Вторник, Октябрь 09th, 2018 | Автор:

АДАТЫ
ДАГЕСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ
И
ЗАКАТАЛЬСКОГО ОКРУГА

_________________

СУДОУСТРОЙСТВО И СУДОПРОИЗВОДСТВО
В ЧАСТЯХ КАВКАЗСКОГО КРАЯ ВОЕННО-НАРОДНОГО УПРАВЛЕНИЯ
_________________

ИЗДАНЫ ПО ПОРУЧЕНИЮ
Его Сиятельства Господина Главноначальствующего граждан частью на Кавказе, Генерал-Адъютанта, Сенатора,

Князя Григория Сергеевича Голицына,

под редакцией
Директора Канцелярией Главноначальствующего Действительного Статского Советника
И.Я. Сандрыгайло

_________________

ТИФЛИС,
1899

“Если рот держать закрытым,
будет голова цела!”

АДАТЫ
ДАГЕСТАНСКОЙ ОБЛАСТИ
И
ЗАКАТАЛЬСКОГО ОКРУГА

_________________

СУДОУСТРОЙСТВО И СУДОПРОИЗВОДСТВО
В ЧАСТЯХ КАВКАЗСКОГО КРАЯ ВОЕННО-НАРОДНОГО УПРАВЛЕНИЯ
_________________

ИЗДАНЫ ПО ПОРУЧЕНИЮ
Его Сиятельства Господина Главноначальствующего граждан частью на Кавказе, Генерал-Адъютанта, Сенатора,

Князя Григория Сергеевича Голицына,

под редакцией
Директора Канцелярией Главноначальствующего Действительного Статского Советника
И.Я. Сандрыгайло

_________________

ТИФЛИС.
Типография канц. Главнонач. гр.ч. на Кавказе, Лорис-Мелик. ул, д. каз
1899

ОГЛАВЛЕНИЕ

I. Предисловие…………………………………………….
II. Сборники адатов:
Адаты Даргинского округа……………………………
Адаты Гунибского округа……………………………
Адаты Аварского округа………………………………
Адаты Кюринского округа……………………………
Адаты Самурского округа………………………………
Адаты Кайтаго-Табасаранского округа…………………
Адаты Закатальского округа………………………….
III. Сведения о суммах, расходуемых на содержание
местных судов в Дагестанской области и
Закатальском округе……………………………………….
IV. Объяснение местных слов,
встречающихся в сборниках……………………………

Адаты Дагестанской области и Закатальского округа. Судоустройство и судопроизводство в частях Кавказского края военно-народного управления.
____________________

Адат слово арабское, значит «обычай». B Дагестанской области употребляется в смысле «закон, постановление». У некоторых горских народов для обозначения слова адат сохранились свои названия, так по аварски адат – «Батль». У кумыков адаты, прилагаемые к решению дел, называются Ольгу, что значит «выкройка, образец».

I.

Задачей настоящего издания является изложение адатов горского населения Дагестанской области и Закатальского округа (лезгин).
Предварительно, однако, изложения самих адатов, необходимо сказать несколько слов о том внутреннем строе горских обществ, при котором сложилась и действовала предлагаемая система адатного права. Только после такого, хотя и беглого взгляда на организацию лезгинских обществ, становятся понятными своеобразные черты адатного права их, столь чуждого современному правосознанию культурных народностей.
По всеобщему закону исторического развития, первоначальной формой общественной организации у всех народов был родовой союз, т. е. союз, основанный на кровном родстве.
Крайняя необеспеченность имущественной и личной безопасности, ограниченность сил единичного человека и отдельной семьи, обусловливаемая этим необходимость взаимопомощи – все это, вместе взятое, сделало то, что чувство единения, солидарности должно было распространиться за тесные пределы семьи; требовалось образование более крупных союзов и естественно, такими явились союзы между лицами, физическое родство которых, хотя и было отдаленно, но которые все же сохранили в памяти происхождение от общего предка. Чем сильнее был род, тем большим уважением и безопасностью пользовались принадлежащие к нему члены. Никто не имел права без особо уважительных причин отделиться от своего рода и весь род наблюдал за поведением своих членов.
Изучение адатов Кавказских горцев подтверждает высказанное положение. В сознании их до сих пор живет еще понятие о старых родовых союзах (тохумах). Тохум – род, родня в самом обширном смысле этого слова, большей частью соединял в себе восходящие, нисходящие и побочные родственные линии мужского поколения. В некоторых, впрочем, местах тохум ограничивался 15-10 родственными степенями, иногда же тохумная связь прерывалась на 9, а иногда даже на 5 и 4 колене. Каждый тохум имел своего главу и особое название или фамилию, большею частью по имени основателя. Глава тохума представлял из себя патриарха, к которому каждый сочлен обращался за советом в житейских и семейных делах. Решение главы тохума было безапелляционно и неисполнение такового представлялось невозможным. Тохум, в лице своего главы, наблюдал за поведением своих сочленов и на порочных налагал штрафы, если же штрафы не достигали цели, то тохум или просто убивал порочного сочлена, навлекавшего на него ответственность, или же исключал из своей среды. Последствия изгнания из тохума были таковы, что тохум не отвечал за поступки изгнанного и отказывал ему в своей помощи и покровительстве; если изгнанный совершал убийство, или бывал сам убит, то за кровь его тохум не отвечал и крови не искал; родственники отказывались от прав на наследство изгнанного, но и последний лишался права наследования после родственников. Таков родовой быт горцев, где личность вполне поглощалась родом; все члены тохума отвечали за каждого и каждый за всех; отдельный член имел силу не сам по себе, а только до тех пор, пока он принадлежал к известному тохуму.
Вторым периодом общественной жизни является общинный быт, когда частные лица начинают освобождаться из под гнета рода – этой нравственно-юридической единицы и, не будучи так безгранично поглощены родовою связью, свободно группируются в более или менее крупные союзы, связанные не столько родством, сколько общею оседлостью. В этом втором периоде развития народной жизни во всех общинах Дагестанских горцев уже существовало, до некоторой степени организованное, сельское управление, выработанное самим народом. Селение соединяло в себе несколько тохумов, из коих каждый выбирал судью. Число судей по числу тохумов, бывало в селении от 3-х до 7-ми и редко более. Они избирались по большинству голосов из людей почетных, пользовавшихся добрым именем и преимущественно пожилых лет. Время службы их по выбору не определялось; в некоторых селениях, как например в сел. Арчи, Казикумухского округа, судьи сменялись ежемесячно, в других через каждые три или четыре года приступали к новым выборам, при чем могли быть избраны вновь и прежние судьи, если ни в чем предосудительном не были замечены. В некоторых обществах сельские судьи избирались из одних и тех же фамилий, что повело впоследствии к наследственности этого звания. Судьи, не получали определенного содержания от обществ, вознаграждением же за службу являлась известная часть штрафов, налагаемых ими на основании адата на лиц, провинившихся в разного рода проступках. Кроме того, судьи как самые почетные члены сельских обществ, освобождались самими обществами от всякого рода натуральных повинностей. Они разбирали и решали дела по искам и спорам всякого рода. Сверх того, на обязанности их лежал присмотр за общественными лесами и другими угодьями и собирание с них доходов, которые, обращались в общественную сумму. Каждый из судей по своему кварталу (тохуму) производил раскладку по отбыванию повинностей; при возникновении же споров с соседними общинами судьи являлись представителями и защитниками интересов своего селения.
Дагестанские сельские судьи известны под именем картов. Карт – слово кумыкское и значит «старик, почтенный». У Аварцев карты называются – Чукби и адиль-заби, последнее название арабское и значит «справедливые люди». В Табасарани сельские судьи назывались «кеуха», что значит староста. В Кюринском и Самурском округах карты называются «ак-саккалы» – слово тюркское и значит «белая борода».
Каждое утро карты собирались на обычном месте, куда шли все имевшие в них надобность. Разбор дела начинался не иначе, как по жалобе лица, имевшего в нем прямой интерес; выслушивались свидетели и ответчики и затем карты решали дело по большинству голосов; решение их считалось окончательным и приводилось немедленно в исполнение. Иногда спорящие обращались для решения дел особой важности к картам других селений, издавна приобретшим известность своею непогрешимостью. До появления в Дагестанe Аравитян, распространивших новую религию – ислам, все дела решались по адату. С принятием магометанства, хотя суд по адатам, не смотря на жестокий фанатизм аравитян, не терпевших никакого противоречия Корану и сохранился, но появились новые понятия и новые отношения в союзе семейном, для которых старые адаты оказались уже несостоятельными и судопроизводство само по себе распалось на суд по адату и суд по шариату, т. е. закону, основанному на Коране. По шариату стали решать все дела, касающаяся религии, семейных отношений, завещаний, наследства и некоторые гражданские иски, все же остальные дела, по прежнему, решались на основании адатов. Для решения дел особой важности, касающихся всего населения, собирались главы или представители всех тохумов и решали по общему совещанию и соглашению. Такое совещательное собрание, к которому горцы прибегают и теперь для обсуждения общего дела, называется «джамаат», а сделанное им постановление или соглашение «маслаат».
Не смотря на фанатизм аравитян, как сказано выше, адатный суд сохранился и шариату отведена была менее значительная часть дел. Причины сохранения адатного суда заключались в том, что строгие наказания Корана за преступления, считавшиеся дагестанцами маловажными, не могли нравиться народу, и требовалась чересчур сильная власть для того, чтобы приводить в исполнение эти наказания. Да и сами правители, где таковые были поставлены завоевателями, не гнушались адатов, приносивших им не малую выгоду. Штрафы, взыскиваемые с виновных при решении дел по адату, поступали в пользу правителей, каковое обстоятельство некоторых из них побуждало к составлению новых выгодных для них адатов; кроме того адаты, упрочивая власть правителей, в то же время ослабляли влияние на народ мусульманского духовенства, враждебно относившегося к светской власти и, наконец, Коран представляет даже для посвятивших себя его изучению большие затруднения в смысле понимания, решение же по адату очень просто и не требует особых познаний и если нет прямого решения в шариате, то дело легко кончается по адату простым большинством голосов; такое решение, скорое и для всех понятное, служило руководством в решении подобных же дел и на будущее время.
Не удавшееся стремление Шейх-Мансура, Кази-Мегомы и Шамиля заменить адатный суд – судом по шариату очень ясно доказывает, насколько адатный суд соответствует духу и потребностям народа. В прокламации Шейх-Мансура, посланной к народам Дагестана, между прочим, сказано: «тот, кто решает дела по адату, делается некоторым образом соучастником Бога, или как будто равняется ему в решении дел, тогда как никто не может сравняться с Богом, кто же воображает, что он как будто равняется Ему, тот – неверный. Да сохранит нас Бог от того, чтобы мы ошибались в решениях, которые назначены Богом, и да сохранит нас от того, чтобы мы говорили, что есть то, чего нет в книгах Божьих». Подобного взгляда держались и другие поборники шариата. Шамиль, провозгласив себя духовным главою народа, стал преследовать сторонников адата и требовал полного подчинения как «общественной, так и частной жизни шариату, на котором опиралась его власть. Сельские судьи, как представители адатов, были преследуемы до тех пор, пока власть их не перешла в руки духовенства и тогда все дела стали решаться кадиями на основании шариатских постановлений и каждый поступок сообразовался с указаниями толкователей шариата.
Не смотря, однако, на продолжительный гнет духовенства, не смотря на то, что Шамиль сам, по необходимости, смягчал некоторые постановления шариата, чересчур тяжкие для народа, и не смотря на все те жестокости, зверства и мучения, которые применял он втечете 27-ми лет к приверженцам адата, Шамиль все-таки не достиг своей Цели. Народ таил привязанность к своим установлениям и по временам обнаруживал нежелание подчиняться чуждым ему шариатским судам. Один Аварец, имевший сборник адатов времен Омар-Хана, опасаясь держать его у себя и предвидя в нем надобность, спрятал его в дупло дерева. После падения Шамиля, он передал этот сборник селению, за что заслужил общую блегодарность . Насколько сильна была привязанность народа к адатам – можно заключить из того, что после падения Шамиля, все население Дагестана восстановило у себя разбор дел по адату и сельские судьи, которые, казалось, совершенно исчезли вместе с адатами, вступили в прежние свои права и обязанности и от шамилевского шариата осталось лишь одно воспоминание в названии времени его власти, временем шариата, в отличие от прежнего времени, называвшегося временем адата («батлиль-замана» по аварски). Восстановление адатов и сельского управления совершилось без всякого содействия и даже ведома наших управлений, начинавших только формироваться и незнакомых с условиями и положением вновь покоренных обществ. Такое стремление народа сбросить с себя гнет духовенства, поддерживавшего с невероятными усилиями продолжительную борьбу с русскою властью, побудило и наше правительство к тому, чтобы всеми мерами содействовать восстановлению адатов и сельского управления, направляя его сообразно с нашими видами и ограничить в тоже время круг деятельности духовенства теми пределами, в которых она вращалась в прежнее время при господстве адата.
Адаты сохранялись в памяти картов и народа и передавались изустно, из поколения в поколение; сборники в редких случаях, да и то отрывочно, писались иногда картами и кадиями. Из правителей, обращавших особое внимание на адаты, известны: 1) Кайтахский Уцмий Рустем-Хан, который из своих постановлений и адатов составил сборник и отдал на хранение и для руководства кадию сел. Киша; по преданно, сборник этот написан за 700 слишком лет до настоящего времени. К нему в сомнительных и спорных случаях обращались жители Кайтаха; 2) Кайтахский же Уцмий Ахмед, сын Уцмия Гасан-Али, умерший в 1588 году. Он первый подробно определил права владетелей и чанков принятые впоследствии во всем Дагестане. (Чанки – дети от неравных браков владетелей и беков) и 3) Омар-хан Аварский, умерший в 1082 году; он старался установить единообразные адаты в своих владениях и ввел много новых адатов .
Не смотря на разнообразие адатов, явившихся последствием развития общественной жизни и того обстоятельства, что разбор дел, на которые не было адата, производился в каждом селении по разумению картов, общий взгляд на преступление и наказание и на способы доказательства виновности один для всего Дагестана: везде убийство наказывается кровомщением или примирением на известных условиях; везде дозволяется безнаказанно убить: вора, пойманного на месте преступления, ближайшую родственницу, замеченную в любовной связи; везде уличенный вор возвращает краденное, раненный лечится на счет ранившего и т. п.
Разница адатов одного селения от другого заключается только в неодинаковой степени наказания виновного, в количестве штрафа, в числе свидетелей по одному и тому же делу и т. п.
Суд по адату приступал к разбору дела только тогда, когда принесена жалоба, имеющим на то право и указан ответчик.
Предъявлять суду жалобу имеет право только обиженный; когда сам он не может этого сделать, допускаются ближайшие его родственники, имеющие прямой интерес в разборе жалобы. Поверенные при разборе дела не допускаются; дозволяется только предъявлять жалобы мужу за жену, отцу или опекуну за малолетних детей.
По доносам разбирались только такого рода действия, от которых терпит все общество.
Иск бывает двух родов: 1) прямой – с доказательствами, 2) по подозрению. В первом случае доказательствами служат:
1) Собственное сознание, данное без принуждения. Собственное сознание малолетних, безумных и сумасшедших не считается доказательством.
2) Поличное всегда считается несомненным доказательством преступления; к поличному, между прочим, относятся следы на платье, на оружии и
пр.; так напр., обвиняется в убийстве всякий, у кого будет найдена какая-либо вещь, бывшая на убитом; найденное что либо в доме, из которого случилась пропажа, принимается как совершенное доказательство того, что воровство учинено владельцем оставленной вещи.
3) Показание свидетелей, подтвержденное присягой. Свидетелей должно быть не менее двух, совершенно удовлетворяющих условиям, требующимся для свидетельствования. Представить или указать свидетелей обязан сам истец. Свидетельские показания односельцев истца имеют преимущество пред такими же показаниями жителей других селений или обществ.
В большей части Дагестана женщины вовсе не допускаются в свидетели; там же, где их свидетельство принимается, за них присягают муж или брат. Сами женщины допускаются к свидетельской присяге только в Сиргинском обществе, Даргинского округа. В свидетели не допускаются: а) малолетние до 7 лет, б) безумные, в) сумасшедшие, г) родственники истца, имеющие интерес в разбираемом деле, д) имеющие какую бы то ни было тяжбу с ответчиком, е) должники ответчика, пока не заплатят долга, ж) имеющие кровную вражду к ответчику, з) давшие обет никогда не присягать и и) лица, исполняющие общественные должности. Впрочем, показания кадия и карта, данные без присяги, считаются в некоторых местах равными двум свидетельским показаниям.
4) Показание умирающего или раненого на виновника его смерти или поранения, подтвержденное присягою или даже без нее, считается доказательством преступления; в тех же случаях, когда есть повод сомневаться в истине этого показания, от обвиняемого требуется очистительная присяга.
5) Письменные документы принимаются как доказательство только тогда, когда подписавшие, документ свидетели подтвердят присягою действительность его.
Иск по подозрению предъявляется, если виновник преступления не известен или не может быть уличен ни одним из прямых доказательств. Подозрение на кого-либо принимается только: по убийству, поранению, воровству, грабежу, угону скота, потравам и во всех случаях вообще, когда истец может претендовать на вознаграждение за убытки. В прелюбодеянии, мужеложстве и скотоложстве никто не может быть обвиняем по подозрению. В этих случаях всегда требуется хотя одно свидетельское показание.
Истец, принося жалобу, обязан указать, кого именно он подозревает и объяснить причины подозрения. Доказательством справедливости подозрения служит: присяга жалобщика с определенным числом его родственников и лучших людей в селении по его выбору, или же очистительная присяга, даваемая подозреваемому, тоже с определенным числом его ближайших родственников и домашних; в некоторых случаях для очистительной присяги допускается назначение половинного числа присягателей из родственников обвиняемого, по выбору истца.
В случае недостатка у подозреваемого полного числа родственников, требуемого адатом, ему дозволяется самому присягать столько раз, сколько человек не достает.
Выбор первого или второго способа доказательства виновности подозреваемого зависит от многих обстоятельств; для некоторых случаев адат прямо определяет, какого рода должна быть дана присяга, в остальных – предоставляет усмотрению судей назначить присягу истцу или ответчику, но истец всегда имеет право отказаться от присяги и потребовать очистительную присягу от подозреваемого.
Перед принятием очистительной присяги соприсяжники подозреваемого отбирают от него честное слово в его невиновности, или требуют присяги собственно для себя.
Присяга истца и всех присягавших с ним, подтверждающая подозрение, считается совершенным доказательством. Если же хотя один из соприсяжников откажется утвердить присягою виновность подозреваемого, то этот последний признается оправданным и для дальнейшего обвинения его требуются от истца положительные доказательства.
Отказ подозреваемого от принятия очистительной присяги или неподтверждение его невиновности кем-либо из его соприсяжников – считается доказательством его виновности.
Число соприсяжников (тусевов), назначаемых для оправдания или обвинения подозреваемого, очень различно и бывает от 1 до 60 человек. 60 человек присягателей назначается только в сел. Годобери и Зиберхули, Андийского округа. В каждом обществе адатом установлено раз навсегда определенное число соприсяжников для случаев, чаще других встречающихся. Число это зависит от важности дела и от стоимости иска. Так, самое большее число тусевов, от 12 до 6о, назначается только по делам, влекущим за собою кровомщение; при разборе, дела по подозрению о нанесении ран, требуется только половинное число присягателей против определенного для обвинения в убийстве. По делам о воровстве, поджогах, потравах и т. п. число присягателей назначается, смотря по ценности украденного, от 1 до 12. При воровстве лошади назначается всегда наивысшее число присягателей; при воровстве баранов, присягатели назначаются по числу украденных баранов, но не свыше положенного числа вообще по воровству.
Число лиц, которых можно обвинять последовательно по подозрению, не везде одинаково. Обыкновенно допускается обвинение не более, как против одного лица, но в некоторых местностях подозрение в убийстве и воровстве может быть взводимо последовательно на семь человек и только по оправдании присягою седьмого обвиняемого, для дальнейшего обвинения еще кого-либо, требуются уже положительные доказательства. Обвиненный по подозрению освобождается от взыскания, если откроется действительно виновный.
Присяга употребляется двух родов: 1) именем Бога – установленная шариатом и 2) Хатун-Таллах или Кебин-Таллах, когда присягающий клянется, что если он скажет неправду, то брак его будет незаконен и жена должна оставить его, получив все ей причитающееся, как при добровольном разводе. Если у присягателя несколько жен, то он обязан предварительно указать, на которую из них он присягает.
Вторая присяга, совершенно противоречащая основным положениям шариата, употребляется в тех частях Дагестана, которые менее других подверглись влиянию мюридизма. Она требуется в делах важных и число соприсяжников по этому способу назначается меньше, чем требуется адатом при присяге именем Бога.
Присяга требуется судом и допускается адатом во всех случаях, когда нет других средств узнать истину. Так при большом денежном взыскание ответчик присягает, что отдал в уплату долга все, что у него было; родственники, обязанные за него платить, тоже присягают поочередно, что заплатили все, что могли. Истец присягою утверждает о количестве и ценности украденного у него, если только сознавшийся или уличенный вор показывает, что украл в меньшем количестве или на меньшую сумму.
При назначении требуемого числа родственников для очистительной присяги, предварительно, присягой же, требуется подтверждение, что у подозреваемого нет других родственников в ближайшей степени родства, кроме тех, которых он указал. Иногда после принятия свидетелем присяги, требуется еще присяга нескольких его родственников в том, что он будет показывать правду.
Излишнее и иногда вовсе ненужное для дела требование присяги послужило к упадку ее значения; явились люди, давшее обет никогда не присягать, явились клятвопреступники и наемные присягатели. Вот, почему адат и требует присяги по одному и тому же делу не от одного человека, а от многих.
За ложную присягу именем Бога адат налагает в наказание штраф, и раз уличенный в ложной присяге уже не допускается более ни в свидетели, ни в соприсягатели.
Адатное право не знает строгого разделения дел на уголовные и гражданские: всякое преступление понимается прежде всего, как посягательство на материальные интересы потерпевшей стороны и потому может быть окончено примирительною сделкою. За все преступления и проступки адат определяет следующие взыскания:
1) Изгнание виновного из селения с предоставлением обиженному и ближайшим его родственниками права безнаказанно убить изгоняемего или простить его на известных условиях. Это изгнание принято называть выходом в канлы. Слово канлы происходит от тюркского слова «кан» – кровь, откуда канлы значит – кровный враг. Оно сопровождается всегда определенным взысканием с виновного деньгами или имуществом в пользу обиженного или его наследников. В некоторых случаях, подлежит изгнанию не только виновный, но и определенное число его ближайших родственников или все семейство, живущее в одном с ним доме.
2) Изгнание из селенения на определенный срок, но без предоставления обиженному права убить изгоняемего. По прошествии срока, изгнанному вменяется в обязанность прежде возвращения домой, примириться с обиженным и сделать для него и его родственников приличное угощение. Кроме изгнания, виновный подвергается еще и денежному взыскание в пользу обиженного.
3) Взыскание деньгами или имуществом с виновного в пользу обиженного. Оно определяется за бесчестие, раны, увечье и воровство. Размер его определен адатом в зависимости от важности дела.
4) Штраф деньгами или имуществом взыскивается за все без исключения преступления и проступки, независимо наказания первых трех видов и поступает в общественную сумму селения, к которому принадлежит виновный, или в котором совершено им преступление.
Штраф, как самостоятельное наказание, определяется за нарушение общественного порядка или постановлений, от которых не произошло ни для кого личного вреда.
Главные преступления среди горцев – это убийства и поранения, как из кровной мести, так и в ссорах и драках; затем воровство, грабеж, поджоги, умышленная порча чужого имущества, потрава и разного рода преступления против чести и целомудрия женщин.
По адату дозволяется безнаказанно убить: 1) каждому своего кровного врага; 2) насилующего, нападающего из засады, грабителя и объявленного врагом всего общества; 3) хозяину дома или поля – вора, пойманного на месте преступления; 4) мужу, отцу, сыну и брату – всякого застигнутого в прелюбодеянии с женою, дочерью, матерью или сестрою, но при этом безнаказанным остается только убийство обоих виновных; сознательно нарушающие это правило, отвечают как за обыкновенное убийство; 5) пойманных в мужеложстве и 6) похитителя женщины при преследовании родственниками похищенной.
В случае же совершения такого рода преступлений, которые, по мнению народа, наносят бесчестье целому семейству, не только дозволялось, но как бы вменялось в обязанность самому ближайшему родственнику преступника убить его, без всякого суда или разбора дела. Неисполнение этого всегда влекло за собою укоры, насмешки и явное неуважение к неисполнившему своего долга, особенно, если виновный не бежит из селения в отдаленное место.
Затем, всякое другое убийство, не подходящее под вышеуказанные случаи, влечет за собою кровомщение: ему подвергаются одинаково мужчины и женщины, убийцы малолетние, сумасшедшие, безумные, случайные и неосторожные, владельцы лошади, собаки и вообще всякого животного, причинившего кому-либо смерть. В Аварии и в Ункратле с убийц случайных и детей и сумасшедших берется только штраф; детоубийство почти всюду не подвергает виновного кровомщению; таковое существует лишь в Чахе и некоторых Даргинских обществах.
Кровомщение допускается между лицами одного сословия; поэтому бек, убивший узденя подвергается изгнанию на три месяца, по истечении какого срока родственники убитого должны примириться за известное вознаграждение без соблюдения адатных примирительных обрядов. За убийство раба виновный обязан уплатить плату владельцу, какая полагается по оценке. Раб, убивший узденя или бека, не подвергается кровомщению, за него выходит в канлы его владелец.
В северном и южном Дагестане, за исключением Самурского округа, убийство подразделяется на два вида: простое убийство и каракан – убийство с корыстною целью. В Даргинском же округе постановлено считать каракан всякое убийство, совершенное в урочищах, удаленных от населенных мест.
В убийстве признается виновным всегда один; обвинять нескольких можно лишь тогда, когда убийство совершено в драке и никто не признает себя убийцею; во всяком же случае число обвиненных в убийстве не должно превышать числа ран, нанесенных убитому. Если в драке, происшедшей между двумя селениями, убито поровну с каждой стороны, то дело кончается мировою сделкою, в противном случае, сторона где менее убитых, должна указать недостающее число убийц по своему выбору и все они считаются кровными врагами родственников убитых.
Право и обязанность преследовать убийцу, или примириться с ним принадлежит преимущественно ближайшему родственнику убитого; но допускаются к этому и остальные родственники, а именно те, которые, по шариату, считаются наследниками убитого. Это же правило соблюдается и при убийстве родственником родственника.
Убийца, по совершении преступления, или по признании его виновным в нем, должен немедленно удалиться из селения и может быть преследуем родственниками убитого. В большей части случаев убийца скрывается для собственной безопасности, не дожидаясь разбора дела. Неоставивший своего селения попадает в настоящее осадное положение: он не может ни выйти из дома, ни выглянуть в окно из опасения быть убитым кровомстителем.
Объявленный канлы обыкновенно скрывается в одно из отдаленных селений своего общества, у родственников или знакомых или ищет покровительства какого-нибудь сильного и влиятельного лица, при посредстве которого надеется скоро и выгодно примириться с родственниками убитого.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.