем народным, смотря по важности дела .

IV. Общий обряд, суд по обычаям или адату.

63. Описываемым обрядом, т. е. адатом или обычаем народным, управлялись все народные дела в Кабарде до чумы; потом 1807 года июля 10 сделано, по настройству духовенства, с согласия князей и узденей, в отмену прежних обычаев по закону Магомета, нижеследующее народное условие :
64. В Кабарде прежде были две махтемы, т. е. два суда: одна в Мисостовой и Атажукиной, другая в Бек-Мурзиной и Кайтукиной фамилиях; одна другой не препятствуют в разбирательствах и всякая судит свои народы; это положение изменяется только в таком случае, если окажутся просьбы, по которым не требуется ответчиков; дело может быть тогда решено по одному прошению подателя его .
65. Махтема есть суд, в коем старший судья – валий , а после него два или три князя; прочие же из узденей, очередуясь по три месяца, сменяют друг друга; князья в суде очереди между собою не ведут. Всех членов – двенадцать, в том числе секретарь и валий .
66. Прежде учреждения махтемы решенные дела, хотя бы неправильно, не возобновляются.
67. С учреждения махтемы сколько окажется нерешенных дел разобрать и дать обиженным удовлетворение, не исключая те дела, которые касаются черного народа; таковые решать и усмирять ослушников возлагается на одного валия при депутате от черного народа. На будущее же время всякое дело в Кабарде решать по шариату, кроме дел, касающихся до черного народа, который не согласен на это .
68. Имения, оставшиеся после умерших неразделенными и за сорок лет до махтемы, дозволяется разделить по наследству, кому что следует.

69. Никому не дозволяется тайно просить кадия о своем деле; отвётчик и истец должны излагать просьбу свою в одно время и решения, а добивающийся заранее от кадия, какой конец он положит его тяжбе, подвергается оштрафованию двадцатью рублями серебром. Кадий, удовлетворивший непозволительному любопытству просителя, штрафуется на ровную с ним сумму и оба штрафа делаются собственности валия .
70. По явке просителя и ответчика к кадию, он приказывает для доказательства поставить свидетелей, которые должны явиться чрез 15 дней; когда же к этому сроку свидетели не будут, то имевшему обязанность представить их отказывается в просьбе, хотя бы после пятнадцати дней он и привел их.
71. Дело, решенное шариатом (третейским судом) или по согласию, не возобновляется даже по просьбам, и вторичного разбирательства по нем не делается .
72 . Дело, решенное одним эфендием, не может по неудовольствию, изъявленному одной стороной, рассмотрено быть другим эфендием. В дела кабардинцев воспрещается вмешиваться посторонним эфендиям из кумык или других племен, под опасением штрафа во сто рублей серебром за каждый раз.
73. Дело, решенное муллою, которому дозволено входить в разбирательство тяжб, остается неприкосновенным, как будто бы оконченное в махтеме, и никто оному противиться или перерешать не может .
74. По решению шариата, виновный обязан заплатить просителю в назначенный срок; не выполнивши этого подвергается продаже имущества и, сверх того, с него взыскивается 20 рублей серебром штрафа .

V. Права и обязанности каждого сословия показаны во втором отделении этого положения
VI. Наследственное право всех состояний.

75. Когда после умершего князя или узденя останутся дети, имение достается им, а если детей не останется, то поступает родственникам .
76. После умерших чагар имение малолетних детей для сбережения следует отдавать братьям и другим ближайшим родственникам, а узденьям в имении, скотоводство и детей не вмешиваться; таким же порядком поступать и с дворовыми холопьями .
77. После смерти чагара жену его брат может взять себе в супружество, заплатя калым в пользу родственников жены, как значится в ст. 35, и родственники не могут воспретить брату жениться на ней .

VII. Раздел имений

78. После умершего князя или узденя, если останется сын и две дочери, сын получает две части, а дочери по одной. Жене после мужа, когда остались дети, отдается восьмая часть, если же их нет, то четвертая; в остальном делёж происходит, смотря по степени родства.

VIII. Обряд духовных завещаний и исполнений по ним.

79. Когда кто умер до утверждения этого положения и приказания, данные его детям или родственникам, т. е. духовные завещания, еще не исполнены, то немедленно приступить к исполнению вместе с объявлением сего постановления .
80 . При жизни всякий, кто в здравом рассудке, имеет право назначить при свидетелях вместо себя душеприказчика или опекуна, которого зовут васси. Завещатель поручает ему распорядиться детьми до совершенного возраста их. Опекун по смерти завещателя берет все имущество и доходы под сохранение свое, потом с воли умершего распоряжается погребальным обрядом; – буде умерший остался кому должным, и этот явится с законными доказательствами, душеприказчик уплачивает долг, а ежели без доказательств, то подвергает судебному разбирательству; оставшиеся же дети на себя не принимают долга. В обязанности васси входит также позаботиться очищением грехов покойного, в числе коих считаются упущение при жизни богомолья, несоблюдение Рамазана или жертвоприношения по примеру Авраама, или же нанесение другому обиды словами; за успокоение души по всем этим предметам назначаются, смотря по состоянию, взносы от 300 до 500 руб. серебром; деньги эти делятся между муллами, нищими и аульным эфендием на равные части.
Сверх того, завещатели при жизни назначают сумму для пересылки в Мекку, кто сколько пожелает, и душеприказчик обязан избрать благонадежным человека, с которым отсылает их туда. На припасы для поминовения назначаются бараны по произволу завещателя. При поминках собираются эфенди, муллы и прочий народ, кто пожелает. Это называется садака: после смерти, муллы читают алкоран в продолжении сорока дней, за что получают лошадь с седлом и прибором, потом воздвигают памятник покойнику, которого платье отдается муллам и нищим.
Если в числе оставшихся после умершего детей есть совершеннолетние, то душеприказчик им отдает из имения по равным долям, что каждому на часть приходится; а то, что приходится на малолетних, он берет к себе и хранит до тех пор, пока они возмужают (все это относится только до мужеского пола).

IX. Отношение детей к родителям, права последних на первых.

81 . Дети по закону Магомета и обряду должны быть родителям покорны и послушны; сопротивление воле родителей – тяжкий грех, а по обряду стыд; впрочем, азиатский народ вообще, а в Кабарде князь и узденья по большой части, не воспитывают детей при себе, а отдают их до совершеннолетия к аталыку или кормилице, которые не учат ничему, а делают их чуждыми родителям и даже к ним не послушными. Додержав воспитываемых у них молодых князей или узденей до совершенных лет, аталыки (для мальчика) и кормилицы (для девочки) доставляют их в родителям, за что получают угощение и большую награду; кроме того, родственники воспитываемых, смотря по состоянию, дарят аталыку или кормилице, кто служанку, кто 100 баранов, иной железные вещи, другой лошадей или несколько штук рогатого скота.
Подвластные также считают себя обязанными делать подарки. Если дети княжения, то, женившись, они живут врозь с родителями, а узденские остаются с отцом и матерью.
82 . Княжеский сын отдается до совершенного возраста лучшему узденю, который по окончании воспитания возвращает его в дом одетого в богатое платье, на хорошей лошади с седлом и оружием. Возвратившись к себе в дом, молодой князь делает воспитателю своему соразмерное награждение и уезжает, потому что никакой князь в Кабарде с отцом жить не может.
Когда князь отдает на воспитание своему узденю или черному сына своего, то делается пир и музыканту, играющему на нем (геукаго), князь дает лошадь и конец дарам.

X. Взаимное отношение мужа к жене и обратно.

83.I) По закону Магомета и обряду, муж и жена должны друг друга любить. Муж обязан для жены иметь в достаточном количестве платье, кушаки и прислугу. Есть такие четы, которые живут хорошо в продолжение всей жизни, сохраняя старый обычай, господствовавший в Кабарде. До старости лет муж к жене своей не входит днем и живет в особой кунатской; несохранение этого обряда считается бесчестием. Жена, если живет с мужем в несогласии, может быть им отослана к своим родственникам. После увольнения её, по закону Магомета, она не должна выходить за другого в продолжении четырех месяцев и десяти дней. Ежели она не имеет родственников и будет нуждаться в одежде и пище, то муж должен ей доставить и то и другое. При разводе муж, в присутствии эфендия и двух свидетелей, должен сказать три раза слово: талана, т. е. отказ, отказ, отказ .
По дополнительным обрядам:
II) Если чагар заплатит калым за жену из собственности и потом разведется с нею, то может ее сделать свободною, чему уже тогда господин препятствовать не в праве. Дворовый человек, женясь на девке такого же состояния и заплатив за нее калым из господского имения, не может без воли господина дать свободу жене своей, разводясь с нею, если б даже по каким-нибудь сделкам и вступил до того в сословие чагаров .
III) Всякий уздень волен холопку отдать мужчине, ему принадлежащему, кому заблагорассудит, с тем однако же, чтобы прижитые дети принадлежали ему, узденю; поэтому, он имеет право во всякое время отнять женщину у того, кому дал; а когда за эту холопку будет взять калым, то узденю до неё и детей дела нет, и она делается законною женою .
По народному условию после чумы:
IV) Чагар, заплатившей за жену калым из собственного имущества без помощи своего узденя, в праве прогнать ее или отпустить, в чем ему препятствия не чинить.
V) Когда господин помогает чагару в платеже калыма за жену, чагар не в праве сослать жену или отпустить ее.
VI) Чагар или холоп, взявший в жены служанку своего господина, обязан ходить ночевать к ней в дом, где она живет, а к себе не брать; родившиеся от них дети принадлежат господину; ни мать, ни отец, не могут таковых называть сыном или дочерью; дети, с своей стороны, также не называют их родителями, потому что жена, этим образом взятая, не считается законною.
VII) Когда господин женит своего дворового человека (холопа), то калым уплачивает сам господин, и поэтому дворовые люди никак не могут разводиться с женами, как это делают другие.
Если же из числа тех жен окажется которая поведения распутного или воровкой и муж жить с нею не согласится, то господин берет ее к себе и делает служанкой, возвращает родителям или требует данный за нее калым, а женщину продает; все, но продаже взятое свыше заплаченного им калыма, разделяет на две части, из которых одну берет себе, а другую отдает тому, от кого будет взята девка.
VIII) Служанка или унаут, всегда остающаяся при господине, если изберет себе холостого крестьянина (его именуют коренитл, т. е. не настоящий муж) и господин на то согласится, то принимает его у себя, как жена мужа; рожденные от них дети принадлежат одному господину и мнимый муж не может их присвоить себе; в противном случае господин может ему приказать никогда к ней не показываться, а детей в праве дарить, продавать и разбивать врозь; всех дочерей он может иметь у себя унаутом, т. е. служанками, а сыновей лигавами, т. е. прислужниками .

XI. Мера наказаний за ослушание князьям и узденям.

84. Ежели князь по каким либо причинам захочет от узденей или чагар взят баранту, а уздень или чагар в том воспротивится и у князя баранту на пути захочет опять назад, то как ослушник платит штраф князю–одну хорошую лошадь и пару волов; в баранте же делается народное разбирательство: буде князь хотел взять ее неправильно, она отбирается и отдается по принадлежности хозяину, который все-таки взносит сказанный штраф, хотя бы и был прав за неповиновение князю.
84. Если кто воспротивится отдать князю по желанию его охотничью собаку или барсучье нагалище, на основании 7-й статьи обрядов, то с него взыскивается штрафу пара быков.
86. Если подерутся два человека, чьи бы ни были, в присутствии князя, на улице или на дворе дома, тогда зачинщик драки платит штраф князю – одну холопку, за то, что не соблюдал благопристойности к князю и осмелился драться при нем.
87. Чагар, не выполнивший обязанности по 20 пунктам, объясненным выше, в ст. 42, а также по статьям 34, 39, 40 пункта 1-го, 58 пункта 1, 106 и 107, обязан заплатить своему господину быка за каждое отступление.
В дополнительном обряде:
88. Если чагар упустит время, назначенное для внесения подати или к работам господским, то штрафуется по положению парою или двумя парами быков, смотря но упущению.
89. А когда чагар ослушается посланного от господина для взыскания штрафа, то он подвергается двойному штрафу.

XII. Мера наказаний за преступления всякого рода.

90. Если уздень пшехау с кем-нибудь будет ссориться и убьет его, князь вступается и, в случае неудовлетворения родственников убитого по обычаям, он ищет мщения за кровь и берет с виновного за одного убитого три семьи, в каждой из которых должно быть по девяти душ; из этих трех семейств князь отдает две ближним родственникам убитого, а третье берет себе. Когда случится, что убийца не имеет такого количества душ, то собственное семейство его и все имущество подвергается ограблению, продается по разным местам. Если убийца из узденей, то все наказание, которому он подвергается, состоит в том, что он делается узденем князя, которому принадлежал убитый уздень .
91. Из находящихся с князем всякий день с каждого дома по одному чагару, если кто будет убит в ссоре, то за нее с виновного взыскивается десять душ в пользу родственников убитого, а князь из них не пользуется ничем.
92. Похитившей лошадь из княжеского табуна, если будет в том обличен, платит князю штраф восемь лошадей и дает назад украденную, с прибавленьем пары быков и служанки.
93. Кто к какому князю едет из других мест и, не доезжая до жилища князя, будет ограблен на дороге, а воры откроются, то с них взыскивается за бесчестие восемь лошадей и холопка за то, что ограбил едущего в князю.
94. Позволивший себе иметь прелюбодеяние со служанкою князя платит хорошую холопку князю.
95. Когда князь, находясь у карабулаков, насрановцев, ингушей или у тагаурцев, пошлет по какому бы то ни было делу, а посланный будет ранен и приказание князя останется не выполненным, виновный платит князю пятнадцать разных предметов – лошадьми, саблями, ружьями, шашками, пистолетами или тому подобными, но так, чтобы каждая штука непременно имела ценность одной крестьянки.
96. За крестьянина господского, убитого другими таковыми же по мщению или другому поводу, сходно азиатскому обычаю платится два человека; из них один отдается тому господину, кому принадлежал убитый, а другой семейству его.
97. Таким же порядком, когда холопья господ убьют чужого холопа, то платят за убитого человека двух, одного господам, а другого семейству убитого.
98. Князь, убив в ссоре своего узденя, обязан сына его или брата (малолетних) взять в дом и содержать на всем своем иждивении до совершенного возраста; когда же они возмужают, он им дает лошадей, шашки, ружья, весь конский прибор, полную одежду, после чего отпускает в дом, и тем кончается вся вражда. Этот обряд называется тлече-житкань .
По дополнительным обрядам:
99. Когда украдут у княжеского баранщика барана и виновный будет открыт, то он платит баранщику, у кого украл, 20 баранов за одного; этот штраф поступает в пользу баранщика, а хозяину до него дела нет.
100. В кош узденском и черного народа баранщик в свою же пользу получает от уличенного вора по десять баранов за каждого.
По народному условию после чумы:
101. Прежнее самовластие князей, заключающееся в больших поборах с народа, наложение штрафов, безнаказанном убийстве и прочем, уничтожено с учреждением махтемы; теперь оно ограничивается сбором порции с народа, скотом, для членов махтемы, занимающихся народными делами .
102. Кто, противясь положению ст. 12, возьмет у кого девку без согласия родственников и венчания муллы, буйством, подвергается штрафу в 100 руб. серебром , а если в это дело вмешался посторонний мулла, то он штрафуется тридцатью рублями серебром.
103. Уздень, в ссоре с князем ранивший его лошадь по нечаянности, обязан удовлетворить князя пятью душа и крестьян, пятью лошадьми и пятью железными штуками .
104. Когда уздень, поссорившись со своим чагаром, его убьет, то обязан семейству убитого дать человека или брата убитого отпустить на волю.
105. Укравший у своего узденя чагар отдается господину по предварительному отобранию у него краденного; если же у вора будут братья или другие родственники и пожелают выкупить его от господина, то платят за то 150 руб. серебром или все, что у них осталось по оценке из скотины,
106 Холоп или чагар, в какой-нибудь обиде не просивший на господина своего защиты у князя на основании 41 статьи и бежавши за Кубань или в Чечню, может, если отыщется, быть продан господином по произволу, и родственники за него не имеют права вступиться, потому что он беглец; и если он до совершения побега жил с ними, то имение остается в пользу их.
По всем показанным выше статьям мера наказания в Кабарде у князей и узденей заключается в денежном штрафе, который бывает двух родов: по обычаям и адату, всегда в пользу князей и узденей; наказание по закону показано ниже сего.
107. Если кто без причины кого-либо убьет, то по закону также лишается жизни .
108. Если кто нечаянно убил, то за кровь платить 1500 руб. серебром ближайшему наследнику.
109. Имеющий жену и уличенный в прелюбодеями, по закону лишается жизни, но тот же поступок, совершенной холопом, подвергаете его наказанию ста ударами; это называется ход-тазир.
110. Женщина, не имеющая мужа и учинившая прелюбодеяние, тоже наказывается ста ударами.
111. Укравший из-под сохранения или караула лишается рук и ног.
112. Если кто чрезвычайно пьянствует, тому в наказание дается 70 ударов.
113. Кто мужчину будет обличать в прелюбодеянии, а женщину назовет блядью и не докажет ясно обвинения посредством двух свидетелей, наказывается восьмидесятью ударами.
114. За прочие маловажные поступки по закону облагают денежным штрафом, а иногда содержанием под стражею.
115. Лжесвидетелей сажают лицом к хвосту на лошадь или ишака и водят по многолюдной улице, называя его анаеемою.
116. Когда из двух князей, поссорившихся между собою, один убьет другого и виновный будет в доме узденя из фамилии Куденетовых, то родственники убитого не в праве при нем мстить за кровь убитого, покуда убийца не выедет из дома Куденетова; жить же ему позволяется в нем не более одной недели, покуда он приготовится ехать в Чечню или в другое место, для приискания себе надлежащего убежища .
117. В том месте, где проживают первостепенные узденья, никакой князь не в праве барантовать в наказаниe из кошей и аулов.
118. Если первостепенный уздень поедет со своим князем, который при встрече с другим князем будет стрелять в него, подвергаясь сам его выстрелам, и если сопровождающий князя первой степени уздень, вступившись за него, убьет другого князя, то он не подвергается мщению, а падает оно на князя, за которого заступился его уздень.
119. Первостепенные узденья имели право вступаться в обиде за черный народ и в махтеме должны были ходатайствовать за него во всяком случае.
120. Когда кто из первостепенных узденей дает кому-нибудь слово, в таком случае, где идет дело о жизни, тогда слова этого ни из князей, ни из узденей никто по должен нарушить под опасением значительного штрафования.
121. Если будет взята добыча у других племен, кабардинцам подвластных, в виде наказания за ослушание, то из неё давать первостепенному узденю без всякого расчета лучшую лошадь, независимо от пая, ему следующего; впрочем, это делается тогда только, когда кто из первостепенных узденей будет находиться в партии.
122. Если князь имеет первостепенного узденя, то этот дарит ему лучшую лошадь, когда выдает дочь свою замуж.
123. Первостепенные узденья, без согласия князя своего, не в праве по вступлении в брак отдавать жену свою, как делают прочие .
124. Если князь или уздень ударит первостепенного узденя, то виновный платит обиженному лучшую холопку, хорошую лошадь, саблю, вызолоченный шишак, налокотники, панцирь лучшей доброты и, сверх того, сзывает большое количество людей, варит бузу, угощает народ и у приглашенного им на этот случай обиженного первостепенного узденя просит прощения, отдавая все тут же выше означенное и холопку.
125. Кто украдет лошадь у первостепенного узденя со двора или из табуна и в том будет уличен, платит ему по три лошади за каждую.
126 Ежели из членов трех фамилий кабардинских князей, сходно азиатскому обычаю, двое сговорятся – с помощью подданных истребить кого-нибудь из третьей, а этот секретно проведает об умысле, то должен немедленно отправиться под защиту какого-нибудь Анзорова; тогда замышлявшие его погибель князья не могут причинить ему никакого вреда, хотя бы и захватили оставшихся людей в его жилище. Князья и узденья всех степеней, узнавши о злоумышлении, им угрожающем, также являются под. защиту Анзорова.
127. Кто из черного народа, будучи обижен своим господином, явится с просьбою к Анзорову, получает удовлетворение по обряду, если жалоба его окажется справедливою .

Начальник центра кавказской линии, генерал-майор князь Голицын

Февраля, 24 дня 1844.
Кр. Нольчик.

Б) Прокламации, данные кабардинскому народу бывшим главнокомандующим ген. Ермоловым .

1) Прокламация 14 января 1822

Беспрестанные набеги в наши границы, разорение жителей и самые убийства, производимые кабардинскими владельцами, заставили меня употребить силу для наказания их.
Долго и без успеха употреблял я терпение и кротость, и знают кабардинцы, сколько желал я отвратить от них бедствия. В 1818 году лично даны мне обещания главнейшими эфендиями и владельцами и обещания cии так же, как и прежде много раз данные клятвы, не исполнены и вместо того, чтобы исполнять обязанности верноподданных, разбой и убийства умножились. Я дал повеление войскам вступить в Кабарду и жителям оной объявлено:
Владельцы, которые чувствуют себя невинными, могут обратиться ко мне с доверенностью; они сохранят права свои, сохранят власть над подданными их и они одни признаны будут в достоинстве владельцев.
Те владельцы, которые не явятся к начальнику российских войск, будучи прежде замешаны в злодействах, изгонятся из Кабарды. Подвластным их объявляется свобода и независимость; они принимаются под защиту и покровительство и впредь нет над ними власти, кроме Великого нашего Государя; их в самой Кабарде наделю я землями и выгодами.
Убеждаю народ кабардинский не верить обещаниям своих владельцев. Они обманывают вас и первые оставят в крайности. Не спасут их твердые места, в которых думают они укрыться, и нет таковых, куда бы не прошли наши войска. Не защитят вас мошенники, которые ничего не разумеют, кроме подлого воровства и разбоев.
Не отмщеваю я простого народу и в последний раз обещаю ему жизнь покойную, счастливую и свободную. После поздно уже будет просить о пощаде.

2) Прокламация 26 июня 1822 г.

Рассмотрев поданную мне просьбу, объявляю:
Кабардинцы жалуются на утеснение и наказание невинных и до сего времени, в продолжении более пяти лет моего здесь начальствования, кроме гнусной измены, нарушения клятвы, воровства и убийств, ничего не делали. Кто из владельцев, которого сын, брать или ближайший из родственников, или подвластный, уздень или рабы их, свободу получившие, не делали злодейств? Кто сказать может в оправдание свое, что не знал о том? Чрез чьи земли не проходили шайки разбойников, кто оказал им пристанище? Возвратившиеся из плена люди называют их по именам; бегущих подлецов не раз видели в лице преследующих наши войска. Полковник Подпрятов и полковник Коцарев никого не называли самопроизвольно. Все участвовали в измене, все должны были нести наказание.
Я требовал разбойников для наказания; их не выдали, хотя их было малое число; укрывая их злодейства, умножили число их и справедливо за то потерпели.
Я хочу забыть прежнее и владельцам и узденям, вышедшим из гор по моему приказанию; не только не допущу впредь делать ни малейшей обиды, напротив, готов быть полезным.
Всемилостивейшие грамоты покойной Императрицы Екатерины II и ныне благополучно царствующего Великого Императора даны были кабардинцам, как подданными покорным и верным; будут впредь кабардинцы таковыми и их заслужить должно.
Теперь же в пользу кабардинцев установляю:
Сохраню свободное отправление веры и прежние обычаи; принимаю выселившихся из гор владельцев и узденей в прежнем их достоинстве и звании.
Не отъемлю земель их и ничего из собственности. Незначущая часть земли занята будет под большие дороги для общей пользы, для устраивающихся крепостей и с небольшим участком для огородов и сенокоса.
Установлю суд из самих владельцев и узденей па правах российских и назначу, в каких случаях надобно будет призывать власть духовных людей. Свободный торг не только не воспрещу никому, но напротив буду всячески способствовать.
Предоставляю владельцам и узденям прежняя права над подвластными; но отныне впредь уничтожается власть лишать рабов жизни.
Кто из владельцев и узденей нарушить cиe, будет жестоко наказан, а семейство лишенного жизни получит свободу.
Рабов, обвиняемых в уголовных преступлении, отдавать под военный суд и препровождать к начальнику ближайшей крепости. Детей, бывших прежде аманатами, возвращу родителям, когда поведением и верностью сих последних правительство будет довольно.
Желающих принять христианский закон я не могу отклонять от оного; но отнюдь не допущу приглашать к тону обольщениями. До сего принявших закон возвратить не могу. Возвращу рабов, которые бежали от своих владельцев по переселении уже их из гор.
Позволяю пасти скот на пустопорожней земле за Малкою, но не стесняя тех, кои туда переселиться пожелают.
Позволяю брать для скота, соляную грязь со стороны Кубани и будет назначено время, когда для того отправляться караваном.
Владельцы и узденья сохраняют в своей собственности летние места, для пастбищ скота в горах.
Владельцы и узденья, остающееся в горах, лишаются достоинства своего, равно и дети их; лишаются также земель, которые без разрешения моего никем занимаемы быть не могут. Рабы их, которые выбежали, получают вольность.
Подлые cии изменники захотят продать их, но воспрещено покупать их и покупка признается мною беззаконною со времени прокламации моей, объявленной полковником Коцаревым.
Владельцам и узденьям, верноподданным Великого Государя, воспрещается всякое с ними, изменщиками, сношение, и накажу строго, если узнаю о том. Имена сих мошенников, лишенных прежнего достоинства, мною обнародованы будут.

3) Прокламация 1 августа 1822 г.

Не смотря на желание мое, чтобы кабардинцы жили счастливо и спокойно, многие не выходят из гор и, продолжая подлые мошенничества, грабить тех, кои переселились, и делают убийства. Некоторые обманули, прося позволения переселиться; другие получивши оное лично от меня, не только бежали сами, но и других склонили к побегу.
Я объявляю всем кабардинцам и в особенности простому народу, что всех владельцев и узденей, бежавших за Кубань или укрывающихся в горах, как явных изменников своему Великому Государю, лишаю всех прав их и достоинств.
Если кто из кабардинцев будет с ними иметь связи и сношения, будет строго наказан.
С ними запрещается вступать в новые связи родства.
Ежели до сего были с ними разбирательства по шариатy, отныне все уничтожается; ибо люди честные, подданные верные, не судятся с изменниками и подлыми мошенниками.
Узденьям и простому народу повелеваю, при всякой встрече с изменниками, действовать оружием и забыть глупое обыкновение не стрелять на князей, когда они стреляют.
Если кто из изменников, бежавших за Кубань или укрывающихся в горах, будет нападать на селения или догнан будет в преследовании и против него простой народ стрелять не будет, то население будет наказано оружием, о чем и дано уже приказание начальникам строящихся крепостей. Мошенники, по глупому прежнему обыкновению, будут защищаться тем, что они князья. Простой народ не должен сему верить, и я еще повторяю, что со всех вообще изменников сняты прежние их достоинства. Отныне впредь воспрещается всем кабардинским владельцам и узденям отдавать детей своих на воспитание к чужим народам, то есть: к закубанцам, карачаевцам и вообще горским народам, но воспитывать их в Кабарде.
Тех, кои отданы прежде, тотчас возвратить.

4) Прокламация 9 августа 1822 г.

Владельцам кабардинским, узденьям и народу на просьбу, 6 числа августа поданную, ответствую:
О крепостях просьбы бесполезны; я сказал, что они будут и они строятся. Подвластные, которые примут христианскую веру, останутся в той же, как прежде, зависимости и отбираемы не будут. Владельцы не должны препятствовать им в отправлении веры, и я строго накажу тех эфендиев и мулл, которые по гнусному невежеству своему их утеснять будут.
Цену соли уменьшить не могу.
За земли, которыми пользуются, должны ответствовать и потону защищать их от прорыва разбойников.
В случае набега мошенников, будет всегда делаемо следствие. Виновные заплатят за похищенное, если видели партии разбойников, не препятствовали, не противились оружием или тотчас не уведомят начальников ближайших крепостей.
В случае измены или участия в разбоях, всякий владелец и уздень теряет свое достоинство и наказывается, как всякий преступник, по законам российским.
Подтверждаю еще, что рабы тех подлых мошенников, кои ушли за Кубань или скрываются в горах, оставя свое отечество, получают вольность, когда от них выбегут.
Лучшие и верные меры, дабы не бежали рабы, принадлежащие владельцам и узденьям, выселившимся из гор, есть кроткое и снисходительное их с ними обращение.
Воспрещаю иметь сношение с бежавшими в горы мошенниками и напрасно думают уверить меня, что есть из них ушедшие по неволе. Нарушающий cиё запрещение будет наказываем, как изменник.
Хочу видеть, кто желает и может продолжать связи с подлыми мошенниками, лишенными прежних достоинств владельцев и узденей.
Если же кто из бежавших в горы, обманутый злонамеренными внушениями, вознамерится вверить себя российскому начальству, или даже те, кои, боясь наказания за прежние воровства, раскаясь, придут просить прощения и позволения поселиться на равнине, я дал наставление начальнику, который будет назначен мною в Кабарде, рассматривать, кто того достоин и давать позволено.
Если же кто не получил оного, может безопасно возвратиться и оставлен не будет, но прощения просить должен не иначе, как лично.
В случае отгона табуна, скота или другой покражи у поселившихся на равнине, для отыскания оных, никто не имеет права ездить в горы без билета начальника, а дабы отвратить вредные сношения, билеты будут выдаваться только известным людям.
Из слов простого народа вижу я, что приказания мои им совсем не сообщаются или истолковываются в другом смысле, и паче глупыми муллами, которые в Кабарде по большей части происходят из самого подлого состояния.
Пришлю я чиновника, который в присутствии владельцев и узденей каждого аула соберет старейших из простого народа и им истолкует мои распоряжения.
Дав повеление черному народу не употреблять оружия против презрительных мошенников, скрывающихся в горах, слышал я, что думают владельцы и уздени делать какое-то на счет того постановлено. Я предостерегаю, что умею требовать исполнения моих повелений и исполнять заставить.

5) Прокламация 29 августа 1812 г.

Восстановляя порядок в Кабарде и учреждая чрез земли оной новую линию для охранения жилищ ваших, с тем вместе признаю я полезным для собственного благосостояния вашего и разбора случающихся дел между вами установить суд.
Вследствие чего, составив предварительное начертание правил для суда во временном наставлении, при сем для руководства вашего препровождаемому членами сего суда назначаются:
Председателем владелец подполковник Кучук Джан-хотов,
Судьями: кадий по выбору владельцев и узденей. Владельцы: Гаджи Мурзабек Хамурзив, капитан Темир Булат Атажукин.
Губернский секретарь Касай Картулов.
Из узденей: от малой Кабарды Али Мурза Коголка, Беслень Куденетов, Али Конов.
Секретарем: капитан Якуб Шарданов и чиновник российский для поверки журналов. Означенный суд имеет быть на р. Нальчике. Открытие его и надлежащее по управлению его со стороны начальства содействие поручено от меня артиллерии полковнику Копареву.
Чиновник сей, был постановлен мной начальником всех войск, в землях кабардинских расположенных, будет назидать общее всех вас благосостояние и порядок и для того требуется со стороны вашей должное к требованиями его внимание и послушание.
Жалованье судьям и на прочее сумму по назначению в наставлении, имеет каждый получать, по окончании всякой трети, от г. Коцарева.

6) Наставление

временному суду учрежденному в Кабарде для разбора дел между кабардинцами, впредь до изданья особенных правил:
1. Временный суд в Кабарде составляет владельцы и узденья, по одному из каждого рода или фамилии, на первое время по назначению начальства.
2. Председателем сего временного суда назначается владелец, подполковник Кучук Джанхотов.
3. Секретарем при сем суде определяется капитан Якуб Шарданов.
4. Для дел духовных полагается при сем суде быть одному кадию.
5. Суду сему состоять под наблюдением местного в Кабарде начальника артиллерии полковника Коцарева, или кто будет место его занижать.
6. Для охранения достоинства сего суда находится при оном почетная стража, состоящая из казаков при офицере.
7. Обязанности сего временного суда состоят в разборе дел тяжебных между всеми состоящими кабардинцев, как то: владельцев, узденей и простого народа, в спорах, обидах и претензиях.
8. В случаях дел спорных и претензий, случающихся между владельцами или узденями с подвластными или в между сии простолюдинами, приглашаются в сей суд, для совещания и суждения со стороны сих последних, люди, по летам в приобретенному уважении признанные достойными по избранию от наро да в депутаты для сих дел.
9. Все дела гражданские и спорные между кабардинцами, равно в претензии на них от людей инородных, разбираются и решаются по их древним обычаям и обрядам, приспособляя оные, поколику важность случаев дозволит, к правам российским.
10. На сей конец по всем таковым делам составляется в суде секретарем за подписью или печатями судей журнальная записка, содержащая обстоятельства дела и постановленное решение.
11. Сии журнальные записки, составлялись по данной форме и быв в порядке собираемы, каждый месяц поверяются начальником в Кабарде.
12. Решение сего суда в делах тяжебных получает волную силу и не подвергается рассмотрению начальника, буде цена тяжбы не превышает 200 руб.; в суммах же, привы-шающих cие количество, недовольная сторона в праве приметь жалобу на решение суда начальнику в Кабарде.
13. В сем случае, дабы начальство тем с большею основательностью могло рассматривать таковые решения, владельцы, узденья и депутаты простонародные обязываются заняться составлением правил на законах и обычаях сего народа для дел всякого рода, которые, по рассмотрении начальством, могут быть исправлены и утверждены для единообразная по оным исполнения.
14. Bсе штрафы и взыскания, по делам судебным с виновных присуждаемые, и все то, что за удовлетворением обиженной стороны оставаться будет, имеют храниться в ведении суда и без разрешения начальника не могут никуда быть употреблены. Штрафы сии, в лошадях, скоте или ином имуществе поступавшие, должны переведены быть на деньги.
15. Дела уголовные разбирательству суда сего не принадлежат и подвергаются вообще законам и строгости военной.
16. Уголовными преступлениями кабардинцев почитаются:
а) Убийство.
б) Измена.
в) Возмущение в народе.
г) Побег за пределы линии с злым намерением.
д) Подвод хищников к злодействам и сношения с ними.
е) Набеги в границы линии, нападения и хищничества в оной.
ж) обнажение оружия в ссорах с причинением ран.
17. Проступки, не заключающее особенной важности, решаются временным судом и наказание производится по определению оного штрафом или на теле розгами, не свыше ста ударов.
18. Маловажными проступками признаются:
а) Воровство–кража скота и прочего, на сумму не свыше200 руб.
б) Обманы или лживые поступки с вредом другому.
в) Захваты чужого с насилием.
г) Ссоры и драки без обнажения оружия.
д) Оскорбление владельцам, узденям от подвластных или холопей, превышающее меру домашнего исправления.
19. В делах маловажных, составляющих обыкновенные проступки подвластных и холопей противу своих владельцев и узденей, предоставляются штрафу и легкому наказанию самими владельцами и узденями, не полагая взыскания свыше меры преступления.
20. Никто из духовенства кабардинского не мешается в разбор дел гражданских.
21. Предметы, разбирательству духовного суда принадлежащее :
а) Дела, до веры и совести касающиеся.
б) Дела по несогласию между мужем и женою.
в) Дела между родителями и детьми.
г) Вообще дела, не имеющие улик, ясных доказательств и письменных свидетельств.
22. Все дела разбираются на основании их закона; все прочие решаются судом.
23. На обязанность учреждаемого суда возлагается собрать достаточная сведения относительно податей или иного рода повинностей, отбываемых подвластными и холопьими в пользу владельцев, узденей, равно и духовенства, и не извиняя свойства их, поколику возможно, изъяснить, в какой мере отправляются сии повинности. Правила сии, быв представлены начальству и впоследствии времени лучше соображены и утверждены, доставят обоюдную пользу владельцам, узденям и подвластным и послужат к отвращению всех случаев недоразумения и взаимных неудовольствии.
24. Поелику воспрещается кабардинцам отлучаться из Кабарды без письменных видов, то всякий, имеющий по надобностям своим отъехать в другая места, снабжается печатными билетами:
а) Внутрь линии–по билету от временного суда,
б) За Кубань и в горы–по билету начальника в Кабарде и
в) в дальние места в России – по билету начальника
25. Все билеты сии выдаются без пошлин и на простой бумаге, коих экземпляры будут доставлены суду чрез начальника в Кабарде.
26. Дабы судьи, председатель, мулла и секретарь сего временного суда, занимаясь делами по оному, за труды свои получали достойное содержание от казны Его Императорского Величества, определяется жалование в год:
Председателю. 500 руб.
3-и судьям из владельцев по . . 350 »
1 кадею для дел духовных. . . . 300 »
3-и судьям из узденей по … . 200 »
2-м депутатам из просто народа свободного состояния по 100 »
1 секретарю 300 »
1 чиновнику со стороны российской для
поверки журнальных записей. . . 300 »
На канцелярские расходы 100 »
Итого . 3350 руб.
27. Учреждая сей суд временно, я предоставляю себе в последствии снабдить оный достаточный наказом и назначением жалования судьям, по испытали их усердия и верности к службе Всемилостивейшего Государя Императора и ко благу кабардинского народа.

7) Форма 1-я для дел гражданских.

1822 года сентября 1 дня в кабардинском суде записано:
Изложение дела и решение:
Уздень Мисостовой фамилия Тлох Кунашев принес жалобу на узденя, принадлежащего владельцу Али Карамурзину, Исдаиа Куденетова, который у Кунашева купил холопа, но имени Аслануку Шапшева, за 300 руб. сер., в то число заплатил 100 руб., а последних не платил.
Ислам Куденетов объяснил, что он у Кунашева того холопа купил за 300 руб. и денег 100 руб. заплатил; последних потому не платит, что сей холоп взят от него владельцем Карамурзиным без всякого платежа. Владелец Барамурзии показал, что точно у Вуденетова холоп Асланука им взят и находится у него в услужении.
Секретарь суда дополняет сведением из обычая кабардинского :
Владелец в праве у своего узденя взять в услуги своего холопа, но обязан сделать за то вознаграждение узденю. Члены суда постановили: владельцу Карамурзину предоставить удовлетворить узденя Кунашева за холопа не полученными сим от Кудентова 200 руб.
Подпись судей или печати их.
Подпись секретаря.
Когда исполнено и через кого:
Владелец Кудентов удовлетворил Кунашева, чрез узденя своего Адокшука Тамбиева 15 сентября.

8) Форма 2-я для дел уголовных,

1822 года сентября 1-го дня в кабардинском временном суде:
Владелец Кайтукиной фамилии Шабазгирей Бекъ-Мурзин принес жалобу на узденя Аслануку Тамбиева, который увел у него тайным образом со двора трех лошадей, стоющих 200 руб. серебром, и просил удовлетворить его, а с виновным поступить по законам.
Уздень Асланук Тамбиев, по призыве его в суд, делая сперва запирательство, но свидетелями узденем Шумахо Атабовым и подвластным Хази Кайтовым, видевшими его с теми лошадьми, уличен и признался, но показал, что с ним был в сем воровстве участником холоп владельца Хамурзипа Пшука, и что лошадей тех они отдали; одну владельцу Исламу Седякову, одну узденю Девлетуку Акубскову и одну подвластному Каибулату Мустафину.
Владелец Седяков показал, что он ту лошадь принял заведомо, что она не его, Танбиева.
Уздень Акубеков, что данная им, Тамбиевым, лошадь принята не заведомо краденной, и за нее Тамбиееву сделана уплата на 100 рублей.
Подвластный Мустафин, что он от Taмбиева принял заведомо украденной у владельца Бекяурзина.
Холоп Пшука не признался в участии с узденем Тамбиевым, и владельцем своим в поведении одобрен и по спросу в деревне худым не признан.
Секретарь приводит, что по законам кабардинским подлежит:
1. уздень за покражу, у владельца учиненную,
2. владелец за прием краденного,
3. холоп за кражу краденного.
Члены суда приговорили:
1. Из имения узденя Тамбиева владельца Бек Мурзишц за покражу 3-х лошадей, удовлетворить 200 руб. и, сверх того, взыскать штраф по обычаю на руб. и оной хранить при суде.
2. Владельца Седякова, за приём от Тамбиева чужой лошади, оштрафовать взысканием на руб.
3. Узедня Акубекова, как взявшего лошадь по незнанию воровской, освободить и признать невинным, возвратя от вето владельцу Бекиурзину лошадь, а его с Taмбиева удовлетворить заплаченною суммою на 150 руб.
4. Подвластного Мустафина, за приём лошади от Тамбиева заведомо краденной, отобрав оную хозяину, в страх других, наказать розгами 25-ю ударами.
5. Холопа Пшуку, одобренного своим владельцем, возвратить ему на поруки.
Подлинную подписал генерал от инфантерии Ермолов.

АДАТЫ МАЛКАРЦЕВ, УРУСПИЕВЦЕВ

АДАТЫ МАЛКАРЦЕВ
(балкарцев, хуламцев, чегемцев, урусбиевцев и карачаевцев, 1844 года )

Балкарцы, хуланцы, чегенцы, урусбиевцы и карачаевцы все вообще закона магометанского; язык их имеет сходство с татарским; нижеследующей обряд один у всех.

I. Разделения племен на сословия, включая и класс крепостных людей.

1. Фамилии старшин (секельт или бассият):
а) У балкарцев четыре: … 1. Абаевы,
2. Айдебуловы,
3. Джанхотовы,
4. Мисаковы.
б) У хуламцев одна 5. Шамановы.
в) У безенгиевцев одна. …6. Супшевы.
г) У чегемцев три 7.Болкароковы,
8. Кереметовы,
9.Битовы
д) У урусбиевцев одна 10.Урузбиевы
е) У карачаевцев три . . . .11. Крымшакаловы,
12. Дудовы,
13. Карабашевы.
Подвластный им народ разделяется на четыре класса:
первый, в роде узденей, Каракеши,
второй Кулл,
третий Казак,
четвертый …. Караваш.

II. Права и обязанности каждого класса и отношения одного сословия к другому, включая и духовенство.

2. Калым. а) У бассиятов (старшин) 800 рублей серебром впоследствии уменьшен и по приговору утвержден в 600 рублей серебром, который по большей части уплачивается в последнее времена скотом, а редко лошадьми. Обычай очищать калым железными вещами выводится из употребления, потому более, что ценность их понизилась чувствительно и, за исключением нескольких заветных ружей, шашек и панцирей, остальное оружие не принимается по-прежнему.
б) У каракешев калым в 300 руб. серебром.
в) У куллов он состоит: из числа баранов, равняющегося в цене одной паре двухлетних быков, из двух коров, одного ружья (ценою в двадцать рублей серебро или в две скотины), из одной лошади, из медного котла,(в котором можно сварить одного барана), из одной коровы, без телка, из одной скотины, из трехлетнего быка, из пары двухлетних телков и из одной сабли ).
г) и д) У казаков и каравашев определенного калыма нет; он назначается по обоюдному согласию.
3. Если старшина захочет строить дом или зимовник из камня или леса, то рабочим выдают пищу.
4. Для произведения хлебопашества и сенокоса в пользу старшин, эти должны дать землю и быков на время.
5. Зимой, когда режут баранов для пищи, старшина разделяете овчины между людьми, которые доставляюсь в дом его дрова для зимы.
6. В прочее время все овчины разделяются между казаками; а куллы не в праве просить части. Курпеи все оставляет у себя старшина.
7. Во время раздела шерсти старшина оставляет у себя белую всю, а с черной берет себе для бурки и седельных потников, а равно и для детей; остальную ж разделяет по равным частям между своим семейством и казаками мужского пола, совершенных и несовершенных лет.
8. Старшина имеет право для себя назначить табунщика и баранщика из куллов.
9.Если на места сенокосные или хлебопашественные нужно пустить воды чрез канавы, старшина назначаете несколько домов по очереди, дабы поровну наделять водою и пускать ее, как следует. При этой работе особенно у чегемцов бывают ссоры, кончающиеся иногда смертоубийством; почему наблюдается между ними очередь: каждым пяти домам приходить на эту работу одни сутки.
10. Когда старшинский сын привезет себе жену, то берет с каждого кулла по одной скотине.
11. Женившийся старшина имеет право жену свою на теглариш отправить и оставить ее в доме каракеша, если захочет этого, в продолжение одного года.
12. Что жена старшины привезет из своего дома с собою, хотя бы и служанку, все должна отдать в доме каракешу, у которого оставлена.
13. Во время женитьбы или при взятии жены по обряду (шаоч), старшина сам является в дом каракеша, которой должен для него делать пиво, а старшина дает ему одну служанку. Если служанки он не найдет, то обязан дать сполна для одного человека железных вещей: панцырь, рукавники, налокотники, ружье и пистолет; холопьям же каракеша – кому тулуков, кому веревок, и кроме того каждому одну штуку товара для платья, сколько может; даже служанкам их он не может не подарить чего-нибудь.
14. Всякий имеет право принять в свой дом чужого мальчика для воспитания.
15. По смерти старшины, когда родственники сами составляют жертвенные припасы, то режут сто баранов; каждый каракеш режет по одному барану и, сверх того, три живых барана для зарезу и по одному терсуку бузы доставляет в дом старшины и кладет в то место, где лежат прочие припасы.
16. При выдаче дочерей, каравеши дают из калыма своему старшине две скотины (подарок этот называется чеклик, т. е. аталыкский подарок) и другому чужому старшине, которому он не принадлежит, пару быков, также в виде аталыкского подарка. Получающей его старшина должен всегда помогать каракешу в делах его. Во всяком случай, он остается тому каракешу настоящим помощником, и никто не в праве устранить старшину от дел, касающихся до взятого им под покровительство.
17. Из калыма, получаемого куллами, отдается старшне три скотины; прочие кулл берет сам. Пользовавшись калымом за дочерей, он обязан за жен своих калым уплачивать сам.
18. Кулл по обряду имеет право в уплату за жену отдать в калым дочь свою.
19. Старшины могут продавать и дарить куллов, кому заблагорассудят .
20. Куллы по очереди привозят дрова старшинам на старшинских ишаках и косят сено, сколько старшине угодно.
21. Куллы для старшины производят хлебопашество в особенном месте, на пространстве земли, принадлежащей старшине, и когда уборка кончится, то все дочиста доставляют в дом старшины на его ишаках.
22. Когда кулл зарежете скотину себе в пищу, то отделяет из неё шею и половину спины; верхнюю часть спины с половинами боков он отдаете старшине; это называется уга или бго. Из сваренного пива господину следует один кувшин.
23. Куллы и казаки имеют собственный земли, подаренные им старшинами или купленные самими; земли эти они пашут для себя и весь урожай берут в свою пользу, неотдавая из оного старшине ничего.
24. Старшина может продавать и дарить казаков, кому угодно, употреблять их в роде прислуги; а жен их и дочерей в роде служанок он также в праве держать у себя.
25. Из последнего класса караваш служанка или горничная приобретается не чрез калым, а покупкою, и везде добывается дорогою ценою от 300 до 400 руб. серебром. Господину никто не мешает продавать такую служанку, кому он захочет; она служит безотлучно в доме при госпожах, получает одежду от господ; законного мужа не имеет, а ежели господин позволите холостому мужчине жить с нею, то он же может чрез несколько времени запретить это; в таком случае холостой не должен считать женой служанки, с которою жил, или требовать к себе детей от неё, называя их своими. Дети должны оставаться при господине, который можете продавать их врознь; они в женском поле называются караваш, а в мужеском легава, т. е. повар. Дочери казакам не отдаются посредством калыма, а продаваемы, бывают без мужей; если же служанка будет иметь детей хоть от незаконного мужа и господин захочет, то делаете их и детей дворовыми людьми, т. е. холопьями, и тогда уже нельзя их сделать по-прежнему служанками; дочери с калымом отдаются законному мужу, а сыновья берут законных жен, платя калым, на равне с прочими холопьями.
26. Из всего избытка хлеба и скота ежегодно отделяется десятая часть по закону Магомета и разделяется на три части: одна аульному эфендию, другая всем муллам, а третья нищим.
27. По согласию и по приговору, с каждого дома отдается зимой аульному эфендию по барану и по одному стогу сена (стог или копна состоять из двух вьюков на лошадь), дров по одному вьюку на ишака и летом по барану.

IV. Какие дела и преступления в каждом племени должны быть рассматриваемы адатом и по обычаям.

28. Судебное место зовут неима (оно состоит из камней в роде стульев, поставленных кругом, никто не помнит, кем) . Это судебное место существует везде, даже и в аулах. Там избранные почетные старики из всех классов, т. е. старшин, каракеш, казаков и куллов, каждый день бывают, для выслушания жалоб просителей и оправданий ответчиков; после чего решают дела по обряду. Это место даже зимою остается судебным; в нем расправу делают непременно каждый день.
29. Это – самое первое и главное судебное место в Болкарии; туда передаются к разбирательству дела, заключающие некоторую важность, от всех племен осетинских .
30. В составе обрядов убавка, прибавка или отмена вообще делаются по приговору и общему согласию; если народ убедится, что на будущее время невыгодно продолжать суждение по делу обрядом, до того существующим, тогда обряд уничтожается по приговору и дело представляют разбирательству шариатом.
31. Дело, поступившее на шариатское разбирательство, судится не в нагем (нагим), а у эфендия в своем ауле.

V. Права и обязанности каждого сословия объяснены в отд. II.
VI. Наследственное право всех состояний
VII. Раздел имений.

32. Имения разделяются не по шариату, а по обрядам между братьями: сестры и вообще женский пол по наследству части не получают, а пользуются только подарками, состоящими из служанок, серебряных вещей, платья и скота, смотря по состоянию; от владения землею женский пол также устраняется.

VIII. Обряд духовных завещаний и исполнения по ним.

33. Старшина или каракеш при жизни своей духовным завещанием назначает душеприказчика, которому предоставляет похоронить себя на счет оставшегося имения, смотря по состоянию; из суммы, завещаемой на этот предмет, покупаются погребальные вещи (искат). Для уничтожения грехов умершего, назначается от 10 до 300 руб. серебром, судя по богатству его; эта сумма делится на муллов и нищих. Опекун или душеприказчик по закону Магомета должен эту сумму (искат) разделить на три части: одну отдает аульному эфендию, другую всем прочим муллам того же аула, а третью нищим, в ауле же находящимся, а они потом между собою делятся в присутствии душеприказчика. Сколько при жизни своей умерший назначает для богомолья в Мекку, душеприказчик должен послать, не встречая в том препятствия со стороны наследников.
34. Жертва (садака) из скота и припасов, сколько сам умерший назначает при жизни и поручает душеприказчику употребить, также не может быть отменена наследниками; независимо от того, один алкоран и ковер поступают непременно в мечеть после умершего.
35. По завещанию, при жизни сделанному, собирают муллов для чтения алкорана в продолжении сорока дней или менее, смотря по воле, изъявленной покойником в том завещании; душеприказчик обязан им вместе уплатить лошадь с седлом и прибором, а также отдать все платье умершего.
36. Могилы и памятники, по завещанию умершего, делаются из камня или из дерева, по указанию аульного эфендия, но в таком случае только, когда сам душеприказчик не из ученых и не знает закона Магомета.

IX. Отношение детей к родителям и их права на первых.

37. Дети, по закону Магомета и обряду, должны быть родителям покорны и послушны; сопротивление воле родителей тяжкий грех и по обряду стыд; впрочем азиатский народ вообще и в осетинских племенах старшины и каракеши по большей части не воспитывают детей при себе, а отдают их к аталыку или кормилице, которые не учат ни чему, а делают их чуждыми родителям и даже непослушными к ним; додержав воспитываемых у них молодых старшин или каракешев до совершенных лет, аталыки (для мальчика) и кормилицы (для девочки) доставляют их к родителям, за что получают угощение и большую награду; кроме того, родственники воспитываемых, смотря по состоянию, дарят аталыку или кормилице, кто служанку, кто 100 баранов, иной железные вещи, другой лошадей, или несколько штук рогатого скота.
38. Подвластные также считают себя обязанными делать подарки; дети старшинские, женившись, живут врознь с родителями, а каракешские остаются с отцом и матерью.
39. Старшинский сын отдается до совершенного возраста лучшему каракешу, который по окончании воспитания возвращает его в дом, одетого в богатое платье, на хорошей лошади с седлом и оружием. Возвратившись к себе в дом, молодой старшина делает воспитателю своему соразмерное награждение и уезжает из родительского дома, потому что никакой старшина в этих племенах с отцом жить не может.
40. Когда старшина отдает на воспитание своему каракешу или черному сына, то делает пир; музыканту, играющему на нем (геукого), он дает лошадь и конец дарам.

X. Взаимное отношение мужа к жене и обратно

41. По закону Магомета и обряду, муж и жена должны друг друга любить; муж обязан для жены иметь в достаточном количестве платье, кушаки и прислугу; есть такие четы, которые живут хорошо в продолжении всей жизни. Сохраняя старый обычай, господствовавший в тех племенах, до старости лет муж к жене своей не входит днем и живет в особой кунацкой; несоблюдение этого обряда считается бесчестием. Жена, если живет с мужем в несогласии, может быть им отослана к своим родственникам. После увольнения её, по закону Магомета, она не должна выходить за другого в продолжение четырех месяцем и десяти дней; ежели она не имеет родственников и будет нуждаться в одежде и пище, то муж должен ей доставлять и то и другое. При разводе муж должен в присутствии эфенди и двух свидетелей сказать три раза слово: талака, т. е. отказ, отказ, отказ.
42. Если кулл заплатил калым за жену из собственности и потом разведется с нею, то может ее сделать свободною, чему уже тогда господин препятствовать не в праве; дворовый человек, женясь на девке такого ж состояния и заплатив калым за нее из господского имения, не может без воли господина дать свободу жене своей, разведясь с нею, если б даже по каким-нибудь сделкам он и вступил до того в сословие куллов.
43. Всякий каракеш волен казачку отдать мужчине, ему принадлежащему, кому заблагорассудит, с тем, однако же, чтобы дети, от этого соединения родившиеся, принадлежали ему, каракешу; поэтому он имеет право во всякое время отнять женщину у того, кому дал; а когда за эту казачку будет взят калым, то узденю до неё и детей дела нет, и она становится уже законною женою.
44. Кулл, заплатившей за жену калым из собственного имущества, без помощи своего каракеша, в праве прогнать ее или отпустить, в чем ему препятствия не чинить; по смерти его другому куллу отдать ее можно, но если у старшины другого кулла нет, то жена умершего увольняется к своим родным.
45. Когда господин помогает куллу в платеже калыма за жену, последний не в праве сослать жену или отпустить ее.
46. Господин, женивший своего дворового человека (казака), сам уплачивает калым, и поэтому дворовые люди никак не могут разводиться с женами, как это делают другие.
47. Если же из числа тех жен окажется которая поведения распутного или воровкой, и муж жить с нею не согласится, то господин берет ее к себе и, делая служанкой, возвращает родителям и требует данный за нее калым, или женщину продает и все, по продаже взятое свыше заплаченного им калыма, разделяет на две части, из которых одну берет себе, а другую отдает тому, от кого будет взята девка.
48. По смерти казаков, жены не увольняются, а остаются у старшин в роде служанок.
49. Если кто, после назначения калыма и обвенчания, не получив еще жены, захочет отказаться от неё, то из всего назначенного калыма половину должен уплатить жене, а другую половину оставляет у себя.
50. Служанка или караваш, всегда остающаяся при господине, если изберет себе холостого крестьянина (название ему коренитль) т. е. не настоящей муж, и господин на то согласится, то принимает его у себя, как жена мужа; рожденный от них дети принадлежат одному господину, и мнимый муж не может их присваивать себе; в противном случае господин в праве ему приказать никогда к ней не показываться и детей волен дарить, продавать, разбивал врознь, всех дочерей иметь у себя в виде караваш, т. е. служанок, а сыновей лигавами, или прислужниками (поварами).

XI. Мера наказаний за неповиновение старшинам.

51. Каракеш, по сомнению в воровстве позволивший себе посмотреть в доме или в кошу у старшины, штрафуется парою быков, за что осмелился учинить такой обидный поступок.
52. Для взятия штрафа старшина имеет право послать из казаков в дом каракешов и куллов; а если кто из наказуемых не отдаст безотговорочно требуемого, или поссорится с посланным казаком, нанося ему удары, то старшина штрафует виновного одной скотиной за сопротивление; на счет же штрафа, послужившего поводом к ослушанию, казак и старшина разбираются в нагим.

XII. Мера наказаний за преступления всякого рода.

53. Вообще у горцев, в случае смертоубийства, виновный и его родственники стараются, как можно скорее, чрез кого следует, похоронить павшего, а родственники убитого стараются медлить, потому, что до предания тела земле все родственники делают набег в дом и кутаны убийцы, забирают, сколько могут, баранты и все, что успеют забрать, оставляют в свою пользу; назад из взятого не требуется ничего, и во время уплаты за кровь не полагается даже в цену; обряд этот называется ходатеж или ульдук.
За кровь старшины платится 15 штук, как за калым по ст. 2.
За кровь куллов или казаков должно уплачивать по оценке, чего стоил убитый.
54. По шариату же за кровь убитого из старшин или каракашев 1500 руб. серебром или на эту сумму людьми и скотом.
За драки, удары и раны обиженный старшина за честь получает одну душу крестьян, росту 6 четвертей.
55. Таковой же штраф, полагается за честь старшины с того, кто будет у него воровать.
56. Если старшина ударит каракеша или нанесет ему рану, то обиженному за честь должен отдать одну лошадь и сварить пива.
57. Каракеш, ударивший себе равного каракеша или нанёсший ему рану, должен сварить пива обиженному и возвратить ему убытки, причиненные платою лекарю за пользование.

Начальник центра кавказской линии, генерал-майор князь Голицын

Февраля, 24 дня 1844.
Кр. Нольчик.

ПРИЛОЖЕНИЯ.

МАТЕРИАЛЫ
для библиографии обычного права черкес и малкаровцев.
1. Delia vita de Zychi, altrimenti Circaeesi, Georgio Interiano Genovese (1450). Venezia, apud
Aldon Manution. 1502. – Помещено в G. В. Ramusio Raccolta (Giorgio Interiano Genovese a M. Aldo Manutio Romano, della vita de Zychi chiamati Circassi). Т. II. 1559 (другие издания– 1574, 1583, 1606 в 1613). Итальянский текст помещён, кроме того, в сборнике Семенова–«Библиотека иностранных писателей о России, 1830, II, 32-е примеч. к путешествии Барбаро. – Немецкий перевод – в 27 гл. путешествия Клапрота: Reieen in den Kaukaeus etc. Т. II. 1814; франц. перевод – в Voyage de Dubois de Montpereux, Т. I, p. 82. Извлечения, в русском перевод, помещен в статье А. Веселовского: «Несколько географических и статистических сведений о древней России по известиям итальянцев. II. О быте и нравах черкесов («Vita е costumi de Circasi facto per messer Zorgi Talian Genovesi del 1504 in Venezia»), по рукописи Флорентийской национальной библиотеки. См. Зап. Имп. Рус. Геогр. Общ. 1869, II.

Содержание :

Отсутствие городов у черкес. Духовенство (христианское); запрещение входа в церкви для горцев моложе 60 лет, занимавшихся разбоем. Положение знатных (nobili), зависимых (vaesali), рабов (eervi) и невольников (пленных). Владение лошадью – право знатных, скотом – простолюдина. Третейский суд. Убийство родственника. Левират. Многоженство. Аталычество (отношения между воспитателем и питомцем). Право охоты знатных на землях других классов. Хищнические наезды; увод людей и скота для продажи. Орудия мены– куски холста. Торг пленными. Военные обычаи. Лишение достоинства знатного (nobili) вследствие занятей торговлею, меною и пр.; назначение знатного – управление и война. Обычай дарения. Гостеприимство (сопасо). Устройство аулов. Религиозный гетеризм в похоронных обрядах
2. Viaggio di Josaphat Barbaro, Ambasciadore di Venetia, alia Тала et in Persia (1436 и 1471). В A. Maiiuzio Viaggi etc. Venet. 1543,- Raccolla di Vaggi G. В. Ramusio 1583, II; К. Kerr’s Collections of Voyages, -I; Placido Zurlo’s di Marco Polo e degli altri Viaggiatori 1818; H. Murray’s Discoveries, 1820. Pycский перевод – в сборнике В. Семенова: Библиотека иностранных писателей о России. 1830, I.
Гл. VI. Черкеский набег. – Гл. X. Земля Сгеmuch: владетель, хищничество и грабежи караванов. Черкеские племена: кипики (Chippiche, шацсуги), татакозы (Tatacoeia, темиргойцы и бесленейцы), собаи (Sobaiе, абазы), кевертеи (Cheverthei, Кабарда), ас или аланы(осетины), кайтаки (Caitachi). Владетели. Хищничество. Положение женщины. В рус. издании–32-е примечание о Черкесии и её племенах; италь. текст Интериано; 51 примечание – о черкесских племенах.
3.Strabo, De situ or bis. Basil. 1549. – Франц. перевод – Geographie de Strabon. Par. 1817 .
P. 476 (изд. 16 в.): быт черкес в начале первого столетия по Р. Хр. Черкесы Черноморского побережья: akheen, zyghe, heniokles, kerketes, kolkhes, sintes. Морское пиратство–главный источпик средств жизни у черкес. Флотилии морских судов (camara). Нападения на купеческие судна ради добычи; торговля ею с Босфором. Лесные жилища черкес. Зачатки земледелия. Tyrani (плененные старшины, князья); управление чрез skep-toukhes, подчиненных тиранаи.
4. Jtinerarium in Tartariam. Wilh. De abruk (Rubruquis, Ruisbroque. 1253). В Hakluyt´s Col-ction 1598, I. Франц. перевод – в сборн. P. Bergeron yages etc. 1735, I; Recueil des Voyages, publ. par laic. d. geogr. d. Paris, 1839, IV.
Краткие сведения о черкесах (Kerkisi) – подчинение их татарским ханам, также о горных жилищах с укреплениями.
5. Offt begehrte Beschreibuug der New Orientalischen Reise (1633–1638), durch M. A mum Olearium. Schlesw. 1647 (и друг, годов). Русские переводы: А. Михайлова «о состоянии России в царств. Ал Мих.» (Архив Калачова 1859, 3 и 6), и И. Бара ОлеарЙ Адам и пр. (Чтен. общ. ист. и др. 1868–187 отдельно–М. 1870).
Гл. XX. Управление черкес – князья и владетели. Гостеприимство. Положение жен; их верность мужьям. Многоженство. Левират.
6. Relation des Tartares, Percopites Nogaies, dee Circassiens, Mingreliens et Ge giens. Par Jean de Luca, Religieux de Tordre de Dominique (1620). В Thevenofs Relations de divers yages curieux. Par. 1666, I; Recueil des Voyagesau N Amst. 1725, VII.
Быть черкес (circassee): укрепленные жилища, духовенство, владетели и мирзы, подать рабами, князья, отсутствие письменных законов и монеты, меновая торговля, положение женщины, похищение жен, воровское положено стариков, единоженство, свадебные обряд, плата за невесту, военные обычаи, торговля рабами.
7. Relation de la Colchide ou Mingrell par le Pere Archange Lamberti, Miss ion aire d< Congregation de la Propagation de la Foi (1620). ВтЛ venot's Relations etc. I; Recueil d. Voyages au Nord, 1 Есть сведения о черкесах–управление, сословия, домашнем быте, охоте, суде и наказаниях, браке, военных обычаях, положении женщины, гостеприимство, набегах, отсутствии денег. 7, a. Six Voyages en Turquie, en Perse aux Indes (1663 – 69), par I. B. Tavernier. Pa 1676–77, 1678–79, 1681. Новое издание–Rouen. 17 7, b. A short description of all the King-ms which encompass the Euxine an Caspian as, delivered by the Author after above twenty years ivel. Lond. 1677. 8. Les Voyages de J. Struys (1648–1673) en scovie, en Tartarie, en Perse, aux Indes etc. Lyon 1682. ist. 1720. е Т. II Chap. XVI. Ч e p к а с и я (Circassie): хищничество, жилища (с укреплениями); положение женщины и легкость нравов, развод; народные собрания и старшины. 9. Journal du Voyage de Mr. Ch. Chardin 171 – 1672) en Perse et aux Jndes Orientales par la :r Noire et par la Colchide. Lond. 1686. Amst. 1711 и 85. Par. 1723 и 1811 . Нем. перевод – Lpz. 1687. rf. 1780. Ср. И. Сливницкого: «Шарден и его путешествие по Грузии» в Кавказ 1849 № 33–35. Т. I. Заметки о черкесах Черноморья (adighes, cherkes, kerkes): меновая торговля, дикость и хищничество черкес, их жилища, рабство и торговля рабами, положение женщины. 10. De Landechappen der Percoptize en Bgaize Tarters, Circassen... beschreeven in´t iar 1633. Uit de euge Latynze Aanteekenin-ia der Heeren Beze nd elingen Jean de Luca, Bauplet en Archangel Lamberti, in de Franze 1 in 4 ligt bebragt, door den H. Thevenot Konin-feke Boekverzorger. Те Leyden (без означения года). Сведения о кубанских черкесах (Circassen) и кабардинцах (Carbatei): сословия, гостеприимство, кровомщение, брак, положение женщины, военные обычаи. 11. Relation du Sieur Ferrand, Medicin du gais, et се qui se passe au serai 1 dudit Kan. В Recu des Voyages au Norde. Amst. 1718, IV. Малая черкесия (Petite Circassie): управление хан, подати, торговля рабами, суд, кровомщение, положение женщины, отсутствие земледелия и кочевания на ления. Кабарда (Cabartha): хан и его жены, подать рабами, девочками и мальчиками; многоженство; гостеприимство и гостеприимный гетеризм (предложение дочери гостю); обычай дарения; военное устройство черкес. 11,a. Voyages de Corneille Le Bruyn(17( par la Moscovie en Perse et aux Jnde Orientales. Amst. 11, b. Relation de la Coluhide et de la Mi grellie (1620), par Dom. Jos. Moric Zampi, Miss naire en la Colchide. В Recueil des Voyages au No Amst. 1725, Т. VII. Chap. XVIII. Брак у кавказских горцев. Voyages en Europa, Asie, Afrique (171 ou Ton trouve une grande variete de recherches sur Turqui, la Tartarie, Crimee, Nogaye, Circaseio etc., j A. de la Montraye. La Haye. 1727. (Новое изд.– 1732). 13.Bericht dee Jes uiten-Missionare Duba Stuckleins Glaubensbott. Augsb. u. Gratz, 1727, Т. IX. Есть сведения о быте кабардинцев. 13. a. Gesammlete Nachrichten von den zwischen Astrachan u. dem Flusse Kur gel genen Völkern, J. G. Gerber. Spb. 1727. В Mtilnj Samml. z. Russ. Gesch. II, гл. I (отрывок). Французское издание, приписанное Фокероту, – в Abhandl. d. Akad. Wissensch. in Berlin. 1756. Русское (дополн.) издание: Известие о находящихся с западной стороны Каспийского моря под Астраханью и рекою Куром народах и землях. В сочинениях и переводы, к пользе и увеселению служащих, 1760, Июль-Сентябрь. 13, b. Journal of Travels, J. Hanway. Lond.1754. – J. Hanway´s Zuverlassige Beschreibung seiner Reisen von London durch Russland u. Persien. Hamb. u.Lpa. 1754 14. Observations hietoriques et geogra-phiques sur les peuples barbares qui onthabite les bords du Danube et du Pont-Euxiu.Par M. de Peyssonnel. Par. 1765. Chap. VII. Древний быт алан северного Кавказа, теперешнего Дагестана, Кабарды и Черкссии. Chap. XVIII. Абазины (Abazqii), Uzes, Саbares, Alains и Ziques, как аборигены северного Кавказа. Ch. XXI. Черкесы и их верования. 14, a. Auszug aus dem Tagebuche des Schif - Hauptmann F. J. Soimonow von seiner Schiffart auf der Kaspischen Meere. В Mtiller's Samml. z. d. Russ. Geschichte, Bd. VII.– О торгах за Каспийское море, 0. И. Соймонова. М 1765.–Описание Каспийского моря, О. И. Соймонова. Спб. 1813. 14, b. Libro di Divisamenti di paesi e di misure di mercatanziee d'altre cose bisogne. voli di sapere a mercatandi di diverse parti del modo (da Fr. Balducci Pegolloti) Flor. 1766. — В Rob. Kerr's The History and general Collection of Voyages a Travels, 1811, v. 1; H. Murray's Hist. Account of Discoveries etc. 1820.– Fr. Balducci Pegolletti's Reise-Route von Aeov nach Peking. В SprengePs Gesch. d. geogr. Eutdeckungen; J. R. Forster's Gasch. d. Endeck. u. Schiffahrten im Norden. Frxf. 1784. 14, c. Voyages and Travels through the Russian Empire, Tartary and Part of the Kingdom of Persia, by J. Cook. Edinb. 1770. 14, d. Путешествие по России для исследования трех царств природы, G. Г. Гмелина. Спб. 1771. Спб. 1773–35. –Reise durch Russland etc. S. 6. Gmelin. Spb. 1773–74. Этнографическая заметки о кубанских горцах. 15. Nachrichten von Tschirkassien oder von den Kabardinischen Land en, anfgeeetzt von Iacobvon Stahlin. В A. F. Busching, Magazin fur die neue Historie u. Geographie 1771, Тhl. VI. Разделение Кабарды на большую и малую. Древние названия. Независимость горцев. Князья (Murseu, Knasen) и зависимые простолюдины; отношения между ними. Отсутствие городов; укрепленные аулы (kabak) князей; войлочные юрты (Kibiken) простолюдинов. Абазины (Afchasien, Awchasen, прежде Altikeser) вepxние и нижние (на Кубани и Куме): преобладание скотоводства, деревни и принадлежность их княжеским родам, княжеские подати и поборы, подчинение абазин Кабарде. Большая кабарда: княжеские аулы и деревни зависимых людей; деревенские старшины (Aeltesten), подчиненные князьям. Малая кабарда: князья и зависимые от них деревни, союзные отношения (Bundsgenossen) большой и малой Кабарды. Кабардинское духовенство (Mullah): школы, участие мулл в народном суде вместе со старшинами и кадим (Gerichtsverwalter), сборы в пользу духовенства. Многоженство и положение женщины в семье. Суд князя иди владельца с старшинами и муллами. Наказания по преступлениям, в особенности за воровство и прелюбодеяние. Равноправное положение внебрачных детей. Народные собрания. Военные обычаи. Положено князей и дворян. Монета и торговые обычаи. Подати и налоги в пользу князей и других владельцев. Торговля рабами и женщинами. 16. Nachricht von der zweiten Reise nach Persien von 1745 bis 1747 gethan hat, v. J. J. L ere h. В A. F. Biisching's Magazin fur die neue Hietorie P. 471. Небольшая заметка о Кабарде: разделение её на верхнюю и нижнюю, независимость народа; отсутствие ханов или правителей, незначительное значение князей; народные собрания для обсуждения общих дел. 17. Beschreibung alter Nationen des Russischen Reichs, ihrer Lebensart, Religion, Gebrauche,Wohnungen, Kleidungen u. ttbrigen Merkwttrdigkeiten (J.G. Georgi) Spb. 1776. Spb. 1782. Lpz. 1783.–Description de toutes les nations de f Empire de Russie. Spb. 1776.Описание всех в Российском государстве обитающих народов, I. Готл. Георги. Дерев, с нем. Спб. 1776. Спб.1799 . Базане: управление кабардинских князьков и подати горцев. Черкесы (Адиги): хищничество, сословия – князья (беи), дворянство (мурзы), подданные и рабы. Подати подвластных, между прочим, девушками и парнями. Республиканское управление черкес по собственным законам. Перекочевки деревень. Меновая торговля. Покупка жен. Побочные жены на время (испытало деторождения). Авхазы (Абазн на Кубани): управление, выборные владетели из старших фамилий. Первосвященник (калтатос). 18. Aelteste Geschichte п. Erdebeschreibung des jetzigen Tauriens n. Caucasiens,bisher Grim n. Cuban genannt, G. A. Breitenbach. Berl. 1785–1788. I Быт и история черкес, в особенности кубанских. 19. Traite sur lacommerce de lamer Noire,I par M. de Peysonnel. A Paris. 1787. Т. I. Черкасия. Зависимость черкес от татарского хана. Разделение Черкасии на роды (tribus) с бегами (Beis) во главе. Воинственность черкес. Черкесские поселения. Меновая торговля. Торговля рабами. Деньги. Разъездная торговля. – Т. II. Состояние черкес. Номинальное подчинение татарскому хану. Добровольная дань, особенно рабами. Назначение бегов. Право бегов давать воинов в ханское войско или отказывать. Разделение черкес на Kabiles (tribus), этих на Tchagars, каждый из десяти семей. Классы: Beigs, Sipahis, Uedens и Kouls. Господствующая фамилия в каждом роде: их право владения родовою землею, деспотическое управление родом; беги главные и меньшие; раздел между ними земли и подвластных. Рабская зависимость черкес от их gentilshommee: право последних на имущество подвластных, право жизни и смерти, продажи и дарения. Положение сипагов, узденей и кулов. Взаимные набеги родов для добывания рабов и торговля пленными. Рабство сыновей и дочерей бегов и право продажи их последними. Военные обычаи черкес. Кочевание черкес и кочевое земледелие. Перечисление черкесских родов. 20. Memoir of a Map of the Countries comprehended between the Black Sea and the Caspian; with an account of the Caucasian Nations, and vocabularies of their languages. Lond. 1788. Гл. II. Abkhas (абазинцы). Места поселений (на Кубани и Черном море). Подчинение их туркам. Их сношения с кабардинцами. Округи (disticts): Kisilbek, Tarn, Shegray, Barokai, Bashilbai и Sabai Гл. Ш. Черкесы (Tsherkees, Circassians). Округи: большая и малая Кабарда, Beslen, Temirgoi, Abasech, Bseduch, Hatukai и Bshana. Хищничество и воинственность черкес. Жизнь отдельными родами (tribes). Классы: princes, nobles (Uedens), vassals (простонародье). Подчинение народа княжеским «фамилиям» (Giambulak, Moisauost, Ataehuk); старейший в фамилии – её глава, судья, защитник и отец всех вассалов. Личные и имущественные права князей и их отношения к подвластным. Значение узденей, как дружины князей; участие их в общем собрании народа. Положение народа в отношении к высшим классам; его поземельные отношения (народ–proprietors of lands; отсутствие личного землевладения). Обычное право, его значение у горцев. Народные собрания (из князей, узденей и представителей народа); решения собрания и утверждение их народом. Торговые обычаи. Семейные отношения. Аталычество. Гостеприимство. Положение женщины. Брачные обычаи–калым, свадьба. Предания о происхождении черкес и древнем их быте. Вeschreibung der Kaukasischen Lander (1771), J. A. Guldenstadt Spb. 1791. Издание Клапрота–Berl. 1834. – Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа, из путешествия г. академика И. А. Гильденштедта чрез Россию и по Кавказским горам в 1770–1773 годах. Изд. К. Германом. Спб. 1809 Черкесы, базианцы, балкарцы и карачаевцы: их общественные обычаи, управление, семейная жизнь. 22. Описание горских народов (полк. Бурнашева). Курск. 1794 Роды и колена кабардинцев; значение родов у кавказских горцев. Управление кабардинцев. Черкесские князья и их отношения к «общему кругу» (народному собранию). Аталычество у черкес. Брак. Калым. Взгляд черкес на воровство. Любовь их в вольности. Значение черкесской клятвы. Право убежища. Отношения черкесских князей к узденям и народу; поземельные отношения. Положение черкеской женщины. 23. Voyages historiques et geographiquее dans les pays situes entre la mer Noire et la mer Caspienne (par Edward, Barbier du Bocage et de Вaert). Par. 1795 (Другие издания – 1797 и 1798).–Reise durch den südlichen Theil von Russland. Aus d. Franz. Mit Anmerkungen. Duisb. 1798.–Историко-географические записки о странах, лежащих между морями Черным и Каспийским; перевод с франц. О. Шимковича. Спб. 1810. Ч. I. Древний быт кавказцев. Роды (tribus) с независимыми князьями. Уважение к старшим. Быт черкес: племена, воинственность черкес. Враждебность черкесских родов. Сословия князей, узденей и вассалов, приписанных к княжеским семьям. Власть главы черкесской семьи. Общинное землевладение; предметы личной собственности – оружие, лошади, рабы и военная добыча. Личная неприкосновенность черкесских князей и их значение в мирное и военное время. Уздени. Народное собрание. Народ – его отношение к земле. Право князей на имущество вассалов. Право вассала переходить на службу к другим князьям. Значение народных обычаев. Собрания для суда. Продажа пленных. Аталычество. Воровство–доблесть. Гостеприимство. Усыновление. Положение девушки до брака. Калым. Обычаи первой ночи. Гостеприимный гетеризм. Семейное положение женщины. Суд. Присяга. Военные обычаи черкес. – Ч. Ш. Кабардинцы: управление, князья, выборные старшины. Воровство. Похищение жен. 24. Memoires sur le cours de l´Аraxe et de Cyrus, Sainte – Croix. Par. 1797. Есть об обычаях черкес. 25. Позорище странных и смешных обрядов при бракосочетаниях разных чужеземных и в России обитающих народов, Громова. Спб. 1797. Свадебные обряды черкес. 26. J. Reineggs, Allgemeine historisch – topographische Beschreibung des Kaukasus, hrsgb, v. F. E. Schroder. Gotha u. Spb. 1796–97. Тhl. I. Черкесы и кабардинцы: древнее разделение их на орды. Сословия: князья (Bej), дворяне (Usdenn), зависимые (Kail); их взаимные отношения – личные и имущественные; десятина с зависимых в пользу владельцев. Личная неприкосновенность черкесских князей; нераспространение на них обычая кровомщения (только выкуп); право мести князей. Обычай возведения зависимого в уздени чрез аталычество княжеского сына; запрещено возводить узденя в княжеское звание. Браки равного состояния у черкес; значение родословия. Остатки похоронного обычая – умерщвления рабов при похоронах господина. Черкесское гостеприимство. Положение черкеской женщины в семье и общине. Кубанские горцы: зависимые классы и князья; кочевой быт многих пастушеских родов, передвижные аулы, 27. Voyage dans la Russie meridionale et dans les pays du Caucase, par le comte J. Po-tocki. Par. 1798. – Издание Клапрота: Voyage dans les steps d´Astrakhan et du Caucase. Par. 1829.–Путешествие графа Ив. Потоцкого в Астрахань и окрестный страны в 1797 г. (Сев. Архив 1828, № 1 и 2). Семейный быт черкес: многоженство и другие брачные обряды. Брак жен умершего с его сыновьями (кроме их природной матери). Положение черкеской женщины. 27, a. On mount Caucasus, Francis Wilford. В Asiatical Researches 1799, v. VI. 27. b. Voyage au Сaucase, par St.–Suzanne. 2 vol. 28. Bemerkungen auf einer Reise in die südlichen Statthaiterschaften des Russischen Reichs in d. J. 1 793 u. 1794. P. S. Pallas. Lpz. 1799–1801. Lpz. 1803.–Voyages entrepris dans les gouvernemeuts meridionaux de 1'Empire de Ruseie dans lee au. 1793 et 1794. Par. 1805. Bd. I, p. 363 (1-го изд.). Разделение кавказских горцев на пленена. Абазины (Abasa): отсутствие князей, родовые старшины, подчинение кабардинским князьям; князья башильбайского поколения. Шапсуги (Schapsich): разбои, отсутствие князей, главенство сильных фамилий. Натухажцы (Natuchasch): хищничество, разбои и грабежи. Черкесы: феодальное устройство; князья, дворяне и зависимые; хищничество черкес; кабардинские ханы, княжеские семьи, уздени двух рангов. Кочевой быт черкес. Каналы. Укрепленные жилища и аулы. Положение князей и узденей; повинности зависимых. Собрания знати по общественным делам. Военное устройство черкес. Гостеприимство (kunak). Положение черкеской женщины: право убежища у женщины; обряд усыновления ею врага (обряд прикосновения к груди). Кровомщение и выкуп по обычному праву черкес. Отношения полов; браки равного состояния; похищение жен; положение новобрачных: обычай не показываться на глаза родителям; тайные посещения молодой жены мужем; калым. Аталычество. Отдельная жизнь мужа и жены у черкес. Кубанские горцы: племена, укрепленные деревни, хищничество; султаны у некоторых племен, их значение. Заметки об обычаях карачаевцев и балкарцев. 29. A tour performed in the years 1795–96 through the Taurida, or Crimea etc., by M. Maria Guthrie, described in a series of letters to her husband, the editor Matth. Guthrie, M. D. Lond. 1802. – Письма о Крыме, Одессе и Азовском море, Гутри. 1810. Кубанские черкесы. Торговые обычаи и военный быт черкес. 30. Описание Кавказа с кратким историческим и статистическим описанием Грузии (Я. Лангена). Спб. 1805. Кубанские черкесы: управление беев, зависимость от крымских ханов. Кабарда большая и малая: управление, князья, дворяне и подданные. 31. Essai historique sur la commerce de la mer Noire, par d´Antoine. Par. 1805. 32. Voyage en Crimee et sur lesbordsde la mer Noire, pendant l´аn 1803, par J. Reully. Par. 1806. 33 Die Volker des Caucasus nach den Berichten der Reisebeschreiber, Ch. Rommel. В Archiv f. Ethnogr. u. Linguist. 1808, Bd. I, St. 1.– Отдельно–Weim. 1808 . Горцы вообще: хищнически быт; монетная единица – кожа, войлок, животное (кошка) и пр.; аулы, следы пещерного быта; сословия, старшины; месть; гостеприимство. Черкесы кубанские и кабардинцы: сословия – князья, уздени, крепостные; кочевой быт; устройство каналов; грабежи; повинности крепостных; аталычество; брак, обычай уклонена молодой жены от встречи с родителями мужа до рождения ребенка; положение женщины; гостеприимство (Kunadi); право убежища у женщины; усыновление женщиной – обряд прикосновения к женской груди; месть за убийство и обиды. Вasianen: роды, дача скота на проценты. 34. Хозяйственное описание Астраханской и Кавказской губерний (Ровинского). Спб. 1809. Черкесы: кабардинцы большой и малой орды; бекштлипейцы – «вазалы» черкес. Воровство и разбой – общий и почетный обычай кавказских горцев. 34, a. Lettres ecrites dans un voyage de Moscou au Caucase, par le Doct. Kimmel. Spb. 35. Reisen in den Kaukasus u. nach Georgien, unternommen in den J. 1807 u. 1808, J. v. Klaproth. Halle u. Berl. 1812–14.– Voyage au mont Gaucaee et en Georgie. Par. 1823 . Т. I, гл. 9. Кубанские горцы: абазинцы (Abazes)–прежнее управление, села, князья, поколения и роды, уздени. Кабардинские agassirs – их права на имущество и жен абазинцев. Обозрение быта отдельных родов и обществ абазинцев. Абазехи (Abazech) – поселения, управление, уздени, гостеприимство; перебежчики из других мест; торговля пленными; военные обычаи. Шапсуги (Chapchikh) – жизнь отдельными семьями, хищничество, отсутствие князей, старейшины семей, военные обычаи. Натухажцы (Natkhoukaitch)–роды, воинственность. Убыхи (Ouboukh) и другие горцы Черноморья – отсутствие князей; значение доблестного наездника, как народного вождя в военное время.– Гл. II. Карачаевцы (Karatchai): духовенство, коран. Князья (By), их права. Зависимость от кабардинских князей (Век). Уздени, их патронатство над простым народом. Брак – многоженство, положение женщин, калым, свадебные обычаи, суд по делам о прелюбодеянии. Воспитатель детей (thouma, tckankoua). Воровство и грабежи. Кровомщение. Браки князей. Отношения родителей к детям. Положение иностранцев. Присяга и суд. Гл. 13. Черкесы (Adighe): древний быт. Касты: князья (pcheh, pchi, bek, by), уздени (work), зависимые и холопы (tcho'khott); взаимные отношения каст. Полигамия, как мусульманский обычай. Занятия князей – охота и война. Гостеприимство. Обычаи кровомщения (tliluesa, kangleh). Брак: браки равного состояния, калым, цензура целомудрие невесты, неверность жен, развод, обычай тайных свиданий молодых супругов после брака. Аталычество; совершеннолетие. Положение вдовы. Раздел наследства. Воровство. Положение женщины. Устройство черкесского села (koudje). Кочевая система обработки земли у черкес. 36, a. Journey through Persia, Armenia and Asia (1808–1809), J. Morier. Lood. 1812. – A second journey through Persia etc. (1810–1816). Lond. 1818.–Voyage en Perse etc., trad, franc. Par. 1813. – Second Voyage etc. Par. 1818. 36. Voyage en Russie, en Tartarie et en Turquie (1800), par E. D. Clark. Par. 1812. 37. Reise in die Krym u. den Kaukasue v. Мог. v. Engelhardt u. Fr. Parrot. Berl. 1815. Абазины: хищничество, приём воровских вещей от соседних горцев, торговля мальчиками. 38. Письма о Кавказе. Сын Отеч. 1816, XXXIV,271. Есть сведения о быте кабардинцев. 38,a. Lettres sur le Caucase et la Georgie,suiviee d'uue relation d'un Voyage en Perse, en 1812, par M. et Mme Freygang. Hamb. 1816. – Briefe ttber den Caucasus u. Georgien, W. v. Freugang. Hamb. 1817. 39.Краткое обозрение Кавказских линий поселенных казачьих полков ... о народах, живущих против земель, им принадлежащих, Iос Дебу. Спб. 1818.– Извлечение: Разные исторические замечания относительно народов, соседственных Кавказской линии, 1. Дебу. Отеч. Зан 1821 №18; 1822 22 – 24; 1823 № 40 – 43; 1824 № 49 и 51. Управление кабардинцев. Свадебные их обряды. Хищничество горцев и меры против их набегов. 39, a. Voyage en Perse á la suite de l´Ambassad Russe en 1817, par M. de Kotzebue. Spb. 1819. 39, b. Voyage en Perse, pendant les an. 1812 e 13, par Drouville. Spb. 1820. 39, c. Die Vorhalle Europäischer Volkergeschichten von Herodotus, um den Kaukasu u. an den Gestaden des Pontus, v. C. Kitter, Berl. 1820. 40. Voyage en Circasaie fait en 1818, pai Taitbout de Marigny. Brux. 1821. M. 1836. Помещено в Voyage de J. Potocki, ed. Klaproth, 1829,1. Английский перевод: The Voyages to the Coast of Circassia Lond. 1837. Быт черкес, живших на Черноморском побережья (в Геленджике). Деление черкес на мелки общества. Князь и народное собрание. Гостеприимство (konak). Меновая торговля. Положение женщины. Брак – свадебный обряд; обычай искания жены в лесу, в первый день брака; запрещено новобрачному показываться публично с молодой женой; калым; похищение невесты; сопротивление её в свадебном поезде. Классы: князья, благородные (nobles), вассалы; имущественные права зависимых,- продажа, зависимых по решению народного собрания; положение рабов. Право продажи отцом детей, братом сестры, мужем жены. Общее владение землею. Суд по убийству и порче вещей; судебная народная сходка. Плата за убийство. Воровство - не преступление. Аталычество. Описание народного собрания. Присяга. Духовенство. Положение черкеской женщины. Обычай дарения. 41. Travels in Georgia, Persia, Armenia, ancient Babylonia etc., during the years 1817, 1818, 1819 and 1820. By Sir Robert Ker Porter. Lond. 1821–22.–Voyage en Georgie, en Perse, en Armenie. Par. 1823. В I т. – об обычаях черкесс: хищничество (banе ditti), управление, сословия, брак. 42. О народах, соседственных Астраханской ry6epнии. Русск. Инвал. 1822 № 35. Политическое устройство черкес. 43. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранные и дополненные С. Вроневским. М. 1823. Ч. I. Первобытное население Кавказа – албаицы (нынешние лезгины). Современный образ жизни кавказских горцев. Война домашняя и внешняя; военные обычаи. Правление аристократическое у черкесских племен (наследственные князья и выборные старшины), кроме шапсугов, натухажцев и абазехов, с их демократическим правлением. Суд и расправа у кавк. .горцев; Алкоран и народные обычаи; пени за разные преступления. Состояния: владетельный особы, дворянство, крестьяне и пленники или рабы. Политика горцев: куначество, право убежища, охранение путешественников, почтено в старости, третейский суд. Торговля пленниками у горцев: древний обычай скупа мальчиков для продажи в Константинополь. Положение кавказских ясырей. Продажа крестьян, детей. Баранта – захват пленников в военное и мирное время; обычаи баранты; сбыт пленников на ярмарках; караванная торговля пленниками.–Ч. II. Черкесы закубанские: колена. Кабарда – большая и малая – перекочевки сел, крестьяне (гокотл), князья трех колен, дворяне (ворк, уздень) – старинные, второстепенные и подвластные (уздень узденя) и их права. Преимущества владельцев. Безъименная земля и Брагунское владение: владение землею по праву первого занятия («кто первый пришел, тот и владеет, пока другой не отнимет»). Замечания я о быте черкес: укрепленный жилища, воспитание (аталычество), положение женщины – женитьба по «равенству родов», полновластие мужа. Правление: княжеские роды, духовные чины; положение узденей, крестьян, дворовых людей (бегаулы) и ясырей. Феодальная система управления. Народные собрания. Суд – родовые суды и расправы. Законы – коран и народные обычаи; решение споров по кулачному праву. Наказания узденей и крестьян. Невмешательство князя в «сельское домостроительство» узденя. Переход узденя к другим князьям с потерей имущества. Выходы крестьян. Третейские суды; присяга закланием овцы и прикосновением языка к окровавленному кинжалу Пожалование крестьянина в уздени. Убийство чужого крестьянина. Обида и убийство гостя. Убийство, кровомщение и пени за убийство; примирение (посредством кражи из дома обиженного младенца для воспитания). Права главы семьи над жизнью и смертью жены и детей. Воровство; отплата воровства барантою. Наследование имущества. Образ воевания. Нравы – почтение к старшим. Женитьба: равенство родов вступающих в брак, калым, приданое, предбрачный дар. Жизнь мужа и жены в отдельных домах, тайные их сведения. Многоженство. Развод. Власть мужа над женою. Положение женщины. Куначество: дружество, наемные кунаки (в качестве провожатых и пр). Гостеприимство (иностранцев). Заступление женщин: их посредничество в битве, убежище в женском жилище, прикосновение к женщине. Брань, поединок. Доходы князев – подати и пр. 44. Journal of a Tour from Astrachan to Karass, north of the mountains of Caucasus, \V. Glen. Edinb. 1823. Заметка о семейном быте кабардинцев. 45. Журнал путешествия по Земле Донских казаков к Кавказу и в Астрахань (1809). Северн. Архив 1824. № 20 – 24; 1825 № 7, 8, 12. Родовой быт и семейные отношения у кабардинцев. 46. Travels in Russia, the Krimea, the Kaukaeus and Georgia. By Rob. Lyall, Lond. 1825. Этнографические заметки о быте черкес. 47. Отрывки из путевых заметок по юго-восточной России, С. Д. Нечаева. Московский Телегр. 1826, VII. Устройство черкесского аула. Гостеприимство горцев. 43. Краткая записка о горских народах. Сев. Архив 1826, XX, 13. Поселения, правление и хищничество черкес. 49.Кыз-Брун, И. Радожицкого. Отеч. Зап.1827, т. 32. Кабардинская легенда о наказании женщины за прелюбодеяние судом шариата. 50. Galerie der neuesten Reisen von Russen durch Russiand u. fremde Lander unter-nommen, dargestellt v. Leonh. Freyh. Budberg. Lief. I. Reise eines Russen durch Weiss – Klein u. Neu-Russland, den Kaukasus. u. Grusieu. 1827–32. 51. Travels in Russia, the Crimea, the Caucasus and Georgia, by Robert Lezall. Loud. 1828. 52. Le beau's Histoire du Bas Empire, revue par St. Martin, Brosset. Ed. Didot. Par. 1828. Данные о древнем быте горцев Черноморья. 53. De peuples du Caucaee et de pays au nord de la mer Noire et de la mer Caspienne, dans le dixieme siecle, ou voyage D'Abou-El-Cassim. Par. M. C. D'Oheson. Par. 1828. Chap. I. Разделение кавказских горцев X века на множество племен и народцев, каждый с своим князьями. Их набеги на соседние племена.–Caschakes (черкесы): гетеризм женщин, торговые сношения с Требизондом, укрепленные жилища, подчинение одному старшине (chef). 54. Письмо X. Ш. к О. Булгарину или поездка на Кавказ. Сев. Архив 1828 J6 3–10. – Возражение на письмо. Тифл. Ведом. 1832 J6 3 и 4. Хищничество и набеги шапсугов, 55. Meine Reise nach Grusien im J. 1827, v. F. Ch. v. Vetter. Spb. 1829. Черкесы: сословия – князья (Bei), благородные (Usden) и народ (Kull). Наследственность княжеского звания. Частые перекочевки черкесских поселений, ради удобств скотоводства. 56. Географическо-статистическое обозpение земли, населенной народом Адехе, пор. Новицкого. Тифл. Вед. 1829 № 22. Политическое разделение черкесских племен. Племенной их состав по происхождению, языку и религии. Сословия князей, благородных и зависимых. Юридические обычаи: суд присяжных; наказания за убийство и другие преступления; кровомщение. Союзы (братства-куначества). Гостеприимство. Торговые обычаи. Хищничество. Военные силы черкес и образ ведения войны. 57. Подробное описание Персииn и государства Кабула, также Грузии и персидских провинций, присоединенных к России. М. 1829. Ч. II. Черкесы: разделение их на общества. 58. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске, Ioc. Дебу. Спб. 829. Кабардинцы: большая и малая Кабарда. Разделение большой Кабарды на поколения. Владельцы и их положение; средства существования владельцев – грабеж и воровство; аталычество, укореняющее во владельцах хищнические нравы. Патриархальное управление князей. Собрания владельцев, узденей и народных старшин. Клятва и легкость её нарушения. Устройство общего кабардинского совета или круга: разделение собрания по родам; порядок обсуждения дел; законодательное значение решений собрания. Отсутствие личной собственности князей и владельцев (всё принадлежит народу»). Значение звания князя и отношено к нему других классов; право князя присвоить достояние подданного, отнять ясырей, дочь иди жену каждого, но без права жизни и смерти над зависимыми. Воспитание детей в спартанском духе. Брак, калым. Дозволенность воровства. Уважение к старикам. Обязанность владельцев помогать и защищать подданных. Свадьба; скрытные посещения женихом невесты после свадьбы. Воспитание девушек. Абазинцы: первоначальное управление старших по летам (аульные старшины); выбор старшин и происшедшие от них князья. Браки равного состояния. Добровольные дары князьям и позднейшие подати. Неограниченная власть князей. Происхождение узденей и их права на зависимых. Значение узденей, как дружины князей. Раздоры князей и их областей. Пленнопродавство. Подчинение абазинцев Кабарде. 59. Yoyage dans les environs du mont Elbrouz daue le Caucase, A. T h. Kupffer. Spb. 1830. В «recit historique» – заметка о черкесских coсловиях: князьях, узденях и рабах, их военном устройстве и обычае пользована горными пастбищами (посемейное распределено общинных лугов). 60. Письма с Кавказа. Моск. Телег. 1830: № 10 и 11. Устройство черкесского аула. Домашний быт черкесса 61. Notes statistique sur le littoral de la mer Noire relatives a, la population, к la navigation, au commerce, par le cte L. S. Vienne. 1832. 62. Религия закубанских черкесов. Телескоп 1832 № 5. Обряд присяги, требуемой у черкес от беглых христиан. 63. Поездка в Грузию. Моск. Телегр. 1833 № 15. Хищничество мирных черкес. 64. История донского войска, В. Броневского. Спб. 1834. В IV т. – заметки об обычаях черкес и военном их устройстве. 65. Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопредельных оному земель, П. Зубова. Спб. 1834–35. Ч. I. Общее замечание о горцах. Деньги, вес и мера. Ч. II. Обычаи абазян, кабардинцев и черкесов – классы и общественное управление горцев. Ч. Ш. Описание быта кавказских горцев. Племена: адихе или закубанские горцы, кабардинцы с подвластными землями, абазины, карачаевцы, чегемы, балкары. Родовые деления. Домашний быт. Аталычество. Брак, калым. 66. Description du Gaucase et dee pays qui avoisinent la mer Noire et la mer Caspienne, par Maesoudi (943). Trad. Par Klaproth. Magazin asiat. 1835, p. 289. Быт черкес (kecbek). Краткая характеристика племени. Следы гетеризма женщин. Независимость черкес от алан (осетин). Укрепленные жилища горцев по юрскому побережью. Морские торговые сношения черкес с Трапезундом; торговля рабами. Военное устройство черкес. Отсутствие князей, объединяющих народ. Враждебность и рознь племен. 67. Историческое обозрение нравов и обычаев всех народов, Г. Б. Допинга Спб. 1836. Черкесы: свадьба, многоженство, гаремы, покупка женщин; воспитание черкесских князей; гостеприимство; продажа пленных на Кавказе; невольничество у черкес; пени за преступления. 68. Relation d'une excurtion en Circassie par be Portfolio. Par. 1837. 69. Souvenirs des dernieree expeditionsrusees contre les Circassiens, precedes d´une es-quisee rapide des moeurs de ce peuple. Par. 1837. – См. Oesterreich militärische Zeitschrift. 1838, VIII и IX. 70. Очерки России, изд. В. Пассеком. Спб.1838, I. Наказание неверных жен у черкес. 71. Путешествие по Закавказскому краю, Нордмана. Жур. Мин. Нар. Просв. 1838, XX. Племенное деление черкес. 71. a. Voyage en Crimeе, au Caucase, en Georgie etc., en 1829 et 30, par. J. Ch. Besse, Par. 1838. 72. Travels in Circassia and the western Caucasus, Spencer. Loud. 1838. 73. Voyage autour du Caucase, chez les Tcherkess et les Abkhases, en Colchide, en Georgie, en Armenie et en Crimee, Fr. Dubois de Montpereux. Par. 1839–43. Извлечение: путешествие вокруг Кавказа, по Черкессии и Абхазии и пр., Дебуа де Монпере.. Библиот. для чт. 1839, XXV и XXVI. Т. 1. Черкесы. Их история и древний быт. Сказания древних писателей о местах поселений черкес (Scylax YI в. до P. X.). Древняя торговля, князья и разделение на роды, пиратство и торговля рабами у черкес (по Страбону). Данные о быте черкес по Массуди, Интериано и других древних писателей. – Современный быт черкес. Разделение их на роды и поколения (tribus). Древность современных обычаев черкес; отсутствие сильных влияний на них извне. Феодально-аристократический или военный быт черкес. Сословия: princes, nobles (work), affranchis, servs, esclaves; их права и взаимные отношения. Обособленность родов и семей; двух независимости. Отсутствие городов и сел; жизнь в разбивку, одиночными семьями; значение аулов и их устройство. Обязанности зависимых: полевые работы, оброки и защита владельца. Воспитание знатных в воинственном духе; наезды партиями; обычаи избрания вождя на общем собрании зависимых. Брак; личные отношения между супругами; воспитание мальчиков и девочек (аталычество); калым; цензура целомудрия невесты; развод; отношения отца к сыну до и после свадьбы; воспитание княжеских дочерей; браки равного состояния; свобода обращения полов. Военный быт. Служебное значение черкеской женщины; покупка жен; продажа дочерей и племянниц. Торговля рабами. Продажа детей отцом, сестры братом, жены мужем. Продажа владельцем зависимых по решению народного собрания. Положение пленных. Основные законы черкес: гостеприимство, почитание старших и кровомщение. Право убежища у женщины. Обряд усыновления женщиною (даже убийцы сына). Господство обычного права. Народное собрание; его компетентность по суду и другим общественным делам; отношение князей к собранию; выборные судьи, решавшие дела на народных собраниях. Воровство и его значение (в смысле дозволенности) в быту черкес. Убийство родителей. Неверность жен. Mеновая торговля, в особенности рабами и пленными. Общее замечание о феодальном быте черкес и о сходстве его с древним бытом западноевропейских народов и с теперешним бытом литовцев. Предание о воинственных амазонках и их гетеризме; оценка предания. 74. Отрывок из путевых записок по кавказской области, Заблоцкого. Жур. Мин. Внутр. дел 1839, XXXIY, № 11. Заметка о земледелии и скотоводстве кабардинцев. 74. a. Travels in the Transcaucasian provinces of Russia, Wilbraham. Lond. 1839. 75. Reise in den Kaukasus, Koch. Berl. 1840–47. 76. A year among the Circassians, Long-worth. Lond. 1840. 77. J. S. Bell´s Journal of a Residence in Circassia during the years 1837, 1838 and 1839, Lond. 1840,–Journal d´une Residance en Circassie. Trad, par C. Vivien. Par. 1841. Letter I. Черкесы. Положение рабов. Запрещение продаж раба без его согласия – L. V. Недозволенность конкубината; право иметь столько жен, сколько позволять средства; проституция и неестественные преступления неизвестны. L. VIII. Братства (fraternities). Дозволенность браков только между членами различных братств; женщина–собственность (property) братства. Обязанность вдовы выходить замуж за члена братства, к которому принадлежал муж (последний не платит за жену, по обязан содержать её детей от первого брака). Обязанность братства содержать вдов, по старости не вступавших в новое замужество. Выход вдовы замуж в другое братство (дети её от первого брака остаются в прежнем братстве). Положение рабов. – L. XII. Убийство в ссоре и плата семейству убитого (200 быков); убийство не умышленное с половинною платой. – L. XIV. Разделение черкес на братства (tleush, seeds) – союза лиц, происходящих от одного общего предка; отношения между членами братства.–L. XV. Положение рабов и права на них владельцев.–L. XVII. Аристократический строй черкесского общества. Сословия: рабы (pshitl), свободные (thfokoll), князья (pshe) и благородные (vork); их происхождение и взаимные отношения.– Vol. II, Lett. ХХШ. Гостеприимство черкес. – L. XXVI. Податная система черкес. Суд по уголовным делам. Плата за убийство определенным количеством быков или других предметов; раздел платы между семьей убитого и братством; ответственность семьи и братства по преступлениям своих членов. L. XXVII. Управление. Frater in loco parentis. Преступления и наказания: штрафы за воровство и измену; смерть преступника при сопротивлении и месть за то со стороны детей. Семейная жизнь черкес; легкость разводов. Аталычество (atalik). Кулачное право. L. XXVIII. Судебная сходка (tamatas). «Code cirkassien» (адаты). Суд выборных старшин (tarco–khass, старшины) в братствах. Наказания за преступления. Бегство преступника (сожжение дома в наказание за бегство). «Цена крови» (за убийство) по количеству head – «голов» (состав головы из раба, лошади, кольчуги, лука, 60 баранов) и общественному положению убитого (за князя 100 гол., благородная 30 голов, свободного 20 голов, раба 15 гол.)'). Брачные отношения: покупка невесты уплатой «голов» (за невесту князя 50–60 голов, дворянина– 30 гол., свободного 25 гол.; за жену раба платит его хозяин от 60 до 80 быков, но не голов). Увод невесты без её согласия (удвоенная цена за нее при насильственном уводе). Плата подчиненными князя за его невесту; обязанность князя помогать своему подчиненному в плата за невесту. Торговые обороты черкес; отсутствие у них денег. Долговые отношения; несуществование личного задержания за долги. 78. Russland u. die Tscherkessen, К. Fr. v.Neumann. Reisen u. Landebeechreibungen d. alteren u. neuesten Zeit. Hrsgb. v. Dr. E. Widemann u. Dr. H. Hauff. 1840. Lief. 19. I. Кавказ и его жители. Свобода горцев. Обособленность племен. Волостное управление (Ganregierung). Обзор племен. II. Древний быт черкес по Страбону, Прокопию, Константину Порфирородному, Массуди. – Ш. Быт черкес по Интериано, Ламберти, Де Лука и Феррану. – IV. Россия и Кавказ. Черкесская семья. Рабы. Независимость черкес; любовь к свободе.–V. Черкесы. Замкнутость племени. Образ войны. Значение названий Zycbeu и Tscberkeesen. Кланы или поколения черкес. Политическая самостоятельность. Феодально-аристократическая форма правления отсутсвие общего главы. Разделение племен на волостные общины (Gaugemeinschaften) с князьями во главе. Союзы защиты общин. Устройство общин. Князья (Pschi); их полномочия в войне и мире. Благородные (Work, Usden). Свободные (Tschokoll). Народ. Рабы. Народное со6paние: порядок совещаний; права собрания; его суверенность. Суд присяжных. Господство обычного права. Судоустройство. Мировые суды. Грабежи и «полон» людей. Плата за убийство. Воровство. Основана права черкес: связи родства, гостеприимство, братства (куначество). Охранение собственности, личной свободы и жизни. Убийство. Членоповреждения. Судебные пени. Отсутствие писаных законов. Наследование имуществ. Бирки при договорах. Защита стад. Случай судебных приговоров. Право убежища в храмах. Духовенство. Клятва. Разыскание потерянных вещей. Аталычество. Полновластие родителей. Предметы воспитания. Усыновление. Значение мальчика в семье. Положение женщин. Наказания за нарушение брачных обязанностей. Сватовство. Плата за невесту. Левират. Многоженство. Приданое. Свадьба. Целомудрие и воздержность женщин. Устройство черкесского аула. Гостеприимство. Рабы. Отеческая власть. Mнение народа о рабстве иностранцев. – Приложено I. О политической независимости черкес. 79.Черкеские предания. Рус. Вест. 1841, II Обычаи черкес при дележе добычи. Свадебные обряды. 80. Вера, нравы, обычаи, образ жизни черкес. Рус. Вест. 1842, V. Положение детей у черкес. Свадебные обряды. Отношения между супругами. 81. Les steppes de la mer Caspienne, le Сaucase, la Crime e, et la Russie meridionale. Voyage pittoreeque, bistoriqne et scientifique, par Xavier Hommaire de Hell. Par. 1813–45. Vol. I Chap. 19. Древний быт и предания черкес. Vol. П. Chap. 6. Черкесский князь. Наезды на соседние племена. Ch. 7. Общая характеристика черкес. Воинственность. Роды. Пленные. Торговля рабами. Ch. 10. Черкесские князья и управление Кавказа. 82. Notes of a half – pay in search oil health; or Russia, Circassia and the Crimea in 1839–40. Capit. W. Jesse. Lond. 1843. 83.Князь Канбулат, черкесское предание. Из записок Хан-Гирея. Рус. Вест. 1845 № I. Святость исполнения у черкес обычая гостеприимства и так называемого молочного братства. 83, a. Beiträge zur Geschichte der Kaukasischen Länder u. Völker, Bernh. Dorn. 1845. 83, b. Recherches sur les populations primitives et le plus anciennes traditions da Caucase, Vivien de St.– Martin. В Nouv. Annalee d. Voyages et. d. sc. georg. 1846, Sept. – nov; 1847. janv. Отдельно–Par. 1847. 84. Кавказ и его горские жители в нынешнее его положение Н. Данилевского. М. 1846. М. 1851. См. Кавказ 1847 № 14. Плененное разделение горцев. Управление. Сословия. Юридические обычаи: брак, положение детей, суд, преступления и наказания. 85. Законы и обычаи кабардинцев, П. Т. Радожицкого. Литерат. Газета 1846 № 1 и 2. Сословия кабардинцев; взаимные отношения, права и обязанности высших сословий – князей и узденей. Обязанности зависимых относительно князей; имущественные права зависимых; участие зависимых сословий в плате калыма за княжескую невесту. Обязанности чагаров. Юридический быт кабардинцев. Гостеприимство. Уважение к старшим. Аталычество. Положение женщины. Брачные обычаи. Калым. Развод. Кровомщение. Наказания за преступления. Устройство судов и отношение их к народу. Влияние кабардинцев на соседних горцев и подчинение их своей власти. Подати, платимые подвластными племенами кабардинцам. 85,а. Замечания на статью: «Законы и обычаи кабардинцев». Кавказ 1846 № 10 и 11. Сословия кабардинцев. Отношение князя к узденю. Гостеприимство. Отдача молодой жены князя в дом уорка (узденя) на год, для ознакомления с обязанностями своего звания. Воспитание (аталычество) княжеского сына. Несуществование обычая, обязывающего молодого князя жить врознь с отцом. Возможность для князя отбирать имущество подвластных (лишь в нужде), с обязанностью возвратить после отобранное. Прелюбодеяние с служанкою князя. Примеры гостеприимства. 86. Взгляд на жизнь общественную и нравственную племен черкесских (извлечение из записок). Н. Колюбакина. Кавк. 1846 № 11. Оседлость черкес. Обычаи, обеспечивающие собственность и жизнь. Право наследства. За «кровь» – смерть и пеня. Обеспечение сделок залогом и поручительством. Проценты. Судебное разбирательство в народных собраниях (не представителей, но целого народа). Наездничество. Торговля девушками и отроками, пленными и преступниками. Контрабандная торговля. 87. Перевод мусульманских постановлений о войне, Н. Ханыкова. Кавказ 1846 № 20 и 21. (Настоящая статья – извлеченииие из юридического трактата, начатого Myхамедом-Омили и оконченного его учеником Низамом-Ибни-Хуссейном-Савеи, под заглавием: Аббасово собрание–«Джами-Аббас»). Право войны горцев–мусульман: 1) о заслуге пред Богом чрез джихад (войну с неверными), 2) изложение джихада и правила оного, 3) о том, с кем вести религиозную войну, 4) о способе ведения войны против неверных, 5) о помиловании неверных и 6) о мире с неверными. 88. Наезд Кунчука (предание), Султана Хан Гирея. Кавказ 1846 № 37 и 38. Похищение черкеской невесты, засватанной другими. Обычай кровомщения, исполняемого в таком случае первым женихом. 89. Об отношениях крестьян к владельцам у черкесов. Кавк. 1846 № 9. Обеспечение у черкес взаимных отношений крестьянина к владельцу, по добровольному условию, письменным актом – дефтером, с отдачей последнего на хранение посреднику – судье, на случай взаимных споров. В настоящей статье помещен дефтер, с изложением в нем основанных на старом обычае прав и обязанностей обеих сторон. Содержание дефтера: условия хранения дефтера; право владельца на половину всех полевых продуктов крестьянина; сенокошение; обычай «ххафи»–созыва народа на однодневную работу у владельца за угощение (эрвез или мирская сходна). Стряпня для владельца по очереди и другие работы. Право владельца на часть калыма (васе), получаемого крестьянином за дочь. «Приятели и враги господина – наши враги в приятели». Обязанность владельца вознаграждать крестьянина в случае угона его скота врагом владельца. Право владельца на продажу крестьян лишь в случае его обеднения, но без раздела семей, и тому, кого изберут сами крестьяне. Право владельца штрафовать крестьян, но без телесных наказаний и без насилия (изложенные условия стороны утвердили клятвою). 90. Остатки христианства между закубанскими племенами, прошедшее и нынешнее состояние их нравов и обычаев, I. Хазрона. Кавк.1846 № 40 и 42. Закубанские горцы. Значение колдунов и их преследование горцами. Гостеприимство. Покровительство сильными слабых и преследуемых (право куначества) Суд по шариату. Кровомщение. Кража жен. Удаление жен и детей. 91. О мюридах и мюридизме, Н. Ханыкова. Кавказ 1847 № 15. Значение тариката (учения об отшельничестве) и мюридизма (учения об отношениях учителя к ученику – мюриду). 92. Бесльний Абат, из сочинений под заглавием: биография знаменитых черкесов и очерки черкесских нравов и преданий, Хан Гирея. Кавказ 1847 № 42 и 43. № 42. Шапсугское племя: союзные роды (тдлако). Сословия: орк (дворяне), тльфекотл (вольные земледельцы) и крестьяне – оброчные и дворовые. Союзы или соприсяжничества, каждое из нескольких родов. Преимущества дворян в прежнее время. Прием пришлецов в роды по присяге. Постепенный упадок власти дворян. Вражда дворян с народом. Родовое кровомщение. Съезды дворян. Изгнание и переселение родов вследствие вражды. Аталычество. Съезд враждовавших родов, определивший права дворян и народа. Правила об убийстве, поранении, краже, гостеприимстве и покровительстве (куначестве); наказания за преступления. – № 43. Наездничество. Обычай покровительства (куначества), обязательного для сильного лица в отношении ко всякому прибегающему под его защиту. Кровомщение за обиду; обычаи примирения. 93. Воспоминания о Кавказе 1337 г. Библ. для чтен. 1847, т. 80 и 81. Хищничество и военное устройство черкес. 94. Руководство к познанию Кавказа (М. С.) Спб. 1847. Кн. II. Кабардинцы. Их поколения. Князья. Владельцы, их хищнические нравы. Народное собрание, его устройство и права. Права и обязанности князей. Жизнь кабардинцев отдельными семьями у одного «котла». Аталычество. Брак Калым. Отношения жениха к невесте (скрытные свидания). Жизнь молодого князя врознь с отцом. Кража. Уважение к старикам. Отношения князя к узденям и народу. Обычай отдавать жен после свадьбы в чужой дом. Воспитание девушки. Гостеприимство. Уважение к старым обычаям. Суд по шариату. Незаконное сближение со служанкою князя и суд по этому делу. – Адиге или черкесы: племена. Древность народных обычаев. Кочевание черкес в прежнее время. Хищничество. Данные о древнем быте черкес по Интериано. Черкесы по описанию Досиеея, патриарха Иерусалимского (посетившего Кавказ в 1655 году): хищничество зикков, обращение иностранцев в невольников, морское пиратство, неприкосновенность имущества у зикков. – Современные обычаи черкес. Военное устройство и набеги. Верность данному слову. Гостеприимство. Рабство женщин. Обида, наносимая женщине; право убежища и защиты у женщины. Куначество (братство). Обычаи наездничества; добыча. Положено пленных невольников. Уважение к старикам. Многоженство. Браки равного состояния. Положение детей, рожденных от неравных браков. Отношения замужней женщины к родичам и мужу. Общественные гулянки, как места выбора жен. Калым. Обряд бракосочетания. Развод. Любовь черкеса к своей родине, деревне и поколению. Почитание старших родичей. Соседство. Хищнические наезды. Вражда отдельных владельцев. Описание быта черкес путешественником XVII в. (1670 года): обычаи меновой торговли, жизнь в деревянных шалашах, захват прохожих и друг друга и продажа в неволю.– Современное положено черкеской женщины. Братские общества; прием в них беглецов из других мест. Наследование имущества. Пени за преступления. Торговый сделки; залог и поручительство; проценты. Разбор дел в народных собраниях. Наездничество и хищнический характер черкес. Описание быта черкес армяно-григорианским священником Иоанном: значение колдунов и гаданий, священные леса, гостеприимство, куначество– покровительство слабого сильным, право убежища у знатных, суд шариата, кража жен и их удаление с детьми.–Записка горца о быте черкес: следы родопочитания–боги родовые и семейные. 95. Очерк северной стороны Кавказа. Кавк. Черкесы: политическое устройство, обычаи и решения народных съездов, суд по шариату, отсутствие в некоторых обществах князей и дворян, уравнение черкеских сословий под влиянием магометанского духовенства (с 1826 г.). 96. Die Völlker des Kaukasus u. ihre Freiheitskampfe gegen die Russen, Fr. Bodenstädt. Frkf. 1847. Втор, изд.-ib. 1849. Третье, доп. изд.–ib. 1855. , Книга I (по последнему изданию). Адиге. Управление и суд по Корану. Феодальная система. Сословия: князья, знатные, крестьяне, духовные, рабы. Народное собрание. Землевладельцы – князья и уздени. Повинности крестьян. Кровомщение. Баранта (плата за убийство). Воровство. Безбрачие. Похищение жен; плата за жену. Уважение к старшим. Любовь к свободе. Гостеприимство. Pedrastie. Полигамия. Брачные обычаи. Браки равного рождения. Калыи (kabin). Свадебный обряд борьбы из-за невесты и её похищение. Накрытие девушки оленьей кожей – символ совершеннолетия. Супружеские отношения. Развод. Нарушение супружеской верности. Право вдов иметь патронов. Право убежища и защиты у женщины. Обряд усыновления женщиной–прикосновение к женской груди или руке. Положение детей. Аталычество. Кабардинцы: князья. Шамиль и его политическая роль. Кн. II, гл. 9. Шамиль, как законодатель и администратор. 96. a. Le Caucase pittoresque, par Gr. Stack el berg. Par. 1847. 97. Der Kaukasue u. das Land der Kosaken in d. J. 1843 bis 1846, M. Wagner Lpz. 1847. Втор, изд.–ib. 1850. Гл. I. Черкесы. Гостеприимство. Торговля рабами. Гл. У. Сословия. Браки равного рождения. Собрания народные. Посмертные браки холостых. Калым. Продажа девушек. 98. Редкий пример твердости и устойчивости шапсуга в заключенном обязательстве. Кавк. 1848 № 47. Обычай гостеприимства у черкес. Грабеж – способ обеспечения прав кредитора по неисполненному обязательству. Народная сходка по судебным делам. 99. О торговле с горскими племенами Кавказа на северо-восточном берегу Черного моря. Закавк. Вестн. 1848 № 13–16. Торговля русских с черкесами и торговые адаты последних. 100. О быте, нравах и обычаях древних атыхейских или черкеских племен. Из рукописи Шах бек–Мурзина. Кавк. 1849 Х§ 36 и 37. Гражданский и семейный быт черкес старого времени, но народным песням, сказкам, пословицам и преданиям. Брачные обряды. Аталычество. Сословия людей свободных и рабов. Кровомщение. 101. Сведения об атыхейцах, почерпнутый из местных преданий, песен и родословной книги, под названием «Джиафира и Джианама» на турецком языке (Из рукописи Шах-бек-Мурзияна). Кавк. 1849 № 39. Разделение атыхейцев (черкес) на племена. Происхождение кабардинских и кемиргойских князей Орки (дворяне). Аталычество. 102. Чеченская песня. Кавк. 1849 № 17. Способы добывания жен у черкес. Выбор жениха. Браки равного состояния. Добывание жен славными наездниками. Похищение жен. 103. Поездка к южному отклону Эльбруса в 1848 г. Библ. для чт. 1849 т. 97. Карачаевцы: управление, суд, кровомщение, брак, гостеприимство, монетная система, положение женщины. Уруспиевцы: управление и суд русского пристава. 104. Горские племена, живущие за Кубанью. Кавк. 1850 № 94–96, 98. № 94. Племена. Их владетели и общества. Абазины: владетель, общества, аулы поселян, князей и узденей.–№ 95. Черкесы: поколения, родовые князья, хищничество, абреки, род вольных черкес (шапсуги), род, повинующийся князьям (абадзехи).– № 96. Черкеские обычаи: пени за убийство, кражу, бесчестие женщин, раны, неверность мужу, личные обиды; ответственность родственников при несостоятельности члена рода в уплате судебной пени.–№ 98. Абазехи: похищение скота, жизнь мелкими семьями. Убыхи: общества, хищничество. 105. Изложение начал мусульманского законоведения, Н. Торнау. Спб. 1850.–Das Moslemitische Recht, aus den Quellen dargestellt v. N. Tornau. Lpz. 1855. Значение Корана у мусульман. «Ильме келом» – догматическое учение о вере. Практическое богословие – об очищении, молитве, дани с имущества, о посте, странствовали в Мекку, о войне против неверных, произвольной эпитимии, увещевании к добру и удержании от зла.– «Ильме фикх» практическая часть учения о вере и гражданское правоведение. Общие начала гражданского права. О суде, юридических действиях и вещах, о совершеннолетии. – Книга «Экутот»: её значение в разделение. Брак. Торговля. Долговые обязательства. Ссуда. Отдача на сохранение. Наём. Товарищество. Поручение. Условия о засеянных полях. Отдача сада в пользование. Пожизненное и временное владение. Заклады по скачкам и стрельбе. Доверенность. Залог и поручительство. Дар. Духовное завещано. Опека и опекуны. Посвящение. Мировая сделка. Банкротство и наложение запрещения.– Книга «Эйко'от»: значение и разделение её. Развод. Обидное выражение. Присяга. Несоитие. Проклятие. Положения о невольниках и их правах. Признание и присяга. Обет и милостыня. – Книга «Эхвон»: её значение и разделение. Общественный порядок мусульман. Общие полицейские распоряжения. О казнях, наследстве, свидетельстве. О насильственном завладении, о праве по наследству, о находке и об оживлении мертвой природы. Об охоте и резании мертвых. О еде и питье. О наказаниях, кровомщении и о вознаграждении за кровь. 106. Об орошении близь Царицына и на Кавказ, А. Реброва. Кавк. 1850 № 14. Обычаи орошения в низовьях р. Куны, бывшие в употреблении с 1770 г. 107. Достоверные рассказы об Абазии. Воспоминания офицера, бывшего в плену у абазехов, В. Савинова. Пантеон 1850, № 2–12. Абазехи. Положение женщины. Домашняя жизнь. Военные инстинкты. Политическое устройство. Месть. Брак. Абреки. Военное устройство; хищнические набеги. Пленнопродавство. Сословия. Исторические сведения о владетеле Абазии. Героический быт абахазцев. Торговые обычаи. Монета, бывшая в обращении у абазехов. 108. Поездка на правый фланг Кавказской линии и в Черноморию. Кавк. 1850 № 56–59. Хищничество черкес. Меновая торговля. Набеги горцев партией и в одиночку. 109. Circassia or a tour to the Caucasus, Leigh ton. Lond. 1850. 110. Зимние походы убыхов на Абхазию, С. Звалбая. Кавк. 1852 № 33. Военное устройство убыхов. 0рганизация набегов. Добыча. Пленные. 111. Записки русского офицера, бывшего в плену у горцев, бар. Торнау. Кавк. 1852 № 1 и 2. Положение черкеской женщины. Уважение к старшим. 112. Анапа и Закубанские области, В. Новицкого. Зап. Кавк. отдела Русск. Геогр. Общ. 1853, II. Пленные у черкес. 113. Военно-статистическое обозрение Российской Империи. Обозрение восточного берега Черного моря, Карльгофа. Спб. 1853. Племена – черкесы, убыхи и абхазцы. Нравы и очерки быта. 114. Reisen in den Landern der asiatischen Ttirkei und des Kaukasus. Hrsgb. v. Fr.Heinzelmann.– Die Weltkunde in einer plänmassig geordneten Rundschau der wichtigsten neueren Land – u.Seereisen, v. W. Harnisch. Lpz. 1854, Bd. ХIII. Thl. V. cap. 5. Черкесы Черноморья – убыхи и шапсуги. Общественное устройство. Собранме старшин, мулл и народа. Положение иностранных купцов. Гостеприимство. Аталычество. Кровомщение, плата за убийство и другие преступления. Присяжные союзы (братства). Сословия: князья (Phi), уздени или Work (благородные) и свободные (Tokaw); крепостные аулов (из пленных). Право свободных на участие в войне и общественных собраниях. Крепость старых обычаев. Положение свободной женщины; её целомудрие. Гетеризм рабынь. Торговля девушками; описание случая захвата русскими черкесского судна с женским товаром; причины, поддерживающая обычай торговли девушками (между прочим, служебное положение женщины).– Сар. 6. Убыхские князья. Невозможность политического объединения черкес. Матери–воспитательницы хищнического духа черкес. 115. Закубанские воры. Из записок пластуна И. Попки. Русск Инвал. 1855 № 72. Кавк. 1855 № 34. Воровство у закубанских горцев; его причины. Пени за преступления. Хищнические набеги. 116. Семейный отношения на востоке. Закавк. Вестн. 1855 № 5. Многоженство и вред, происходящей от него в семейном быту. Воспитание детей. Положение женщины. 117. Мусульманская религия в отношении к образованности, И. Березина. Отеч. Зап. 1855 т. 98. Основы мусульманского вероучении Коран, хадисы, нджма и киас. Коран, его достоинства и недостатки. Влияние Корана на жизнь общественную, нравственную и семейную, между прочим, и у мусульманских горцев Кавказа. 118. От Зауралья до Закавказья, письма с дороги Б. Вердеревского. Кавк. 1855 № 29 и 30. № 29. Кабардинцы: торговые обычаи, воровство, займы по принуждению. – № 30. Административное деление кабардинского аула на сотни. Гостеприимство. Положение кабардинки–девушки. 119. Очерк о кавказских горных племенах с их обрядами и обычаями в гражданском, воинственном и домашнем духе, В. Швецова. Москвит. 1855, № 22 – 24, и отдельно – М. 1856. История колонизации горцами Кавказа. Общественный и семейный быт горцев вообще, без различий по племенам. 120. Свадьба у кавказских горцев, О. В. Юхотникова. Моск. Вед. 1856, № 151. Свадебные обряды у черкес. 121. Tranekaukasien, A. Frhr. v. Haxthausen. Lpz. 1856. – Закавказский край. Бар. А. фон Гакстгаузена. Спб. 1857. Гл. XIV. Замечание о кочевниках и хлебопашцах. Очерк быта черкес. Новейшие гражданские и военные преобразования у магометан. Военное и гражданское устройство Шамиля. 122. Общий взгляд на страны, занимаемыми горскими народами, называемыми черкесами (адиге), абхазцами (азега) и другими смежными с ними, Л. Люлье. Записк. Кавк. Отдел. Русск. Географ. Общ. 1857, IV. Разделение черкес на колена или отрасли. Их оседлый характер. Предание о времени появления их на Кавказе. Значение народных преданий. 123. О натухажцах, шапсугах и абадзехах, Л. Люлье. Записк. Кавк. Отдел. Русск. Геогр. Общ. 1857, IV Местожительство и быт черкес до образования их самобытности. Переходы родов и семей из соседних племен. Клановое устройство черкесских родов и племен. Сословия. Княжескме (пши) и дворянские (вуорв) фамилии. Уравнение дворян с простолюдинами и установлено народного управления. Народные собранхя. Введено суда по шариату на народном собран1и 1822 года. Административное устройство натухажпев и шапсугон. "Республиканское управлеие, без общего главы. Устройство народного собраня и выборы депутатов. Вожди на время набегов; поголовное вооружеие. Суд старшин (тамати); их выбор и присяга. Кровомщеие и родовая защита. Навазапя: штрафы, продажа в неволю и утоплеие (психядзе). Право убежища. Гостепршмство. Невольники. Право собственности. Наследовано по родовому старшинству. Раздел земель. Тяжбы по спорам о неправильном владепи. 124. О хищничесвих действиях черкес и чеченцев в наших пределах. Русск. Инвал. 1857 As 86. Формы хищничества и военные обычаи черкес. Приготовления к набегу, меры к его удачному исполнению. Предосторожности во время набега и самый характер его. 125. Посев, жатва и сенокос у Кавказских горцев, О. В. Юхотникова. Литерат. прибавл. в Моск. Ведом. 1875 № 138. Сословное деление черкес. Земледельческие работы. 126. О гостеприимстве у черкес. Кавк. 1859, № 7. Обязательность гостеприимства у черкес, его значение и обычаи, на нем основанные. 127. Lettres sur le Caucase et la Crimee, F. de Gille. Par. 1859. 128. Татарское племя на Кавказе. Кавказ, 1859 № 86 и 87. Карачай, уруспи, базиния, балкар, чегеи и хулам. Их общая характеристика. 129. Абреки (рассказ черкеса), Каламбрия. Рус. Вести. 1860 № 21. Обычай кровомщения у черкес. Значение абреков. 130. Воспоминание о закавказском походе 1853 и 1854 гг. Воен. Сборн. 1860 № 1. Военные обычаи кабардинцев. 131. О политическом устройстве черкесских племен, населяющих северо-восточный берег Черного моря, Н. Карлгофа. Русск. Вест., 1860 № 16. Племенное деление черкес: натухайцы (нодкуадж), шапсуги, бжедухи,, абадзехи и кабардинцы (кабертай); мелкие племена – хатукай, темиргой, махош, бесленей, убыхи; абхазцы: джигеты, медовеевцы, бар, баракай, шагирей, тан, кизильбек, башилбай, басхог, дебельда. Родовая порука. Сословия: пши (князь), ворк (дворянин), тхвохотль (среднее сословие свободных людей), об (клиенты, состоявшие в зависимости от покровителей), пшитль (подвластные хлебопашцы), ясырь (раб, дворовый). Власть главы семейства. Многоженство. Калым. Развод. Левират. Положение женщины. Аталычество. Продажа детей. Собственность личная и общественная. Частное и общинно-родовое землевладение (в общем пользовании пастбища, луга и леса). Родовые союзы (кланы). Ответственность их за своих членов. Пени. Исключение из семейства (наказание). Гостеприимство. Народный суд посредников и суд духовный (по шариату. Свидетели. Маслагат и адат; их отношение друг в другу. Право мести. Народные понятия о преступлении и его виды (измена народу, отцеубийство, кровосмешение, нарушение супружеской верности женщинами, поступки трусости, нарушение гостеприимства, воровство у своей семьи и у ближних соседей и восстание или бегство раба). Право сильного. Народные собрания. Значение родовых старшин. Обычаи меновой торговли: Скот – монетная единица. Торговое сословие. Развитие мюридизма. Демократические основы общественного строя черкес; время их развития. Борьба сословий у черкес в новое время. Перемены в политическом устройстве черкес с 30-х годов. Решение народного собрания 1847 г. о преобразовании народного управления черкес. 132. О природе и хозяйстве Кабарды, князя Т. Г. Баратова. Кавк. 1860, № 73. Гостеприимство у кабардинцев. Гость с «просьбой» 133. Очерк горских народов правого крыла Кавказской линии, А. Д.е Г. Воен. Сбора. 1860 № 1. Разделение черкес на сословия. Свадебные обряды. Отношения мужа к жене и родителей к детям. Воспитание детей в чужих землях (аталычество). Родовой союз. Пленнопродавство. Кровомщение. Пени за убийство. Суд. Народные собрания. Пени за воровство. Военное устройство. Разделение черкес на поколения 134. Пешие казаки. Воен. Сборн. 1860 № 1. Военный быт черкес. 135. Черкесы. Журн., общеполезн. свед. 1860 № 9. Пленнопродавство и управление черкес. 136. Кабарда. Журн. Мин. Внутр. Дел 1860 № 11. Отсутствие у кабардинцев частной поземельной собственности. Общее пользовано землею и лесом. 137. На холме, Каламбрия. Русск. Вест. 1861 № 11. Сословия черкес. Семейный их быт. Уважение к старшим. 138. Черкесские сказания о нартах, Шора-Бекмурзин Ногмова. Изд. А. Верже. Тифл. 1861.– Немецкая переделка Берже: Die Sageu u. Lieder des Tscherkeesen– Volks. Lpz. 1866. 139. Беглые очерки Кабарды. П. Степанова. Кавк. 1861 № 82. Гостеприимство у кабардинцев. Уважение к старшим. Положение женщины. Отношение владельца к холопу; владельческое право жизни и смерти. 140. Письма с Кавказа, О. Юхотникова. Рус. Слово 1861 № 4. Суд у черкес. 141. О ясырах, А. Рудановского. Кавк. 1861 № 93. Спб. Вед. 1861 № 235. Рабы у нагайцев и черкес. 142. Abstract of cap. Duncan Cameron's Paper on the Ethnologie of the Caucasus. By W. Spottiswoode. – Proceeding of the R. Geogr. Soc. 1862, VI. 143. Кольцо, как атрибут фанатизма мусульман, П. Пржецлавского. Кавк. 1862 № 93. Значение мюридизма у кавказских горцев. 144. Верования, религиозные обряды и предрассудки у черкес, Л. Люлье. Зап. Кавк. Отд. Рус. Геогр. Общ. 1862, V. Приписка у черкес к священным лесам нескольких семейств, в значении прихода (тгашхуо). Жрецы. Колдуны (удде) и их преследование. Обвинительная роль знахарей в судебных делах. Ограждение прав собственности – привешивание колокольчика к вещам, оставленным вне дома (в поле и пр.). 145. Description ethnographique des peup les de la Russie, par T. de Pauly. Spb. 1862. Народы Кавказа: разделение их на племена (tribus); приверженность горцев в старым обычаям; семейная жизнь; любовь в свободе; хищничество; положение женщины; отношение горцев в другим народам; военные быт; устройство горского аула. Черкесы: две группа – собственно черкесы (Adighe) и абхазцы (Azega). Убыхи. Кабарда. Политическое устройство черкес. Черкесские сословия: pchis, vorks, tkhokhotles, obs, pchit-les, yaesyrs. Устройство семьи. Отеческая власть. Единоженство. Положение девушки до брака. Сватовство. Калым. Отношения между супругами. Неверность жен. Рабство детей; продажа их отцами. Аталычество. Вдовство. Семейное имущество. Общинное землевладение. Управление. Адат. Гостоприимство. Устройство аула. – Адиге (Кабарда): аульное устройство, отсутствие личной поземельной собственности, – общинное владение землею и лесами. 146. История адыхейского народа, составленная по преданиям кабардинцев Шора–Бекмурзин –Ногмовым. Изд. с примечаниями и дополнениями Ад. Берже. Кавк. Календ, на 1862. Отдельно–Тифл. 1862. Гл. II. О быте древних адыхе. Образ ведения войны. Наказание трусости. Гостеприимство. Право, предоставленное чужеземцам в земле адыхов. Целомудрие женщин. Обряд сватовства. Преимущество мужей я рабство жен. Воспиташе детей. Кровомщение. Уорки. Уважениe к старикам. Браки между простым народом. Кабардинцы: обычаи при снятии хлебов, скотоводство, отсутствие монеты, меновая торговля, древний образ правления и суда, право собственности, звание князя, отношение владельцев к подчиненным. Гл. Ш. Дворянские роды, происходящее от духовенства у древних адыхе. Гл. V. Сорок судей при адыхском хане Инале. Раздел земли между его сыновьями. Происхождение кабардинских, темиргоевских и бесленеевсвих князей. Гл. VI. Оставление кабардинцами древних нравов и обычаев. Гл. VII. Разделение кабардинцев на классы при князе Берслане Джанкотове. Учреждение третейского и главного суда. Установление штрафов. Изобретение тавро. Гл. X. Приложение – правила о сословиях в Кабарде: участие узденей в платеже княжеского калыма и право их на часть калыма, платившегося за дочь князя. 147. Племя адиге, Т. Макарова. Кавказ. 1862 № 29-34. Разделение племени адиге (большой и малой Кабарды). Поземельная общинная собственность кабардинских аулов. Сословия. Управление. Доходы. Торговые обычаи. Взаимные отношения князей и узденей. Плата узденями калыма при женитьбе князя; право узденя на долю в калыме, получаемой князем при выдаче замуж его дочери. Права, и обязанности чагаров и рабов; их отношения к владельцам. Брак. Калым. Развод. Преступления и наказания. Кровомщение. 148. Заметки о Кавказе, В. Д. Скарятина. Отеч. Зап. 1862 т. 142 № 5. Черкесы: контрабандная торговля черноморских черкес. Пленнопродавство. Положение черкеской женщины. Обращение горцев с пленными. Кровомщение. Военные обычаи черкес. Значение мюридизма. Политическое устройство горцев. 149. Die Bergvolker des Kaukaeus u. ihre Freiheitskampfe gegen die Russen, Th. Lapin-sky (Tefic–Bey). Hamb. 1862–63. См. Зап. Рус. Геогр. Общ. 1863 № 1. Шапсуги, абадзехи и убыхи. Управление, суд, родовая ответственность, преступления и наказания, кровомщение, сословия, власть отца и значение матери. Приписка чужеземца к черкесскому роду и колену; договор, заключаемый по этому случаю со старшинами колена и рода. Молочное братство. Воровство. Положение женщины. Гостеприимство. Свадебные обряды. Похищение невесты. 150. Мюридизм и газават, А. Руновского. Кавк. 1863, № 3–71 . Различие между муршидом и наибским мюридом. Служба мюрида при наибе. Муршиды–орден отшельников (последователей таривата); обеты муршидов и организация их ордена. Алимы – проповедники газавата (священной войны с неверными); причины и основния начала газавата (статья составлена по показаниям Шамиля) 151. Zur Ethnographie des Kaukasus. Ausland 1863 № 52. 152. Очерк пространства между Кубанью и Белой, М. И. Венюкова. Зап. Рус. Геогр. Общ. 1863 № 2. Обычаи карачаевцев, абазинцев, черкесов или адиге: управление, понятие горцев о воровстве и нарушении клятвы, кровомщение, суд, гостеприимство, аталычество, положение женщины, сословия. 152, a. A. Schiefner's Bericht uber das General P. von Uslar Abchasische Studien. Spb. 153. Воспоминания кавказского офицера. Т. (бар. Торнау). Рус. Вестн. 1864 № 9–12. Быт черкесов, абазинцев: сословия; гостеприимство; брачные обряды, похищение невесты, засватанной другим, и кровомщение жениха; семейные отношения, положение женщины в семье, уважение в старшим; аталычество; кровомщение; военный быт. 154. Заметки из путешествия по Кавказской линии, д-ра Козловского. Кавк. 1865 56 и след. Исключение прокаженных из горских обществ. Жизнь их отдельными «скитами». 155. Der Kaukasus. Eine natur-historische, so wie land–u. volkswirthschaftliche Studie (ausgeführt im J. 1863 u. 1864) v. A. Petzholdt. Lpz. 1866–67 Bd. II. Черкесы. Разделение их на адиге, абхазцев и кабардинцев. Выселение адиге в Турцию. Обычаи кабардинцев. Деревни; расположено домов по группам. Отсутствие у кабардинцев личной поземельной собственности. Участковая культура земли по праву первого занятия; возникающие отсюда споры между горцами и низкая степень развития земледелия. Леса – общинное имущество; запрещено продажи деревьев на сторону, без внесения определенной платы в общинную кассу. Кавказские горцы вообще: любовь к внешней обрядности, значение народных обычаев; обычный системы орошения почвы: устройство каналов и регулирование пользования ими. 156. Myсульманское право. Вып. I. О праве наследования по закону, бар. Торнау. Спб. 1866. Значение и особенности мусульманского права. О праве приобретения наследства. О препятствиях к приобретению наследства; о причинах лишения наследства. О порядке наследования: общие положения, наследование по праву родства, наследование супругов, наследовало по праву «вело» и в особых случаях. О правилах и способах раздела наследства имущества кисмет. 157. Учреждения и народные обычаи шапсугов и натухажцев, Л Я. Люлье. Зап. Кавк. Отд. Геогр. Общ. 1866, VII, вып. 1. Адаты черкес. Суд; общий его характер (дело частных лиц). Взаимная присяга выборных представителей от общин, как основа порядка в общинах. Обвинение пред собранием выборных представителей, как судей. Избрание судей по согласию сторон. Разделение судей на два кружка (тааркохяс – присяжные); выбор из них двух адвокатов – руководителей и их роль па суд. Сходка судей в общую группу. Свидетели. Приговор. Присяга сторон до объявления решения; поручители. Судебные пени; смертная казнь. Ответственность общины и родственников подсудимого. Поток (психядзь–лишенный прав): казнь виновного или продажа в турецкую неволю. Доказательства; очистительная присяга с соприсяжниками; присяга свидетелей истца. Меры исполнения приговора: такго (захват имущества), поджоги и сигнальная тревога. Кровомщение за убийство, оскорбление чести женщины и семейства; обычаи кровомщения: удаление убийцы, ответственность рода и общины; унеимигипше – плата семье убитого, если убийца остается дома; примирение чрез посредников; цена крови (тловуас). Убийство нечаянное и случайное. Плата за смерть, причиненную домашним животным. Нарушение «общественных обязательства» (уважение к личным и имущественным правам), установившихся между родами и племенами присягою их представителей. Воровство: преступность его между «своими» и безнаказанность – на земле соседей, не связанных обязательствами. Несуществование грабежа и разбоя по дорогам. Воровство со взломом и в поле. Присяга – как и на чем она произносится. Уголовные пени скотом, продуктами, детьми от рабынь. Обязательства и обычаи, составляющие основные начала гражданского и уголовного права горцев. Плата за убийство. Убийство раба. Поранение. Побои. Бесчестие женщины. Наказание жены мужем. Наказание женщин за прелюбодеяние. Изменники. Наказание за воровство. Неограниченная власть отца над детьми и общины над её членами. Оскорбление и убийство гостя. Наследственное право. Положение вдов. Пленники и права их владельцев. Невеста – собственность жениха; похищение её другим мужчиной. Отказ жениха от невесты. Калым. Удаление жены мужем и обратно. Своеволие и раздоры горцев. Повальная присяга (эбер-таареуо) – мера обеспечения общественного спокойствия; обряды присяги и её последствия. Господство старинных обычаев. Отсутствие у черкес нищих и богатых. Источники уплаты судебных пеней (цены крови). Организация семьи – общины; запрещение брака между её членами; круговая порука между ними. Распределено уплаты пеней и общественных сборов между общинами; разделение пеней между судьей, родственниками истца и его семейством. 153. Эпизод из жизни шапсугов в 1780 годах, А. Ржондковсвого. Кавк. 1867 № 70. Брачные обряды черкес. 159. О зависимых сословиях в горском оселении Кубанской области. Кубан. войск. Вед.867 № 15-18; Кавказ 1867 № 37, 38, 44, 50 и 51. Административное деление черкес, абазинцев и карачаевцев на округи. Сословия: султаны, князья, уздени трех степеней, азаты (вольноотпущенники) и крестьяне. Классы крестьян: унауты, пшитли и оги. Права и обязанности крестьян различных классов. 160.Бассейн Псекупса; Н. Каменева. Кубан.Войск. Вед. 1867 № 2 и след. Древние черкесские племена. Кочевание различных племен черкесских до появления русских на Кавказе. Образовало сословия у адигского народа, по преданиям туземцев. Обязанности и права свободных сословий. Пленнопродавство и подробности относящихся к нему сделок. Борьба сословий. Военное устройство абадихов . 161. Горцы абазинского племени, Т. М. Иллюстрированная Газ. 1867. № 18. Общества и сословия абазинцев . 162. Очерк этнографии Кавказа, Е. П. Кошлевсвого. Вестн. Евр. 1867 №9 Быт черкес. Племена вольных (закубанские черкесы: патухайцы, шапсуги, убыхи, абадзехи. Племена княжеских (мирных) черкес: бжедухи, жанеев (жань), гатювои, темиргоевцы, иохоши, беслинеевцы и кабардинцы. Любовь черкес к свободе; хищничество, разбой; значение воровства. Родовой быт черкес; значение старейшего в семье. Родительская власть у черкес; продажа детей и мальчиков–сыновей. Положение черкеской женщины. Право собственности; раздел имущества между наследниками. Суд. Кровомщение (канла) Гостеприимство. Аталычество. Торговля девушками и мальчиками. Сословия: князья (пши), дворяне (уорв и уздени), свободные (твовол), рабы (тльхо–вошао). Рабство. Общины. Административный единицы: двор или дом, аулы, община или волость с старшинами, род или область. Советы общинных старшин (таиата). Общие федеральные советы. Мехвеиэ–окружные суды при Шамиле. Мюриды. 163. Крепостные в Кабарде и их освобождение, Е. С – ва. Сборник свед. о кавк. горцах 1868, 1 История крепостного права в Кабарде. Виды крепостных: оги, логанапуты, унауты–в Кабарде больше и малой; каравиши, ясакчи, чагары, вазахи и караваши-в горских обществах хулама, безенги, чегеиа, балкар и урусби. Отношение крепостных к владельцам. Сообщение сословных прав не отцом и мужем, но матерью и женою (следы древнего института матернитета, - стр. 24). Освобождение крепостных в 1867 г. 164. Освобождение зависимых сословий во всех горских округах Терской области. Сборн. ед- о кавк. горцах 1868, I. Зависимые сословия в Кабарде во время освобождения: холопы «безобрядные» (безадатные), «обрядные» и ограниченно зависимые (оги в Кабарде). Освобождение зависимых в 1867 г. и основания, на которых оно произведено. 165. Положение дела освобождения зависимых сословий в горских округах Кубанской области. Сборн. свед. о кавк. горцах 1868, I. Разряды зависимых сословий черкес – унауты, пшитли и оги. Основания их освобождения. 166. Барамта. Терек. Вед. 1868 №2. Значение у черкес слова «барамта» (собственно заарестование чужого имущества, в видах обеспечения по невознагражденному убытку). Употребление барамты между горцами. 167. Народные суды, П. П–в. Терек. Вед. 1868 № 14. Правила суда горцев по адату. 168. Освобождение крестьян в туземном населении Терской области. Терек. Вед. 1868 №46, 48-50, 52. Кабардинские сословия и объяснения горцев о их происхождении. Действительное происхождение зависимых сословий. Кабала. Обязанности зависимых сословий к владельцам. Зависимые сословия Кабарды, их наименование и обязанности. Основания освобождения зависимых сословий. 169. Свадьба у православных черкес, Д. Ильина. Кавк. 1868 № 111. Свадебные обряды черкес, живущих в г. Моздоке. 170. Закубанский край в 1864 года, П. Невского. Кавк. 1868 № 97-101. Хищничество убыхов и хакучей. Обычаи, общие всем закубанцам: свадьба, калым, аталычество, торговые обычаи. 171.Свадьба в горских округах Кабардинского округа, Н. Ф. Грабовского. Сборн. свед. о кавк. горцах 1869, II. Брачные обряды Кабардинцев. Сватовство. Брачное условие. Калым. Предбрачный дар. Отношение жениха к невесте до и после свадьбы. Обычай открытия «лица» новобрачной (снят покрывала). Многоженство. Развод. Приданое. Обычай стражи новобрачных и нападение молодежи на дом новобрачных в первую ночь брака. 172. Устройство поземельного быта горских племен северного Кавказа, П. А. Гаврилова. Сборн. свед. о кавк. горцах 1869, II. Формы и способы владения (общинного и частного] землею в Терской области – в Кабарде и сопредельных обществах, в Кубанской области и у карачаевцев. Значение поземельной собственности у горцев. Зависимость ее от скотоводства. Меры по земельному устройству горцев. 173. Что нужно для развития хозяйства за Кубанью, И. Герко. Кубан. Войск. Вед. 1869 № 9 и 10. Владение землею и способы обработки в прежнее и нынешнее время. Природа и люди на Кавказе и за Кавказом, П. Надеждина. Спб. 1869. Рец. А. Гашева – «По части книжной древности» – Кавк. 1873 № 33, 35–37. Черкесы: воровство, гостеприимство, кровная месть, свадебные обычаи. 175. Из путешествия (в 1869 г.) архиепископа Имеретинского Гавриила. Кавык. 1869 № 13. Cм. также «Обозрение абхазских приходов в 1869 году Гавриилом, епископом Имеретинским». Там же 1870 № 42 - 44. Следы религиозного гетеризма у абхазцев и абазин : смешение полов – один из похоронных обычаев. 176. Черкесы (Адиге), Н. Дубровина. Воен.Сборн. 1870 № 3 – 6. № 3. Гостеприимство черкес; наказание за оскорбление гостя и за его убийство. Куначество. Усыновлено. Порядок пользования землею и лесом по адатам. – № 4 Свадебные обряды. Власть мужа над женою. Семейные отношения. Наказание жены за неверность. Аталычество и родство по нему.– № 5. Сословия. Народное управление. Поединки. Кровомщение. Суд. Плата за кровь. Казнь. Наказания за разные преступления. Право собственности. Наследство. Народные собрания.–№ 6. Военные обычаи. 177. Первое завладение, основное право владения горцев, П. Терек. Обл. Вед. 1870 .Ys 3. 178. О необходимости перекочевок, М. Темурова. Кавк. 1870 № 109. Необходимость кочевок в некоторых местах Кавказа, для сохранения здоровья жителей и для пастьбы скота. Примеры кочевок. Замечания о жизни кочевников. 179. Привилегированные сословия Кабардинского округа. Сборн. свед. о кавказ. горцах 1870, III Сословное деление, существовавшее в Кабарде. Значение князей. Принадлежность к сословию по матери, не отцу. Права и обязанности каждого сословия. 180. Очерк суда и уголовных преступлений в Кабардинском округе, Н. Ф. Грабовского. Сборн. свед. о кавк. горцах, 1870, IV. Древний быт кабардинцев: жизнь в разбивку – отдельными семьями и родами; отцы семейств, сходки старцев, военные вожди. Развитие учреждений, общих для всего народа: народные судьи и влияние их на народ. Третейские и главные суды с конца XVI в. Введете шариата; подсудность адату только дел между князьями, узденями и холопами, с подчинением шариату преступлений личных и имущественных. Родовые суды и расправы (1793 г.). Сословные суды (1807). Временный суд (1822) и «временное наставление», данное ему в руководство. Изменение отношений привилегированных сословий к зависимым. Окружный народный суд (1858). Характеристика дел, подсудных окружному суду: кровная месть, убийства и поранения, драки, месть за прелюбодеяние, убийство и поранение женщин и детей; плата за убийство и другие обычаи при разборе дел по убийствам и поранениям; поджог, похищение девиц, изнасилование, воровство, грабеж и разбой; дела по наследованию имуществ. 181. Заметки о карачаевских адатах по долговым обязательствам. Сборн. свед. о кавк. горцах 18.70, IV. Адаты карачаевцев о системе роста на капитал. Отсутствие у горцев понятия о деньгах. Меновая единица–корова. Условия «нормальной» коровы – отсутствие недостатков, средние лета и пр. Правила для вычисления процентов, основанные на приплоде и доходе, даваемых коровой в виде телушки (не теленка). Разменная монета–баран, как пособие к корове . 182. История войны и владычества русских на Кавказ. I. Очерк Кавказа и народов, его населяющих. Кн. 1 – 3. Н. Дубровина. Спб. 1871. Рецензия–в сборн. свед. о кавк. горцах, VI. Кн. 1. Черкесы (Адиге). Гл. I. Хищничество черкеса. Гостеприимство: гость с просьбой (хачеуако). Куначество. Усыновление (женщиной). Гл. II. Племена. Неуважение черкеса к труду; хищничество, значение добычи. Обработка полей по праву первого захвата; причина неразвитости земледелия – отсутствие личной поземельной собственности. Леса – общественная собственность. Гл. Ш. Гадальщики и колдуны (удде), их значение; преследовано колдунов и ведьм. – Гл. Черкесская женщина. Свобода девушки и особенно замужних женщин, по обычаю имевших любовников. Выбор жениха девушкой. Сватовство. Похищение невест. Невеста–собственность жениха; похищение засватанной невесты. Торговля женщинами. Свадебные обряды. Брак постоянный, временный и брак с невольницей. Многоженство и единоженство. Выбор жены по «велудь»–способности в деторождению. Гражданский брак. Изъявление женщиной согласия на брак. Сватовство. Предбрачный дар. Обручение. Калым. Брачный акт. Проживание невесты (до свадьбы) у посторонних (воспитателя или кума). Свадьба. Отношения новобрачных после свадьбы (тайные свидания). – Гл. V. Семейная жизнь черкеса. Неограниченная власть мужа над женой, отца над сыном. Семейное положение черкеской женщины. Развод. Целомудрие женщин. Аталычество. – Гл. VI. Сословное деление черкесского народа. Права и обязанности княжеского сословия. Аулы князей и владетельных дворян (вуорв–куодже). Аулы низших дворян (куодже). Князь–глава народа (чилле); княжеский ясак; удельная система. Запрещено узденям оставлять своего князя переселением в другое место. Выборы князей в случае пресечения владетельного дома. Барамта (захват имущества, как залога по неудовлетворенной обиде, долгам и пр.). Участие князя в добыче. Платеж узденями калыма (гебен-хак) вместо князя. Разделение народа на дворянские роды (тляку), жившие не вместе, но отдельными семьями; родовая тайга. Значение тляхотляжей – узденей первой степени; их дружина. Уздени–дружина князей. Вуорк-тын (помощь бедным со стороны тляхотляжей). Переходы дворян к другим князьям. Общества (псухо) и общины (хабль) со своими старшинами. Приём в роды чужих по присяге (соприсяжники - тхар-ог) Борьба дворянства с зависимыми сословиями у шапсугов. Зависимые сословия–оги, пшитли, унауты. Личные и имущественные права зависимых; их повинности. Передача сословных прав матерью детям, женою мужу. (Стр. 210). Тума – дети, происшедшие от неравных браков. Абреки. – Гл. VII. Гражданский и юридический быт черкесов. Народное управление. Поединок. Кровомщение. Суд и его устройство. Судьи (тааркосясь). Адвокаты (тлукуо); свидетели, присяга обыкновенная и очистительная (с свидетелями, ручавшимися в верности присяги, таирко-шес). Приговор и меры его исполнения. Адат и шариат. Плата за кровь. Казнь. Пени за различные преступления. Права собственности: личной (движимые вещи, дона и другие постройки, постоянно обрабатываемые поля) и общественной (остальная земля–луга, леса и пр. ). Наследство. Народные собрания. Тле-губзыг (язык народа).– Гл. VIII. Военная организация и военное устройство черкесов и убыхов. 183. Из кабардинских сказаний о нартах. Сборн. свед. о кавк. горцах 1871, V. Черты хищнического быта кабардинцев: наезды партиями и в одиночку, ради добычи скота и пленных. Месть за убийство и обиды. Обычай, запрещавший в известные дни наезды и убийство из-за мести. Гостеприимство. Тип древней женщины; обычай, запрещавший женщинам участвовать в народных собраниях. Гетеризм жен; гетеризм девушек на пирах богатырей. Защита сирот. Продажа братом сестры замуж. 184. Народные сказания кавказских горцев. 1. Кабардинская старина. Сборн. свед. о кавк. горцах 1872, VI. 1) Коварная жена (народное сказание). Хищничество. Наезды ради добычи. Пленные. Неверность жен. Собственное имущество жены. Значение клятвы. Уздень и князь. Суд. Плата калыма князем за узденя. Сватовство. 2) Дохшуко-Бгуншоков. Набег. Святость клятвы. Гостеприимство. Похищение невесты. Обычай «чаши примирения» (после женитьбы сын не видится с матерью и близкими родственниками до исполнения этого обряда). Вторичное венчание с неверною женою, по замирении. Обычаи примирения враждующих племен. Аталычество. 3) Отцовское завещание. Заем князя у узденя. Родовая помощь, особенно младшего старшему. «Секретное» гостеприимство, ради устройства набега или получения добычи. Аталычество. Баранта (грабеж), как средство возмещения неуплаченного долга. Отношения жены к мужу. Суд по «Божьему китабу» (с допущением объяснений подсудимого). 4) Жанболат. Семейные отношения при многоженстве. Роль старшего в семье. Вражда братьев. Отношения детей в матери, мачехи к пасынку. Организация набега партией и в одиночку. Секретное гостеприимство. Мачеха–жена пасынка, по смерти отца последнего. 5) Айдемиркан. Набег партией; роль в партии старших и младших. Дележ добычи. Родство с аталыками. Отношения отца к сыну. Охота облавою. Гостеприимство. Клятва дружбы и её нарушение. Кровомщение. Жена – соприсяжница. 6) Князь Амфоко Тосултанов. Набег партией. Меры освобождения из плена: гадалыцик, выкуп по складчине, обмен, посредничество. Круг (сходка) -Унизительный характер выкупа. 7) Созырыхо. Княжеская дружина; присяга при приёме в нее нового члена. Запрещение борьбы с родственником. Формула родства с преобладанием материнства («отцы–не братья, матери–сестры родные»). Сонаездники; обычай мести друг за друга. Грабеж (баранта) и защита против него. Кровомщение; союз пособников для мести. Клятва стрелою. Примирение с убийцею чрез усыновлено его матерью убитого. 8) Гоаша-Махо. Куначество. Выбор невесты матерью. Сватовство при посредстве кунака. Вмешательство братьев в выбор мужа для сестры. Браки равного состояния. Обручение. Калым; сбор его по знакомым (родным). Продажа братьями сестры в замужество. Приданое. Измена кунака. Отказ невестой жениху. Положение засватанной невесты и права жениха; похищение невесты другими, – месть жениха. Удаление из земли кунака, нарушившего клятву куначества. Покровительство жены сестрам мужа. 9) Абадзех – кровомститель. Обычаи кровомщения. Договор о выкупе; убиение виновных и их рода; обращение рода «кровников» (убийц) в рабство и грабеж их имущества. 10. Два друга. Куначество. Гостеприимство. Сватовство чрез кунака. Гетеризм девиц до брака. Гостеприимный гетеризм (ночлег с женой кунака). Прием зятя в род жены; его усыновлено и родовые права усыновленного. Развод по воле жены. Родство по куначеству и родство естественное. Жена–наследница после мужа. Неверность жен. Половая связь жены князя с холопом; невменяемость вины холопу. Суд над неверною женой. 11) Гадальщица Бабочка. Разыскание пропажи и вора посредством гадальщиц (знахарок). 185. Кавказская летопись. Кавказ 1873 № 23. Похищение женщин, кража и убийство у горцев Терской области. Кровомщение. 186. Кавказская летопись. Кавк. 1873 № 59. Арендование земель у горцев. Ценность земель. Заклад садов и процента по займам. Продажа произведений на корню ростовщикам. Личный наем; обычаи и условия найма рабочих. 187. О мусульманском духовенстве (Кавказская летопись) Кавк. 1873 № 60. Трудность разграничения управления духовного от гражданского. Вероисповедная свобода кавказских мусульман. Участие духовенства в гражданском суде по шариату. История организации местного духовенства горцев. 188. Ответы на вопросы комиссии о сельском хозяйстве при министерстве государств, имуществ. Кавказ 1873 № 74, 77. № 74. «Обеспечивает ли надел существование крестьян и выполнение ими лежащих на них повинностей?» — Положение вопроса на Кавказе. Средний доход с земель и потребности крестьянской семьи на Кавказе. Первобытные способы обработки земли; количество земли, идущей под распашку. Отрицательный ответ на поставленный вопрос.–« Случаи участкового владения землею». Их редкость. Черезполосность земель у горцев - следствие поземельных разделов и частичной продажи земель. – «Круговая порука»– не существуете в местном населении.–«Какие препятствия затрудняют переход крестьян от общинного владения к участковому?»– Различный характер труда и рабочих сил при общинном и участковом владении. Деление общинных участков соразмерно с дроблением хозяйства на статьи; при участковом же владении – раздел по числу семей и хозяйств в общине. Примеры перехода к участковому владению из быта горцев. Потребность в ирригации, в её общинной организации.–№ 77. «Какое влияние производят семейные разделы?». Причины семейных разделов у горцев. Вредное влияние их на моральную и экономическую жизнь горцев. Выгодность разделов при сохранении живой связи в целом (на деле – изолированность семейств). 189. Податной вопрос на Кавказе. 1873 №78. Подымное исчисление («камеральное описание») населения и подымная подать (передовая статья). 190. О молочном хозяйстве па Кавказе. Кавк. 1873 № 87. Добыча продуктов молочного хозяйства у горцев – с мелкого скота в порядке общинного хозяйства: соединение баранты (скота) и раздел продуктов. 191. О конокрадстве на Кавказе и мерах против него. Кавк. 1873 № 94. Местный условия развития конокрадства. Страсть к наездничеству. Кочевание ради перегона стад (баранты). Недостаток мирного труда; привычка к захватам и хищническому пользованию чужою собственности. Потравы, угоны стад и табунов, поджоги и пр. обычные явления кочевой жизни горских племен. Характер кочевой жизни на Кавказе. Меры к развитию оседлого быта. 192. Положение вопроса о переселении горцев в Турцию (в Майкопском уезде Кубанской области), Ев. Фелицына. Кавк. 1873 № 147 и 148. № 147. Раздробление адигского племени на отдельные поколения или общины. Политическая и административная их разрозненность. Управление горцев, приноровленное к их характеру. Выборные старшины аулов. Горский суд по шариату. Преобразования в аульном управлении с 1865 г. Воровство, разбои и грабежи горцев. Их недовольство русской администрацией и требование ими народного управления. – №148. Коммисия для разбора сословных прав горцев. Отсутствие геральдики у горцев. Несуществование у абадзехов сословных разграничений (ни князей, ни дворян). 193. Uber die Bergvölker des Kaukasus. Russische Revue 1874 Hft. 9. 194. Streifzüge im Kaukasus, in Persien a. in des asiatischen Türkei, Frh. M. v. Tiel-mann. Lpz. 1875. Разделение населения Кавказа на жителей долин и горцев. Три группы горцев: западная, центральная и восточная. Adige или черкесы: их разделено на мелкие племена – убыхи, джигеты, шапсуги, патухаи и np.; отсутствие общих связей между ними; постоянный междоусобия; хищничество. Кабардинцы – их рыцарски дух. 195. Mtzkheth et Jberie. Notices sur la Georgie par M. de Villeneuve. Par. 1875. Прибавление. Замечания о кавказских горцах. Разделение их на племена (tribus)–осетины, лезгины, кабардинцы, черкесы, чеченцы, убыхи и пр. Кабардинцы: классы благородных (трех степеней) и отношения их между собой; свободные, зависимые и рабы (alghava); князь (рсhу). Черкесы: благородные и народ; племена; братства (blanaho), разделено их на общества (psonkho), каждое со своим старшиною (tomala): воспитание детей, отношения отца к сыну, молодежи к старикам. 196. К вопросу о происхождении донских казаков, Б. Ознобишина. Донск. Обл. Вед. 1875 №1,2 и 18. Власть общин у черкес. Наказания. Свадебные обычаи. Похищение невесты. 197. Материалы для истории «мусульманского права», Л. Иcapлова. Кавк. 1875 № 54, 55, 58, 59, 63 и 66. № 54. Значение ислама и мусульманского законодательства на Востоке и в Кавказском крае. Мусульманское учение о предопределении, назначении властителей и господстве «правоверных». Коран и адат. Законодательная сила адата, как изъятие из основных законов Корана. Исполнение адатов правителями по их усмотрению. Компетентность частных указов (урф), утверждавших или отменявших адат. Общество (джамаат) и его сходки по адату; решения (маслаат) сходки. Власть правителей. Охранение жизни и свободы правоверного; его власть в собственной семье и подчиненное положение вне её. Содержание каналов, как священный обычай магометан. Суд и наказания. Уголовные законы. Смерть за смерть. Право сильного. Кровомщение. Плата за кровь. Суд по убийству (диван). Кровомщение у кавказских горцев. Исчезновение поединков (как замены мести) у кавказских горцев под мусульманским влиянием. – № 55. Разбой, грабеж и поранение у мусульман. Воровство–кража. Зажигатели. Пытка. Присяга; соприсяжники, существование их на Кавказе. Завладение чужим имуществом; отсутствие юридической давности. Правила обращения с животными, о поденной плате рабочим, о ценах на продукты. Обман в мере и весе. Проценты. Ношение платья. Правила брадобрития. Военные законы Корана.–№ 58. Закон гостеприимства. Положение «райа». Кавказские тарханы (освобожденные от податей) в прежнее время.– № 59. Торговое право мусульман. Обязательства по договорам. Долговая несостоятельность. Невольничьи рынки. Удельное право и его основания по мусульманским законам. Поземельные права беков (землевладельцев) на Кавказе. Поземельное владение по пожалованию. Имам–единственный поземельный собственник. Неразвитость частного землевладения. «Канун Тимар»–поземельные законы. Тягловое разделение земель. Права землевладельцев и арендаторов казенных земель.– № 62. Уважение к старшим. Положение женщины. Продажа бездетных вдов. Законы о неверных женах. –№ 63. Мусульманский брак. Брачный договор. Приданое. Калым. Свадебные обряды. Развод. Многоженство. Наложничество. Временные браки (по контракту). Браки на короткие сроки. Положение детей, их воспитание. Вдовы. Левират. Положение жены, оставленной мужем в безвестной отлучке- Личиные и имущественные права женщины. Сироты и опека над ними у кавказских горцев.–№ 66. Наследование по закону и завещанию. Гражданский процесс на Кавказе в духовном суде шаро и шариат. Система мусульманского землевладения. Вакуфы (приношения в пользу мечетей) и их организация по мусульманским законам. Землевладение на Кавказе. 198. Еще о материалах для истории мусульманского права, Макарова (по поводу предыдущей статьи Исарлова). Кавк. 1875 № 111–113, 115. № 111. Утрата мусульманским правом значения для русских мусульман. Приверженность мусульман к обычаям. Решение дел по адату в словесных судах горцев. Духовный суд по шариатским книгам – «Иб-нухаджар» в Терской и Дагестанской областях и «Дамат» в Кубанской области. – № 112. Кавказские последователи суннитов – ханафии и шафии. Коран и его толкование. Общество (джамаат) и его сходка (маслахат-джамаат). Маслахат – мир, мировая (по Исарлову – беседа). Кровомщение. Разбой, грабеж, поранение. Воровство – кража. Присяга у кавказских горцев. Завладение чужим имуществом. Законы о животных, ценах за работу и на припасы, о обмере и обвесе. – №113. Владение на Кавказе по «баратам» (жалованным грамотам); тяжбы о владении по баратам. Разряды земель по их доходности. Кто настоящий собственник земли. Разделение земли на «владения ислама» и страну неверных (завоеванную). Положено женщины.– № 115. Многоженство. Развод. Брачный договор: Временные браки. Положение детей у кавказских мусульман. Дети от невольниц и неравных браков (не считаются законными в семье отца, не наследуют ему). Наследственное право. Землевладение. Вакуфы. 199. Очерк орошения в Терской области, Вейсенгофа. Зап. Кавк. Отд. Рус. Технич. Общ. 1875, Необходимость точных законов о праве на воду на Кавказе, о праве на провод воды чрез чужие земли, о порядке пользования, ответственности, отвода излишней вводы и пр. Местные адаты по этим вопросам; утрата силы адатов. Меры, принимавшиеся в прежнее время по орошению полей. Коммисия для составления проекта законов об орошении полей. Изучено вопроса автором в Терской области по поручению коммисии. Местные данные. Устройство оросительных каналов. Орошение в северном Кавказе, особенно по обычаями кумык. Право провода канав чрез чужие земли. Условия пользования водою владельцем земли. Отсутствие общего надзора за орошением. Смотрители канав (курук-баша) от каждого сельского общества. Отсутствие нормальной меры при отводе воды из главных артерий. Разбирательство споров касательно пользования водою в сельских судах и окружным начальством. Количество воды, нужной для орошения. Необходимость: а) в равномерном распределении воды в области, Ь) в общем учреждении по заведыванию орошением и по наблюдению за местной администрацией и с) в определении обычаев и собрании законов по орошению в одно уложение. 200. Обзор законодательства о пользовании водою, Г. О. С. Журн. сельск. хоз. 1875, СХII, отд. 2. См. Кавк. 1876 № 9. 201. О системах орошения на Кавказе. Кавк. 1876 № 2. 202. Отчет о чтении Вейсенгофа: очерк состояния орошения в Терской области. Кавк. 1876 № 5. История вопроса об орошения на Кавказе. Состояние орошения в Терской области. Порядки пользования водою. 203. О праве пользования водою. Кавк. 1876 № 11 и 12. Юридические обычаи пользования и распределения воды для орошения на Кавказе. Мерабы – выборные из общин, для распределения воды из каналов для орошения полей. 204. Об орошении на Кавказе. Кавк. 1876 № 87 и 113. К вопросу о праве пользования и распоряжения водою из общественных канав. 205. О поселянской реформе (на Кавказе). Кавк. 1876 № 143–146. Уничтожение крепостного права на Кавказе. Прежние права владетельных особ, как главных помещиков в мусульманских провинциях Кавказа. Определение в 40 годах отношении владельцев в поселении (раяты, речбары, халисе, нукерн и пр.), с зачислением последних в государственные крестьяне. Положение 1847 года об отношениях землевладельцев к поселянам. Поземельные наделы поселян. Повинности их в пользу помещиков: малджагат (десятина от всего урожая), прислуга, pa6oчиe дни и вспоможение мирского схода (эврез, работы миром за одно угощение). Общая характеристика положена 1870 г. об устройстве крестьян на Кавказе. 206. Sklavenhandel der Tscherkessen. Globus 1876 № 11. 207. The Crimea and Transcaucasia, Commander J. Buchan Telfer. Lond. 1876. 208. Брак у кавказских горцев, С. Ериазарянц. Юрид. Вестн. 1878, 1юнь –1юль. Отдельно–М. 1878 I. Следы архаических форм брака: коммунальный брак, полиандрия, левират, религиозный гетеризм, брак брата с сестрою, гостеприимный гетеризм у кавказских горцев. – II. Значение брака в защита целомудрия по адату. Целомудрие девушки и верность жены – основы брака. Наказание за неверность жены. Бесчестие девушки –растление и обрезание косы. Публичная женщина. Цензура целомудрия невесты. Наказания за обольщение, растление и изнасилование девушки и замужней женщины.– III. Виды брака и полигамия у кавказских горцев. Браки – постоянный и временный; простое сожительство. Полигамия у горцев. Условия, препятствующие распространению у горцев полиандрии. – IV. Условия брака, а) Возраст и обычаи раннего сватовства. b) Голос девушки в бракосочетании. Полная свобода девушки в выборе жениха у одних племен (черкес, кумык, дагестанских горцев) и лишение этого права у других (чеченцев, осетин). с) Виды родства и значение их в браке. Вопрос о браке в различных степенях кровного родства. Родство по свойству – возможность по адату браков жен умершего с его сыновьями (кроме их природных матерей). Молочное родство. Усыновление. Аталычество (родство по воспитанию). V. Формы заключения брака. Умычка. Брак покупкою. VI. Приданное. VII. Расторжение брака. Заключено. 209. Архаические формы семейной организации у кавказских горцев, В. Сокольского. Жур. Мин. Нар. Проев. 1881, нояб. Следы архаических форм в семейной организации русских инородцев вообще и кавказских горцев в особенности. Когнатство, как организационный принцип древнего семейного строя, и следы его в праве кавказских горцев. Принадлежность ребенка к роду матери; месть сына отцу за убийство его дяди по матери (у ингушей); передача сословных прав женой мужу и матерью детей (у кабардинцев и адиго). Обязанность кровной мести, соединенная с утробным родством (кумыкские и южно-дагестанские адаты). Следы (у ингушей) древнего наследования исключительно по материнскому родству. Обычай (осетин) советоваться с братьями матери. Обычай (черкес) рожать детей в доме матери или престарелых родственниц. Обычай (чеченский) давать особое имя новорожденному не только отцом, но и матерью. Следы группового родства: низ наше отца и стариков одним именем (у кабардинцев); молочное родство (у чеченцев и черкес). Участие когнатов в родовых правах и обязанностях: кровная месть, помощь родственнику в качестве соприсяжников, защита жены её родом и детей–родом матери. 210. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. I. 1881. Балкарские нартовские сказания (статья Урусбиева). II. УКАЗАТЕЛЬ МАТЕРИАЛ0В с объяснением главнейших адатов Абрек (пси-хядзь). Черн. 81, 82. Куб. V. Библ. 104, 107, 123, 129, 131, 157, 182 – Абрек - изгой, исключенный из семьи и рода, т. е. вышедший из родовой зависимости (genti adscriptio,–см. тляху) и потому лишившийся покровительства и защиты своего рода. Абреком делался по преимуществу убийца, от которого отказывался род, – не платил за него «цену крови» и вообще не брал убийцу под свою защиту. По черкесским обычаям, убийца, в таком положении, должен был уходить из своего рода в горы и другие места и скрываться здесь, ведя жизнь бездомного и безродного бродяги – абрека, пока не находил для себя в чужом роду защитника – кунака, являвшегося посредников в деле примирения абрека с родом убитого (Куб. V. Библ. 129, 131, 157, 182). Изгойство постигало вообще лиц, нарушавших общественное спокойствие, почему род изгонял их из среды себя, подвергал «потоку». На этом основании абреком делалось лицо, лишенное наследства и изгнанное из своей семьи и рода за неповиновение отцу и вообще старшему в роде (См. Черн. 81, 82) и за другие проступки, влекшие для рода необходимость частой уплаты пеней (вир и проч.) за своего беспокойного члена, в таких случаях обыкновенно изгонявшегося из рода (См. Библ. 131, 157). По своему бытовому положению, «абреки были бездомные, бродяги. Обстоятельства их сложились так, что жить и воровать было для них одно и тоже; воровать у неприятеля– ли или у своих, все равно–в этом заключалась цель их существовали и единственное занятие» (Библ. 182, кн. I, стр. 215). Юридическое положено абрека высказывалось в полной его беззащитности и бесправности, – абрек был в отношении к своему роду «отверженником», лишенным защиты родовых адатов, вполне предоставленный действию кулачного права. Абрек мог был безнаказанно убит, взят в рабство и пр.,–трактовался, словом, как бесправный чужеродец, не имевший за собой никаких человеческих прав вне своего рода. «Исключено из фамилии (рода) имеет (у черкес) одинаковое значение с объявлением в Европе преступников вне покровительства законов. Человека, исключенного из фамилии, всякий может оскорбить, ограбить, убить или взять в рабство, не навлекая на себя ничьей мести, если виновный не найдет покровительства в какой либо другой фамилии» (Библ. 131, стр. 527). По черкески обычаям, изгойство могло постигать не только отдельных лиц, но и целые родовые союзы, вследствие вражды или по другим причинам выходившие из племенного союза и составлявшие из себя самостоятельные общества. Из подобных изгоев – абреков образовались, например, в составе кубанских горцев, отдельные общества «абреков», или беглых кабардинцев. «Несколько кабардинских семейств, в разное время , отставив свое отечество и, со всеми своими подвластными, переселившись в долины рек обоих Зеленчуков, образовали особый поселения, известный под именем абреков, или беглых кабардинцев» (Библ. 182, кн. I, 85) . Общество это, вышедшее из родовой зависииости и связи (genti adscriptio) со своим племенем, носило, поэтому, в отношении к последнему, название «абреков» . – Кавказским абрекам вполне соответствуют монгольские элёты или сабсары (sabsear) –изгои, уходившие из родовых улусов и соединявшего их ойратства (genti adscriptio),–при чем сабсарами могли являться не только отдельные лица, изгнанные из рода, во и целые родовые союзы, уходившие из стеснительных уз племенного ойратства (см. мое сочин.–К истории нрава рус. инородцев. Калмыцкое право, 119, 223–225)- Более отдаленная аналогия замечается между абреком или сабсаром и «изгоем» по древнему русскому праву . Общая черта абречества и изгойства – в том, что изгой и абрек были отверженники, вышедшие из данного общественного положения и не примкнувшие в другому, бывшие поэтому в состояли беспомощности и бесправности . Самая же сущность и генезис институтов не одинаковы. Абречество – одно из явлений родового порядка, означало состояние лиц, не мирившихся с этим порядком, вышедших из «genti adscriptio», вообще «нетерпимых» членов рода, не подчинявшихся родовой дисциплине и наряду и потому «изгонявшихся» из рода. Ничего подобного не замечаем в русском изгойстве, принадлежавшем в явлениям не родовой, а оседло-общинной культуры. Изгой становился «отверженцем» своей общины не в силу своей личной виновности или преступлении против общины, но потому, что община требовала от своих членов отправления в её среде известных общественных функций , как главного условия принадлежности в общине и права пользоваться её защитой,– бытовая невозможность участвовать в таких функциях и делала члена общины изгоем. В родовом быту таких условий еще не существовало и потому у черкес ни князь, ни вольноотпущенник, не становились изгоями в силу того только, что первый лишался волости, а второй выходил на волю, – оба оставались в роде, хотя здесь и изменялось положение их в родовом наряде (см. азат, сословия и тляху). Но от старого родового изгойства сохранилось в русском праве другое, более аналогическое переживание,– это положение лиц, осужденных на «поток и разграбление» (за разбой, коневую татьбу и поджог,– см. Рус. Пр. со. Троицк, ст. 5, 30, 79). Институт этот представляет действительно полную аналогию с абречеством кавказских адатов. См. тляху. Адат (адет). Черн. 54 (прим.). Куб. П. Каб. 62, 63. Прокл. 2 Малк. 30. Библ. 20, 23, 43, 73, 77, 78, 94, 95, 114, 131, 145, 146, 155, 157, 180, 182, 197, 198,–обычай. О значении адата у кавказских горцев см. предисловие, стр. 4 и след. Адвокат. См. тлукуо. Азат (азад). Черн. 38 (примеч). Куб. XIV (5). Каб. 1, 15, 83 (II), 104. Библ. 73, 182–особый класс «вольноотпущенных» из зависимых крестьян (чагар) и рабов (ясырь). По кабардинским обычаям, вольноотпущенным «не дозволялось уходить из их аулов в другие; они должны жить в них, как сами, так и происшедшие от них дети, не перенося имущества» (Каб. 15); но тоже ограничение имело силу и в отношении ко всем свободным классам, кроме князей, и вытекало из института «родовой зависимости» (см. тляху). Юридическое положение азатов по видимому не многим разнилось от положения класса «вольных» простолюдинов (тхвохотль). Алгава (alghava). Куб. XIV, 9,–дворовые люди из рабов, специально служанка. См. библ. 182, 195. – См. ясырь. Аппеляция. Черн. 61 – 65. К а б. 65, 71 – 73. Провл. 6 (12). Аренда земель. См. землевладение. Арест (лишение свободы). Черн. 68. К а б. 114. Библ. 78. Аталык (atalik). Черн.' 57. Куб. Ш, V –VII. Квб. 81, 82, 98. Провл. 3. Малв. 37,–воспитатель ребенка. Обычай аталычества издревле практикуется у всех кавказских горцев, главным образом, у князей и дворян, и обусловливается всей хищнической обстановкой боевой их жизни. Редко бывая подолгу у семейного очага, хищнику – горцу было не до детей: он сдавал их постороннему аталыку, в школе которого усвоялись питомцем все суровый черты и качества наездника–горца. Обычай требовал, чтобы, тотчас после рождения, сын отдавался аталыку (дочь кормилице) на воспитание, именно одному из подвластных , чаще всего лицам, принадлежащем к другим обществам Аталык и кормилица приобретали все права кровного (молочного) родства. «Связь по аталычеству считалась у черкесов священною. Не только семейство аталыка становилось родным своему воспитаннику, но часто случалось, что жители целого селения, общества и даже страны считали себя аталыками воспитанного между ними ребенка знатной фамилии» (Библ. 182, вн. I стр. 181). Кроме молочного родства, с аталычеством находился в связи также институт постриг в числе аталыков «считался и тот, кто в первый ран брил голову молодому князю или дворянину и хранил его волосы» (там же). Наконец, как видно из наших материалов, аталычество стояло в связи с обычаем кровомщения, как одно из наиболее обычных средств превращения мести и примирения убийцы с родом убитого. Лицо подвергавшееся мести, по обычаю могло воровать из семьи кровоместника малолетнее дитя, воспитать его и затем возвратить его родным. Родство, установлявшееся путем аталычества между убийцей и семьей кровоместника, являлось одним из главных способов примирения враждующих родов и прекращения кровомщения. См. библ. 1, 20, 22, 23, 2в 28, 33, 35, 40, 43, 58, 65, 67, 73, 77, 78, 83, So 85. а, 92, 94, 96, 100, 101, 114, 116, 131, 133, 145 146, 149, 152, 153, 162, 170, 176, 182, 184 (3, 5) 195, 197, 208. См. дети, зе–пии и тляху. Аул (куодже, koudje). Черн. 11, 55. Куб. IX XIV (2), XV. Каб. 15, 43, 44. 57, 117. Библ. 35, 181 – черкесское селение. По нашим материалам, аул имеет значение оседлой общины. Аул «обществом» избирает своего представителя (Каб. 44); аулу принадлежит земля именно на праве общинном (черн. 11; в у б. IX; ср. библ 147). Аулы находятся под покровительством князей, являющихся их владельцами; различаются аулы свободные и подвластные,– из-за последних могут быть споры и тяжбы на суде (Черн. 55). Аул черкесский по своему составу напоминает древнее славянское село, разбросанное иногда на большом пространстве и состоявшее из нескольких хуторков–домов, дворов, куч и пр. Такой же характер небольшой волостки имеет доселе черкесский аул: он состоит из нескольких поселков (куодже), или кутань (хуторов), разбросанных по ущелью или долине и составляющих вместе одну сельскую общину (аул). Как община, аул рассматривается, в значении состава той части «псухо» –волостной общины (куб. XV) и вообще является административной единицей (библ. 162). Есть указания, что большие аулы делились иногда на меньшие административные части – сотни (библ. 118). Аул – исключительно сельская община, заключавшая однако в себе «укрепление», для укрывательства аульцев в случаях неприятельского нападем (библ. 4, 15, 28 и пр.).- Вместе с тем материалы раскрывают иное, более древнее значение аула у кавказских горцев, именно в пору кочеваний. По кабардинским адатам, «во время народных сборищ по делам аул становится кошами (отдельными станами) врознь» (Каб. 57); в другом месте «кош» стоит рядом с аулом – первый в значении стойбища скота, второй – стана людей (ib, 117). Есть известия о том, что в старину черкесы бродили по своим ущельям и долинам «передвижными» аулами (библ. 26), жили в войлочных юртах, перекочевывая с своими ставами – аулами в след за стадами (см. ниже, кочевание и уна – дом). Все это дозволяет ставить черкеский кутан и аул (в старом его значении кочевого стана) в параллель с монгольским хотоном и аулом, в которых исследователи видят первый зародыш и основание монгольского рода (См. наше исследование: в истории права рус. инородцев. Калмыцкое право, стр. 184 и след.). Общий строй и характер родовой организации черкесского племени допускают полную возможность такой параллели и вообще подтверждают мысль о том, что в старину черкеский аул, подобно монгольскому хотону, являлся первичным родовым союзом, из которого затем образовались последующие, сложные формы родовой жизни горцев. О значении устройстве аула в прежнее и новое время См. библ. 1, 4, 15, 17, 26, 28, 35, 47, 48, 60, 73, 78, 104, 118, 145, 147, 155, 162, 182. См. тляху, псухо, куодже, кутан. Барамта. Черн. 18, 55. Куб. XIII, XVIII (4). Каб. 5, 8, 33 (I, III), 36, 74, 84, 85, 90, 93, 117, Прокл. 6 (18). Мал. 53. Библ. 1, 2, 28, 33, 35, 43, 58, 78; 89, 94, 96, 98, 104, 105, 123, 157, 166, 180, 182, 184 (3, 7), 190-192, 197, 198. Барамта имеет несколько значений: а) скота (Каб. 84; библ. 190, 191); b) преступления в смысле обыкновенного грабежа, настильного отнятия и завладения чужой вещью (Черн. 55; Каб. 93); с) военного захвата, угона или полона людей и скота (Куб. ХШ библ. 1, 43, 78 и пр.); d) наказания, в смысле грабежа или ограбления по Рус. Правде, позднейшей конфискации имущества (Каб. 5, 90, 117); с) ареста (до суда) чужого имущества, в обеспечение прав кредитора, также при неудовлетворенной личной обиде, материальном ущербе, воровстве и проч. (Черн. 18; библ. 43, 98, 166, 182, 184, 3); f) меры обеспечения исполнения судебного приговора (Каб. 74; библ. 157); g) права родных убитого, до исполнения кровомщения, «барантовать» имущество убийцы (Малк. 53,–см. ниже «уль-дук»); наконец, h) права князя отбирать имущество у подвластных людей – узденей и чагар (Каб. 8, 33, 36). Баран-кош и баранщик. См. скотоводство. Барат. См. землевладение. Бассият (или секельт). М а л к. 1, – внешнее сословие «старшин» у малкарцев. См. старшины. Байгат. Куб. XIX, – присяга, дававшаяся при вступлении в мюриды. См. мюридизм. Бго. Мал к. 22. См. уга. Бегаулы. Библ. 43, – местное название дворовых людей у черкес. Бег (бей, бек, beig, bek, by, beis). Библ. 11, 17, 19, 26, 30, 35, 55, 197, – старое название родовых старшин – князей у черкес и балкарцев. См. пши и сословие. Бесчестие. Черн. 67. Куб. XI. Каб. 113. Библ. 104, 157, 208. Беслень-пшитль (вняжение крестьяне). См. пшитль. Беслень-уорк (орк, – вуорк, или тфлокотль, – дворяне 2-го разряда). См. уорк. Благородные. См. уорк. Blanaho (блягага). Черн. 1. Куб. XVI. Библ. 195. Здесь разумеется несколько соседних общин (псухо, peonkho = наши древние погосты, слагавшиеся из большого или меньшего числа отдельных поселков), связанных рядом (маслагатом) круговой поруки и защиты и составлявшие из себя сложную общину – блягага, blanaho или хабль, соответствовавшую древней русской волости, слав, жупе или герм. Gau. (см. псухо). Но, кроме общины, связанной круговой порукой, под «блягага» также разумеется маслагат (ряд, мирное соглашение), послуживший главной связью общин. См. псухо. Брадобритие. Каб. 53. Библ. 197, – запрещение его по адатам и Корану. Брак. Черн. 3, 4, 9, 32 – 34, 36, 41, 42, 50, 51, 69, 70,78, 84-86 b) 1.–Куб. V–VII, XIV.–Каб. Ю – 14, 29, 33 – 36, 77, 78, 83, 102, 122, 123.– Малк. 2, 10–13, 16–18, 25, 38, 41–50.–Библ. 1, 5-8, 10, 11, 15, 17, 20, 22, 23, 25–28, 33, 35, 39, 40, 41, 43, 53, 58, 65-67, 70, 73, 77–80, 84, 85, 85. а, 88, 89, 90, 94, 96, 97, 100, 102, 103, 105, 107, 114, 116, 120, 131, 133, 145–147, 149, 153, 157, 158, 169, 170, 171, 174 – 176, 180, 182 – 185, 196 – 198, 208, 209.–Семейный быт кавказских горцев сохранял до последнего времени много остатков от архаических форм первобытных эпох. В источниках есть указания на такие институты семейного права, которые сложились еще в эпохи, предшествовавшие образованию индивидуального брака и организованных родовых союзов. Указания на такие переживания архаических институтов находим отчасти у старых бытописателей кавказских горцев (напр. Интериано и др.), отчасти в народных сказаниях и легендах (См. наприм. Библ. 184 и пр.) и в современном быту горцев. Таков ряд данных, указывающих на еще недавнее существование у горцев гетеризма женщин, в особенности гетеризма религиозного (похоронного), гостеприимного и пр. Семейный быт низших классов горского населения, в особенности крепостных крестьян и рабов (ясырь), как видно из вошедших в настоящий сборник материалов, целиком построен на таких примитивных началах, которые совершенно отрицают индивидуальный брак: у черкеских крепостных нет законныхм и жен, нет и законных детей; правильных браков не существует, но есть простое, внебрачное, временное сожительство (См. ниже «архаич. формы брака», п. 12). Многоженство, наложничество, левират, браки на время (ради «велудь» – испытания деторождения), похищение и покупка жен и другие древние институты доселе практикуются у черкес и других горцев. В нижеследующем перечне мы указываем данные по всем главнейшим вопросами брачного права по черкеским адатам. а) Архаические формы брака: 1) Брак коммунальный. Библ. 208. Права свадебной молодежи. Библ. 171, 182. Обычай «чаши примирения» с родом. Библ. 184 (2). 2) Гетеризм женщин: а) до брака. Библ. 28, 183, 184 (10). b) замужних. Куб. VII. Библ. 8, 35, 53, 66, 73, 96, 182, 183, 184 (1, 10). c) вдов. Библ. 96, 182. d) рабынь. Библ. 114, 182, 184. 3) Гетеризм религиозный (похоронный). Библ. 1,175, 182. 4) Гетеризм гостеприимный. Библ. 11, 23, 184 (10), 208. 5) Гетеризм на пирах богатырей. Библ. 183. 6) Брак брата с сестрой. Библ. 208. Продажа братом сестры замуж. Куб. V. Библ. 40, 70, 77, 183, 184 (8). 7) Брак по кровному родству. Библ. 77. 8) Левират. Черн. 4. Каб. 35, 77. Библ. 1, 5, 77, 78, 131, 182, 197. 9) Брак пасынка с мачехой. Библ. 27, 184 (4), 208. 10) Брак на время. Библ. 17, 182, 197, 198, 208. 11) Брак посмертный. Библ. 97. 12) Сожительство внебрачное (крепостных, холопов). Каб. 83 (III, VI–VIII). Мали. 25, 43, 50. Библ. 182, 208. Коренитл (мнимый, не настоящий муж рабынь). Каб. 83 (VIII). Мали. 50. 13) Многоженство. Черв. 3. Куб. VII. Библ. 1, 5, 11, 15, 27, 35, 43, 67, 77, 78, 94, 96, 116, 131, 171, 182, 184 (4), 197, 198, 208. Единоженство. Черн. 32. Библ. 6, 131, 145, 182. 14) Наложничество. Черв. 3. Библ. 77, 114, 182, 184 (10), 197. б) Формы заключения брака: 1)Похищение жен. Черн. 41, 42. Куб. V,VII. Каб. 12, 103. Библ. 6, 23, 28, 40, 77,88, 90, 94, 96, 102, 149, 153, 157, 180, 182,184 (2, 8), 185, 196, 208. 2)Покупка жен (калым, васе, käbin, гебен-хак). Черн. 3, 32, 33, 41, 42, 50, 51, 69,70, 78, 84, 85. б) 1. –Куб. VU, XIV. Каб.10, 12, 14, 34–46, 77, 83 (И–VII), 102.–Малк. 1, 17, 18, 25, 42-^47, 49.–Библ.6, 17, 20, 22, ,23, 28, 35, 40, 43, 58, 65,67, 73, 77, 78, 85, 89 (васе = калым), 94, 96(käbin – плата за невесту), 97, 131, 145–147,157, 170, 171, 182 (гебеи – хак = плата за невесту), 184 (1, 8), 197, 208. 3)Дар предбрачный. Черн. 69. б) 1.–Каб.33 (II, III–«на первую ночь»). Библ. 43, 171,182. 4)Приданное. Каб. 33 (И).–Малк. 12. Библ.43, 78, 171, 184 (8), 197, 208. 5)Выбор жениха и невесты: a) выбор жениха невестою. Куб. VI. Каб. 12. Библ. 102, 182, 208. b) выбор невесты матерью. Библ. 184(8). c) Выбор невесты женихом. Библ. 94, 182. 6)Сватовство. Куб. VII. Библ. 78, 88, 145,146, 153, 171, 182, 184 (1, 8, 10), 208. 7)Брачный договор. Библ. 182, 197, 198. 8)Обручение. Библ. 182, 184 (8). 9)Кумовство (отдача невесты, после обручения, для временного проживательства, в доме постороннего, кума = тей–шаришс ). Каб. 13, 29,123. Maлк. 11-13. Библ. 28, 43, 85. a, 94, 182. 10) Венчание. Черн. 3, 34, 36, 41, 42. Каб. 12, 102. Мал к. 49. Биб. 182. 11) Свадьба. Куб. VII. Каб. 29. Библ. 6, 20, 23, 25, 27, 28, 35, 39, 40, 58, 67, 78, 79, 80, 85, 94, 96, 100, 120, 133, 146, 149, 153, 157, 158, 1W, 170,171, 174, 176, 182, 196, 197. 12) Цензура целомудрия невесты. Библ. 1, 35, 73, 208. в) Условия действительности брака: 1) Возраст. Черп. 3, 78. б) 1. 2) Велудь (способность к деторождению). Библ. 17, 182. 3) Родовое равенство (равенство происхождение состояния, сословия). Черн. 9, 41, 50. б) 1. Куб. VII. Каб. 11. Библ. 26, 28, 35, 43, 58, 73, 94, 96, 97, 102, 182, 184 (8). 4) Согласие родных (отца, брата, других родственников, аталыка и опекуна). Черн. 33, 50, 78. Каб. 12, 35, 77, 102. 5) Согласие брачующихся: невесты. Черв. 41, 42. Куб. VII. Каб. 33 (VIII).–Жениха Библ. 94, 182. 6) Родство. Библ. 26, 77, 208. 7) Венчание. Каб. 12, 102. 8) Дозволение владельца (для крепостных). Черн. 50. Каб. 12, 34,83 (III, VIII). Мал к. 46. 9) Траур (для вдов). Каб. 83. Малк. 41. г) Отношения между супругами: 1) Невеста и жених. Куб. VI. Каб. 12, 29. Библ. 6, 88, 94, 102, 153, 157, 171, 182, 184, 208. Невеста – собственность жениха. Библ. 88, 153, 157, 182, 184 (8). Отказ жениха от брака. Малк. 49. Библ. 157, 171. Отказ невесты. Библ-184 (8). Тайные свидания новобрачных . Куб. VII. Каб. 83 (I). Малк. 41. Библ. 28, 33, 35, 40, 43, 58, 94, 182. 2) Муж и жена. Черн. 3, 4, 67, G9, 84–86. Куб. 1Y, VII. Каб. 13, 14, 2% 33 (II, Ш), 36, 77, 78, 83, 123. Малк. 10-13,25,41-50. Библ. 5, 6, 8, И, 17, 23, 28, 33, 35, 40, 43, 58, 70, 73, 80, 85. а, 94, 96, 102, 133, 145, 146, 156, 157, 176, 182, 184 (1, 2, 3, 5, 8, 10), 197, 208, 209. Полновластие мужа. Куб. 84. Библ. 35, 40, 43, 73, 80, 96, 133, 145, 146, 157, 176, 182, 184 (3). – Право жизни и смерти. Библ. 43, 146, 157. Защита жены её родом. Куб. VII. Библ. 209. 3) зять и невестка. Библ. 28, 33, 184 (8, 10). д) Расторжение брака: 1) Развод. Черн. 85, 86. Куб. VII. Каб. 12, 83. Малк. 41-50. Библ. 8, 35, 43, 73, 77, 85, 90, 94, 96, 105, 131, 147, 157, 171, 182, 184, 197, 198, 208. 2) Вдовство. Черв. 4, 9, 32, 69. Каб. 35, 77, 78, 83. Мал в. 41, 48. Библ. 1, 5, 35, 77, 78, 96, 131, 145, 157, 182, 197. Брань. Каб. 16, 62, 113. Братство. См. хабль в тляху. Братство тарикатное. Куб. XIX. См. мюридизм. Братство молочное. См. аталык и тляху. Вакуф. См. землевладение. Валий. Куб. XVII. Каб. 51, 65, 67, 69. Библ. 182–главный старшина (обыкновенно князь) в общине, заведовавший её делами и участвовавший в народном суде (мегкеме). См. управление. Васе. Библ. 89 – местное название калыма (платы за невесту) у черкес. См. брак. Васси. Каб. 80,–опекун. См. опека. Bасеийя Ахат. Куб. XIX,–правило тариката; «всегда путешествовать». См. мюридизм. Вдовство. См. брак. Вело. Библ. 156,– особый порядок наследования по мусульманскому праву. Велудь. См. брак (условия действительности). Владелец (владетель). Каб. 12, 31, 33 (II, III), 34-40, 42, 44-48, 50, 55, 58, 59, 83 (И, III, YHI), 84–89, 96, 97, 99, 104, 105, 106, 127. 6) 2.-Малк. 42, 45–47, 50. Библ. 2, 5, 6, 15, 17, 19, 26, 43, 58, 73, 77, 89, 94, 96, 104, 107, 147, 205. Владение. Библ. 105, 177 (право первого завладения), 197 (по пожалованию), 198 (по баратам–жалованным грамотам). Вменение уголовное. Черп. 56, 57. Каб. 56, 86, 103, 108, 118. Библ. 77, 104, 157. Водовамисехри. Куб. XIX,–тарикатное правило: «быть алчущим и жаждущим». См. мюридизм. Волость. Библ. 162. См. псухо. Вольные люди. См. тхвохотль. Вольноотпущенные. См. азат. Вольдилуг Вольфакре. Б у б. XIX,–тарикатное правило: «быть нищим». См. мюридизм. Ворк(work). См. уорк. Воровство–кража. Черн. 35– 37, 55, 67. Куб. I, VI, XVIH (4, 6, 7). Каб. 62, 92, 99, 100, 105, 111, 125.–Прокл. 6 (18). Малк. 55. Библ. 6, 15, 22, 23, 34, 35, 37, 40, 43, 58, 73, 77, 78, 92, 94, 96, 115, 118, 131, 133, 149, 152, 157, 162, 174, 180, 182, 185, 191, 192, 197, 198. См. хищничество. Воспитание детей. См. аталык. Вуорк. См. уорк. Вуорк. См. уорк. Выдел. Черн. 79, 82. См. наследование. Венчание. См. брак. Вече. См. за-уча. Газават (или джихад). Библ. 150, – священная война с неверными. См. джихад, мюридизм. Гаремы. Библ. 67. Гебен-хав. Библ. 182,–название калыма (платы за невесту). См. брак. Genti adscriptio (приписка к роду). См. тляху. Геслуль-хиркат Куб. XIX,–тарикатное правило: 2быть верным без обмана». См. мюридизм. Гокотл. Библ. 43, – кабардинские крестьяне. См. пшитль. Голова. См. сха Город. Библ. 1, 15, 73. Как видно из показаний древних писателей, у черкеских племен никогда но существовало «городов» в европейском смысле, т. е. городских общин, пунктов поселения, отличавшихся от сельских общин. Черкеский «kabak» имел значение нежилого укрепления (башни на сакле или отдельного укрепления при ауле, селении), служившего для аульцев убежищем в случае неприятельских набегов и сходного в этом отношении с древнерусским «градом»–тоже не общиной, а простым укреплением. См. кабак. Гостеприимство. Черв. 18, 19. Куб. X, XIV. Баб 3. У черкес гостеприимство с незапамятных времен носит юридический характер и неисполнение его до сих пор строго штрафуется обычаем. Есть следы существования у черкес, как и у других кавказских горцев, гостеприимного гетеризма (см. брак) и гостеприимного воровства (см. преди-словие, стр. 19). Особые виды гостеприимства составляют гостеприимство «секретное» (для организации набега или для раздела добычи) и гостеприимство «с просьбой» (соединенное с обычаем обязательного дарения гостя). См. библ. 1, 5, 7, 10, И, 20, 23, 26, 28, 33, 35, 40, 43, 47, 56, 67, 77 78, 83, 85. а, 90, 92, 94, 96–98, 103, III, 118, 123, 126, 131, 132, 139, 145, 146, 149, 152, 153, 157, 162, 174, 176, 182, 183, 184 (1, 3–5, 10), 197, 208. Грабеж. См. барамта. Давность. Каб. 68. Библ. 197. Дамат. Библ. 198,–шариатские книги, принятые у горцев Кубанской области. Дань. См. ясак. Дар. Каб. 18–20, 33. Библ. 1, 11,19, 40, 105. Дар предбрачный. См. брак. Дворяне. См. уорк. Двор. См. огг, псухо. Деньги. См. монета. Дервиш. Куб. XIX. См. мюридизм. Десятина. См. ясак. Дефтер. Куб. XVI, XVII, XVIII. Библ. 89,182. См. предисловие, стр. 12, 22. Джамаат. Библ. 182, 197, 198, – община, См. псухо. Джанки (дети от неравных браков). Куб. VII См. дети. Джеме. Куб. XV,–народное собрание См. за–уча, Джехад (дхихад или газават). Куб. ХУШ. Библ. 87, 105, 150,–война с неверными. Ислам резко отделяет мир мусульманский (дар эль ислам) от мира неверных (дар эль харб) и против последних, со времен Магомета, проповедует «джихад», или «газават»–священную войну с неверными. Основой джихада служит след. положение корана: «чтоб не было бедствий, убивайте всех язычников и убивайте всех тех, которые не веруют в Аллаха и в последний день». (И. Березина Путешествие по Дагестану, изд. 2-е, 85). Проповедованиками джехада на Кавказе явились в нынешнем столетии последователи тариката (учения об отшельнической жизни) или мюриды. См. мюридизм. Дзепши. Куб. ХШ. Библ. 182,–«князь войска»– предводитель хищнической партии. См. хищничество. Добыча. См. хищничество. Договор. Черн. 3, 55. Куб. XII. Каб. 9, 120. Библ. 78 (бирки при договорах), 94 (верность слову), 157, Договор брачный. См. брак. Доказательства судебные. Черн. 65. Каб. 70, 113. Библ. 157. См. свидетели, присяга. Долина (в значении общины). Библ. 131. См. псухо. Долговые отношения. Каб. 9, 80. Библ. 33, 77, 86, 98, 105, 181, 182, 184 (3), 186, 197.–Долговая несостоятельность. Библ. 77, 105, 197. Обеспечение прав кредитора – не личным задержанием (библ. 77), но барамтой–грабежом имущества должника (библ. 98,182, 184 (3).–Наследники не отвечают за долги наследодателя. Каб. 9, 80. Дом. См. уна и псухо. Дочь. См. дети. Драка. Каб. 86. Прокл. 6 (18). Малк. 54. Библ. 180. Дружина, дружинник. См. уздень. Духовенство. Черн. 22, 26–37, 58. Каб. 51,52, 80. Малк. 26, 27. Библ. 1, 6, 15, 17, 35, 40, 43, 78, 95, 96, 144, 146, 187. Дети. Черн. 3, 67, 69, 70, 72, 78–83. Куб III. VII, VIII, XIV (3, 9). Каб. 1, 27, 75, 76, 78, 81–83 (III, VI, VIII). Мали. 18, 25, 37–40, 43, 50. Библ. 1, 11, 15, 17, 19, 23, 28, 33, 35, 37, 40, 43, 58, 73, 77, 78, 80, 84, 85. а, 90, 94, 96, 105, 131, 133, 145, 149, 157, 162, 163, 176, 179, 180, 182, 183, 184 (4– 7, 10), 195, 197, 198, 208, 209. 1) Родительная власть: a) Власть отеческая. Черн. 78, 80–83. Каб. 81. Малк. 37. Библ. 23, 35, 78, 131, 133, 145, 149, 157, 162, 182, 184 (5), 195, 197. 198. b) Власть материнская. 77. 149, 184 (4, 6). Следы преобладания матернитета. Бытовые воззрения. Библ. 184 (6–«отцы не братья, матери сестры родные»), – Принадлежность к сословию по матери, Черн. 3. Куб. XIV (3, 9). Каб. 1, 27, 83 (VI, VIII). Малк. 25, 43, 50. Библ. 15, 94, 163, 179 182, 198, 209. Принадлежность детей роду матери. Библ. 77 . 2) Сын и дочь: a) Сын. Черн. 3, 69, 70, 72, 78 – 80. Куб. УШ. Каб. 78, 81, 82, 83 (VI). Библ. 78,195. b) Дочь. Черн. 3, 69, 70, 72, 78. Куб. VII, УШ. Каб. 78, 83 (VI). Малк. 18, 25. Библ. 11, 19, 23, 58, 73, 182. с) Брат и сестра. Библ. 40, 70, 77, 18$, 184 (8), 208. 3) Дети законных. Черн. 3. a) Воспитание. См. аталык. b) Совершеннолетие. Черн. 3, 78, 79. Куб. VII. Библ. 35, 96, 105, 182. Символы совершеннолетия: сына – постриги (Библ. 182), дочери – накрытие головы оленьей кожей (библ. 96). c) Права личные. Черн. 3,78,80–83. Библ. 180. Право отца на жизнь и смерть детей. Черн. 81. Библ. 43. Рабство детей. Библ. 19, 145. Подать детьми.. Библ. 11, 17. Продажа детей. Библ. 19, 37, 40, 43, 73, 131, 145, 162. Продажа дочери в счет калыма. Малк,18 (у кулл, малк. крестьян). Запрещение жалоб детей на родителей. Черн. 83. Изгнание детей из семьи. Черн. 81,82. Библ. 90. d) Права имущественные. Черн. 3, 69, 70, 72, 78, 79,81, 82. Куб. VIII. Каб. 75, 78, 80. 4) Дети незаконнорожденные: a) от неравных браков. Библ. "94, 163, 179, 182, 198. Тума, тумаки или джапки– дети князей от неравных браков. Куб. VII(3), XIV. Каб. 1, 27. Библ. 182. b) от невольников: алгава (лигава) и унаут у черкес. Куб. XIV, 9. Каб. 83 (VI, VIII). Библ. 182, 198; Тльхокошао (тльхоко-тлче). Библ. 162, 182. Алгава (легава) и караваш у малкарцев. Малк. 25, 43, 50. с) от наложниц и вообще от внебрачных связей. Черн. 3. Библ. 15. 5) Усыновление чужеродцев. Куб. IV. Библ. 23, 28,33, 73, 78, 96,176, 182, 184 (7, 10), 208 Емчеклик. Малк. 16, – «аталыческий» - дар, делаемый малкарским дворянином (каракешем) старшине, при задаче замуж своей дочери, и служивший поводом установления между ними союза патронатства. Жалоба (по судебн. делам). Черн. 65, 83, Каб. 7, 64, 69, 70, 119, 127. Жена. См. брак. Женщина. Черв. 3, 67, 69. Куб. VII, XIX. Каб. 110.Малк. 32. Библ. 2, 6-11, 15, 19, 20, 22, 23,26–28, 33, 35, 40, 43, 49, 58, 73, 77 (женщина собственность рода), 78,- 85, 86, 94, 96, 97, 103, 104, 107,111,114, 116, 118, 131, 139, 145,146,148, 149, 152,153, 157, 162, 180, 182–184, 197, 198, 208. Зависимые люди. См. пшитль. Завладение. См. барамта. Завещание. Черн. 71–77. Каб. 79, 80. Малк. 33–36. Библ. 105, 107. Заем. Черн. 18, 40. Библ. 33, 118, 184 (3), 186. Закат (зекат). Куб. II, XIX. Каб. 51, 80. Малк. 26, 27. Библ. 105, 182, 197,–десятина в пользу мечетей и вообще духовенства. Закон. Библ. 6, 17, 43, 77, 78. Залог Библ. 86, 94, 105, 186. Заповеди тарикатные. Кфб. XIX. См. мюридизм. За–уча (ибар, джеме,– народное собрание, вече). Черн. 1, 13, 44. Куб. I. (за–уча, ибар), VI, XIV (1), XV, XVI (джеме). Каб. 57. Библ. 8, 15, 16, 22, 23, 28, 40, 43, 58, 73, 77, 78, 86, 92, 94-98, 114, 120,123, 131, 133, 157, 162, 176, 182, 183, 184 (6), 197. Древние черкесские вече имели организацию, определявшуюся общим строем народной жизни горцев. Они имели характер родовых собраний и потому состояли исключительно из родовых нарядников–князей да узденей,– остальные члены родов лишь присутствовали на сходках родовой знати, но без права голоса. Вечевые права присваиваются свободным простолюдинам лишь с прошлого века; крестьяне же (пши-тли) доселе не принимают деятельного участия на народных вечах. См. кош. 1) Общее значение веча. Черн. 1. Библ. 8,15, 16, 22, 23, 40, 43, 73, 78, 94, 96, 114, 131, 182. 2) Роды веча. a) Старые родовые веча. Библ. 92, 120, 180, – собрания родовых глав, «старцев» без прямого участия простых членов рода. b) Общинные веча: общины (псухо). Куб. I, XV, XVI; волости (округа, хабль). Куб. I, XVI; племени (народа, чилле). Куб. I, XVI; нескольких союзных племен. Куб. XVI. c) Большие и малые веча: общий «федеральный совет», или «народное собрание», «общий круг». Библ. 22, 58, 123, 131, 133, 162, 176. - Веча малые – собраybt «знати», «дворян», «старшин». Библ. 28, 58, 92, 157, 162. 3) Личный состав вече а) Старшие в роде, старцы, старшины. Куб. I, XV, XVI. Библ. 92, 120, 180, 182. b) Свободные сословия. Черн. 1. Куб. XVI. Библ. 114, 131, 182. Князья. Черн. 13. Куб. XIV (1). Библ. 182. Вечевые вожди–тлегубзыг (язык народа) и тлехупх (рыцарь). Куб. XIV (1), XVI. Библ. 182. Уорки (дворяне). Черн. 13. Куб. 1, XV. Библ. 28, 58, 92. Эфенди. Куб. XVI. Свободные простолюдины, тхвохотли (в лице уполномоченных). Черн. 44. Куб. XVI. c) Общинные представители (в новое время): Выборы депутатов на предварит. собрании племени. Библ. 182. Выборы по общинам и «долинам». Библ. 131, 182. d) Присутствие крестьян (пшитль) на вечах, без права голоса. Куб. XV. Библ. 182. e) Лишение вечевых прав холопов и женщин. Черн. 1. Куб. XVI. Библ. 183. 4) Вечевые дела. a) Война и мир. Черн. 44. Куб. I, XV, XVI. Библ. 131, 182. b) Суд по измене и другим важнейшим преступлениям. Куб. XVII. Библ. 23, 40, 73, 77, 86, 94, 98, 131, 157. c) Общинные споры по зеилевладению. Куб. XVI. Библ. 182. d) Общие вопросы по управлению общин и пленен. Черн. 44. Куб. XV. XVI. Каб. 57. Библ. 131, 182. 5) Внутреннее устройство вече. Библ. 73,78, 94, 131, 182. . а) Родовые группы (плененные «аулы») по сословным «кошам» (станам) , с «родовым старшинством» в каждом сословии. Черн. 13. Каб. 57. Библ. 182. b) Общинные группы (в новое время) представителей. Куб. XVI. Библ. 182. c) Созыв собраний. Библ. 131. d) Время и место собраний. Куб. XVI. Библ. 131, 182. e) Порядок совещаний в прежнее и новое время. Куб. XVI. Библ. 182 ]). f) Вечевые решения – их утверждение присягой народа («пообщинно») и вечевым «дефтером» (записью). Куб. XVI. Библ. 95, 182. Зачинщик преступления. Баб. 86. Землевладение. Черн. 11, 12, 15, 39, 55. Куб. IX, XIV (3). Каб. 55. Малк. 2, 4, 21, 23, 32. Библ. 19, 20, 22, 23, 35, 40, 43, 58, 96, 105, 123, 131, 136, 145–147, 155, 172, 173, 176, 182, 188, 197, 198, 205. «Права собственности у черкесов распространяются на имущество движимое, из которого главное богатство составляет скот, а также и на такое недвижимое имущество, которое находится в действительном и непосредственном обладании частных лиц и требовало от них собственного труда, как то на дома и другие постройки, и на поля, постоянно обрабатываемые; земля же, лежащая впусте, пастбищные и луговые места, равно как и леса, не составляют частной собственности. Земли состоят в нераздельном владении, обществ и фамилий (родов), из которых каждое имеет свои земли, переходившие из рода в род, но правильного раздела и ясного обозначения границ никогда между ними не было. Частные лица пользуются землей своих фамилий или обществ по мере действительной надобности. Продажа земель не существует в народных обычаях; отдача в наем тоже; но за пастьбу скота на чужой земле платится в некоторых местах условный процент «приплода» (См. библ. 141, стр. 525). Изложенная формула черкесского землевладения развилась на почве сравнительно новых адатов черкес. До конца прошлого века, т. е. в пору кочевания черкес, обладание землей было возможно лишь в смысле временной стоянки кочевого аула и скота, – были лишь зачатки кочевой земельной культуры (подсечное или переложное хозяйство) и права «первого занятия» до новой перекочевки, как первоначальной формы землевладения. 1) Роды землевладения: a) Родовое. Библ. 19, 131, 146. b) Общинное. Черн. 11, 12. Куб. IX, XIV (3). Каб. 55. Библ. 20, 22, 23, 35, 40, 43, 58,131, 130, 145–147; 155, 172, 173, 176, 182. c) Личное (частное). Куб. IX, XIV (3). Каб. 55. Малк. 2, 4, 21, 23. Библ. 32, 131, 136, 145, 155, 172, 182, 197. 2) Кто владеет землей: a) Народ. Куб. XIV (3). b) Племя. Черн. 55. c) Общество. Куб. IX. d) Аул. Черн. 11. Куб. IX. Библ. 147. e) Частные владельцы. Малк. 4. Библ. 96. Князья. Чепн. 11,15. Куб. XIV (3). Библ. 96, 197. Старшины (малкаркие). Малк. 21, 23. Дворяне. Куб. XIV (3). Библ. 96. Свободные простолюдины. Черн. 39. Крестьяне. Малк. 4, 22, 23. Библ. 205. 3) Предметы владения. а) Усадебные земли. Куб. IX. Библ. 131,182. b) Пахотные земли. Черн. 15. Библ. 131013б, 146, 182. c) Лесные земли. Черн. 15, 39. Куб. IX. Баб. 42 (TV). Библ. 131, 136, 145, 146, 155, 176, 182. d) Луга. Черн. 15. Мали. 2 Библ. 58, 131, 182. e) Пастбища. Черн. 15.. Куб. IX. Баб. 3, 42, 58–60. Библ. 59, 131, 182. 4) Права частного владения a) Продажа. Биб. IX, XV. Малк. 25. Библ. 131, 182. b) Дарение. Малк. 25. Библ. 131. c) Дача в калым. Малк. 2. d) Аренда. Биб. IX. Баб. 55. Библ. 131, 136, 145, 155, 172, 182, 186, 197. 5) Пользование общинною землею. a) Право первого занятия. Библ. 43, 131, 155, 182. b) Раздел земель. Черн. 12. Библ. 19, 58, 123, 146, 131, 176. c) Распределение земли по родам и семьям. Биб. IX. Библ. 58, 131, 146. d) Распределение по общинам. Библ. 131, 182. e) Крестьянские наделы (в новое время). Библ. 188, 205. 6) Землевладение по мусульманскому праву(Корану). Библ. 105, 182, 197, 198. a) Владение по баратам (жалованным грамотам). Библ. 197. 198. b) Вакуфы. Библ. 197, 198,– приношения в пользу мечетей. Земледелие. Библ. 3, 11, 121, 146, 155, 172, 173, 182, 188. Земледелие кочевое (переложное). Куб. IX. Библ. 19, 35, 74. Работы земледельческие. Каб. 42. Библ. 125. Помочи (ххафи, эрвез –работы сообща). Черн. 17, 39. Библ. 89, 182, 205. Орошение полей. Малк. 9. Библ. 28, 33, 106, 155, 188, 197, 199–204. Зе – пии (канла, kangleh, tlilussa, кровомщение). Черн. 56, 57. Куб. V, VII, XII, XVII. Каб. 56, 90, 96, 107, 109, 116, 118. Малк. 53. Библ. 10, 11, 26, 28, 33, 35, (tlilussa, kangleh), 43, 56, 73, 77, 85, 86, 88, 92, 96, 100, 103, 105, 107, 114, 123, 129, 131, 133, 146–149, 152, 153, 157, 162 (канла), 174, 176, 180, 182 – 185, 197, 198. Месть принадлежит к коренным институтам уголовного права горцев. Право мести практикуется не только по убийству, но и по другим, в особенности личным преступлениям. Месть носила у черкес строгий родовой характер. Лишь одно кровное родство обязывало мстить за обиду родича и родичи же убийцы подвергались мести. С развитием оседло-общинной жизни, появились также начала общинной мести: по словам бар. Сталя, «мстил род роду, аул аулу» (ст. V); но эти начала не успели достаточно укрепиться в быту черкес, – у них господствовала по преимуществу родовая месть. Теперь «кровью за кровь отвечаете только семейство убийцы» (Куб. V). Знатные. См. уорк. Зять. См. брак. Ибар – собрание племени или народа (Куб. I, XV), суд на народной сходке (Куб. VII). См. за–уча. Ибнухаджар. Библ. 198,– шариатские книги, употребляющиеся у горцев Терской области. См. шариат. Ибра. Куб. XIX, – тарикатное правило: «быть терпеливым». См. мюридизм. Иджако. Черн. 26, – низший чин черкесского духовенства, соответствующе пономарю. См. духовенство. Иджма. Библ. 117,– первая после Корана основа мусульманского вероучения и права. Извинение (публичное). Баб. 124,–наказание по суду. Изгнание из семьи и рода. См. абрек. Измена. Куб. XVIII (3). Библ. 131, 157, 182. Изнасилование женщин. Черп. 55, 67. Библ. 180, 208. Имам. Биб. II, XIX,– глава тарикатского братства. См. мюридизм. Имущество Черн. 3, 55, 71. Биб. VIII. Библ. 1, 19, 23, 26, 35, 40, 55. а, 58, 94, 105, 123, 131, 136, 144, 145, 147, 155, 176, 177, 132. Искат. Малк. 33,– «погребальные вещи», жертвуемые по завещанию для искупления души умершего. Исламуль-харкат. Биб. XIX,– тарикатное правило: «кроме Бога, ни о чем не помышлять». Ом. мюридизм. Истец Баб. 64, 69, 70, 119. Кабак (укрепление). Биб. IX. Библ. 4, 6, 8, 15 (kabak), 28. 43, 53, 66. Искусственные укрепления, «города», заменялись у черкес защищавшими их горными и лесными трущобами, а в долинах – устройством при жилищах небольших укреплений (башень, «кабак»). «Только в последнее время черкесы стали укреплять аулы перекопами и завалами на манер чеченских аулов». (См. выше, стр. 176). См. город. Кабала. Черв. 52, 56. Библ. 168,–отдача несостоятельного преступника в кабалу–отработку имущественного ущерба, причиненного преступлением, и следуемой за него платы по суду. Кабиле (kabiles). Библ. 19,–общее название рода у черкес. См. тляху. Кадий (или эфенди). Черн. 26. Куб. XVII. Баб. 69, 70. Библ. 15,–высшее духовное лицо у черкес. Казак (казахи). Малк. 1–6, 20 (прим.), 23, 24, 28, 42, 43, 46, 48, 53. Библ. 163,–крепостные крестьяне и дворовые люди малкарцев. По словам Стали, названо «казаков» (одиноких, бессемейных) носит у туземцев часть карачаевцев (принадлежащих к малкарцам), живущих в отдельных пещерах, по вершинам речек, вытекающих из подошвы Эльбруса. (См. выше, стр. 274). Казнь смертная. Черн. 35, 52, Куб. XVII. Каб. 107, 109. Библ. 123, 157, 176, 182. Калтатос. Библ. 17,–первосвященник у абазин. Калым. См. брак. Канла (kangleh). См. зе–пии. Караваш. Малк. 1, 2, 20 (прян.), 25, 47, 48, 50. Библ. 163,–-полный, совершенно бесправный раб, также крепостная служанка, рабыня у малкарцев. См. ясырь. Каракеши (каракиши). Малк. 1, И, 12, 16, 20 (прим.), 28, 43, 44, 54, 56, 57. Библ. 163, -сословие благородных у малкарцев, соответствующее уоркам или узденям черкес. См. сословие. Кёбин (kabin). Библ. 96,–название платы за невесту (калыма) у черкес. См. брак. Киас. Библ. 117,–одна из основ мусульманского вероучения (наравне с Кораном и иджмою). Kibiken (войлочная юрта). Библ. 15. См. уна. Клятва и клятвопреступление. Черн. 35. Каб. 120. Библ. 22, 58, 78, 152, 184 (1, 2, 5,7). Князь. См. пши. Кодз. Библ. 182,–помощник валия по управлению общиной. Колено (подразделение рода). Библ. 22, 28, 35,43, 58, 73, 78, 94, 149. См. тляху. Конкубннат. См. брак. Коран. Библ. 35, 43, 96, 105, 117, 197, 198. Кореннтл. Каб. 83 (VIII). Малк. 50,– незаконный («мнимый») муж рабыни–служанки. См. брак. Кормилица. Каб. 81. Малк. 37. См. аталык. Котел. Библ. 94 (жизнь кабардинцев отдельными семьями у одного «котла»). См. псухо (община семейная). Коц. Каб. 1,–первостепенный уздень (дворянин) в Кабарде. См. уорв. Кочевание. Куб. I (прим.), IX. Библ. 3, 11, 17, 19, 26, 28, 33, 35, 43, 55, 94, 121, 122, 160, 177, 191. Кочевание, до появления русских на Кавказе, было общим явлением на Кавказе (см. напр. библ. 160) и являлось одной из главных причин, поддержавших господство родового быта у кавказских горцев. Кочевые обычаи господствовали у черкес до конца прошлого века, а местами они существуют и теперь (библ. 121, 177, 191) и поддерживаются условиями хищничества и местной экономической культуры. По словам Стали, «переселение аулов с места на место очень часты: истощив кругом себя землю, аул переходит на другое место». (См. выше, стр. 176). См. аул, псухо и тляху. Кош. Каб. 57, 59, 100, 117. Малв. 51. Черкесский кош несомненно монгольского происхождения. У монголов каждый хотон (отдельное кочевье) состоял из главного куреня (эрге, урга, куря)–средоточия всего кочевья (где жила старшая семья хотона) и из chascha или хош – отдельных юрт и становищ остальных членов хотона,–хош вообще означал отдельно стоящую юрту, без самостоятельного хозяйства (см. мое соч.–кал. право, 188). Таково же древнее значение черкесского коша. В наших материалах он имеет несколько значений: стада скота (напр. овец, баранов,– отсюда «баран–кош»); становища стада, отличающегося в этом случае от аула и дома; части аула, в значении отдельного его круга или группы; наконец, вечевого стана. По кочевым обычаям старых черкес, каждый аул, занимая для временного становища то или другое ущелье и долину, становился по местным удобствам отдельными подвижными хуторками (кутанами), состоявшими из неболыпих лагерных стоянок – кошей. Из таких же стоянок слагались и веча черкес, в случае нужды стягивавшихся в большие вечевые аулы или кочевые лагеря, для обсуждения общих дел. Веча черкес разделялись таким образом на коши (станы), под которыми разумелись прежде роды («фамилии») и племена (группировавшиеся на вече по сословиям), теперь общины (псухо и хабль). Каждый род, сословие и община составляет на вече отдельные коши (станы), из совокупности которых слагался вечевой «аул» (Каб. 57: «во время народного сборища по делам, аул становится кошами врознь»). См. за–уча, аул, кутан. Крестьяне, люди крепостные. См. пшитль. Кровомщение. См. зе–пии. Кровосмешение. Библ. 131 (по Корану). Koudje. Библ. 35,–общее название адигского (кабардинского) поселка. См. куодже. Кулл (knll, kouls). Малк. 1, 2, 5, 8, 10, 17– 23, 28, 42, 44, 45, 53,–третье малкарское сословие зависимых крестьян (черкесских пшитль), живших на своих участках и обрабатывавших господскую землю. См. сословия. В старое время тоже название носили зависимые люди и у черкес. См. Библ. 19, 26, 55. Кунак (сопасо, konak, kunadi). Куб. XII. Библ. 1, 18, 28, 33, 40, 43, 56, 78, 90, 92, 94, 176, 182, 184 (5, 8, 10). Куначество кавказских горцев–древний институт родового патронатства. Черкеский «кунак» имел тоже значение, что и славянский побратим или монгольский «ойрат», и означал чужеродца, который состоял под покровительством и защитой сильного лица (князя или дворянина) чужого рода. Куначество возникло из старой плененной розни горцев, – в силу того, что чужеродец, чужой, не принадлежавший «по крови» к данному роду, трактовался в отношении к этому роду, как враг, лицо беззащитное и бесправное (безадатное). Учреждение юридической защиты чужеродцев и являлось в форме куначества, установлявшего для чужеродца известные права в роде его патрона–кунака. Чужеродец, являвшийся «гостем» в черкесском роде, должен быль иметь в нем кунака; отсюда тесная связь между куначеством к гостеприимством (у старых бытописателей оба института, поэтому, часто смешивались ,– см. библ. 1, 28 и пр.). Куначество не делало клиента– чужеродца постоянным и полноправным членом рода его патрона; оно доставляло для него лишь временную защиту, пока чужеродец находился на территории рода. Такая защита иногда покупалась (отсюда–наемные кунаки у черкес,– см. библ. 43). Вполне правоспособным делался чужеродец не в силу куначества, но на основамии - другого родового института–усыновления. См. тляху. Куодже (koudje). Буб. IX. Библ. 35, 182,–местное название черкеского поселка, деревни, хутора. См. аул. Куодже-пши. Буб. XIV (1),–общее название князей и дворян, как сельских помещиков, владельцев деревень. Купля – продажа. Каб. 8. Библ. 1. См. договоры. Курбат. Биб. XIX,–тарикатное правило: «приблизить себя к Богу». См. мюридизм. Курук-баша. Библ. 199,–общинный смотритель полевых канав (для орошения). См. земледелие. Кутан. Каб. 42 (III). Малк. 53. Библ. 182,– зимовник, хутор. Черкеский и малкарский кутан несомненно одного происхождения с монгольским «хотоном» (chotton, chottun)–первичным родовым союзом, из которого образовались монг. аймаки, отоки (роды) и пр., и который имел вид отдельного кочевья (см. мое соч. калм. право, 184 и след.). Таково же было древнее значение черкесского кутана. Теперь под ним разумеется у черкес «зимовник»– хутор, зимнее стойбище скота и место хранения сена, хлеба и пр. См. аул и тляху. Лагунн-пши (лагуни-пить, логанаут). Биб. XIV. Каб. 1. Библ. 163, 182, – дворовые люди кабардинских князей, вообще холопы. См. ясырь. Левират. См. брак. Легава (лигава). Каб. 1, 83 (VШ). Малк. 25 50, –крепостная прислуга, прислужник (служанка – унаут у черкес, караваш у малкарцев), также «незаконнорожденные» дети холопов (не имеющих права вступать в «законный» брак и живущих в простом сожительстве). См. брак и ясырь. Лепсысуф. Куб. XIX,–тарикатное правило: «одеваться в шерстяную одежду». См. мюридизм. Лишение крепостных (в наказние). Каб. 104. Лишение сана. Черн. 25 (князя, дворянина), 37 (духовного), 90 (узденя). Лишение свободы. См. арест. Логанаут. См. лагуни–пши. Луг. См. землевладение. Лес. См. землевладение. Малджагат (мелжаго). Каб. 2. Библ. 205,–десятина от урожая в пользу помещика; дань скотом (на продовольствие князя). Марграфат. Куб. XIX (стр. 218),–высшее богословское учение ислама, лежащее в основе шариата и тариката. См. мюридизм. Маслагат. Куб. II, XVI. Библ. 131, 197, 198. О значении маслагата см. выше, введение, стр. 7 и след. Матернитет. См. дети. Махтема (мегкеме, мехкеме) Куб. XV–XVII. Каб. 52, 64, 65, 67, 73, 101, 119. Библ. 162, 182,–народный суд черкес. Это сравнительно новое учреждение состоит из нескольких членов, избираемых из князей и узденей, и, кроме чисто судебного разбирательства дел, также вообще «занимается народными делам» (Каб. 101), т. е. имеет влияние на общее управление общин. См. суд и управление. Мелжаго. См. малджагат. Мерабы. Библ. 203,–выборные общин, для распределения между ними воды из оросительных канав. Месть. См. зе–пии. Мирза (мурза). Куб. I. Библ. 6, 15, 17,– прежнее название низших родовых правителей, подчинявшихся бегам (князьям); мирзы существуют теперь у нагайцев. См. управление. Многоженство. См. брак. Молитва. Биб. XIX. Баб. 54. Библ. 105. Монета. Черв. 35. Библ. 1, 6, 7, 15, 19, 33, 65, 77, 103, 107, 131, 146, 181. См. сха. Мулла Черн. 26, 58, 67. Куб. XIX. Каб. 52, 73, 80, 102. Малк. 26. Библ. 15,114,–духовный сан, соответствующий священнику. Муртазивя (мутазаги). Биб. XVI. Библ. 131,182 - стража при суде и общинных старшинах. Муфти. Черн. 26, 28,–верховный глава магометанского духовенства. Мухор Куб. XVI,– печать, прикладывавшаяся вечевыми депутатами к дефтеру (вечевой записи). Муэззин. Черн. 26,– духовный сан, соответствующей диакону. Мщение. См. зе–пии. Мюридизм. Биб. II, XIV (1), XVIH (2), XIX. Библ. 87, 91, 105,. 131, 143, 148, 150, 162, 182. Мюридизм – местная форма, в какой развилось на Кавказе религиозное учение «тариката» (созерцательной жизни, отшельничества). Подобно буддийским отшельникам с их отдельными общинами (сангха,–см. Минаева духовн. будд, община, в Жур. Мин. Пр. 1879, лив.), мусульманские отшельники, покидавшие мир для созерцательной жизни, точно также составляли общины учителей (шейхов) и учеников (мюридов). Со времени распространения ислама на Кавказе, здесь также появляются тарикатные общины. Преследуя сначала чисто религиозные цели, эти общины, в эпоху борьбы горцев с русскими, стали проникаться началами газавата (войны с неверными). Религиозное учение тариката стало в тесную связь с политическими тенденциями «войны с неверными», мюрид – отшельник явился на Кавказе главным последователем и поборником газавата. Мена. Каб. 31. Библ. 1, 33. Набег. См. хищничество. Нагем (нагии, неим). Малк. 28, 31, 32. – народный суд малкарцев, соответствующе черкескому махтему. Надел крестьянский (землею). См. землевладение. Наем – личный: Библ. 186, 197, 198; имущественный: Каб. 55. Библ. 105, 186. См. землевладение (аренда). Наиб. Куб. ХШ, ХУИ. Библ. 150,–местный глава мюридов (главный шейх, учитель тариката), непосредственно подчиненный имаму (верховному главе мюридов). При Шамиле существовали в каждом горском обществе наибы, как главные представители в нем власти народного вождя. См. мюридизм. Наказания. Черн. 12, 23, 25, 37, 56. Куб. XVII Каб. 83-127. Мал. 51-57. Библ. 7, 15, 43, 49, 56, 70, 77, 84–86, 89, 92, 105, 123, 131, 147, 149, 157, 176, 182, 196, 197. См. плату по преступлениям. Наказания членовредительные. Каб. Ш. (отнятие рук и ног). Наказания телесные. Черн. 56, 67. Куб. XVII. Каб. 109, 110, 112, 113. Прокл 6 (17). Наказания осрамительные. Каб. 115. Наказания имущественные. См. плата по преступлениям. Наложничество. См. брак. Наследование. Черн. 3. 69-77, 79, 81, 83. Куб. VIII. Каб. 9, 68, 75, 78, 80. Малк. 32. Библ. 35, 43, 78, 86, 94, 105, 123, 156, 157, 162, 176, 180, 182, 184 (10), 197, 198. Находка. Библ. 105. Невеста. См. брак. Неповиновение владельцам Каб. 62, 84– 89. Малк. 51, 52. Обвинение. Баб. 113. Библ. 157. Обида личная. Черн. 23, 55, 83. Баб. 15, 25– 28, 41, 52, 62, 80, 106, 113, 127. Библ. 33, 43, 92, 94, 104, 105, 182, 183. Обман. Прокл. в (18). Библ. 65, 197, 198. Обольщение (девушки). Библ. 208. Обручение. См. брак. Община семейная и территориальная. См. псухо. Обычаи и обычное право. См. адат. Обычаи военные. См. хищничество. Обычаи торговые. См. торговля. Об. Библ. 131, 145,–клиенты, состоявшие в зависимости от покровителя. Огг (двор). Куб. XIV, XVI. Библ. 162. См. псухо. Огг (дворянский крестьянин). См. пшитль. Округ. Куб. XVI. Библ. 159, 162. См. псухо. Оку. Каб. 1,–дни крестьянской барщины. Ок. См. пшитль. Опека. Черн. 3, 12, 76, 77, 80. Каб. 76, 80. Библ. 105, 183, 197. Орда. Библ. 26, 34. См. хищничество. Орк. См. уорк. Оркша. См. уоркша. Орошение. См. земледелие. Отарщик. См. скотоводство. Ответчик. Каб. 64, 69, 70. Отдача на сохранение. Библ. 105. Охота. Библ. 1, 7, 35, 105, 184 (5). Pedrastie. Библ. 96. Перебежчик. Куб. XII, XVIU (4, 7). Библ. 35, 62, 92, 94, 123. См. тляху. Переселение. Черн. 18,36, 40, 68. Куб. IX, XIV. Каб. 15, 28, 37. Библ. 23, 35, 43. См. пшитль, псухо, тляху, уорк. Пе–тапсеных. Куб. VII,–внебрачная связь. Пиратство. См. хищничество. Плата за убийство и другие преступления. Черн. 23,35, 37, 52, 56, 67. б) 2. Куб. У, XVIII. Каб. 26, 54, 56, 57, 69, 72, 74, 84-97, 99,100, 102-106, 108, 114,120, 124, 125. Прокл. 6(17). Малк. 51–57.Библ.28, 40, 43, 67, 77, 78, 85, 86, 94, 96, 104, 105, 114, 115, 123, 131, 146, 157, 176, 180, 182, 184 (9), 197.–Имущественные платежи по преступлениям составляют исконную форму наказания по обычаям кавказских горцев. Наказания личные (членовредительные, телесный и осрамительные наказания, смертная казнь и пр.) допускаются черкеским обычаем только для преступников, принадлежащих к несвободным классам (пшитди и ясыри),–люди свободные, в особенности князья и дворяне, по всякого рода преступлениям, наказываются одними имущественными пенями и штрафам (см. Черн. 25. Куб. XVIII). Количество и состав имущественных платежей и штрафов зависят от состава и характера преступлений и проступков, оплачиваемых пенями, также от общественного положения обиженного и самого преступника. Учение о наказуемости преступных действе по кавказским обычаям построятся вообще на началах, господствующих в уголовном праве народов родовой культуры: горские адаты вовсе не знают обычного разграничения собственно уголовных преступлений от простых проступков и гражданских дел. Наиболее тяжкий и по своей наказуемости действиями считаются прежде всего действия, направленные против интересов родовых (измена роду и сношение с «неверными», нeповиновение людей подвластных родовым нарядикам и владельцам), затем квалифицированный личные и имущественные правонарушения (убийство и поранение в особенности глав рода и семьи, изнасилование и бесчестие женщин, побои плетью или оружием и явный грабеж),– правонарушения эти влекут за собою кровомщение рода или семьи обиженного, а затем уже, если по чему-либо кровомщение не состоится, виновные в означенных преступлениях подвергаются по суду имущественным платежам в высших размерах, установляемых народным обычаем. Остальные правонарушения – простые личные обиды, воровство, поджог и т. д. приравниваются к менее важным проступкам, допускают «добровольное примирение» (до суда), и, если таковое примирение не состоится, подлежать по суду имущественным штрафам меньших размеров . – Количество имущественных платежей соразмеряется затем с общественным положением обиженного,– чем выше его положение в роде, тем большей пеней оплачивается нанесенная ему обида. По черкесским обычаям, «князья и всех степеней дворяне за обиды, им причиненные, получают по суду от обидчиков своих вознаграждение большее, нежели лица других состояний, – князь наибольшее, первостепенный дворянин меньшее, второстепенный еще меньшее и так далее» (черв. 23; ср. 67). Различия в оценке обид и правонарушений соразмеряются вообще с родовым старшинством обиженного; в отношении к князьям обычай прямо таксирует штрафы по «фамилиям» (родам,– См. Куб. У). В наших материалах таким образом пени и штрафы установляются в особых размерах, смотря по сословно - родовому значению обиженного; существуют также особый пени за обиды, наносимые женщинам и детям . Наказуемость преступлений адаты ставят в связь также с общественным положением преступника: иные наказания установляются адатом для людей знатных, иные – для людей «черных», – человек свободный иначе наказывается, чем зависимый. Для знатных и свободных существует главным образом, имущественный платеж, – зависимый, кроме того, может подлежать и телесному наказанию . Особенно льготным положением пользовались, по черкесским обычаям, князья: на общем положении они наказывались лишь в тех случаях, когда обида наносилась одним князем другому. В отношении же к узденям–уоркам и лицам других зависимых классов, князья или вовсе не наказывались, или же штрафовались значительно меньше других лиц. Таким образом, в то время, как всякое подвластное князю лицо, покусившееся на жизнь князя, по черкесским обычаям, «будет непременно истреблено с целым семейством» (См. Куб. XIV, 1), сам князь, за убийство своего узденя и вообще подвластного, не подлежал ни мести, ни имущественному платежу, – вся его ответственность ограничивалась лишь взятие из семьи убитого кого либо на воспитание (аталычество) . И вообще, по обычному праву горцев, обида, наносимая младшему старшим в сословно-родовом отношении, оплачивалась меньшей пеней, чем обида, причиненная младшим старшему. Во всем этом сказывается, как нельзя ясно, влияние родовых начал: в отношении к младшим членам родов, главы последних пользовались в старину неограниченным правом «жизни и смерти», – начало, удержавшееся доселе в приведенных выше адатах о наказании князей и других родовых нарядников за обиды, наносимые ими подвластным. – Штрафы по преступлениям уплачиваются не одним виновным , но и его родом (тляху), «складывавшийся и единовременно или по частям выплачивавшим цену крови»3). Если эта повинность являлась (при неисправности члена рода и частых платежах за него родом) слишком тяжелым бременем для рода, последний уполномочивался обычаем отказаться от уплаты и изгнать виновного из среды себя (См. абрек). В случае убийства между князьями, последние имели право на помощь в платеже пеней со стороны целого племени или народа (чилле) . За людей зависимых отвечали владельцы и патрон. Штрафы, следовавшие с виновных, по черкескам обычаям, уплачивались целиком или по частям–князьям (напр. за убийство их узденей и других подвластных), главным же образом роду и семье обиженного и затем уже последнему; плата за обиду, нанесенную подвластному, платилась не ему, но его владельцу. Пени уплачивались по важнейшим преступлениям так назыв. «головами» (См. сха и цю) – платежными единицами, состоявшими из определенного числа холопов, лошадей, скота, оружия и разных вещей ; денежные платежи появились в адатах лишь в новое время . Уплата имущественных штрафов, налагаемых по суду, не имела места, главным образом, в тех случаях, когда дело разрешалось кровомщением или примирением до суда, также, когда виновный подлежал личному наказанию (только зависимые простолюдины), а по делам о воровстве – когда поличное возвращалось вором в целости . Заметим наконец, что в темх случаях, когда дело решалось на суде не по адату, а по шариату, пени назначались также по особым началам, определенным шариатом. Племя (чилле). Черн. 1. Куб. I, XIV. Баб. 1. Малк. 1. Библ. 2, 3, 23, 28, 35, 53, 56, 65, 71, 73, 78, 84, 94, 101, 104, 123, 131, 145, 147, 160, 162, 182, 194, 195. См. тляху. Пле–уас. Куб. V,–«цена крови». См. плата за убийство и сха. Пленные, пленнопродавство. См. ясырь. Побои. Черн. 55, 67. Каб. 124. Малк. 52, 54, 56, 57. Подати и повинности. См. ясак. Поджог. Черн. 55. Библ. 157, 180, 191, 197. Поединок. Куб. XI. Библ. 43, 176, 182, 197. Поколение (подразделение племени). Библ. 104,122, 133, 149, 182, 192. См. тляху. Поминки. См. садака. Помочи (ххафи). См. земледелие Поранение. Черн. 55, 67. Каб. 95. Малк. 54– 57. Библ. 92, 104, 157, 180, 197, 198. Порука круговая. Черн. 56, 57. Куб. У. Библ. 77, 78, 104, 123, 131, 149, 157, 184 (3), 188. См. тляху, псухо и плата по преступлениям. Поручительство по долгам. Библ. 86, 94, 105, 157. Порча чужих вещей. Каб. 56, 103. Библ. 40. Пострыги. См. аталык. Пост. Куб. XIX. Библ. 105. Поток. См. психядзе и продажа преступников. Потрава. Библ. 191. Похищение невест. См. брак. Право мусульманское. См. шариат. Право публичное. См. тляху, псухо, хабль, аул, за– уча, управление, ясак, сословия. Право гражданское. См. брак, дети, опека, имущество, владение, собственность, землевладение, договоры, наследование, завещание. Право торговое. См. торговля. Право войны. См. джихад, газават и хищничество. Право уголовное. Каб. 84, 127. Малк. 51 – 57. См. вменение, преступление и наказание. Право кулачное (право сильного). Библ. 43,77, 131, 197. Право жизни и смерти. Черн. 12, 81. Прокл. 2, 3. Библ. 19, 26, 43, 58, 139. См. дети и ясырь. Право убежища. Каб. 116, 126, 127. Библ. 22, 28, 33, 43, 73, 78, 94, 96, 123. Прелюбодеяние Черн. 35, 37, 85. Каб.